home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Ялта, любовь и жажда наживы

Вовка не появлялся в коммуналке несколько дней. Не потому, что хотел проучить жену или был на нее сильно рассержен. Виктория выиграла в лотерею десятидневную поездку на море, и они вместе чудно проводили время на Черноморском побережье. Как не похожи были эти бесшабашные дни на те, что они провели в Ялте с Фаиной. С ней надо было соответствовать уровню, то есть постоянно заботиться о том, чтобы не ударить лицом в грязь. С Викой можно было оставаться самим собой без боязни, что тебя не так поймут или осудят. Что жена не на шутку волнуется за него, он не думал. Он не вспоминал о ней вообще – так уж он был внутренне устроен: жить исключительно сегодняшним днем и исключительно исходя из своих желаний и потребностей. Нежные чувства к супруге улетучились сразу же, как только появилась необходимость ее содержать, а шансы втереться в богемную столичную среду сошли на нет…

Фаина же, не дождавшись мужа домой ни в ночь неудавшегося званого ужина, ни в последующую, обзвонила все больницы и морги, но имя ее мужа среди поступивших не значилось. Отчаявшись, она пришла к нему на работу. Вместо Вовки ее встретил другой фотограф.

– Какое фото желаете сделать? – обратился к ней тот.

– Вы не подскажете, Владимир сегодня работает? – словно не слыша адресованного ей вопроса, тихо поинтересовалась посетительница.

– О, еще одна из многочисленных поклонниц его сомнительного таланта, – не без профессиональной ревности ответил коллега Вовки.

– Не совсем, – поспешила внести ясность Фаина, – я его жена… Муж две ночи не ночует дома, я уже не знаю, что и думать… Может, Вы знаете, где он, что с ним?

Фотограф, конечно, был в курсе Вовкиных похождений. Тем более, что Ника была здесь частой гостьей. А вот жену этого любвеобильного оборванца он видел впервые. «И что только в нем находят эти странные женщины?» – он уже не раз задавался этим вопросом, а вслух произнес:

– Увы, ничем не могу Вам помочь. Знаю только, что просил хозяина дать ему две недели отпуска. А зачем? Кто же его знает?

– Простите за беспокойство! – извинилась Фаина и вышла из студии.

Ситуация немного прояснялась: по крайней мере, теперь она хотя бы знала, что супруг жив. Правда, где он находится, оставалось такой же загадкой. Наконец, она решила, что Вовка поехал за матерью. Иначе объяснить его отсутствие она не могла.

Меж тем любовники превесело проводили время на Черноморском побережье. Пляжи привлекали туристов даже не в сезон: берег был усеян художниками с мольбертами, парочками влюбленных или просто романтическими натурами, пришедшими сюда полюбоваться красотами темного-темного весеннего моря. Самые отчаянные – наверняка сибиряки – даже открыли купальный сезон. Ялта была недалеко, и Вовка решил навестить друга со своей спутницей – некогда им спасенного Андрея Орлова.

Таисия Марковна была несказанно удивлена, что друг сына явился с посторонней женщиной, близких отношений с которой не скрывал. Прежнего добросердечного, интеллигентного, порядочного юношу словно подменили. Сейчас перед ней был развязный, самоуверенный тип, на всех и все взирающий свысока, несмотря на то, что сам невелик ростом. Он рассказывал ей не о фильмах, вернисажах и фотовыставках, на которых ему со спутницей довелось побывать, как в свой первый визит в Ялту с невестой… Сейчас предметом бахвальства были россказни об отелях, распродажах в магазинах модной одежды и ресторанных меню… Мама друга улыбалась гостям, как того требовали правила приличия, но так и не решилась спросить, почему он не с Фаиной. За нее это сделал вернувшийся с работы сын.

– О, кого я вижу, брателло! – радостно приветствовал он московского друга, – Какими судьбами к нам? И опять, я вижу, не один…

– Вас же в гости не дозовешься, – балагурил Вовка, – А вот мы легки на подъем: снова сели и приехали!

– Только не говори, что ты так же сбежал от жены, – воскликнул Орлов, изменившись в лице.

– Нет, не сбежал, просто отлучился… С подругой, – уточнил Вовка, – Кстати, знакомься – это Виктория, та самая, про которую я тебе как-то рассказывал.

– Помню, помню, – сухо заметил друг, но его больше интересовала Фаина, – Как там жена поживает? Малыша еще не завели?

– Ждем, – удрученно заметил Вовка.

Орлов поразился, с каким спокойствием и цинизмом товарищ говорит о самом сокровенном в присутствии любовницы.

– Я вижу, как ждете, – лицо друга исказила гримаса неодобрения, – Не дай Бог никому…

– Ой, что это я, совсем заговорилась, старая. Пойду чай поставлю, – захлопотала Таисия Марковна, желая сгладить неловкость.

– Не надо, мама! Гости уже уходят! – распорядился Андрей.

– Как? Так быстро? – удивилась его мама.

