home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3

В памяти Кирилла настолько ярко отпечатались то унижение, что он вспомнил всё моментально. Этот лиловый косой шрам на щеке опекуна – это был тот самый шрам, и тот самый опекун, представший перед ним через семнадцать лет вот этаким лысоватым коротышкой. Они как бы поменялись местами. Выходит с тех самых пор он совершенно не вырос.

Матч продолжался, «Волна» не прекращала атаковать тем же манером, посредством навесов с флангов на Кирилла, который, словно обретя второе дыхание, совсем подавил своего опекуна. Сначала он ещё раз забил головой, а потом блеснул уже дриблингом, обвёл его раз, подождал и обвёл ещё раз и пробил в угол противоположный от того, куда бросился вратарь. Теперь Кирилл больше всего боялся, что и этого защитника заменят, и он не успеет ему высказать всего что хотел. Но при счёте 3:0 игра успокоилась, более того гости пытались атаковать, чтобы хотя бы забить гол престижа. Кирилл же получил возможность пообщаться со своим старым знакомым, на которого когда-то смотрел снизу вверх, а теперь сверху вниз. Заметив не сходившую с лица защитника гримасу боли Кирилл притворно-участливо спросил:

– Что, больно?

Защитник не ответил, лишь его глаза затравленно блеснули.

– Слушай, скажи, а чего это ты такой мелкий? – с ехидной улыбкой осведомился Кирилл.

На этот раз опекун взглядом выразил удивление и раздражённо ответил:

– Тэбэ что, дэлать нечего, даа? Зачэм такое говоришь?

– У тебя научился. Помнишь Москву, восемьдесят восьмой год, отборочные игры на «Кожаный мяч»?

Защитник ещё больше выкатил глаза, наверняка он ничего не помнил, и не понимал причину разговора, что затеял с ним этот могучий форвард соперников уже сделавший хет-трик, и которому он должен был мешать играть, но не мог этого сделать.

Мяч, отбитый защитниками, летел к центру и Кирилл рванулся к нему, одним движением обвёл мешковатого опекуна, пошёл к воротам… но слишком далеко отпустил мяч и вратарь успел накрыть его у него в ногах. Произошло столкновение, от которого нападающий не пострадал, а вот вратарю пришлось вызывать врача – возникла паузе. Кирилл вновь подошёл к защитнику.

– Не помнишь что ли? Ты там ещё про русских женщин базарил. А я вот сейчас хочу должок вернуть, про ваших поговорить. Видел я их, мелкие уж больно, тощие. Животы-то у ваших матерей маленькие, потому места в них мало, оттого, наверное, и вы все такие маленькие, хоть и мясо за счёт России в три горла жрали. Чего молчишь?

Кирилл издевательски засмеялся, но смеялся не долго – игра возобновилась и мяч вновь летел к центру поля. Кирилл в паузах продолжал третировать опекуна, и говорил ему примерно те же гадости, что слышал семнадцать лет назад от него. Он провоцировал его, но защитник так и не решился кинуться с кулаками на столь могучего противника, а стал просто бегать от него. Это привело к ещё одному голу, который Кирилл забил уже безо всякого противодействия со стороны опекуна. После этого гола чуть не вся команда гостей буквально набросилась на бедолагу защитника, обзывая его всем чем можно, им же вторил со своей скамейки и тренер. При этом слова «дармоед» и «сука черножопая» были не самыми оскорбительными. А Кириллу, которому казалось надо бы удовлетвориться его унижением, радоваться своему четвёртому голу, которому вновь рукоплескал стадион и лично мер… ему стало жаль этого затравленного вконец человека, хоть он в своё время к Кириллу жалости не испытывал. Русский человек отходчив, он может простить.


предыдущая глава | Поле битвы (сборник) | cледующая глава