home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10

После пребывания в туалете Стрепетов несколько повеселел.

— Ну, как тут у вас? — довольно бесцеремонно обратился он к Агееву.

— Да вот, казарму смотрим… Не очень.

— Знаю… нищета, — как от малозначительного факта отмахнулся Стрепетов, и тут же вновь уверенно встал «к рулю»:

— В каких подразделениях политзанятия идут?

— В стартовой батарее и отделении боевого управления, — доложил Пырков.

Дневальный громогласным голосом провозгласил конец первого часа занятий…

— Может пока у солдат перерыв, клуб посмотрим, — робко предложил Пырков.

— Что ж, пойдем, глянем твой клуб, — согласился Стрепетов.

По дороге начальник политотдела не стал высматривать очередные недостатки — до клуба дошли спокойно. Забежав вперед, Пырков широко распахнул дверь. Клуб являлся гордостью замполита. Он вкладывал в него значительно больше души и времени, чем в другие виды своей деятельности: добывал, где только мог фанеру, доски и прочие отделочные материалы. Самые «рукастые» старослужащие отрабатывали здесь свой «дембельский аккорд». Клуб, невзрачный снаружи, изнутри представал отделанным лакированным деревом и синей драппировкой уютным помещением. Потолок был аккуратно обит разноцветными дерматиновыми квадратами, сцена из хорошо подогнанных досок, окна выложены синеватыми стеклоблоками, которые создавали приятный световой фон. Пырков включил светильники, добытые на судоремонтном заводе поселка Первомайский, за что там неделю работали трое солдат. Нежный матовый свет светильников гармонировал с «подсиненным» стеклоблоками дневным — смотрелось потрясающе.

— Ух ты! — не смог сдержать восхищения комкор. — Даже не верится. Сказка, да и только. Наш корпусной клуб конечно во много раз больше, но он не создает такого впечатления. Как вам удалось, и где такие материалы достаете?

— Стараемся, по окрестным организациям, предприятиям… — воспрял духом Пырков.

— А говорите, на ремонт казармы материалов нет. Вот, можно же достать, — продолжал удивленно осматриваться комкор.

Этот «камень» метил уже в командира дивизиона.

— На клуб материалов достать можно, выпросить, на коленях постоять перед некоторыми штатскими, но на целую казарму, ни одно предприятие, даже самое крупное здесь, цемзавод, такого количества не выделит. А УРАЛМАШей и ВАЗов у нас тут под боком нет. Да и ездить просить некогда, на мне ведь дивизион, — по-прежнему спокойно отбивал нападки Ратников, не глядя на Пыркова, чье лицо светилось плохо скрываемой радостью, от того что ему удалось-таки «пойти» со своего самого крупного «козыря».

Стрепетов не впервые видел пырковский клуб и не разделял восторгов комкора. Опытным взглядом он видел, что все здесь сделано именно для эффектной показухи. По всему было видно, что солдат сюда пускают не часто, иначе не смотрелся бы клуб как новенькая импортная игрушка.

Объектом проверки политзанятий Стрепетов избрал стартовую батарею. Когда вошли в класс, комбат Сивков доложил дрожащим от волнения голосом.

— Что у вас за занятие сегодня? — осведомился Агеев.

— Семинар.

— Какой вопрос разбираете?

— Подвиг русского народа в Отечественной войне 1812 года.

— Продолжайте пожалуйста, мы послушаем.

Агеев сел за свободный стол, рядом втиснулся Стрепетов, остальным места не нашлось. Забегал Пырков, принесли стулья, расселись.

— Итак, кто хочет ответить на этот вопрос? — дрожь в голосе Сивкова не проходила.

Сразу же, как по заказу поднялись три руки заранее подготовленных слушателей.

— Рядовой Зорин, отвечайте.

Некрасивый, похожий скорее на пожившего нескладного мужика, чем на двадцатилетнего юношу, Зорин начал уверенно отвечать, благополучно дошел до начала Бородинского сражения, вскользь, не подробно обрисовал и его. Сивков остановил отвечавшего, задал пару приготовленных вопросов и услышал так же заранее отрепетированные ответы. Капитан собрался уже сажать Зорина, но комкор, имевший слабость подискутировать на исторические темы, тоже пожелал задать вопрос:

— Вы рассказали о первом периоде войны 1812 года. Все хорошо, только вот на ключевом событии, Бородинском сражении надо бы остановиться поподробнее, а то возникает слишком много вопросов к вашему изложению событий. Например, чьи части, каких военачальников отличились в этом судьбоносном сражении, какой маневр русских войск сорвал атаку наполеоновской гвардии?

С военачальниками у Зорина сразу возник напряг. Назвав главнокомандующего Кутузова, и после некоторого раздумья Багратиона, Зорин замолчал.

