home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 23. По методу чекистов или перст судьбы

На следующий день в газетах «Красный Крым», «Курортной газете», «Вестник предпринимателя» и в других даже районных появилось объявление:

«Покупаю дореволюционные фотоальбомы с фотографиями и без них по повышенной цене. Обращаться лично или письменно по адресу: г. Ялта, ул. Юзовская, 7. Коллекционеру или г. Симферополь, Главпочта, до востребования, Измирову».

— Ну, детушки, — прочел свои объявления в газетах Остап, довольно потирая руки. — Заседание продолжается.

Прошло несколько дней после появления в газете объявления компаньонов и начали приходить люди, предлагая купить старые альбомы.

И каких только альбомов компаньоны-затейники не видели. Приносили им старинные в сафьяновой коже и с медным обрамлением по краям, с тиснением и без тиснения надписей, с вензелями на обложках, и простые в картонных переплетах. Листы же альбомов были с прорезями для фотографий, и с уголками для них. А один паренек принес большой фотоальбом с переплетом из двух медных, позеленевших от времени, пластин. На лицевой такой обложке было выгравировано: «Купец первой гильдии С. К. Гаврилов». Приносили альбомы и в переплетах тисненных, под структуру крокодильей кожи. С фотографиями и без них. Фотоснимки были коричневые, черно-белые, и серые пожелтевшие от времени. Изображали они дам с длинными тренами платьев, гимназистов, чиновников в сюртуках, военных и разные пейзажи, и виды городов: Санкт-Петербурга, Киева, Москвы и других. Были фотографии и детей в разных видах, и даже грудных младенцев, в пеленках и колыбельках.

— Компаньоны не ожидали такой активности жителей. И когда им пришлось уже складывать этот вынужденно купленный товар, Остап вдруг вспомнил свою контору по заготовке рогов и копыт в Черноморске и он смехом напомнил об этом Балаганову.

— Шура, помните нашу контору в Черноморске?

— Как не помнить, командор, мы хорошо тогда пожили, — засмеялся Балаганов, но он засмеялся не от того, от чего рассмеялся Бендер, а о своих анекдотичных действий. Вспомнил нападение на Корейко, распилку двухпудовых гирь, пишущую машинку с турецким акцентом, поскольку там вместо буквы «е» была буква «э».

— Нет, бывший уполномоченный по рогам и копытам, уверен, что вы вспомнили не то, что я. Помните, когда в нашу контору ввалился мужик с грязным мешком и прямо посередине комнаты вывалил зловонную кучу рогов и копытец, расхваливая, что сортец их преотличный!.. — зашелся смехом вновь Остап.

— Ох, командор, помню, помню! Как же не помнить! — уже не смеялся, а реготал Балаганов. — Вы еще заплатили ему пятнадцать рубликов, командор. А Паниковский… мир праху его, — перекрестился Балаганов, — потом еще, чай пил с этим рогоносцем, — заливался смехом бывший уполномоченный по рогам и копытам.

Услышав смех, в комнату всунул голову Козлевич, он был в это время возле своего любимого детища, готовя его к выезду в любую минуту по делам их компании.

— Всё в порядке, Адам Казимирович, вспомнили наши рога и копыта.

Альбомы покупались по дешевке, но не знали, что с ними делать дальше. Хотя покупались альбомы только старинные, дореволюционные, но такого, который им подсказал бы что-то нужное, они в них не находили, вспаривая даже обложки, менее же привлекательные альбомы, выпущенные уже после ухода Врангеля, компаньоны отвергали, говоря, что они никакой антикварной, коллекционной ценности не представляют. После нескольких дней такой закупочной деятельности, компаньоны поехали в Симферополь по адресам, указанным в полученных письмах. Но среди более десятка приобретенных альбомов для фотокарточек, ни одного не было, который говорил бы о принадлежности к фотодеятельности Мацкина, а тем более с начинкой фотографий похожих на подпольщиков-больше-виков.

Приехав на Симферопольский главпочтамт компаньоны получили три письма с предложениями купить фотоальбомы. Прочитав одно из них Бендер воскликнул:

— Ха-ха! Так тут же адрес в Гимназическом переулке.

— Да, ну?! — придвинулись к нему его помощники.

— Да, и представьте себе тот же номер дома.

