home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



OpenLeaks

Семнадцатого сентября 2010 года, через два дня после нашего ухода, был зарегистрирован домен для нового проекта. Но мы уже давно продумывали, как будет выглядеть новая разоблачительная платформа, как она будет работать и насколько мощно. Особенно в тот период, когда я вместе с одной сторонницей WL работал над концепцией заявки в Фонд братьев Найт.

Мы постоянно делились с Джулианом новыми идеями по поводу дальнейшего развития как технической стороны проекта, так и его содержательной части. Джулиану это было не очень интересно. Он чаще говорил о своих собственных мыслях по поводу будущего WikiLeaks. Охотнее всего он публиковал бы одну утечку за другой, используя самые агрессивные и конфликтные методы. Казалось, его не занимали ни техническая разработка платформы, ни обсуждение содержания публикуемых на ней документов. Возможно, он из тех людей, которые ничего не планируют заранее.

Основная проблема WikiLeaks заключалась в том, что проекту приходилось одновременно выполнять слишком много требований. WL сам по себе отображал целый процесс раскрытия информационных тайн: источники загружают документы на платформу, команда WL устраняет метаданные, проверяет полученные сведения и описывает содержимое в анонсах. В конце все публикуется на веб-сайте.

В какой-то момент стало невозможно справляться со всем этим сразу. Нас просто завалили письмами. Для того чтобы их разобрать, требовалась сотня помощников, работающих в постоянном контакте друг с другом. А нам еще все время приходилось решать: какие документы должны увидеть свет? Какие материалы вместе с тысячами других окажутся погребенными на нашем сервере? Эти решения в итоге стали для нас непосильной задачей. Вероятно, мы разочаровали многих информаторов, которые пошли на риск и до сих пор ждут, что их мужественный поступок будет вознагражден, а также тех, кто содействовал нашей организации, надеясь сделать ее лучше.

Процесс выбора – это всегда цензура. А цензура – понятие политическое. По сути, цензура начинается уже тогда, когда участники проекта договариваются о темах и о том, к каким именно проблемам привлечь общественное внимание. Сегодня никто не будет спорить, что WL способен наделать шуму. Но WikiLeaks собрал слишком много нитей в одних руках, в руках Джулиана Ассанжа. Так мы превратились в игрока мирового значения на политической арене. Больше и речи не могло быть о нейтралитете. А ведь мы когда-то клялись его соблюдать. Это был один из основных принципов WL.

Однажды нам пришлось начать поиски партнеров в прессе, это был необходимый шаг. Но выбирать, с кем именно мы будем сотрудничать, Джулиан хотел единолично. Затем он выражал явное намерение исключить кого-то из списка партнеров, потому что ему не понравилось освещение событий. Таким образом он косвенно принуждал журналистов хорошо отзываться о WikiLeaks. Конфликты с редакциями газет оставили за собой много выжженной земли. Так не могло идти дальше.

Меня уже давно мучил вопрос: до какой степени платформа может отдавать должное потребностям наших разнообразных источников? На WL поступали документы со всего мира и по самым разным темам: от коррупции в городской управе немецкого городка и освободительного движения в Восточном Тиморе до американской внешней политики. Действительно ли решение всех этих проблем заключалось в одной-единственной платформе для всех тем? Мы превратились в галантерейный магазин или даже хуже – в гигантский супермаркет секретных бумаг. А специалистов и ресурсов у нас при этом хватало разве что на маленький компьютерный магазинчик.

Разумнее было сосредоточиться на сильных сторонах. Наша концепция заключалась в том, чтобы предоставить только платформу для осведомителей. Это уменьшало опасность, что кто-то сосредоточит управление системой в своих руках.

Таким образом, с OpenLeaks мы пошли новым путем. Мы разделили ответственность между теми, кто обладает должной компетенцией. То есть получением документов и их публикацией занимаются разные люди, что позволяет избежать ситуации, когда слишком много решений принимается в одном месте. Кроме того, это избавляет ответственных лиц от искушения самостоятельно влиять на политические процессы.