— Ну, как же, а части генерала Дохтурова, Раевского, Платова и даже Барклая де Толли, все они под Бородино проявили себя с лучшей стороны. А в каком известном литературном произведении описаны события той войны? — задал, как ему казалось, наводящий вопрос комкор.

Зорин сделал мыслительную мину, но опять не произнес ни слова.

— Ты же в школе его проходил, — попробовал подсказать замполит…

На следующие вопросы семинара также отвечали заранее подготовленные слушатели. Агеев уже не рисковал задавать дополнительные вопросы.

— Наверное, он не самых сильных вызывает, — шепнул он Стрепетову.

— Да что вы, эти самые сильные и есть. Если вон тех копнуть, они вообще рта не раскроют, начальник политотдела кивнул на раскосых и смуглых брюнетов, специально посаженных подальше, за задние столы. — Сейчас убедитесь… Капитан подожди! — полковник властно вмешался в ход занятий, как только закончил отвечать очередной «подсадной». — Ты тут, я вижу, несколько человек подготовил, но давай-ка чуть глубже твою батарею копнем. Вот ты, солдат, — полковник ткнул пальцем в киргиза Абдылдаева.

Тот потерянно встал, вопрошая испуганным взглядом к комбату.

— Вопрос самый стандартный, — ко всем обратился Стрепетов. — В чем всемирно-историческое значение войны 1812 года?… — Не дождавшись в ответ и звука, полковник вновь спросил. — Ты хоть понимаешь, о чем я тебя спрашиваю?

Солдат по-прежнему непонимающе таращил глаза, ожидая, когда кончится эта пытка.

— А в каком году эта война случилась?

В ответ опять ни звука.

— Ты сколько прослужил? — попытался хоть что-то услышать Стрепетов.

— Одын год, — наконец ответил Абдылдаев.

— А родом откуда?

— Кыргыз.

— На карте можешь показать.

Абдылдаев с полминуты вглядывался в вывешенную на специальной стойке большую карту СССР. Наконец он ткнул указкой в город Фрунзе.

— Ладно, садись. Кто все-таки может ответить на мой вопрос? Вы же изучали его по этой теме, — вопрошал Стрепетов.

— Так точно, у них в конспектах все это написано, — судорожно пытался «прикрыть» себя Сивков.

Поднял руку и выразил желание отвечать лишь младший сержант Гнатов. Но Стрепетов, увидел на его гимнастерке институтский «ромбик». Гнатов был единственный со всего личного состава стартовой батареи с высшим образованием.

— Что кончал, — спросил Стрепетов.

— Сельхозинститут, товарищ полковник, — вскочив, доложил Гнатов.

— Агроном?

— Никак нет, инженер-механик.

— Ладно, садись. Еще кто может ответить?

Больше добровольцев не нашлось. Сивков дрожал все сильнее, так что неприятно было смотреть. Не удался тщательно им продуманный и отработанный заранее план. Все пошло наперекосяк из-за затянувшегося осмотра клуба. Комбат подготовил на первый после перерыва вопрос о монголо-татарском нашествии именно Гнатова. И если бы проверяющие подошли к началу часа (так бы оно и вышло, если бы не огромное желание замполита похвастать своим «детищем»), то он бы прекрасно все рассказал и так же ответил бы на все дополнительные вопросы. Сразу бы создалось общее благоприятное впечатление и все бы остались довольны, и до Абдылдаева и ему подобных очередь никак бы не дошла. Сивков не без причины рассчитывал на такое развитие событий — так случалось не раз.

— Чему вы их учите, товарищ капитан!? — не стесняясь солдат, начал отчитывать комбата начальник политотдела. Стрепетов крайне редко переходил на «вы» с нижестоящими. Это означало высшую степень недовольства полковника и не предвещало ничего хорошего. — То, что сержант знает ответ — это не ваша заслуга, а института, в котором он учился. А остальных, получается, вы ничему не научили на своих политзанятиях. Они не знают нашего прошлого, так что же они будут защищать!? Пойдемте Николай Васильевич, здесь все ясно, — заодно показав всем, что он и с новым комкором «запросто», Стрепетов двинулся к выходу из учебного класса. Вся «свита» вышла, оставив Сивкова в жалкой позе, съежившегося, будто его сверху придавили чем-то тяжелым. Его мучила мысль-вопрос: как скажется это «фиаско» на его дальнейшей службе, не придется ли отложить на неопределенный срок лелеемую мечту о повышении, о должности НШ…

— Как же так Пырков? — за замполита Стрепетов «взялся» уже в канцелярии. — У вас политзанятия проводятся, наверное, только когда начальство с проверкой приезжает!?

