home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24. Поиски и находки в Керчи

Миновали Феодосию и в Керчь въехали, когда город, лежал еще в раннем предутреннем рассвете.

— Начинать нам надо, детушки, с адресного бюро, как вы понимаете. По всей вероятности нам предстоит не один день пребывать в городе, который славится керченской селедкой, поэтому для начала поселимся в гостинице.

Они выехали на набережную и, узнав у сторожа невзрачного магазинчика нахождение гостиницы, вскоре и подъехали к ней. Это было белоснежное трехэтажное здание с вывеской: «Гостиница Керчь».

— Я остаюсь в машине, Остап Ибрагимович, — сказал Козлевич, когда Бендер выходил из автомобиля.

— Как обычно, Адам, — присел и потянулся, разминаясь, его командор.

На настойчивый стук Остапа вышла заспанная дежурная и с недовольством уставилась на ранних приезжих.

— Командировочные по инспекции санитарии вашего города, товарищ.

— Проходите, — невесело ответила хозяйка. — Отдельных номеров нет, но комната на четырех найдется.

— Нас двое, — пояснил Остап.

— Пусть двое, — кивнула дежурная.

Оформив поселение, Бендер и Балаганов расположились в просторной комнате. Прилегли на кроватях с провисшими сетками. Но несмотря на дорожное утомление, не спали.

Утром, когда не то на судоремонтном, не то на металлургическом заводе проревел отдаленно гудок, извещая начало рабочего дня, два единомышленника умылись и вышли из гостиницы.

Козлевич, откинув сидения, чутко спал в своем автомобильном детище.

— Адам, — тронул его за плечо Остап.

— Да, Остап Ибрагимович? — сразу же вскочил Козлевич.

— Мы по городу и в адресное, а вы в машине, конечно?

— Да, позже я что-нибудь придумаю для её охранения, Остап Ибрагимович.

Бендер и его молодой компаньон прошли по Набережной, вышли к улице Свердлова и прошли к музею Дебрюса, основанному в 1826 году и названному сейчас именем A. C. Пушкина. Вернулись, так как после времени рабочих, уже наступило время служащих. Узнав где адресное бюро города, они направились к центру.

В адресном бюро повторилось всё то же, что и в Симферополе, когда они разыскивали Мацкова-Мацкина и других. Но здесь компаньонам-искателям повезло сразу и они пошли по адресу Семинякина.

Остап с Балагановым прошли по булыжной мостовой старой части Керчи и остановились у каменных арочных ворот отделяющих один выбеленный одноэтажный дом с небольшими оконцами от другого такого же. Старая покосившаяся акация с жухлыми листьями сторожила покосившуюся калитку, висевшую на ржавых петлях, вделанных в стойку из ракушечника.

Бендер вступил на узенький тротуар из каменных плит, уложенных лесенкой и, отворив вход, вошел в тесный мощеный булыжником дворик. Взошел на крыльцо и настойчиво постучал в дверь.

Но ему никто не ответил. Но над каменной оградой, отделяющей двор от соседнего, появилось загорелое лицо старой женщины.

— Вам кого? — спросила она.

— Нам нужен товарищ Семенякин, — приветливо ответил ей Остап.

— О-о, еще чего, — протянула старуха. — Когда-то Семенякины тут жили, а в гражданскую его беляки увели. Да так и не ведомо, что с ним. А жена вскоре и померла. А сейчас здесь живут совсем другие, Грачевы. И если к ним, то хозяйка, видать, на базаре, а Степан, как известно, на рыбном промысле.

— Ясно, мамаша, вопросов больше не имею. Благодарствую, — разочаровано проговорил Бендер и сошел с крыльца и хотел было выйти из дворика, но с удивлением увидел, как Балаганов подошел к всё еще стоящей за оградой старухи и спросил:

— Мамаша, а вы случайно не подскажете, где проживает Клебанов. Это его друг ближайший.

