home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5. В «Кичкинэ»

Рано утром компаньона выехали из города и вскоре Козлевич остановил «майбах» во дворе дворца «Кичкинэ». Время завтрака для отдыхающих еще не наступило, время службы для персонала уже началось.

«Кичкине», что означает по-татарски малютка был небольшим, но чрезвычайно изящным и нарядным дворцом в мавританском стиле. Дворец был построен в 1912 году для Романовых по проекту архитектора Н. Г. Тарасова. Сейчас он являлся и санаторием, и туристической базой для гегемона пролетариата. Но это мало волновало и интересовало компаньонов. Без труда они нашли бывшую гувернантку бывших владельцев дворца Абанину. Нашли её в подвальной комнате камеры хранения вещей отдыхающих. Она заведовала ею и библиотекой по совместительству.

Это была пожилая женщина интеллигентного вида. Узелок седых волос бил завязан черной лентой, очки в металлической оправе. Широко раскрытые светлые глаза смотрели на незнакомцев настороженно.

— Алиса Евгеньевна? — обратился с улыбкой к ней Остап. — Абанина?

— Да… — тихо промолвила женщина с испугом глядя на него и на молодцеватого Балаганова. «Уж не из ГПУ ли?» — мелькнуло в её голове.

— Мы из газеты… — начал как обычно Бендер.

— И из радиокомитета, — вставил рыжеволосый компаньон.

Услышав это, Алиса Евгеньевна немного успокоилась. Но когда доследовали вопросы, то она всё же весьма скупо и осторожно отвечала. А на вопрос: «Где можно найти бывшую служанку по рамилии Мильх?», Абанину явно охватила дрожь. Но она помедлила и тихо переспросила:

— Мильх? Елену?

— Да-да, Елену Карловну? — ухватился за узнанное имя сестры фотолаборанта Виктора Мильха.

— Так её нет, товарищи. Как мне известно, она вышла замуж за офицера и отбыла с ним из Крыма еще в двадцатом…

— О ней вопросов больше не имею, уважаемая Алиса Евгеньевна.

— А что вам известно о дворцовом фотографе господине Мацкине Михаиле Семеновиче? Мы ищем его не как бывшего крупного фотовладельца, а совершенно по другой причине.

— И вы интересуетесь его фотоальбомом? — приподняла очки и опустила вновь на переносицу женщина.

— И мы, уважаемая товарищ, — вставил официально Балаганов, посмотрев на командора.

Но Бендер, не взглянув на него, быстро спросил:

— А кто еще им и его фотоальбомом интересуется?

— Интересовались им давно. Это когда наши… — испуганно запнулась женщина, чуть не сказав наши, белые отступили, но поправилась и уже смелее повторила: — Наши освободили Крым, то власти опрашивали всех, кто служил здесь раньше.

— А-а, — разочарованно протянул Остап. — И что же они, власти, спрашивали?

— И о фотографе Мацкове… А вы назвали его Мацкиным Михаилом Семеновичем, товарищ…

Бендер не стал её разубеждать в правильности фамилии своего разыскиваемого и промолчал. А она продолжала:

— Спрашивали и о Елене Карловне Мильх. Но в основном, как я поняла, товарищ, они тоже интересовались фотоальбомом этого фотографа.

— Да, снимки из него нам бы очень сейчас пригодились и для газеты, и для репортажа.

— Интересно было бы, знаете, нашим радиослушателям, — поддакнул Балаганов.

— Сожалею, что ничем не могу помочь, товарищи…

— Ну что же, нам остается только поблагодарить вас, товарищ Абанина.

— Благодарствуем… — встал и Балаганов.

И уже выходя из камеры хранения вещей отдыхающих, Бендер спросил:

— Да, а где мы можем увидеть завхоза санатория товарища Денисова Владлена Яковлевича? — Хотя в душе он понимал, что и беседа с ним ему ничего нового не даст, но всё же спросил по своему правилу: «От всех по крупице и ясная картина». Спросив о Денисове, он увидел резкую перемену на лице Абаниной.

Алиса Евгеньевна встала и придушенно переспросила:

— Владлена Яковлевича?

— Да ведь это завхоз ваш?

— Был. Недавно его арестовали, — тихо вымолвила смотрительница камеры хранения вещей отдыхающих и библиотекарша.

— Сожалею, весьма, — покачал головой Бендер. — До свидания.

Когда компаньоны вышли Остап сказал:

— Вот почему она встретила нас так настороженно, Шура.

— Я тоже так понимаю, командор. И ехать сюда не нужно было…

— Как это не нужно было? — остановился Остап перед своим помощником. — А имя сестры фотолаборанта? Елены Карловны Мильх? — пошел к машине Бендер недовольный словами своего ассистента-оппонента.

Рассказав ожидающему их Козлевичу о результате своего посещения бывшей гувернантки владельцев дворца, Бендер сидел и не давал указания своему автоводителю куда ехать.

Все трое молчали. Наконец Остап сказал:

— Поскольку мы на полпути к Алупке, камрады, поехали туда, Адам. Посмотрим на дворец, по парку погуляем…

— И то верно, Остап Ибрагимович, — тронул машину с места старшевозрастной единомышленник.

— А что, и позавтракать там сможем, командор, — улыбнулся Балаганов, бросив взгляд на него.

Остап ничего не ответил, он был в глубоком скучном раздумье, что было в несвойственно его неунывающей натуре. «Где искать этого уже не фотовладельца салонов Мацкина, а его фотоальбом? Таинственный фотоальбом, в котором кроется тайна связанная с кладом графини. Если верить старпому с «Тринакрии»? Одни вопросы и ни одного вразумительного ответа», — вздыхал Бендер, откинувшись на мягкую спинку сидения.


Глава 4. В «Доме обслуживания населения Крыма» | Остап Бендер и Воронцовский дворец | Глава 6. «Вы так неожиданно сошли с поезда…»