Информация и решения по поводу того, что с ней делать, традиционно находятся в руках тех, кто имеет больше опыта. В первую очередь на ум приходят СМИ. Однако нашими партнерами могут стать также неправительственные организации, профсоюзы, школы журналистов. Все они умеют освещать события. Их профессиональные навыки позволяют анализировать секретные материалы и решать, в какой форме публиковать выводы: как классический репортаж или как полноценное собрание документов.

Даже процесс принятия решений о том, кто из потенциальных партнеров должен получить документы, мы надежно оградили от постороннего вмешательства. В данном вопросе для нас есть только одно лицо, чье слово – закон: сам источник.

Если, по мнению источника, документы лучше всего разместить в местной прессе, то именно так ими и нужно распорядиться. Если же информатор считает, что документы должны быть опубликованы «Международной амнистией», то туда они и попадут. Эта идея лежала в основе моей заявки на грант в Фонд братьев Найт. С OpenLeaks мы твердо намерены ее осуществить.

Таким образом, информация будет направляться в те места, где она сработает наиболее эффективно. В одном случае это могут быть новостные СМИ, в другом – специализированная неправительственная организация, в третьем – профсоюз. Только так документы местного значения, например касающиеся продуктового скандала, могут привлечь столько же внимания, сколько и те, что способны потрясти мир. Никому больше не придется мучиться вопросом, стоит ли тратить силы и энергию на множество маленьких утечек или на несколько крупных. Проект OpenLeaks нашел вариант, при котором на все хватит места.

В отличие от WikiLeaks, OpenLeaks не является платформой для публикаций, он занимается только половиной процесса: документы анонимно поступают на сайт, информаторам обеспечивается надежная защита, а партнеры получают возможность полноценно работать с материалами на сайте. Как и WikiLeaks, OpenLeaks имеет защищенный почтовый ящик, куда информаторы могут поместить материалы для конкретных получателей. Точнее говоря, у нас есть целый ряд ящиков для каждого из партнеров.

Источник может не только выбрать, на какой почтовый ящик сбросить документы, но и указать, к какому времени получатель должен их проанализировать. Такой механизм гарантирует, что никто не сможет утаить материалы. По истечении срока документы будут переданы другим участникам OpenLeaks, если информатор того захочет.

Было бы наивно считать, что газеты, которые большей частью финансируются крупными предприятиями, свободны решать, что им публиковать. Достаточно примеров, когда предприятия убирали рекламные полосы, если им не нравилась статья об их продукте или об их руководстве. Максимально широкое объединение участников дает гарантию, что важная информация так или иначе станет достоянием общественности. Интерес к проекту со стороны потенциальных партнеров высок. Среди них есть редакции, которые раньше тесно сотрудничали с WikiLeaks. Кроме того, уже нашлось немало осведомителей, желающих доверить нам документы.

Мы надеемся, что многие захотят нам помочь, пусть даже это будет дополнительная помощь в обеспечении безопасности сообщества OpenLeaks. Широкая сеть из прессы, неправительственных организаций, профсоюзов и других независимых предприятий станет надежным оплотом, защищающим от любых посягательств на принцип виртуальных почтовых ящиков. Их содержимое должно быть защищено не хуже обычной бумажной почты.

Если же множество сильных партнеров из различных общественных сфер объединятся со СМИ, то это станет нашим большим преимуществом: вместе они приложат все силы, чтобы не позволить нашим противникам перевернуть нашу концепцию вверх дном.

Мы хотим пока начать сотрудничество с несколькими представителями прессы, а затем шаг за шагом расширить этот круг. Мы будем действовать спокойно и обдуманно, чтобы проверить на практике нашу систему и в дальнейшем оптимизировать ее. Первые тесты запланированы на первое полугодие 2011-го. Мы не хотим торопиться, не хотим совершать ошибок.