— Никак нет, политзанятия проводятся регулярно, — мямлил Пырков. Он пребывал в шоке, после, как ему казалось, удачного «показа» клуба, вот такой «ушат холодной воды».

— Не видно. Сам слышал, слушатели не могут ответить на простейший вопрос, — продолжал обличать Стрепетов.

— Не знать своей истории — это позор, — поддержал Агеев. — Вы то сами, что думаете по этому поводу?

— Да ничего он не думает. Только знает, клуб свой лелеет, ездит, материалы дефицитные достает, а в дивизионе хоть трава не расти, — Стрепетов обнаружил точное знание деятельности своего подчиненного, хоть и «сидел» от него за несколько сотен километров. — Мало того, что знания личного состава на непозволительно низком уровне, тут и во взаимоотношениях солдат и офицеров конфликты случаются. Смотри Пырков, дождешься, придется ставить вопрос о соответствии тебя с занимаемой должностью, — уже конкретно пригрозил Стрепетов.

Удовлетворившись страхом, напущенным на Пыркова, начальник политотдела решил перенести «огонь» на командира дивизиона:

— А ты, Ратников, куда смотрел. Сам что ли не видишь, что с политзанятиями в дивизионе завал?

Ратникова еще во время проверки политзанятий охватило недоброе предчувствие: на этом может все и закончится, не проверяя больше ничего полковники оценят дивизион низко и потом долго придется «отмываться». Необходимо было срочно спасать положение. Решение пришло мгновенно, как в боевой обстановке. Саму идею он вынашивал давно, но считал что методика политзанятий не его, строевого командира, дело, однако сейчас решил рискнуть.

— Я не вижу в том, что произошло ничего удивительного, — словно в омут головой кинулся подполковник.

— То есть как!? — Стрепетов грозно посмотрел на Ратникова, Агеев непонимающе, свита удивленно переглянулась.

На печальном лице Пыркова затеплилась надежда: «Сейчас командир зарюхается, и уже на него собак спустят, может еще и не я крайним, стрелочником окажусь».

— Дело в том, что я давно уже анализирую лекции по политподготовке для личного состава, что нам спускают в журнале «Коммунист вооруженных сил». Так вот, лекция по теме, что вы сейчас проверяли, написана так, что большинству солдат дивизиона она совершенно чужда и потому они ее, ни понять, ни усвоить не могут. И это касается не только этой темы, — без тени колебаний высказывал свои идеи подполковник.

— И с чего же ты пришел к такому выводу? — еще более нахмурился Стрепетов.

— С того, что люди, написавшие эту лекцию, в упор не видят реалий сегодняшнего дня.

— Вот так номер. Ты, Ратников лучше уж помолчи, а то я гляжу тебе своего партбилета не жалко, — пытался слегка прикрытой угрозой урезонить подполковника Стрепетов.

Но остановиться Федор Петрович уже не мог:

— Разве может вызвать у большинства солдат лекция с таким названием, если она не охватывает прошлого большинства народов нашей страны. Ведь она написана только для русских, там указаны только русские деятели и полководцы. А ведь в той же стартовой батарее русских и трети не наберется. Хоть бы для блезиру в нее Богдана Хмельницкого вставили, у нас ведь много украинцев. А как там подано монголо-татарское иго, как его объяснить нашим татарам? Ведь их предки там изображены, мягко говоря, не лучшим образом. А ведь могли бы что-то положительное и у них отметить. Например, передовую по тому времени военную организацию, железную дисциплину, полководческий талант многих монголо-татарских военачальников. Ведь не могли же, в самом деле, дикие орды, ведомые тупыми и кровожадными ханами, обложить данью Русь, дойти от Монголии до Адриатического моря, одержать столько побед? А какой интерес может вызвать эта лекция у узбеков, которых в последние два призыва к нам немало пришло. То же самое можно сказать про киргизов, казахов. Там нет ни слова про их историю. А кавказцы? Ну, грузины прочитают про Багратиона, а остальные тоже ни слова о своей истории…

— Погоди, притормози, — Стрепетов оставил свой запугивающе-начальственный тон и, похоже, не прочь был вступить в дебаты.

Но Ратников не дал себя остановить, видя, что все ему внимают, едва ли не «с открытыми ртами»:

— Те кто эти лекции пишут не хотят даже чуть пошевелить мозгами. Зачем? Взяли, содрали со старых учебников и порядок. Не надо голову ломать, а в званиях, поди, не ниже полковников, оклады соответствующие, живут в Москве. Чем не жизнь, квартиры, обеспечение, ни подчиненных, ни боеготовности, ни за что фактически не отвечают. А каков сейчас национальный состав в войсках, это им до фени…


предыдущая глава | Дорога в никуда. Книга вторая. В конце пути | cледующая глава