— Представьте себе, дом фотолаборанта Мильха, — удивился Бендер. — Никуда не едем, а сразу же в Гимназический, камрады. Вперед, Адам!

Дома хозяина-буденновца компаньоны не застали. К ним вышла уже знакомая хозяйка в той же самой красной косынке, с некоторым удивлением и настороженностью спросила:

— Снова о прежнем хозяине?

— Нет, мы по письму, — показал конверт Остап. — Здесь вы предлагаете купить не один даже, а несколько альбомов для фотографий. Вот именно мы и собираем их, товарищ.

— Ага, вот такой случай, товарищи. Полез мой, значит, на крышу, подчинить её к зимним дождям. А на чердаке, глянь, ящики, с чем-то. Посмотрел, а там эти самые фотоальбомы в пылище. А два других ящика со стеклом, с темными на них фотографиями, значит. Как сказал мой. Вот и предлагаем мы купить эти самые фотоальбомы, товарищи.

У Бендера перехватило в горле от такого неожиданного сообщения. Он хрипло спросил:

— А посмотреть, где они?

— Да вот, заходите и посмотрите…

Козлевич и Балаганов тоже были, если не в шоке, то очень заинтригованы, но молчали, переглядываясь.

Покупатели альбомов вошли в душную неопрятную квартиру несмотря на красную косыночку хозяйки. Здесь витал запах детских пеленок, кислых щей, подгорелой каши и еще чего-то.

— Вот они, эти самые, — указала красная косынка на ящик у двери. — Альбомы, значит.

В ящике была стопка альбомов в клеенчатом переплете с тисненной под золотую надпись: «Фотоальбом». Бендер взял один из них и на обороте в уголочке прочел: «Переплетная фотосалона господина Мацкина М. С.».

— Они все новые, товарищи, заготовили их для заказчиков, не иначе, — пояснила хозяйка, Она подошла к колыбельке со спящим ребенком, качнула её несколько раз, услышав всхлип оттуда, вернулась к покупателям.

Бендер деловито пересмотрел десяток таких альбомов, видя что ничего заслуживающего внимания в них нет, он спросил:

— Ну что же, хозяйка, поскольку уж приехали, торговаться не будем, заберем, — великодушно произнес Остап и с этими словами выложил десятирублевую купюру на стол с хлебными крошками.

Балаганов скривился от этого жеста командора, осудив его в душе, что он по-прежнему расточительно расходует деньги их компании. И буркнул вслух:

— Зачем они нужны нам такие альбомы, никакой ценности.

— Берите их, Шура, и несите в машину, — усмехнулся на его реплику Бендер. И хозяйке: — Ну, а где же те, стеклянные темные фотографии, как вы говорили, хозяюшка?

— А они же в двух ящиках, — там на чердаке так и лежат. Тяжелые, мой решил не надрываться, тащить их сюда, да и зачем.

— Мы их тоже посмотрим, хозяюшка. Если нас они заинтересуют, то облегчим вам задачу.

Красная косынка пустила довольно смешок и произнесла:

— Давайте, раз так. В коридоре лаз на чердак, а во дворе возьмите лестницу, вот и полезайте, товарищи.

Вскоре поставив лестницу к лазу наверх, первым полез на чердак Остап. К когда он откинул крышку первого ящика, накрытого клеенкой, то увидел внутри пачки в черной бумаге. Пачки были разных размеров от открыточных до портретных. Взяв одну из них, он открыл и понял, хотя и не был искушен в фотоделах, что в руках у него негативы на фотопластинках. Здесь были лица людей, фотографируемые в салонах Мацкина.

Бендер подсунул ящики к проему и скомандовал своим друзьям принимать пакеты из ящика. А когда первый ящик освободился, то подал его вниз и приказал сложить всё в него и отнести в машину. Так было, сделано и со вторым ящиком с негативами.

Хозяйка стояла в дверях комнаты и видно было, что она довольна такой работой покупателей. Когда всё было спущено вниз и ящики погрузили в машину, Бендер сказал:

— Ну это, хозяйка, всё равно выбрасывать со временем будете, так что… — развел руки Бендер. — Достаточно того, что мы фотоальбомы купили. — А это стекло и только…

— Да, вы их всё равно выбросите, так что платить не за что нам, — проговорил Балаганов, весьма довольный тем, что его командор на этот раз поступает правильно.