OpenLeaks – не конкурент WikiLeaks. Мы сами ничего не публикуем. Кроме того, мы не будем использовать те тысячи документов разного значения, которые до сих пор хранятся в надежном месте. Все, что мы можем сделать, – это помочь нашим информаторам, ждущим публикации, переправить материалы нашим партнерам.

Пусть WikiLeaks дальше публикует, растет и процветает. Мы просто считаем, что WikiLeaks не может быть единственной платформой для разоблачения. В нашем мире достаточно несправедливости, чтобы загрузить работой не одну такую платформу.

У OpenLeaks, к счастью, нет основателя. И я больше не хочу об этом говорить. Есть много людей, сделавших вклад в развитие идеи, они все основатели. Как, впрочем, и те, кто сейчас помогает нам в разработке OpenLeaks. Помимо Архитектора и Герберта из Исландии, есть еще пара друзей из WikiLeaks, которые сейчас работают с OpenLeaks. Кроме того, нам пишут люди со всего мира, которые хотят вложить свои знания в проект. Сообщество разрослось, и оно жаждет работать на благое дело.

Разумеется, в OpenLeaks мы не всегда совпадаем во мнениях, часто дискутируем. Как и в WikiLeaks, среди нас много сильных характеров. Ясно, что нам еще предстоит потрудиться, чтобы создать крепкую структуру. Надо договориться, кто какие принимает решения, кто за какую сферу отвечает. И будем ли мы действительно играть в «Камень, ножницы, бумагу», когда при всем желании не сможем прийти к единодушному мнению по какому-нибудь спорному вопросу. Мы извлекли урок из WikiLeaks, что если с самого начала не установить таких правил, то рано или поздно они все равно понадобятся. Что меня действительно радует (пусть это и прозвучит не слишком благородно), так это то, что при наших внутренних разногласиях каждый всегда готов на небольшие уступки.

В 2011 году мы бы хотели поучаствовать в организации фонда. Конечно, это будет не фонд OpenLeaks, его деятельность должна быть шире. Мы живем во времена культурных перемен, затрагивающих многие общественные сферы. Что касается свободы информации и разоблачения в интернете, то здесь все только начинается. Фонд должен активно развивать это направление и разрабатывать механизмы разглашения тайн в виртуальном пространстве.

Прозрачность требует лоббирования. Фонд станет поддерживать и другие проекты помимо OpenLeaks. В консультативном совете фонда должны работать эксперты из различных сфер общественной деятельности. Разумеется, структура и финансовая сторона фонда будут прозрачными.

Кроме того, мы хотим делиться своими знаниями. Это, наверное, самая важная часть проекта. Мы будем описывать всю нашу работу с OpenLeaks и размещать все в открытом банке научных работ. Надеюсь, в этом нас поддержат добровольцы со всего мира. Статьи по правовым основам, защите информаторов и о прецедентах будут доступны для всех стран и законодательств, насколько это возможно. Активисты или потенциальные информаторы, все, кто хочет внести свой вклад в установление прозрачности, смогут найти нужную информацию.

Авторитетные сотрудники WikiLeaks (в первую очередь Джулиан, но и другие тоже) заставили общественность обсуждать тему разглашения тайн. Существует ли право на сохранение тайн и существуют ли вещи, которые нельзя предавать гласности, – эти вопросы вызывают живейший интерес. В этом большая заслуга шумихи вокруг WikiLeaks. Однако пришло время оставить ее позади и сосредоточиться на действительно важных темах и на информации. Нельзя позволять себя обманывать ни ярким историям из журналов, ни броским заголовкам. Хорошие статьи и сообщения производят меньше впечатления, чем истории о ссорах участников.

OpenLeaks можно рассматривать как механистическую структуру. Мы считаем себя инженерами, четко работающими над своими задачами, а не поп-звездами или спасателями галактики. Нас можно назвать скучными. Но нас это не смущает. Главное, чтобы система работала.


Американские депеши и арест Джулиана | WikiLeaks изнутри | Послесловие