– Ты разве не видишь, они рискуют опоздать на автобус, – пояснил сын.

– Вообще-то я думал, что мы с тобой иначе встретимся, – обиженно проронил Вовка.

– Я тоже не ожидал, что ты в дом, куда впервые невесту, а потом жену привез, где свадьбу с ней отмечали, своих шлюх привозить начнешь, – так друг объяснил причину своего нежелания видеть его сейчас у себя, – Тебя я всегда рад у себя видеть. Заметь – одного или с законной супругой!

– Не ожидал я, что ты таким правильным окажешься, – отчаянно бросил Орлову Вовка, – Делай после этого людям добро – зла не оберешься.

– Думай, как хочешь. Я свое слово сказал! Приезжай завтра сам. Поговорим, на рыбалку сходим, – друг Вовки не собирался менять своего мнения.

– Хорошо, приеду, – пообещал спаситель, который на самом деле сейчас сам нуждался в помощи.

– Тогда буду ждать тебя у себя. Рано выехать придется: первый автобус от вашей турбазы отъезжает около пяти утра. Если не проспишь, порыбачим, – предупредил Орлов друга.

– Хороший у тебя друг, преданный! – зло оскалилась не признанная им Виктория, – Только вот вопрос – кому: тебе или твоей супруге?..

Орлов бросил на нее уничтожающий взгляд, но воевать с женщинами было не в его правилах.

– Таким, как ты, этого не понять! – пренебрежительно бросил ей хозяин дома.

Ранним-ранним утром Вовка, как обещал, приехал к другу один. Орлов встречал его у развилки дороги с удочками и рыбацкими резиновыми сапогами до колена.

– Одень, чтобы не промок, – протянул он их другу.

Только-только начинало светать. Защебетали, просыпаясь, птицы. Друзья прошли к месту, где собирались удить рыбу. Отсюда открывался живописный вид на море: каменистый склон с огромными валунами вел к самой воде. Они устроились на камнях, молча нанизывали приманку на крючки и закидывали удочки в море. Тягостное молчание продолжалось несколько минут. Нарушил его Орлов, так как это он пригласил друга на рыбалку, чтобы поговорить по душам:

– Ну? Давай рассказывай, что у тебя в жизни происходит и с какого такого перепугу ты жену на эту легкодоступную телку променял?

– Ничего не происходит, – стушевался Вовка, – Фая в Москве, обживает комнату в коммунальной квартире…

– Как в коммунальной? – удивился Андрей, – Она же у тебя коренная москвичка…

– Вот-вот, – подтвердил этот факт его собеседник, – С тещей у нас отношения так и не сложились. Выставила она меня и ни в какую не хочет обратно принимать.

– А Фаина? – поинтересовался друг.

– А что Фаина? – пожал плечами несчастный зять и недовольно заметил, – Последовала за мной в коммуналку…

– Что же ты тогда переживаешь? Жена тебя не бросила. Значит, любит! – Успокоил его Андрей.

Вовка молчал. Он не знал, как объяснить другу, что ситуация после их последней встречи здесь, в Ялте, кардинально изменилась. Тогда Фаина привлекала его как обитательница недосягаемого для него мира, который его не принял. К этому времени от нее постепенно отвернулись все друзья и немногочисленные родственники – нищая обитательница трущоб никому не была интересна. Ее поддерживала только мама, и то только потому, что Фая ее единственная дочь. В этом, однако, он винил не себя, а ее: значит, такая «хорошая»…

– Понимаешь, ошибся я с выбором жены, – наконец, выдал он результат своих мучительных размышлений, – Фаина готова начинать с нуля и всего добиваться вместе, сообща. А мне хочется всего и сразу! У нее-то детство было беззаботное, можно и пострадать для разнообразия. А я и так многое потерял. Пора наверстывать упущенное.

– Ты размышляешь как откровенный альфонс, предпочитающий жить за счет женщин, – вывод Орлова прозвучал как обвинение и очень обидел неверного мужа.

– Если я мечтаю о богатой супруге, это еще не значит, что я альфонс, – высокопарно бросил ему Вовка.

– Если так, зачем же от дочери банкира сбежал? – резонно поинтересовался тот.

– Романтика в голову ударила, хотелось и любви, и денег сразу. Оказалось, такого не бывает, – уныло пояснил мечтатель.

– Да, либо любовь без денег, либо деньги без любви… – рассмеялся Андрей, а за ним глухим баском залился и Вовка.

Улов в то утро у горе-рыбаков оказался небогатым. Увлеченные разговором, они порой не замечали, что клюет. Рыбалка была всего лишь предлогом для того, чтобы спокойно и без свидетелей откровенно поговорить. Теперь Орлову все было понятно, а вот Вовка для себя немного прояснил.

– Эх, дурак ты дурак, – по-дружески выговаривал ему на обратном пути летчик, – Тебе судьба встречу с такой женщиной послала, а ты… На кого ее променял? На эту, как ее?..

– Нику, – подсказал спутник.