— А кто его знает, милый. Были друзья, ходили к нему люди, и рыбаки, и заводские часто. А кто он, этот Клебанов, что он, не ведаю.

— Благодарю. Вопросов больше не имею, — скопировал рыжеволосый компаньон-искатель своего командора и вышел вслед за ним.

— Ну, Шура, «молочный» брат Коля, вы делаете успехи просто на главах. Как говорил мой знакомый торговец сапожным кремом Зяма Ицексон, вы просто подметки рвете на ходу.

— Да вот… спросил на всякий случай, командор. Машинально как-то… Вдруг что-то и скажет.

В это время старуха — соседка бывшего дома Семенякиных вышла на улицу и спросила:

— Так вы Клебанова спрашивали?

— Да-да, Клебанова, — поспешил подтвердить Бендер и одновременно с Балагановым обернулся к женщине.

С выжидающей надеждой оба смотрели на неё.

— Так это никак тот Клебанов, который в городе революцию делал?

— Может, может, и он, мамаша, верно, а где его можно разыскать, не подскажете? — подошел к ней Бендер.

— Так если тот Клебанов, так его и других беляки прилюдно и постреляли. Так что вот так милые, и не ищите этого самого Клебанова.

— А жил он где, жил? — поспешил спросить Остап.

— А кто его знает. У властей и узнайте. Они, наверное, знают своего героя.

— Спасибо, спасибо, уважаемая, — в унисон поблагодарили компаньоны женщину.

— В исполком, командор?

— Да, братец Шура, в исполком, но не в ролях названных сыновей лейтенанта Шмидта.

— Да уж ясное дело, — хохотнул Балаганов.

В исполкоме председателя они не застали. Принял их его заместитель.

Бендер представился, как из газеты, а Балаганов — из радиокомитета.

Компаньоны начали задавать вопросы о революционерах города, о Клебанове, который был таковым, как они поняли из слов старой женщины.

— Ну что я могу сообщить, конечно, героический товарищ. Но я здесь недавно, из Геническа сюда переброшен. Но посоветую обратиться в редакцию газеты «Керченский рабочий». Об этом она недавно писала, там узнаете многое, что вас интересует.

Когда вышли от зампреда, Бендер сказал:

— В адресное бюро теперь нет смысла идти, Шура. Клебанова ведь нет в живых.

— Но, может быть, семья? — взглянул на своего технического директора Балаганов.

— Может быть, может быть, — согласился Остап. — В редакции мы, возможно, и узнаем о семье героя-революционера, Шура.

В редакции газеты, куда пришли два «молочных» брата-искателя был перерыв, но редактор был на месте. Готовил очередной выпуск, сидел и корпел над передовицей о трудовых успехах рыбаков, металлургов и коммунальников.

Бендер и Балаганов, как уже было испытано, представились и сообщили что им нужно. Редактор, низкого роста толстячек, сдвинул очки на лоб, затем снял их, протер стекла и спрятал почему-то в футляр, а затем сказал тонким голосом:

— Нового я вам ничего не сообщу, товарищи. Марьянов, который готовил материал по интересующем вас теме переехал жить в Одессу. Что же касается самой статьи, то в подшивке за прошлый месяц можете и познакомиться с ней, — указал он на стопки газет.

— Премного вам благодарны, товарищ редактор, этим пока мы и удовлетворимся. А адрес Марьянова в Одессе вы не можете нам сообщить?

— Ну, уж как мед, так и ложкой. Откуда я знаю, да там узнаете. Знаю, что его издательство «Маяк» к себе переманило.

— Это уже кое-что, товарищ редактор, спасибо.

— А чтобы я вам не мешал и вы мне, — засмеялся толстячок, вынимая снова очки из футляра, протирая их и одевая, — то, пожалуйста, в соседней комнате можете почитать и выписать то, что вас заинтересует.