— Да я и не требую платы, товарищи, купили альбомы и ладно, чего там.

— Как мы поняли, товарищ, ничего больше нет такого заслуживающего, а? — встал перед красной косынкой Бендер.

— Да нет, как видите, всё что было от жильцов прежних — пожала плечами она и заспешила к заплакавшему ребенку.

— Так, до свидания…

— До свидания, — понеслось ей вслед от уходящих компаньонов.

Когда поехали Остап сказал:

— Ну, кисы-голуби, фотоальбомы альбомами, они нам ничего не дают, того на что мы рассчитывали, а вот негативы на пластинках!.. Здесь нам предстоит поработать. Уверен, что мы такое узнаем, такое…

— Да, Остап Ибрагимович, может быть, и фотографию, которую так ищет бывший поручик Загребельный — теперешний старпом на «Тринакрии» — не отводя взора от дороги, проговорил Козлевич.

— Да, командор, и я так думаю. Видите сколько в ящиках этих самых негативов, — поддакнул Балаганов.

— Я хочу сказать следующее, голуби-искатели. Судьба нас так и водит возле этого загадочного поиска, где и поручик, и фотоальбом, и горничные и…

— Да всех не перечислишь, командор! — засмеялся Балаганов.

— Да, пришлось, пришлось, братцы, — промолвил Козлевич.

— И еще придется, детушки. Вы смотрите, ведь были же мы на этом Гимназическом, у этих буденновцев, узнали мало, а за фотоальбомы и негативы и слухом, и духом не ведали. А потом, благодаря, нашему объявлению мы вновь с ними столкнулись. Так как это называется? — подождал ответа своих друзей Остап. Я не дождавшись, ответил сам: — Его Величество Великий господин случай! А точнее, это не что иное, как перст судьбы, указывающий нам на успешный поиск сокровищ графини.

— Дал бы Бог, — обернулся к Бендеру Балаганов.

— Будем надеется, Остап Ибрагимович, — мельком взгялнул на него и Козлевич.

И Остап продолжал:

— И скажу вам, детушки, мне не терпится усесться в нашей наемной комнатке и при свете настольной лампы просмотреть все эти темные стекляшки. И обнаружить что-то такое, что нам скажет.

— Дал бы Бог, — произнес еще Козлевич.

— Вот именно, дай нам Бог найти то, что нам нужно, — обернулся снова к Остапу Балаганов.

Быстро посетив адреса двух других предложений, и не обнаружив там ничего заслуживающего внимания, «майбах» понес компаньонов к морю в Ялту.

Ни обедать, ни ужинать Остап не пошел. Он священнодействовал. Сидел за столом с настольной лампой, просматривал негативные фотопластинки, осторожно извлекая их из черных пакетов. А своим друзьям до этого сказал:

— Если хотите обедать и ужинать то идите без меня.

— Может, мы принесем вам поесть сюда, командор? — заботливо спросил Балаганов.

— Да, Остап Ибрагимович, бутерброды можно, кефир и еще что-нибудь? — спросил и Козлевич.

— Хорошо, хорошо, голуби, идите, идите, по своему усмотрению что принесете, то и принесете, — сгорая от нетерпения начать просмотр пластинок, выпроводил Остап своих компаньонов.

На фотопластинках Бендер увидел лица гордых дам, надменных офицеров, гимназистов и гимназисток, детей, лежащих на животиках. Увидел он и всадницу на красивом коне.

— Подражает картине Брюлова, — вслух отметил Остап.

Просматривая дальше, великий искатель видел моряков, чиновников во фраках и сюртуках. Просмотрел негативы и новобрачных в венчальных нарядах, господ с собаками на поводу. Были здесь и групповые снимки и репродукционные с портретов. Присмотревшись к одному такому негативу, Остап воскликнул:

— Так это же с портрета в зале Воронцовского! Видел я его там детушки, видел, — промолвил он, как будто его «детушки» были рядом.

Так просматривая негатив за негативом он не находил ничего, что могло бы его заинтересовать из фотоальбома господина Мацкина.

