home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



33

Лариса Алексеевна обошла весь город, посидела на всех лавочках, и деваться ей было некуда. Подруг и знакомых давно не осталось. Всеми забыта, никому не нужна. Ветер, хоть и весенний, пробирал под тонкой шалью. Ей захотелось держаться поближе к дому. Нарушать приказ дочери и зайти она не посмела. Надо было найти тихое местечко. Такое оказалось неподалеку. У склада была сложена поленница выше человеческого роста. Тут можно и присесть, и ветер не долетает. Лариса Алексеевна устроилась, запахнула шаль и стала ждать. Ради счастья дочери она готова была провести здесь хоть всю ночь. Лишь бы у Оленьки вышло так, как она желает. Что там происходит, она старалась не думать. Да и какая теперь разница.

Ветер принес удары часов. Она принялась считать. Вышло девять. Белая ночь время смешивает, путает, не разберешь, который час. Лариса Алексеевна принялась напевать про себя колыбельную, под которую укачивала Оленьку. Незаметно и сама стала покачиваться.

В переулке было безлюдно. Соседи с верхнего этажа, наверно, уже чай пьют. Да и в ближних домишках тоже время обеда. Народ тут простой, трудятся с утра и дотемна, живут скромно, но за столом собираются вместе. Ларисе Алексеевне так захотелось оказаться сейчас дома, чтобы на столе кипел самовар, и они бы сели с Оленькой и стали пить чай вместе. И разговаривать, разговаривать… Такая простая и прекрасная картинка привиделась.

Она замечталась и не заметила, откуда взялся молодой человек. Появился он так стремительно, будто пожар случился, метнулся в одну сторону, заметил ее и бросился в другую, для чего-то прикрывая лицо ладонями. Лариса Алексеевна удивилась столь странному поведению, вроде одет прилично, не пьяный. И чего только люди чудят? Нет чтобы жить в мире и согласии.

Происшествие было незначительным и вовсе не касалось ее. Только странная тревога кольнула в сердце. Лариса Алексеевна поднялась с бревна и пошла к дому. Их окна были раскрыты, занавешены, но света в них не было. Неужто Оленька гостей в потемках принимает? Было это странно и неправильно. Лариса Алексеевна старалась не думать, отчего света не зажигают при гостях. Она вдруг поняла, что должна немедленно зайти в дом. Подойдя к двери, она уже собралась постучать, как вдруг створка сама открылась. Оленька всегда ругалась, если мать забывала запереться, хотя что у них красть? А тут сама допустила…

Лариса Алексеевна зашла и остановилась на пороге. В комнате стояла тишина, пахло резко и неприятно. На столе лежало что-то большое. Что за странность? Куда делась Оленька? Возиться с лампой Лариса Алексеевна не стала. Прошла к окну, чувствуя под ногами какую-то слякоть, и отдернула занавеску.

Вечерняя тишина переулка разлетелась в клочья. Женщина кричала истошно, надрывая связки и нутро, срываясь на невозможный визг, от которого только зажать уши и спрятаться. Крик забирал силы, сковывал ноги оцепенением и буравил голову. Деться от него было некуда. Он доставал везде. В окошках появились соседи, из ближних домов кто-то уже вышел на улицу. Люди переглядывались и не понимали, что происходит, что стряслось. Жуткий и мучительный крик рвался с первого этажа. И не утихал ни на миг. Словно кричал не человек, а какая-то невиданная машина выпускала пар свистом. Так кричать человеку не под силу.


предыдущая глава | Смерть носит пурпур | cледующая глава