Нет надобности утруждать читателя о героическом революционном прошлом города, который, как сказал Остап, славился керченской селедкой, а скажем одно: Бендер и его молодой единомышленник нужных сведений не получили. Просто подтвердилось сообщение старухи-соседки Семинякиных, что революционеры, сражаясь за Советскую власть геройски погибли от рук белогвардейцев. Что же касается семьи погибших, то из этого «материала» газетчика Марьянова ничего выловить искателям не удалось.

Выйдя из редакции на солнечную улицу, Балаганов пытливо поглядывая на своего командора, спросил:

— Так что, в Одессу? Издательство «Маяк»?

— Ох, Шуренций. Можно и туда, конечно, но вначале надо попытаться узнать есть ли здесь еще кое-что. О, братец, а музей? Музей героев, истории города, туда, скорей. Наверное там мы отыщем что-нибудь, почерпнем что-то. Этот керченский Марьянов, а сейчас уже одесский, от нас никуда не уйдет.

Вскоре они были в музее имени A. C. Пушкина, бывшем музее Дебрюса, мимо которого они еще рано утром проходили. Залы были не обширные, но прохладные. Посетителей было мало. И друзья-единомышленники начали знакомиться с экспонатами залов, пропуская экспозиции времен Пантикопеи, царя Митридата и другой древности, революционного прошлого. Увидели они и фотографии из времен забастовочного движения, подпольного, и, конечно, времен гражданской войны. Увидели они и фотографию под стеклом в деревиной рамке и самого Клебанова Ивана Анисимовича.

— А он это, командор? — прошептал вопрос Балаганов.

— Читайте текст вот рядом, Шура. Он-то, он, но это нам ничего не дает, разве что вот расшифровка его инициалов, что зовут его Иваном Анисимовичем.

Искатели рассматривали фотографию долго. Затем Остап сказал:

— Он чем-то напоминает мне Владимира Ильича в кепке.

Балаганов рассмеялся так громко, что хранительница этого зала тут же очнулась от дремоты, встала и подошла к ним.

— Что-то не так, товарищи? — спросила она басистым голосом. — Может, какие вопросы?

— Вот именно, товарищ. Вот этот герой гражданской войны очень похож на нашего командира кавалерийской дивизии. Мы и сравнили …

— Понятно, понимаю,…

— Но нас интересует другое. Была ли семья у этого Ивана Анисимовича, где она сейчас, судьба её. Как можно найти кого-нибудь из родственников и побеседовать с ними. Понимаете, товарищ, я из газеты…

— А я из радиокомитета, — добавил Балаганов.

— Понимаю, понимаю, товарищи, но для этой цели, вам, наверное, нужно поговорить с нашей хранительницей музея. Возможно у неё имеются такие данные.

Узнав, что кабинет хранительницы на втором этаже, Остап и Балаганов тут же поднялись к ней.

Хранительница музея была статной, симпатичной блондинкой, приветливой и внимательной. На вопросы вошедших, представившихся ей, ответила хорошо поставленным четким голосом:

— Ну, как же, можно, конечно, поднять материалы… Вот, сейчас… — открыла она одну из увесистых регистрационных книг. — Так… документ хранения… ноль, ноль… Ясно. Вот сейчас мы и уточним, товарищи. — Хранительница открыла железный шкаф, перебрала ряды папок в нем, и достала нужную ей.

Бендер отметил мысленно: «Уж больно тощенькая папочка и без ботиночных тесемок», — чуть было не ухмыльнулся он, вспомнив, как точно в такой же папке заводил дело на подпольного миллионера Александра Ивановича Корейко.

— Так… — залистала листы хранительница. — Клебанов Иван Анисимович, 1892 года рождения, уроженец Керчи. Был женат на Анне Петровне Кучуриной. Двое детей: — сын Николай и дочь Анастасия. Год рождения их не указан. Проживали они до ареста по улице Керченской, дом Семнадцать-а. Разумеется, товарищи, что эти данные до ареста самого героя. Но других сведений нет. Есть еще вот, что работал он наборщиком в типографии. Жена его служила кухаркой у рыботорговца. Вот и всё, что можно сообщить из наших архивов, и в зале из наших экспонатов.