Просмотр первого ящика, подходил уже к концу, когда в предпоследней пачке негативов он увидел заснятые головы мужчин. На каждой такой фотопластинке вмещалось по нескольку снимков размером фотокарточек для документов. Позирующие перед камерой были одеты в простые красноармейские гимнастерки, френчи, кители, пиджаки, одним словом, никак не похожие на господ.

— Ага, это уже на что-то похожее, — промолвил Остап.

Он просмотрел еще несколько пластинок с такими изображениями и не находил ответа на то, что интересовало поручика-старпома Загребельного. Он вскрывал пачки с такими негативами и вскрывал. А когда пересчитал, то их оказалось двести семьдесят девять.

— Ого, как и у Мацкина, около трехсот. Не иначе это таки негативы, с которых печатались фотографии подпольщиков-большевиков в подарок врангелевской контрразведке, как можно предположить, — сделал вывод Бендер.

Во втором ящике он нашел еще несколько таких пластинок. А дальше снова пошли ничего не значащие снимки дам и господ того времени. Если в первом ящике негативы хорошо сохранившиеся, то этого нельзя было сказать о пластинках в этом ящике. Многие были с пятнами пожелтевшими от времени.

Так продолжался просмотр негативов до средней пачки второго ящика. И когда Остап, вздыхая начал отчаиваться, что ничего путного в этих пластинках не увидит, он извлек очередную пачку тонкую, но значительно большего размера, чем другие. На пластинке из этой пачки могли разместиться четыре открытки. «Не иначе портрет» — подумал он и поднял, одну пластинку на просвет. Поднял, всмотрелся и затаил дыхание. Это был негативный снимок какого-то чертежа. Но не всего, так как объект для фотосъемки, очевидно не вмещался своими размерами в ракурс фотоаппарата. Торопливо извлек вторую пластинку из этого же пакета, разделенную от первой пергаментной бумагой. И когда всмотрелся в неё на просвет, то понял, что она составляет ровно половину всего сфотографированного чертежа. Состыковав эти две чертежные пластинки, он получил подтвержение, что объект снимали дважды: одну половину, а затем и вторую. А после отпечатка с них уже позитива на фотобумаге, эти половинки чертежа меж-но было состыковать и получить уже чертеж цельный. А чертеж этот был не иначе, как планом какого-то строения, как понял он, бережно поклав пластинки на стол. — Вот это да, вот это да, — возбужденно заходил по комнате взад-вперед Бендер, говоря вслух. — План чего же это? — спрашивал он сам себя. — Не спроста же этот план фотографировали, Ося. Здесь какая-то надпись, — взял пластинку снова Остап. Но сколько не всматривался в буковки, доводя глаза до слезливости от напряжения, прочесть текст он не мог. И он сказал: — Срочно нужна лупа, увеличительное стекло… Но где достанешь, за окном вечер. Придется отложить до завтра… Ося, ты же не страдаешь минусовым или плюсовым зрением, ну-ка, ну-ка, еще раз всмотрись, — подбадривал он себя. И приложив пластинку совсем близко к лампе, вдруг, увидел слова: «План подвальной»… — а дальше второй строкой после рыжего пятна, уже туманно: — «…дворца…» — План конечно же, Воронцовского, — пристукнул он кулаком по столу. — Зачем же нужно было охотиться Загребельному за фотоальбомом. И, наверное, он думал, что снимок в этом самом фотоальбоме, а он в негативах, — хохотнул Бендер победоносно. — Да, а почему в фотоальбоме? Что кроется всё же в нем? Какая тайна ведущая к сокровищам графини? — говорил всё это вслух, сам того не замечая, так был возбужден великий искатель-исследователь.

— Вот уж загадка из задач. Поручик Загребельный не искал же негативы, а фотоальбом, как же это он мог при помощи какой-то одной фотокарточки из этого фотоальбома получить ответ на его вопрос. А вопрос у него один: где спрятаны сокровища графини, в каком месте дворца? — так говорил сам себе Бендер. Но затем прилег на софу, закрыл глаза, так думалось лучше. И уже мысленно рассуждал:

«И зачем это понадобилось фотолаборанту сохранять эти негативы? Возможно, чтобы попользоваться самому этим планом, найти клад? Но хорошо, план, то план, но он ничего пока не дает, без указания места самого клада. Такой план можно перерисовать в том же дворце-музее, он висит, насколько я помню, там, в рамке. Попробуй найти его там. Нет, эти негативы надо изучить досконально. Отложим это до утра, камрады-детушки».

