home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10.3. Изучение Израиля в постсоветской России

Кооперация между Россией и Израилем в сфере образования и науки началась еще до формального восстановления отношения, в 1990 году, когда было подписано первое соглашение между Академией наук и Министерством науки Израиля. В это же время в активный обмен студентами включились такие вузы, как Институт стран Азии и Африки МГУ и РГГУ, а крупные израильские университеты – прежде всего Иерусалимский и Открытый – начали разрабатывать совместные научные и образовательные проекты с российскими партнерами. К значительным достижениям того периода можно отнести создание в ИСАА МГУ Центра иудаики и еврейской цивилизации под руководством А.Б. Ковельмана, организацию в рамках структуры РГГУ Центра библеистики и иудаики, который возглавил М.С. Куповецкий. Кроме того, в Москве были созданы Академия им. Маймонида (сейчас – Государственная классическая академия имени Маймонида) и Еврейский университет в Москве (позднее переименованный в Высшую гуманитарную школу им. С. Дубнова, и, проработав восемнадцать лет, он был закрыт в 2009 году). Эти структуры стали базовыми центрами по подготовке российских специалистов в области иудаики и израилеведения. Как справедливо отмечает Е.Я. Сатановский, «специалистов-ближневосточников в престижных вузах Москвы готовят израильские профессора, что не мешает выпускникам работать в Министерстве иностранных дел и прочих престижных ведомствах»[274]. Позднее в сотрудничество включились новые университеты с российской стороны: МГИМО подписал договора с четырьмя израильскими университетами, РУДН начал принимать у себя израильских преподавателей русского языка для стажировки и повышения квалификации, а Открытый университете Израиля подписал в 2005–2007 годах договора о сотрудничестве с Нижегородским, Томским, Уральским и Казанским университетами, МГОПУ и РГПУ им. А.И. Герцена. В связи со значительным сокращением финансирования программ в области русскоязычного еврейского образования как в России, так и в Израиле в последние два года (после краха Фонда Чейза и других еврейских филантропических институций в афере Б. Мэйдоффа в декабре 2008 года) существует реальная опасность существенного сокращения масштабов российско-израильских научно-образовательных связей – собственно, в ряде организаций, в том числе и наиболее значительных, это сокращение уже имеет место. Все последствия этого оценить пока сложно.

В 1990–2000-е годы изучение Израиля на русском языке развивалось невиданными прежде темпами. Если в предшествующие годы большая часть выходившей в России литературы об Израиле появлялась под заголовками типа «Палестина в петле сионизма» или «Расизм под голубой звездой», то в последние пятнадцать лет, после восстановления дипломатических отношений между двумя странами, в Москве был издан значительный корпус сбалансированной и даже откровенно произраильской литературы. Немаловажно отметить и то, что если до 1991 года фактически единственным еврейским издательством, выпускавшим книги об Израиле на русском языке, была иерусалимская «Библиотека Алия», то впоследствии возникли и другие: «Гешарим/Мосты культуры», издательство Открытого университета Израиля, «Лехаим/Текст», «Дом еврейской книги/Параллели», среди сотен наименований изданных которыми книг немало посвящено и Государству Израиль. Общая численность более или менее серьезных книг и статей об Израиле (включая и историю сионистского движения, бывшую непосредственной предтечей независимого еврейского государства), изданных на русском языке, приближается к четыремстам – ситуация немыслимая в принципе двадцать лет назад.

Вопреки стереотипным ожиданиям месту Израиля в конфликте с арабами и его роли в противостоянии исламскому экстремизму и терроризму посвящена лишь примерно четверть всех публикаций. Примерно 10 % русскоязычных публикаций посвящено истории сионистского движения и еврейской общины Палестины/Эрец-Исраэль в догосударственный период, примерно четверть – общественным, политическим и правовым аспектам жизни Израиля, примерно 10 % – вопросам экономики, сельского хозяйства и внешней торговли, примерно столько же – развитию культуры, науки и образования. Многие десятки вышедших на русском языке книг и статей посвящены русскоязычной общине Израиле, а около десяти опубликованных работ посвящены арабам – гражданам Израиля. Иначе говоря, сегодня, даже и владея исключительно русским языком (и не зная ни иврита, ни английского), можно собрать несколько солидных полок литературы об Израиле, причем изданные книги и статьи покрывают практически все основные сферы истории страны и ее сегодняшнего дня.

Постепенно сложилась ситуация, при которой на русском языке появляются публикации об Израиле, написанные тремя группами авторов: исследователями и журналистами, живущими и работающими в России (иногда – на Украине и Белоруссии, но их число можно пересчитать буквально по пальцам одной руки); социологами, политологами и этнографами, эмигрировавшими в Израиль из стран СНГ; а также израильскими и американскими (и крайне редко – европейскими и арабскими) учеными, дипломатами и публицистами. Авторы из разных стран встречаются и на научных конференциях, в частности ежегодных форумах Ассоциации научных работников и преподавателей иудаики в вузах «Сэфер», на которых две-три секции всегда посвящаются современному Израилю. Такое положение дел обеспечивает конструктивное обогащение российского и русско-израильского «рынка идей», что приносит очевидную выгоду и авторам, и читателям.

Вместе с тем нельзя не отметить целый ряд проблем, осложняющих развитие русскоязычного израилеведения.