— Ясно. Очень вам благодарны, — встал Бендер.

— Премного благодарны, встал и Балаганов.

Уже выходя из комнаты, Остап спросил:

— А не попадал к вам, уважаемая хранительница, фотоальбом героя революции Клебанова?

— Фотоальбом? Нет. О нем ни слова в наших исследовательских документах. О нем я даже и не слышала в разговорах. А что там могло вас заинтересовать?

— Фотографии его семьи, родственников, другие какие-нибудь снимки.

— Понимаю, но к сожалению… — развела руками женщина.

Распрощавшись с весьма полезной для компаньонов хранительницей музея они вышли из музея через двор, мощенный камнем.

Остап сказал:

— Время уже за полдень, Шура. Адам нас заждался.

— Да и пообедать уже не помешало бы нам, командор.

— Верно, братец Шура, и пообедать и поразмыслить. А может, вначале по адресу на Керченскую, где проживал Клебанов? — остановился Остап. — Я говорил и говорю, дела ковать надо пока они горячие…

Расспросив у прохожих где нужная им улица, компаньоны устремились туда. Путь их пролегал мимо гостиницы, где их ожидал непревзойденный автомеханик — старший компаньон-искатель.

Подойдя к гостинице они обнаружили что «майбаха» на том месте, где он стоял утром нет. А когда осмотрелись, то увидели автомобиль в тени за гостиницей. А верный Адам Казимирович, подняв капот его, копался в моторе.

— Что, Адам, неполадки в моторе, не можем ехать?

— Нет, нет, всё в порядке, к вашим услугам, Остап Ибрагимович. Как успехи?

— Порадоваться еще нечем, но надежды имеются, как говорил мой одесский знакомый, когда его осудили на год, то надежды его были выйти досрочно, через двенадцать месяцев, — улыбнулся Остап.

Приехав на Керченскую, где проживала геройская семья революционера Клебанова, они без труда нашли нужный номер дома и остановились возле него. Дом был немного похожим на дом Семенякиных, но здесь родственников Клебанова искатели не нашли.

Но в домике из ракушечника, обильно выбеленном известью, жили совсем другие люди. Никодимов, такова была фамилия нового хозяина этого дома, сообщил, что после смерти Клебанова его жена вместе с детьми уехала к родственникам в Одессу.

— И они в Одессу? — не сдержался вопросом Балаганов.

Остап грозно посмотрел на него и пояснил:

— Это мы были в другом месте и нам там сообщали, что друзья Клебанова тоже уехали в Одессу.

— А-а, понимаю, оно так в жизни, товарищи. Человек ищет где ему лучше, — пыхнул ароматным дымком из трубки хозяин бывшего дома героя-революционера. — Так вот, и уехали, значит.

— А не остались ли вещи какие-нибудь? Не можете нам сообщить? — испытывающе глядел на Никодимова Бендер.

— Нам надо это и для радио, и для газеты, — вставил Балаганов.

— И для музея, — вдруг дополнил Козлевич, тоже присуствовавший при этом разговоре, так как автомобиль стоял в тени акаций у ворот дома под неусыпным его оком. Он сидел у распахнутого окна, откуда просматривалась вся улица.

— Да нет, какие тут могли быть вещи. Жили они бедно. Дом этот и обстановку тутошную мне и попродали. А одежу, та нужное из посуды, конечно, взяли с собой. И на пароходе, значит, и отплыли к родичам, товарищи.

Некоторое время спрашивающие гости и хозяин помолчали. Затем Бендер промолвил:

— Да, сведения очень скудны, очень скудны, товарищ Никодимов. Такой герой-революционер, отдавший жизнь за народ… А вот никак не добьемся исторических данных о нем.

— Да уж так оно, понимаю, жизнь она путана, что хочешь не всегда от неё получишь, и от неё узнаешь, — пыхнул обильно клубами табака Никодимов.

