home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



32

В городской ратуше присутственный день завершился. Швейцар доложил, что господа чиновники разошлись кто куда, а господин Нарышкин нынче ушел рано, да так и не возвращался. Где он снимает квартиру, швейцар не знал.

Ванзаров назвал извозчику дом-с-трубой. Этого оказалось достаточно. Сговорились на тридцати копейках. Проехаться по весеннему Царскому Селу оказалось делом приятным. Ветерок освежал, зелень радовала, домики мелькали детскими игрушками. Пролетка только завернула на Гатчинскую дорогу, и тут Ванзаров приказал остановиться, кинул мелочь извозчику и пошел навстречу человеку, который шел по другой стороне, глядя себе под ноги и не обращая внимания ни на что вокруг. Заложив руки за спину, он сильно горбился, точно глубокий старик, и шевелил губами, что-то бормоча себе под нос. Ванзаров перешел дорогу и дождался, пока этот господин чуть не налетел на него. Нарышкин отпрянул и посмотрел испуганно и тревожно, как будто совершил непростительную оплошность.

– Прошу простить… – Ванзаров низко поклонился.

Нарышкин кивнул, отчего очки его опасно вздрогнули.

– Ничего, ничего, – торопливо проговорил он. – Это я сам виноват…

Он счел уличное происшествие исчерпанным и примерялся, с какой бы стороны обойти этого плотного молодого человека. Ванзаров стоял широко, уперев руку в бок.

– Раз уж мы так счастливо встретились, позвольте узнать у вас кое-что?

– Ну, разумеется… Отчего же… – Нарышкин немного отступил, чтобы лучше видеть лицо собеседника.

– Не ошибусь, если назову ученика великого Ивана Федоровича Федорова химиком?

– В некотором роде… – не вполне уверенно ответил Нарышкин. – А какой у вас ко мне вопрос?

– Возможно ли путем химических процессов без магии, колдовства и астрологии добиться перехода металлов в золото?

На лице Нарышкина растерянность застыла неподвижной миной, рот приоткрылся, он смотрел не мигая.

– Что вас так удивило? – спросил Ванзаров как ни в чем не бывало. – Вопрос, конечно, дилетантский, но все же… Крайне любопытно…

– Для науки нет недостижимых преград… – проговорил Нарышкин, что далось ему с большим трудом.

– Вот как? Интересно… Значит, вы такой возможности не отрицаете.

– Молодой человек, господин эм-м-м…

– Ванзаров… – подсказали ему.

– Да-да… Этот вопрос относится к разряду вечных, ответ на него мы узнаем только в отдаленном будущем.

– А вот у меня другие сведения, – заявил Ванзаров. – Более того, могу назвать ученого, которому этот эксперимент до некоторой степени удался.

– Неужели? Это очень интересно…

– Простите, как ваше отчество?

– Сергей Иванович…

– Так вот, Сергей Иванович, я практически уверен, что Ивану Федоровичу удалось невозможное и он создал золото. И вы об этом прекрасно осведомлены.

Нарышкин снял очки и принялся их тереть, отчего стекла пошли жирным блеском.

– Вы не можете этого знать… – тихо сказал он.

– Благодарю, что не отрицаете.

– Господин Ванзаров, вы неверно истолковали мои слова… Иван Федорович великий мыслитель и человек с большой буквы, он внес неоценимый вклад в развитие химической мысли, открыл новые горизонты, которые еще только предстоит осмыслить. Но трансмутацией металлов он не занимался.

– Какой же незабываемый опыт он хотел показать своему коллеге, господину Лебедеву? В письме, которое вы положили в конверт и отправили, говорилось о величайшей загадке. Федоров однозначно дал понять, что ее удалось раскрыть.

– В последнее время Иван Федорович плохо себя чувствует… Не надо принимать все за чистую монету.

– Как скажете, – легко согласился Ванзаров. – Желаете для поднятия настроение небольшой логический опыт?

С куда большим удовольствием Нарышкин предпочел бы, чтобы его оставили в покое, но возражать не рискнул. И согласился.

– Господин Федоров пригласил учеников, чтобы заслужить их восторг. Но кое-какие сомнения заставили его поменять планы. Химику, даже не столь выдающемуся, не составит труда придумать фокус, в результате которого зрители увидят крупицы металла ярко-желтого цвета. Только не золота, а пирита. К сожалению, и этот эксперимент показать он не пожелал. Вам это отлично известно. Именно вы подмешивали пирит в состав, который должен был послужить основой фокуса. Скажу больше: ни в какой Петербург на ночь глядя вы не ездили. Прошу простить, если обидел…

Нацепив очки, Нарышкин, кажется, собрался сбежать, но духу не хватило.

– Вы ошибаетесь… – проговорил он.

– Насчет чего?

– Все, что вы рассказали, – это только ваши фантазии, господин Ванзаров…

– Сергей Иванович, вам надо бояться не меня. Моя цель проста: защитить Ивана Федоровича.

– Ему ничего не угрожает.

– Смею думать, что это не так. Его открытие у многих может вызвать желание обогатиться быстро и навсегда. Скажите мне, кого опасался Федоров, и я смогу помочь.

– Вы ошибаетесь, – повторил Нарышкин. – Иван Федорович истинный гений, но у всех наступает усталость, оставьте его в покое. Ему действительно осталось не так много.

– Желаете, чтобы завтра он публично во всем сознался?

На лице Нарышкина появилась слабая улыбка.

– Вам уже доложили… Это говорил не он, а его болезнь.

Такую версию Ванзаров счел допустимой.

– Одного не пойму, – задумчиво сказал он. – Вы умный человек, умеете проводить химические опыты, вон у вас все руки в ожогах, могли бы внести свой вклад в науку. Так для чего принесли свою жизнь в жертву Федорову?

– Он гений, который освещает этот мир своей мыслью. Ради этого никакая жертва не покажется излишней… Позвольте, я пойду.

– Не смею задерживать… – Ванзаров нарочито посторонился. – Жаль, что не хотите сказать мне правду. Я искренно хочу помочь господину Федорову.

– Правда в том, что правда слишком проста и непривлекательна, – ответил Нарышкин, переминаясь с ноги на ногу. – Благодарю вас за желание помочь, но беспокоиться решительно не о чем… Приятно было познакомиться…

– Последний вопрос, Сергей Иванович. Вы позволите? – И, не дожидаясь ответа, Ванзаров спросил: – Вчера в ювелирный магазин Гольдберга некая барышня принесла изрядный кусок золота. Фамилия барышни Нольде, вчера она была на посиделках. Откуда у нее столько золота?

Ванзаров следил за его лицом. Нарышкин взгляда не отвел и не выказал ни малейшего испуга.

– Не имею ни малейшего понятия, – ответил он, поклонился и пошел, низко сгибая спину. Словно на нее взвалили груз непомерный, от которого не избавиться.


предыдущая глава | Смерть носит пурпур | cледующая глава