Так он решил, но тут же вскочил, спрятал негативы так, что их мог найти только он, и выбежал из комнаты. Драмадерским шагом понесся к аптеке, которая должна была еще работать.

— Очки, а очки, у вас есть? — запыхавшись спросил он.

— Вам плюс или минус? — спокойно ответил аптекарь. — Вот в оправах, — указал он на витрину прилавка.

— Плюс, плюс, товарищи, — заторопился ответить Остап. — Чтобы я мог прочесть письмо с самым мелким почерком.

— Вот здесь у нас есть, три с половиной, и даже четыре с половиной, плюсовые, товарищ. Ну-ка, примерьте.

Бендер одел очки и сквозь них увидел окружающее как в белом тумане, размытое всё в очертаниях.

— А чтобы прочесть, как же?

— А вот вам бумажечка с буковками, читайте… — подал страничку аптекарь.

Остап, конечно, ничего не смог прочесть, но когда он отрегулировал расстояние между шрифтом и очками, то мелкие буковки превратились в крупные и более четкие.

— Так, беру, беру, заверните, — полез за деньгами Остап.

— Вам и футлярчик изволите предложить?

— И футлярчик… — нетерпеливо переступил с ноги на ногу Бендер.

Не пришел, а прибежал домой, Остап вновь начал изучать фотопластинку с надписью. И когда отрегулировал расстояние между ней и глазами в очках, то победоносно выговорил:

— Вот тут она ему и сказала: за мной мальчик не гонись!

В уголку первой части сфотографированного чертежа он явственно увидел чертежный штамп: «План подвальной части Воронцовского дворца. Архитектор Эдуард Блор».

— Так, но это Ося, как я и говорил, план. А что же дальше камрады? Где место самого клада? Ведь во дворце 150 комнат!

Походив снова по комнате, он присел к лампе и, вооружившись очками-увеличителями, начал еще раз по сантиметру тщательно просматривать первую пластинку.

Но сколько не смотрел, ничего указывающего на какое-то определенное место в подвале, он не находил. Были размеры чисто архитектурно-строительного назначения. Тогда он принялся изучать вторую пластинку. И вглядываясь в просвет её, он вдруг заорал:

— А-а, вот почему! Вот почему делали этот снимок! Вот почему, детушки-искатели!

На чертеже в восточной части подвала на рыжем пятне негатива он явно увидел стрелку с какой-то надписью на ней. Стрелка и надпись были сделаны неотчетливо. А от стены к острию этой стрелки шла другая, такая же с какой-то цифрой и словом. Эти стрелки стыковались у самой восточной стены подвала. И стык их был обведен кружком, хорошо просматривающимся на рыжем пятне негатива.

— Вот это место! Вот где тайник! Урр! Урра! — вскочил Бендер. — Ох, Ося! Ох, детушки-компаньоны! — запрыгал Бендер. А затем, прижал фотопластинку к груди заходил по комнате ритмическим шагом танго. Точно так же, как когда-то танцевал с папкой по делу Корейко, торжествуя свою победу. И вдруг остановился.

— Да, а сколько сажень откуда? Рано ты обрадовался Ося? Рыжие пятна сажени съели, как и другие листы на стенах… Что ж долбать всю восточную стену подвала? Мартышкин труд… Да и не те условия… Засекреченные условия, тайные…

Долго еще смотрел Остап на таинственный негатив, затем сел, откинулся на спинку стула, закрыл устало глаза и промолвил вслух:

— Какой-то очередной блеф. Близок локоть, да не укусишь — встал он. — Дурацкие альбомы. — Со злостью Остап пнул своим желтым ботинком стопку альбомов лежащих у стены.

От удара стопа фотоальбомов рассыпалась и Бендер, глядя на неё недобрыми глазами еще промолвил:

— Мацкин, Мацкин, ясно в чем секрет такого интереса к тебе? — и пошел из комнаты. Но в дверях столкнулся со своими компаньонами. Они с немым вопросом уставились на своего технического директора.

Бендер сказал:

— Если вы думаете, что в этом стекле подвальной части дворца нам указано точное место, то вы глубоко ошибаетесь, имеется только стена, камрады-сотоварищи — и вышел.