Во-первых, почти все авторы, профессионально занимающиеся Израилем на постсоветском пространстве, живут в Москве и сотрудничают (как правило, одновременно) в трех московских научных учреждениях: Институте востоковедения, Институте Ближнего Востока и МГИМО. Практически каждый из специалистов является единственным экспертом по своей области в России: А.В. Федорченко и Д.А. Марьясис – по израильской экономике, Т.А. Карасова – по израильской партийно-политической системе, С.М. Гасратян – по роли религии в израильской общественной жизни, Г.Г. Косач и Н.А. Семенченко – по израильским леворадикальным движениям, Т.В. Носенко и Г.А. Меламедов – по проблеме Иерусалима, И.В. Масюкова – по русскоязычной общине страны, Е.Ю. Усова – по израильской внешней политике, А.Е. Локшин – по истории советского еврейства и советско-израильских отношений, В.П. Воробьев – по израильскому конституционному праву. Г.И. Мирский, И.Д. Звягельская и Е.Я. Сатановский являются признанными экспертами по широкому кругу ближневосточных вопросов и, в частности, арабо-израильскому конфликту. За пределами Москвы Израилем на сколько-нибудь приемлемом уровне занимаются в буквальном смысле слова единицы: Е.Е. Эпштейн – в Санкт-Петербурге, С.В. Вольфсон и В.П. Румянцев – в Томске, О.А. Колобов, А.А. Корнилов и И.В. Рыжов – в Нижнем Новгороде, М.Г. Агапов – в Тюмени, Д.Т. Шевелев – в Минске, Ю. Корогодский – в Киеве, причем у них крайне мало публикаций не только в международной, но даже и в центральной российской научной периодике. В результате российским ученым – специалистам по Израилю практически не с кем вести интеллектуальную полемику: каждый из вышеназванных авторов де-факто является «монополистом» в сфере своей специализации. За последние годы в Москве, Нижнем Новгороде и других городах были защищены несколько десятков диссертаций и дипломов о тех или иных аспектах израильской политики, общественной жизни и культуры, однако лишь небольшое число этих работ представляют собой действительно оригинальные авторские исследования, а не переписывание своими словами уже появившихся публикаций. Численность молодых научных сотрудников-израилеведов, пришедших в научные учреждения и публикующихся в признанной научной периодике, остается крайне малочисленной.

Во-вторых, проблема состоит в том, что практически никто из перечисленных выше авторов не пишет по-английски, из-за чего их работы недоступны иностранным коллегам. На русский язык переведено более сотни книг по истории сионизма и Государства Израиль, опубликованных в оригинале на иврите, по-английски и (в редких случаях) по-французски, но ни одна из книг об Израиле, написанная по-русски, не была издана ни на каком другом языке (насколько известно, единственным исключением является труд В.П. Воробьева «Конституционно-правовая система Государства Израиль», изданный в Москве в 2002 году, переведенный на иврит). Это касается как важных книг, написанных российскими специалистами[275], так и трудов эмигрировавших в Израиль ученых, пишущих на русском языке[276]. Единственная книга об Израиле из всех опубликованных на русском языке, которая вышла и на английском – «Русская улица в еврейской стране. Исследование фольклора эмигрантов 1990-х в Израиле» Марии Еленевской и Ларисы Фиалковой (Москва, 2005). Сборники статей, над которыми совместно работали российские и израильские ученые[277], также были опубликованы только по-русски. Таким образом, диалог идет исключительно в одну сторону: читающие по-русски имеют возможность, даже и не зная в достаточной мере иностранных языков, изучать в переводах работы многих израильских и американских ученых, дипломатов и журналистов, однако не владеющие русским языком израильтяне и американцы лишены возможности следить за работами специалистов по Израилю, пишущих на русском языке.

В-третьих, ни в Израиле, ни в России не существует какой-либо реально функционирующей консультативной редакционной коллегии, которая бы отбирала книги, которые наиболее целесообразно было бы перевести. Каждая организация, как правило, переводит и издает то, что соответствует ее собственным институциональным интересам. Хотя по-русски изданы такие важные книги, как монографии Шломо Авинери «Происхождение сионизма» и Амнона Рубинштейна «От Герцля до Рабина и дальше», двухтомник Хаима Герцога «Арабо-израильские войны», переведенное с французского языка исследование Жан-Кристофа Аттиаса и Эстер Бенбасса «Вымышленный Израиль» и другие, целый ряд важнейших трудов остается непереведенным. Бывало и так, что прекрасные книги выходили в подстрочном переводе, которого не касалась рука научного редактора, как случилось с фундаментальным трудом Уолтера Лакера «История сионизма».

В-четвертых, тексты даже уже изданных книг об Израиле в большинстве своем не размещены в сети Интернет, из-за чего они недоступны массовой аудитории потенциальных читателей. Единственное издательство, помещающее (хотя и с задержкой в год-полтора) в Интернете полные тексты своих книг, – это издательство Института Ближнего Востока. На сегодняшний день книга, пусть и изданная, но не размещенная в сети, имеет очень небольшое распространение, однако, к сожалению, никто и нигде не поставил себе целью создание масштабного «виртуального павильона русскоязычного израилеведения», который бы стал тем порталом, где искали бы информацию об Израиле заинтересованные пользователи. Сайты «Электронной еврейской энциклопедии» и Открытого университета Израиля, вероятно, являются на сегодняшний день наиболее полными и авторитетными источниками научной информации по данной теме, однако они очень далеки от того, что необходимо создать, чтобы русскоязычное израилеведение было представлено в Интернете адекватно уровню его нынешнего развития.


10.2. Изучение Израиля как поле идеологической борьбы | Россия и Израиль: трудный путь навстречу | 10.4. Актуальные тенденции русскоязычного израилеведения