home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Укрепление экономических связей в контексте политического сближения между государствами

Правовую базу для развития экономических связей между Россией и Израилем заложило соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве, подписанное 27 апреля 1994 года. За первые пятнадцать лет после установления дипломатических отношений товарооборот между Россией и Израилем вырос более чем в сто раз, с примерно 12 миллионов долларов в 1991 году до почти полутора миллиардов в 2004 году[151]. Вместе с количественным ростом товарооборота диверсифицировалась и его структура, хотя во взаимной торговле по-прежнему преобладали драгоценные камни и энергоносители (основные статьи экспорта из России в Израиль), а также электроника и продукция машиностроения (основные статьи экспорта из Израиля в Россию).

Развивалось и сотрудничество между различными компаниями и бизнес-структурами двух стран. В России открылись представительства крупных израильских компаний, таких, как «Эль-Аль», «Тадиран» и концерна Israel Aircraft Industries, в Израиле же, в свою очередь, открыли свои отделения компании «Трансаэро» и «Алмазы России – Саха» (АЛРОСА).

Помимо сотрудничества на уровне отдельных фирм и компаний в 1990-е – первой половине 2000-х годов Россия и Израиль создали двусторонние «зонтичные» структуры, призванные содействовать налаживанию экономических связей (Торгово-промышленная палата Израиль – СНГ; Смешанная российско-израильская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству и др.).

Совместные российско-израильские экономические проекты оказались локализованы в трех основных областях: во-первых, с 1997 года велись работы по модернизации российской авиатехники путем установки на нее израильской электроники; во-вторых, Израиль осуществил модернизацию нескольких крупных предприятий российского агропромышленного комплекса в Московской, Ленинградской и Самарской областях, наконец, в-третьих, активно развивалось сотрудничество в области медицины, что нашло свое выражение в поставках в Россию фармацевтических препаратов и медицинского оборудования из Израиля[152].

Политическое сближение России и Израиля сопровождается и интенсификацией экономического сотрудничества между двумя государствами, причем важно отметить, что эти два процесса происходят взаимосвязанно. При поддержке и под эгидой политического руководства двух стран и при участии ряда руководителей регионов или делегированных ими представителей была создана специальная зонтичная организация – Российско-израильский деловой совет, призванный прежде всего способствовать налаживанию связей между различными бизнес-структурами.

В 2010 году состоялось два заседания Российско-израильского делового совета, впервые собравшегося в марте в Москве, а во второй раз – в ноябре в Тель-Авиве. В общей сложности в состав участников с российской стороны входило несколько десятков человек, среди которых были губернаторы и официальные лица, а также представители бизнес-сообщества и общественных организаций. Делегацию с российской стороны возглавлял первый вице-премьер Виктор Зубков, а с израильской – глава МИДа, вице-премьер Авигдор Либерман. Сопредседателями Российско-израильского делового совета являются вице-президент алмазной корпорации АЛРОСА Сергей Улин (он впервые побывал в Израиле еще в январе 1994 года) и президент Ассоциации промышленников Израиля, бывший председатель Национального института экспорта Шрага Брош.

На заседании совета обсуждались несколько принципиально важных для бизнесменов России и Израиля проблем. В сфере высоких технологий две стороны пришли к принципиальному согласию относительно необходимости сотрудничества в освоении космоса. Присутствовавший на встрече замдиректора Управления автоматических комплексов и систем управления Федерального космического агентства («Роскосмос») Михаил Хайлов пообещал, что необходимые документы будут подготовлены максимально быстро; на 27 марта 2011 года было назначено подписание межгосударственного соглашения в этой сфере.

Второй обсуждавшейся проблематикой стал вопрос экономического сотрудничества. Товарооборот между двумя странами вырос с 12 миллионов долларов в 1991 году до 2,8 миллиарда – в 2008 году. В 2009 году он существенно снизился из-за мирового экономического кризиса, однако в 2010 году вновь вырос, причем показатели всего 2009 года были превышены уже к концу августа[153]. Министр иностранных дел Авигдор Либерман выразил мнение, что необходимо волевое решение на политическом уровне, чтобы сдвинуть с мертвой точки процесс выработки закона о взаимной защите инвестиций. Россия и Израиль, по словам министра, остро нуждаются в таком законе, но бюрократические проволочки привели к тому, что закон до сих пор не принят. По итогам переговоров Виктор Зубков отдал распоряжение созвать отдельное двустороннее совещание по этой проблеме еще до конца 2010 года. Израильская сторона, по словам главы Третьего экономического департамента МИДа Гиля Хаскеля, возлагала большие надежды на этот форум как на средство достижения взаимопонимания между политическими и деловыми элитами. После отмены визового режима первостепенную важность приобрела проблема подписания договора о защите инвестиций и приведения в соответствие законодательства двух стран, что «будет иметь для развития бизнеса такой же эффект, как и отмена визового режима для продвижения туризма»[154].