— А в Одессе где семья Клебанова проживает вам, конечно, неизвестно, товарищ?

— Нет, почему, скажу. Оно, значит, так. Когда семья решила уплывать, то ждали весточку откуда… А когда уплыли, то эта весточка-письмо и пришло. Вот если найду… Где-то оно и должно быть где-то тут, — начал искать хозяин письмо в ящиках комода, стола. Долго искал и за всеми его действиями компаньоны наблюдали с явным нетерпеливым ожиданием.

— Нет, не нахожу, не нахожу… — завздыхал хозяин.

— Ну вспомните, вспомните, уважаемый хозяин, поищите, поищите, пожалуйста. Вы нам очень облегчите задачу, — говорил и настоятельно и просительно Остап.

— Да, уж оно конечно… — продолжал искать письмо Никодимов.

— Письмом, дорогой хозяин, вы нам очень поможете, — вдруг проговорил всегда молчащий в таких делах Козлевич.

— Да вот ищу, чего уж тут, хотелось бы вам уважить, — начал снова Никодимов выдвигать ящики комода, перебирать в буфете посуду, звякать даже ножами и вилками. А в одном из ящиков буфета зашуршал бумагами какими-то. А потом из нижнего ящика комода вытащил огромный альбом в сафьяновом переплете. Сдул с него почему-то пыль, он раскрыл его.

Увидев альбом все трое искателей сокровищ приподнялись и придвинулись к хозяину.

— Какой альбом?! — восхитился неподдельно Бендер.

Многие альбомы компаньоны видели, но такой видели впервые. Темно-коричневого цвета, сафьян узорчато обтягивал его обложку с медными застежками. На лицевой стороне обложки позеленевшей медью выделялась пластина с укошенными краями, но без обычно выгравированной какой-либо надписи.

— Да вот этот самый альбом и нашли мои хлопцы, когда, значит, пол перестилали. Завернут был в парусину, упрятали видать. А уехавшие и забыли о нем, а может быть, знал только Клебанов. Хотел было в музей отдать или властям, но потом, когда из письма адрес узнали, то и написали им о находке, чтобы, значит, откликнулись, что с ним делать. Может, сами за ним приедут, да так оно и забылось, товарищи. Пусть, мол, лежит, до поры до времени, фотографии в нем, что тут интересного…

— Ну-ну, минуточку, хозяин, — положил перед собой альбом Бендер, говоря голосом, не терпящим никаких возражений.

Альбом был в два раза большего размера альбомов, которые искатели обнаружили в доме на Гимназическом лаборанта Виктора.

Зажав с двух сторон своего командора Балаганов и Козлевич с расширенными глазами смотрели, как Бендер начал переворачивать страницу за страницей этого необычного не альбома, а настоящего альбомища. Вначале шли фотографии именитых дворян, купцов, предпринимателей, на каждом таком снимке была карандашная надпись кто изображен на фото и какой интерес он представляет для революционеров, власти, ЧК. На одной фотографии было написано: «Денисакин Роман Вольфович, купец первой гильдии, владелец многих магазинов в Таврии. Несомненно обладает колоссальными ценностями, спрятанными в тайнике». На другой фотографии был изображен усатый человек восточного типа в феске, пучеглазый и надпись: «Ибрагим Бекев, содержатель многих игорных, злачных и торговых дел. Адрес и приписка, уехать за кордон не успел, золото награбленное у пролетариата спрятал». Другие снимки изображали офицеров старших чинов с уточняющими данными на обороте.

