home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



4

Когда Алексей передал ребятам их разговор с Асланом, те не прочувствовали ситуацию, а больше интересовались виски, которое пил их бригадир и шашлыком, который тот ел. Потому Алексей счел нужным их предупредить:

– Так парни, человек нас попросил, потому все делайте как для себя. Главное, чтобы хозяйке понравилось и тогда нам, похоже, действительно заплатят сколько обещал этот жук Василич.

Слова возымели действие, бригада работала так, как ни на одном объекте до того. Начинали в восемь, час на обед и заканчивали в девять вечера. В первую неделю все ровняли, шпаклевали. Во вторую клали утеплитель и обшивали гипсокартонном. Ко дню, когда ожидался приезд хозяйки, коттедж внутри представлял собой абсолютно ровные помещения, в которых можно было начинать окончательную отделку: монтировать полы, подвесные потолки, делать декор стен. Аслан придирчиво с уровнем в руках осмотрел все комнаты.

– Игрушечка, да я бы в таком доме и без отделки жить бы согласился. По сравнению с тем коттеджем, где мы сейчас живем, вы намного качественнее сделали, – по глазам Аслана было видно, что он доволен работой. Тем не менее, и он волновался, испытывая страх перед визитом «вельможной» хозяйки.

– Ладно Леха, помогай вам ваш Бог, а мне мой Аллах. Звоню, говорю, что все готово, – Аслан вздохнул, достал мобильник и стал набирать номер.

Хозяйка приехала на «Мерсе» и со своей охраной. Алексей удивился, видя, какая метаморфоза происходит с Асланом. Насмешливый, самоуверенный джигит моментально превратился в нечто, напоминающее услужливого лакея. Он подскочил и подобострастно открыл дверь автомобиля… Хозяйка оказалась женщина лет сорока, среднего роста и полноты, типичной кавказской внешности. А вот одета она была так как кавказские женщины любят одеваться в России и в частности в Москве, так чтобы ее «прикид» бил в глаза прежде всего русским бедным и среднего достатка: мы и на вашей земле лучше вас устраиваемся и лучше вас живем. А если говорить конкретно о чеченках, то к вышеупомянутому можно добавить: вы с нами воевали и вы вроде бы победили, а мы все равно лучше вас жили, живем и будем жить… Хотя снег еще не выпал, хозяйка была в шубе. То что цена той шубы запредельна и то что ни жена ни мать Алексея как и родственницы ребят никогда в жизни не то что не могли такую иметь, они наверняка даже не знали о существовании подобных шуб. То же самое можно было сказать о ее сапогах. На голове у хозяйки была какой-то особой выделки шаль с рисунком, видимо национальной направленности. Хозяйка с Асланом шли к коттеджу, разговаривая меж собою по-чеченски. Впрочем, Аслан даже не шел, а почтительно вполоборота семенил рядом. Охрана, состоящая из коренастых хмурых бородачей в черном камуфляже, шла следом. Ребята стояла у входа в коттедж. Когда подходили Аслан, видимо, сообщил хозяйке, что это бригада производившая ремонт.

– Здравствуйте, – от имени всех поздоровался Алексей.

Хозяйка лишь скользнула по ним обычным презрительным взглядом, которым многие чеченцы смотрят на простых русских и не удостоив бригаду ни ответом, ни кивком головы, прошла словно мимо пустого места. Так же, только оглядев рабочих подозрительно, прошла мимо и охрана. Ребята растерянно потоптались и… пошли следом. Аслан водил хозяйку по всем комнатам показывал, что-то объяснял. Она изредка бросала в ответ короткие гортанные фразы. Все время говорили по-чеченски, так что не было ясно, довольна хозяйка или нет. По большинству комнат прошлись довольно быстро, а вот уже на обратном пути в гостиной на первом этаже задержались. Здесь хозяйка стала что-то недовольно выговаривать Аслану, тот, похоже, оправдывался. Она подошла к стене и что-то раздраженно говорила, показывая на нее. Аслан вновь начал что-то объяснять. Хозяйка, не дослушав его, резко повернулась и полы длинной шубы «мазнули» по полу и на них явственно обозначились несколько пылинок-опилок. Черновой пол, на который предполагалось укладывать паркет, хоть и был тщательно подметен, но именно в этом месте опилки забились в паз меж досками и сейчас прицепились к иссиня-черному меху.

– Это еще что такое?! – неожиданно по-русски воскликнула хозяйка.

Аслан в ужасе выпучил глаза и, оглянувшись, жестом подозвал Алексея.