«Прежде всего мы интересуемся израильским опытом в сфере высоких технологий и нанотехнологий. В России сейчас осуществляется программа модернизации, и мы ищем сотрудничества в тех сферах, которые позволят ускорить этот процесс, в частности реализацию проекта “Сколково”, которому мы придаем большое значение. “Сколково” является той площадкой, на которой будут реализовываться рискованные проекты, и мы верим, что израильтяне почувствуют, что с Россией не только приятно работать, но и очень выгодно», – отметил Сергей Улин на пресс-конференции в Тель-Авиве 17 ноября 2010 года. Он добавил, что в не меньшей мере Россия заинтересована в помощи Израиля при модернизации агропромышленного комплекса. С. Улин подчеркнул, что российские специалисты в курсе последних достижений израильтян в растениеводстве и животноводстве, производстве и переработке сельхозпродукции, а также проверяют возможность проводить в Израиле подготовку профильных специалистов. «Мы очень интересуемся сотрудничеством и в сфере энергетики. Это – не только добыча и торговля энергоносителями, но и поиск новых ресурсосберегающих технологий», – заявил он. Сергей Улин считает, что Россия и Израиль могут активно сотрудничать также в сфере медицины и фармакологии. «В России проблема надежных и эффективных лекарств стоит очень остро, а ваша страна достигла больших успехов в обеих областях. Кроме того, наши крупнейшие компании и банки готовы прийти на этот рынок и вместе с израильскими коллегами начать работать в третьих странах», – добавил он[155].

Другими важными вопросами, нашедшими отражение в повестке дня Делового совета, стали проблема взаимодействия чрезвычайных служб России и Израиля (министр МЧС Сергей Шойгу и ряд высокопоставленных руководителей министерства получили приглашения на учения, которые запланированы в Израиле летом 2011 года), а также проблема выплат пенсии пенсионерам, приехавшим в Израиль уже после распада Советского Союза. Посол РФ в Израиле Петр Стегний подчеркнул, что на данные нужны выделяется более миллиарда рублей, что позволяет выплачивать пенсии тридцати семи тысячам пенсионеров.

В целом Российско-израильский деловой совет как структура, объединяющая государственных деятелей, правительственных служащих и бизнесменов, показала, по мнению его участников, свою эффективность, так как она позволяет одновременно проводить обсуждение важных политических вопросов на уровне министров и дипломатов, более конкретных вопросов – на уровне работников министерств и, наконец, деловые проекты – на уровне заинтересованных бизнесменов.

А совместных деловых проектов становится все больше и больше, и задействованы в них крупнейшие концерны с обеих сторон. Так, глава отдела международных связей Министерства инфраструктур Израиля Саги Карни отмечает, что после назначения Авигдора Либермана на пост министра иностранных дел, а второго номера в списке НДИ Узи Ландау – на пост министра инфраструктур, между Израилем и Россией начались серьезные переговоры о сотрудничестве в энергетической сфере, в которых участвуют и ответственные представители «Газпрома». «На данный момент Израиль и Россия активно ищут “точки соприкосновения”, так как речь идет, с одной стороны, об огромном государстве, где сосредоточены крупнейшие запасы мировых энергоресурсов, и о маленькой стране, очень бедной на природные ископаемые. По этой причине стремление Израиля разрабатывать альтернативные источники энергии отличается от интересов России, основная часть бюджета которой формируется как раз за счет экспорта нефти и газа. Мы проверяем, в каких сферах наши страны могут сотрудничать, потому что с обеих сторон есть искреннее желание работать вместе, – отмечает С. Карни. – Речь идет, в частности, о совместных исследованиях, например, в области солнечной энергии. Несмотря на диаметрально противоположный подход к энергоносителям, мы очень ценим российских ученых и были бы рады сотрудничать с ними»[156].