Переворачивая картонную страницу за страницей, Бендер и его компаньоны только диву давались таким данным о лицах бежавших или неуспевших уехать за кордон, которых гегемон пролетариата окрестил буржуями, капиталистами, врагами трудового народа. Но вот в середине этой альбомной увесистой архивной сборности Остап чуть было не вскрикнул: «Вот оно, вот оно, детушки-голуби!». Но закрыл рот на замок и все три головы единомышленников, а за ними стоящего хозяина, всё еще дымящего своей трубкой, склонились над фотографией во весь размер альбома какого-то плана. Какого чего, разобрать было нельзя, так как угол, где обычно находился штамп чертежа, на котором указывались все данные: план чего, масштаб его, кто автор чертежа, и так далее так пожелтел, что надписи и цифры еле-еле просматривались. И еще понял Остап, что эта фотография являлась только частью всего плана-чертежа, что и подтвердилось, когда он перевернул страницу, а за ней еще одну. Все три части этого плана как он еще понял стыковались, если их разложить одну за другой, впритык друг к другу, превращали весь план в один лист. Но план чего это из этих листов также нельзя было определить.

Перевернув поочередно все страницы этого необычного альбома и бегло просмотрев надписи на фотоснимках, в конце его искатели и обнаружили письмо, о котором им и говорил Никодимов.

— Ага, вот оно, — воскликнул хозяин. — Вот тут всё оно и сказано.

Остап вскрыл конверт, как будто письмо было адресовано не семье Клебанова, а непосредственно ему: и прочел вслух:

«Дорогая Александра Ивановна! И мои дорогие племянник Коленька и племянница Наденька. После получения такой страшной вести, которую мы получили, приглашаем вас поселиться у нас, как говориться, в тесноте, да не в обиде. Петр работает в порту, как ни трудно, но как не трудно, на кусок хлеба зарабатывает. Я работаю на швейной фабрике. Работу и тебе найдем, Сашенька. Так что, продавай дом и плыви к нам, добро, что пароходы сейчас ходят. Найдешь нас по адресу: Очаков…»

— О, Очаков, а не Одесса, хозяин! — воскликнул Балаганов.

— Ага, Очаков, выходит, а я Одесса… звиняйте, товарищи.

«… Черноморский тупик, Три. Ждем, целуем, обнимаем. Твои Петр и Клавдия».

— Вот оно, значит, как бывает, товарищи. С такой вот теплотой… А Клебаниха продала дом нам да и поплыла с миром. А письмо и пришло уже после, да так и осталось. А когда нашли этот самый, эту самую книжищу, то ей и отписали о ней, и письмо туда вложили. А вдруг объявится кто из них, тогда и передадим им, значит. А фотографии они, кому они нужны, что в них интересного, что читать, — вновь начал набивать свою выкуренную уже трубку Никодимов.

— Ну, что, отец, поедем мы к ним в Очаков, — взял прочно в руки альбом Остап. — Передадим им эту находку, как положено. И письмо, значит, — встал решительно Бендер.

— Да оно так, товарищи…, — как-то неуверенно протянул хозяин.

— Что так оно? — строго уставился на него Бендер. Вид у него был такой, что если бы ему сейчас пришлось сражаться за этот альбомище-находку, то, наверное он готов был сражаться с десятью Никодимовыми, как с сигуранцей проклятой в ту трагическую ночь на румынской границе.

— Да вот я и говорю, что уж больно кожа на этом самом альбоме, смотри какая тисненная. За сохранность книжищи и компенсировать надо было бы, товарищи хорошие.

— Ну это уж как положено, дорогой товарищ, — и Остап вытащил десятирублевку и сунул её в руку хозяина.

Балаганов и Козлевич с умилением смотрели на Никодимова и когда уходили, то долго трясли его руку в знак благодарности. А Остап даже обнял его и сказал:

— Молодец, папаша, вы настоящий хранитель славы героев революции.

Компаньоны вышли из бывшего дома героя-революции Клебанова, унося тяжеленный альбом-альбомище.

— Счастливо, товарищи, спасибо, что посетили и благодарность оставили, провожал их хозяин.

— Бывай здоров, отец, — сел в машину Бендер, не выпуская из рук бесценную находку.

— Спасибо тебе, товарищ Никодимов, — тернул по усам и сел за руль Козлевич.