– Вот бригадир… он скажет, – поспешил уйти от ответственности Аслан.

– Это опилки… от досок… мы тут доски пилили, они совершенно чистые и вашей шубе не нанесут никакого вреда, просто стряхните их, – объяснил Алексей.

Аслан тут же подобострастно начал приводить пожелание бригадира в реальность, он шустро наклонился и начал отряхивать полы шубы хозяйки. Она же стояла, словно оцепенев, выслушав сначала бригадира, а потом проследив взглядом «нырок» ей в ноги Аслана. Казалось, инцидент был исчерпан, но на хозяйку после полуминутного оцепенения вдруг накатил какой-то немотивированный, нездоровый гнев:

– Что… чистый… этот пол чистый!? Да вы знаете сколько эта шуба стоит? – и без того не молодая и далеко не красавица сейчас хозяйка от прилива крови к лицу казалась прямо-таки страшной. – Все ваши поганые жизни не стоят столько сколько эта шуба! – она обдала взглядом полной ненависти Алексея и больше ничего не говоря быстро пошла к выходу, следом за ней охрана. Позади всех растерянно семенил Аслан.

Бригада стояла в опустевшем коттедже. Ребята явно струсили – они уже были в курсе как наказали молдаван.

– Кобздец, ни хрена нам тут не заплатят. Дай Бог, если целыми выпустят, – похоронным голосом предположил Николай.

– Ладно, поглядим… Пойдем хоть позавтракаем, а то так и не пожрали, с утра все ждали, вот дождались, – Алексей двинулся к выходу, ребята поплелись за ним.

Едва они покинули коттедж, как увидели, что «Мерс» и джип охраны уже выруливают за ворота. Аслан стоял один и смотрел вслед отъезжающим.

– Идите, ешьте, а я сейчас переговорю и тоже приду, – Алексей все же решил узнать, что и как.

Когда подходил, Аслан продолжал стоять в статичной позе, хотя ворота уже закрыли и визитеров, что называется и «след простыл».

– Аслан, ну что… неужто из-за этих опилок все насмарку? – осторожно поинтересовался Алексей.

Аслан посмотрел на него невидящим взглядом, находясь во власти каких-то своих дум. Но постепенно он как будто стал узнавать Алексея, и лицо озарила приветливая улыбка:

– А, эт ты Леха… Что ты сказал?… А, не переживай, все нормально, ваша работа понравилась. Теперь мне на внутреннюю отделку надо бригаду искать, а где найдешь, сезон-то кончился. Вы то как, не согласитесь?

– Да нет, мы просто уже не можем, сил нет, до дома бы добраться, – развел руками Алексей.

– Понимаю тебя. Спасибо Леха, выручил меня. Когда соберетесь уезжать зайди ко мне, я тебе бутылку виски, такого же, что мы с тобой пили, подарю. Дома покажешь, там у вас, наверное, такого никогда не видели, – Аслан с доброжелательной улыбкой повернулся, явно собираясь уйти.

Подожди Аслан… Если работу приняли и все нормально, тогда сначала надо бы рассчитаться, как договаривались… сто кусков, – Алексей заговорил жестче.

Аслан почти также как угодничал перед хозяйкой, так и сейчас совсем не по-чеченски засмущался – ему было явно неловко:

– Извини… у меня денег нет. С вами ваш прораб должен рассчитаться. Тут такое дело, хозяйка, еще до того как вы приехали, приказала за то что прораб в первый раз халтурщиков прислал, всю работу провести за его счет. На том мы и договорились. Так что не мы, а он должен вам за работу платить.

– Как он!.. И он знал, что вся эта работа за его счет, – не мог поверить в то, что услышал Алексей.

– Конечно, знал, я же тебе говорю, он со всем согласился и вас вот привез. Так что извини Леха, с ним об оплате говори.

– И ты тоже… с самого начала об этом знал, и ничего не говорил!? – негодующе еще больше повысил голос Алексей.

– Извини… мне надо было эту работу организовать и сделать. Иначе она бы меня… Ну сам знаешь, я же тебе говорил… Не забудь зайти как уезжать будете. Извини Лёха, – с этими словами Аслан повернулся и поспешил в «штабной» коттедж, явно не желая больше находится в «прицеле» негодующих глаз Алексея.