Израильские компании принимают участие и в разработке месторождений полезных ископаемых в России. Компания Matra Petroleum – дочерняя компания израильского нефтехимического концерна «Делек», сообщила об обнаружении от 15 до 84 млн баррелей нефти на месторождении Соколовское в 30 км севернее Оренбурга. Этот объект полностью принадлежит Matra Petroleum посредством созданной ею российской компании. Нефть была обнаружена на глубине 3890 м в результате геологических и геофизических проверок, проведенных экспертами компании Equipoise Solutions. Согласно сообщению «Matra Petroleum», первичная оценка объемов легко добываемой нефти на этом месторождении колеблется от 60 до 80 миллионов долларов[157].

Концерн «Штраус» (ранее Elite), который входит в десятку крупнейших мировых производителей кофе, а также кондитерских изделий, молочных продуктов, салатов и легких закусок (всего в компании работает более одиннадцати тысяч человек, продукция производится на девятнадцати собственных заводах, расположенных в одиннадцати странах мира), вышел на российский рынок в 1992 году, предлагая покупателям широкий выбор кофе и сладостей. С 2008 года концерн активно входит в России и в сегмент Away From Home (потребление кофе вне дома), представляя профессиональное оборудование и кофе для ресторанов, кафе и гостиниц, а также офисов. На сегодняшний день компания «Штраус» занимает третье место в России по продаже порошкового кофе и второе по продаже зернового и молотого кофе. 28 ноября 2010 года концерн «Штраус» сообщил о приобретении его дочерней фирмой российского бренда La Cafe за сумму в 10 миллионов долларов. В ближайшие два года компания вложит в развитие этого бренда около 1,5 миллиона долларов. Годовой оборот La Cafe составил в 2009 году 23 миллиона долларов[158].

Глава Торговой палаты «Израиль – Россия» Алон Решеф подчеркнул, что «со стороны россиян есть явное желание развивать с нами отношения во всех сферах». Он отметил, что за последние годы Израиль и Россия подписали ряд соглашений о сотрудничестве. В марте 2010 года министры промышленности двух стран Биньямин Бен-Элиэзер и Виктор Христенко подписали несколько договоров, ставших «катализаторами партнерства в сферах хай-тека и индустрии, которые Россия стремится развивать». Алон Решеф упомянул и визит в Израиль главы госкорпорации РОСНАНО Анатолия Чубайса, вследствие которого был объявлен конкурс на финансирование совместных проектов в сфере нанотехнологий[159]. Новый посол Израиля в России Дорит Голендер-Друкер добавляет дополнительные грани, свидетельствующие о важности экономического сотрудничества между двумя странами: «В России мы покупаем алмазы и обрабатываем их. Пользуемся вашими технологиями. Так, уже есть договоренность о совместном участии компаний “Мосметрострой” и израильской “Менрав” в строительстве одного из участков скоростной железной дороги между Тель-Авивом и Иерусалимом. Стоимость проекта, включающего в себя, в частности, тоннель длиной в семь километров, составляет более 5 миллиардов рублей [558 млн. израильских шекелей]. Растут взаимные инвестиции. В конце концов нельзя забывать и о российских продуктах питания, которые востребованны среди русскоязычного населения Израиля»[160].

О важности экономического сотрудничества между двумя странами говорил на встрече с президентом Израиля Шимоном Пересом и президент России Д.А. Медведев: «По такому вопросу, как сотрудничество в аграрной сфере, у наших стран есть очень большой потенциал, и, конечно, для развития полноценных двусторонних партнерских отношений между Россией и Израилем важны все компоненты. Поэтому нужно всячески поощрять деловые связи, контакты между бизнесом. Мы говорили о том, чтобы развивать контакты в сфере биотехнологий, нанотехнологий. И вообще, в целом технологическое сотрудничество между Россией и Израилем, на мой взгляд, является исключительно важным направлением в наших отношениях. Это только один из примеров того, что необходимо делать»[161].

На сегодняшний день представляется совершенно очевидным, что российско-израильское экономическое сотрудничество имеет различный потенциал во многих отраслях и что компании, реализующие всевозможные коммерческие проекты, могут рассчитывать на политическую поддержку на самом высоком уровне.


Глава 5 Когда профком вершит большую политику: срыв визита президента Д.А. Медведева в Израиль | Россия и Израиль: трудный путь навстречу | 7.1. Отмена визового режима