— Если по справедливости, отец, то премного и премного вам благодарен. И фамилия у вас мне, как родная, как имя моего священнослужителя-спасителя отца Никодима, — сел на свое дублерское место водителя Балаганов и помахал рукой хозяину.

Когда отъехали, Остап, держа на коленях бесценную находку, сказал:

— Вот видите, дорогие мой компаньоны-детушки. Какой вояж нам пришлось сделать, чтобы добраться до тайны фотоальбомов Мацкина, Мацкова и других, имеющих к ним отношение. Но в основном это к альбому лаборанта Виктора Карловича.

— Как вы думаете, Остап Ибрагимович, мельком взглянул на него Козлевич. — Эти планы что-то нам подскажут?

— Ох, камрадики-детушки, не сомневаюсь, что да, но если они имеют отношение к дворцу Воронцова.

— Да, командор, но ведь это всего лишь планы, а что в них?

— Э-э, не скажи, названный брат Коля. Надо вооружиться оптическими принадлежностями и изучить чертежи от черточки до черточки, от цифирки до цифирки.

— Правильно, Остап Ибрагимович, правильно. Ведь неспроста же сделана фотография этого плана.

— Вот именно, детушки.

Дома выпровадив концессионеров из комнаты, Остап, одев очки, приступил к тщательному изучению фотографий из заветного фотоальбома.

Сравнив фото с ржавыми негативами, он убедился что фотографии были отпечатаны именно с этих негативов. Найдя уже известные ему стрелки он отчетливо прочел надписи на них: «4 сажени», а на другой стыкающей с первой — «3 сажени». Стык этих стрелок был отчетливо обведен жирным кружком.

Вот теперь Бендер таки затанцевал в восторге:

— Вот, Ося, вот, Берта-Мария, вот молодец! Ура! Урра! В это время вошли Козлевич и Балаганов. Увидев своего руководителя ликующим, они остановились и бес-словно уставились на него.

— Что же вы не спрашиваете, что я нашел в этих ящиках?

— Если по справедливости, командор, то как-то боязно… — замялся Балаганов.

— Нет, Остап Ибрагимович, судя по вашему виду, вы нашли что-то для нас интересное, — пригладил усы Козлевич.

— Нашел! Нашел, Шура, Адам! Вот здесь нам указание, где этот самый тайник! — показал Остап пластинку своим помощникам.

— Ну?! — подскочил к Бендеру рыжеволосый.

— Неужели?! Остап… — шагнул к нему и Адам Казимирович.

— Вот смотрите, голуби-искатели, — подставил пластинку к свету Остап. — Это снимок с чертежа подвальной части дворца. А вот здесь сделаны кем-то, наверное, ротмистром Ромовым, стрелочки, с размерами, указывающие определенное место. Зачем же понадобилось кому-то прочерчивать стрелки к месту, если бы они не были связаны с тайником.

Балаганов и Козлевич смотрели во все глаза, поддакивали и кивали головами, соглашаясь. Балаганов несколько раз прошептал: «Командор». А Козлевич мямлил: «Ох, Ибрагимович, ох, голова!». Но если они и шептали соглашательски, но всё же не видели отчетливо наведенных карандашных стрелок. Хотя Бендер давал им поочередно очки и консультировал, как ими пользоваться, поскольку у них зрение было отменное.

— Где вы взяли очки, командор? — не удержался, чтобы не спросить, Балаганов.

— Не задавайте лишних вопросов, Шура. Из воздуха по мановению волшебства индусского факира Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бей.

— Ага, Бриан, это голова, ему в рот палец не клади. А теперь я — голова, — захохотал Бендер. — Нет, детушки, такое событие, Шура, бегите в магазин и тащите сюда бутылку шампанского. Еду вы принесли, сегодня у нас семейный торжественный банкет. Принимать поздравления буду я! — встал по стойке «смирно» великий предприниматель-искатель.