Когда Алексей вошел в баню, ребята во всю завтракали. По виду бригадира они поняли, что дела совсем плохи. Алексей передал разговор с Асланом. Сначала ребята облегченно перевели дух, узнав, что их больше не задерживают… Потом начали возмущаться:

– Это как же работали как проклятые и за все за это бутылку водки! – уже отойдя от страха кричал Михаил.

Николай ему вторил, а Алексей молча стал собирать вещи – ему даже не хотелось есть, хоть с утра он так и не позавтракал.

– Пошли отсюда, – скомандовал бригадир, и ребята, разом замолчав, тоже стали собирать свои вещи.

Когда ребята отягощенные сумками подошли к калитке, их догнал Резван.

– Эй, бригадир, мобильник свой возьми, мы его тебе подзарядили, и вот ещё Аслан передал, – охранник в одной руке держал мобильник, в другой четырехгранную бутылку виски.

Алексей взял телефон и, не беря бутылку, повернулся и вышел за калитку… Резван догнал его уже за калиткой и, вырвав одну из сумок, расстегнул ее и положил туда бутылку. Застегнув молнию и отдав сумку, он дружественно улыбнулся и махнул рукой:

Счастливо ребята, не обижайтесь, по жизни и хуже случается…


Пока шли до остановки, Алексей увидев, что на мобильник за последние недели полторы обрушился просто шквал звонков, начал звонить сначала жене, потом матери… Потом отдал мобильник ребятам, чтобы и они успокоили перепуганных их внезапным исчезновением родственников. Когда отзвонились и дошли до остановки автобуса, ждать которого предстояло где-то около часа…

– Может позвонишь прорабу? Это ж его косяк мы исправляли, – предложил Николай.

Алексей сидел в отрешенной задумчивости. Он подсчитывал в уме, сколько денег привезет жене. Сейчас она рада что он нашелся, но когда узнает, что они две недели не просто просидели взаперти, но и работали за дарма, да еще и питались за свой счет… К тому же еще предстояло заплатить за проезд в маршрутном такси. Да и в электричке с тяжелыми сумками от контролеров особо не побегаешь – тоже билет брать придется. Так что те десять тысяч, что они получили за баню, очень существенно сократились и еще сократятся.

– Сюда-то на своей тачке привез, хоть бы и отсюда вывез гад, что бы за билеты нам не платить… А может хоть по чуть-чуть за работу эту заплатит, а? Позвони Лёх, – продолжал канючить Николай.

Алексей молча, с явной неохотой, ибо не сомневался, что услышит в ответ, достал мобильник, нашел номер прораба…

– Василич… это Лёха. Ты меня хорошо слышишь?… Мы закончили работу на твоем объекте, закончили в срок, и у клиентов претензий нет. Только они говорят, что за работу с нами должен рассчитываться ты.

Прораб только сопел в трубку.

– Ну что молчишь, как рассчитываться-то будем? – уже конкретизировал вопрос Алексей.

– Ребята… вы… я… понимаете, нет у меня сейчас денег… не могу я. Но вы не думайте, я все помню, на будущий год приезжайте, я тем с вами рассчитаюсь, что только самых выгодных клиентов буду вам подбирать, лучшие заказы, клянусь. А сейчас никак не могу, вы уж простите, – жалобным голосом говорила трубка.

– Так ты что, значит, с самого начала знал, что нам ничего не заплатят и при этом по тридцать тысяч сулил? – голос Алексея угрожающе резонировал, а сидящие рядом ребята напряженно прислушивались.

– Ребята… простите. Они же меня так запугали, говорили, что заставят дом продать, семью в заложники возьмут. Перепугался я, не знал что делать… Будь они прокляты. Чтобы я еще когда-нибудь и с черными, и с молдаванами связался, – слезным голосом объяснял причину своего поведения Прораб.

– Хватит плакаться, нет денег, хоть приедь, забери нас, а то нам в маршрутке платить, в электричке платить, а потом еще и до дома на автобусе ехать – тоже платить. Обманул, так хоть до дома довези по-человечески, – пытался хоть что-то выдавить с прораба Алексей.

– Не могу… я бы с радостью, но машина в ремонте, сам пешком хожу… простите.

– Падла! – Алексей с силой нажал на клавишу и опустил мобильник.

– Ну что? – спросил Михаил, хотя и так было все предельно ясно.

– А ни что, говорит денег нет, а машина в ремонте, – не стал вдаваться в подробности переговоров с прорабом Алексей и тут же подхватил свои сумки – к остановке подъезжала маршрутка.

Ноябрьское небо, наконец, разродилось мокрым снегопадом.


предыдущая глава | Поле битвы (сборник) |