— Может, поужинать вам? — заботливо, как старший, спросил вдогонку Адам Казимирович. Но не получив ответа он посмотрел на Балаганова.

— Да, Адам Казимирович, наш командор сильно озадачен, — вошел в комнату бывший названный сын лейтенанта Шмидта.

— Да, братец, пока наше предприятие не радует нас, — вздохнул Козлевич, — постоял в раздумье он и хотел было выйти к машине, но услышал:

— Адам Казимирович, тут какое-то письмо.

Козлевич обернулся и увидел, что Балаганов держит в руке почтовый конверт.

— И что в этом письме?

— А оно запечатано, — почему-то понюхал конверт Шура. — Надорвать?

— Да, любопытно, конечно, но, может, подождем Остапа Ибрагимовича?

Но ждать главу их компании не пришлось, так как Бендер в самом, что ни есть прискверном настроении вошел в комнату в это время и спросил:

— Для чего «подождем», что тут у вас?

— Вот, командор, — подал ему конверт рыжий Шура.

— Откуда это? — повертел конверт Бендер, — без адреса…

— Из альбома выпало. Начал укладывать на место, а из одного конверт и выпал, — пояснил Балаганов.

— Вы же просматривали, ничего там не было, — удивился Остап.

— Но не все просмотрели, Остап Ибрагимович, — дернул кондукторские усы Козлевич. — Только часть их, когда поняли, что они совершенно все новехоньки.

Бендер надорвал конверт и начал письмо читать вслух:

«Дорогая мама!

Нет уверенности, что я вернусь. Поэтому о письме этом сообщи моим товарищам. Они рано или поздно к тебе обратятся. А если и с письмом что-то случится, то скажи им, что все наиболее интересные фотографии мне удалось переправить Симаковым в Керчь. Адрес Симакова тебе известен. А если и с ним что-нибудь не так, тогда пусть найдут там Клебанова Павла Анисимовича. Письмо прочти, вложи в конверт без надписи и подсунь его за подкладку обложки одного из новых фотоальбомов на случай обыска.

Целую, любящий тебя твой сын Виктор».

— Вот это да! Детушки! — радостно провозгласил Остап. — Выходит, не всё еще потеряно? Всё, Адам, готовьте машину, завтра в путь. А сейчас, если вы не очень хорошо поужинали, камрады-искатели, то приглашаю вас в ресторан поужинать со мной и с Зосей, по случаю такой новости.

Когда Остап пришел к Зое, то застал её очень расстроенной за укладкой вещей в дорогу.

— Что случилось, Зосенька?

— Вот прочти, — подала она письмо.

Бендер пробежал глазами текст. Письмо было написано мариупольской соседкой Зоей, в нем говорилось, что Серафима Карповна тяжело захворала, слегла. И дом Зои теперь находится без должного присмотра в такое беспокойное и голодное время.

— Ясно, — констатировал Остап.

— Собираюсь срочно ехать, чтобы помочь Карповне и за домом, — всхлипнула женщина.

— Понимаю, Зосенька. На авто мы сможем тебя доставить только в Симферополь и посадить в поезд.

— Ничего большего и не надо. Буду благодарна, родной, Ося, — чувственно промолвила Зоя.

Сборы были недолги. Вскоре вместо ресторана вся компания сидела в «майбахе», мчавшемся в Симферополь.

Поезд в сторону Мариуполя отправлялся ночью. У друзей в ресторане было время и они устроили ужин-проводы Зои.

Провожая даму своего сердца, Остап заверил её, что как только дела ему позволят, он непременно сразу же приедет к ней. Зоя обещала ему также, что если здоровье Карповны улучшится, или она найдет другой какой выход, чтобы дом её не оставался без присмотра, то и она сразу же даст об этом знать ему. Немедленно приедет снова в сказочную Ялту.

Дальнейшее прощание с Зоей было без лишних сентиментальностей, так как настроение женщины было озабочено письмом из Мариуполя, а мысли Остапа были заняты предстоящей поездкой в Керчь.

Проводив Зою, Бендер со своими компаньонами мчались к многообещающему Семенякину, согласно неожиданному письму-находке.


Глава 22. И нам надо в газету, как и те легавые, командор | Остап Бендер и Воронцовский дворец | Глава 24. Поиски и находки в Керчи