Когда банкет был в разгаре, Остап сказал:

— Завтра, детушки-искатели, едем в Алупку и с экскурсией посещаем дворец, — распорядился возбужденный до веселости Остап. — И как я говорил, срисовываем план дворца в три руки. Вы, Шура, срисовываете левую часть, я — центральную, Адам чертит правую. Для этой операции вооружаемся карандашами и плотными белыми картонками… На которых можно рисовать без опоры для этого…

— Командор, а зачем нам перерисовывать, если есть у нас план?

— Э-э, Шуренций, мой «молочный» брат Вася. Есть-то есть, но где уверенность, что этот план именно центрального корпуса дворца? На нашем плане ведь ничего не написано.

— Верно, не написано, Остап Ибрагимович, надо сличить, — солидно заявил Козлевич.

— Вот для этого и проведем мы рисовальную операцию, чтобы убедиться, камрады. Чтобы уже действовать по указанным отметкам на плане наверняка.

Приехав в Алупку, компаньоны с удивлением узнали, что дворец-музей закрыт на какой-то карантин и экскурсий в этот день не будет.

— А с какой целью? Что за карантин? — допытывался Остап.

Но вразумительного ответа компаньоны ни от кого не услышали. Посетили Березовского, но того дома не было. Уже знакомая им соседка Березовских сообщила, что он с супругой на три дня отбыл в Симферополь.

— Посетить родственников и могилку их сынка, — добавила она.

— Да, друзья, ничего нам другого не остается, как дождаться открытия дворца и выполнить то, что мы наметили.

— Как, Остап Ибрагимович, наметили? Вы имеете ввиду забраться в подвал? — не понял Козлевич. — Уже сегодня?

— Нет, Адам, забираться и долбить наобум? Нам надо всё же сравнить планы. А уж потом разрабатывать действия для выноса сокровищ. Действия будут слагаться: первое, бесшумно проникнуть во дворец по известному нам пути, раз…

— Командор, а не проникнуть ли нам во дворец ночью и срисовать план, не ждать открытия?

— Нет, Шура, и еще раз нет, детушки. Этот карантин, мне кажется не карантин. Березовский на три дня уехал, милиционер у дворца прогуливался почему-то… — покачал головой Бендер. — Нет, для такого простого дела рисковать нам не стоит.

— Верно, Остап Ибрагимович, не стоит, — подтвердил Адам.

— Если по справедливости, то и я так думаю, — тряхнул кудрями Балаганов.

Бендер взглянул на него с усмешкой, но не стал его осуждать, а сказал:

— Продолжаю, вскрыть тайник по имеющемуся у нас чертежу, два. Бесшумно и удачно вынести все ценности оттуда, три.

— Эх, командор, всё это хорошо на словах, но всё и очень опасно, если уж так…

— Если по справедливости? — взглянул на него Бендер с усмешкой. — А вы как думали, бывший сын лейтенанта Шмидта? Так просто заполучить миллионы? Знаете, Шура, пословицу? Без труда и рыбку не выловишь из пруда.

— Так-то оно так, и все же… — промямлил Балаганов.

— Ну что же вы, братец? — тернул по усам рукой Козлевич. — Столько трудов, усилий, головоломок, а когда приблизились к решительному и последнему бою, как поется в песне, вы и засомневались, товарищ Балаганов?

— Вот именно к последнему… — промямлил младший компаньон.

— Не каркайте, рыжеволосый младенец, — озлился Остап.

— Не каркаю, командор, но и мне этот милиционер не понравился… — тихо выдавил из себя бортмеханик компании.

В этот день компаньоны решили заночевать в бывшей гостинице «Франция», с новым названием «Алупка». Ожидая с нетерпением следующего дня, чтобы посетить дворец, друзья-искатели вышли перед сном на вечернюю прогулку.


Глава 23. По методу чекистов или перст судьбы | Остап Бендер и Воронцовский дворец | Глава 24. Сколько на земле кошек