– Или Викторию, или Шахерезаду еще помнится. Как же ее зовут-то по-настоящему? Видишь, у нее даже имя непостоянное…

– Это ее сценические псевдонимы, – оправдывал любовницу Вовка.

– Когда-нибудь ей наскучит сегодняшняя роль, и она выкинет тебя из своей жизни, как ненужную игрушку, – пророчил Андрей.

– Ну и пусть, – легко отмахнулся тот, – Я все равно брать ее замуж не собираюсь.

– Да, высокие у вас отношения, ничего не скажешь! – разочарованно протянул Орлов, – Не ожидал я от тебя такого, брателло, не ожидал…

Несмотря на неприятный разговор рыбаки расстались дружелюбно. Вовка настаивал на ответном визите друга к себе.

– Как только ты в своих женщинах разберешься, приеду незамедлительно!

– пообещал тот.

В Москву любовники вернулись на следующий день поздним вечером. С посвежевшими и загорелыми лицами. Оказывается, если ранней весной часто находиться на открытом солнце, можно загореть лучше, чем летом, потому что не обгораешь. Тем более, что зимы в Ялте обычно теплые, и весна вступает в свои права раньше. Домой ему идти не хотелось. Заменивший его коллега предупредил, что жена с ног сбилась, разыскивая его по всей Москве. «Значит, снова скандалить будет…», – решил он. Его не мучили угрызения совести: втайне он радовался огорчениям Фаины – мол, не все коту масленица, спустись-ка, милая, с небес на землю… Он не упускал возможности скинуть ее с пьедестала, на который некогда сам же и вознес.

О том, что муж не ночует дома, Фаина боялась рассказывать матери, хотя очень хотелось поделиться с ней переживаниями, попросить совета и помощи. Она уже готова была отбросить гордыню и отправиться к маме с повинной, как муж появился в коммуналке. Как ни в чем не бывало, словно ничего не случилось, он скинул ботинки и развалился на диване.

– Сегодня тоже ужина нет? – свою претензию гулена адресовал супруге.

– На тебя не рассчитывала, – призналась Фаина, не скрывая обиды и возмущения от неслыханной наглости, – ты же в последнее время дома не ночуешь…

– Где хочу, там ночую! Я человек свободный и независимый! – заявил Вовка.

– Зачем тогда женился?! – напомнила ему супруга, делая акцент на его статусе, – И для женатого человека так вести себя непозволительно!

– Как хочу себя, так и веду! Нашлась тут хозяйка жизни! Так нельзя, это непозволительно… Тьфу! – сплюнул он, выражая крайнюю степень пренебрежения, – Тебе что, больше заняться нечем? Иди вон своих студентов воспитывай. Кстати, почему ты не на работе?

– Каникулы сейчас после первого семестра, – объяснила Фаина, – а сразу после них твоя жена выходит сначала в трудовой, а потом в декретный отпуск…

– Боже мой, так ты гроши получать теперь будешь? – Вовка даже не старался скрыть своего недовольства.

– Боишься, что обузой стану? А мужья на что?! – своими вопросами она добила его окончательно.

– Я не обязан тебя содержать! – выдал муж, – И вообще, может быть, ребенок этот не от меня. Я когда пришел, ты уже с пузом была. Откуда я знаю, с кем ты там обжималась. Может, с тем, с кем я тебя как-то застукал?

– Думай, что говоришь! – выкрикнула Фаина и со стоном ухватилась за живот.

– Что это с тобой? Ты рожаешь, что ли? – забеспокоился Вовка.

– Идиот, рано еще, – простонала Фаина, – А вот выкидыш вполне может случиться…

– Да ладно, – испугался будущий отец, – Что делать-то?

– Скорую вызывай, придурок! – надоумила беременная.

Вовка ринулся в общий коридор, где стоял столик со стационарным телефонным аппаратом и набрал номер спасения «03». По иронии судьбы на вызов приехала Светлана Ивановна. Она испугалась, узнав в пациентке дочь, кинулась к ней, не обращая ни на кого больше внимания:

– Доченька, он тебя ударил? Где болит? – лепетала она, одновременно осматривая больную.

– Мама, – обрадовалась Фаина и пояснила, – Сильно болит живот, тянет…

– Ты ее избил?! – накинулась она на зятя.

– Да никто вашу дочь пальцем не трогал, – испуганно промямлил тот, – Сама загибаться вдруг начала…

– А, может, все-таки ты помог? – наступала теща.

– Мама, не время выяснять отношения, – напомнила спорщикам больная, – Мне, наверное, в больницу надо…

– Конечно, конечно, маленькая моя, – успокоила ее врач «Скорой помощи», прибывшая на вызов к собственной дочери, и, сопровождая ее к машине, причитала, – Я так и знала, что этим все закончится, я ведь тебя предупреждала…

Вовка порывался ехать в больницу вместе с женой, но теща его не пустила:

– Я обязательно выясню сегодня же, что стало причиной приступа, и если ты к этому хотя бы косвенно причастен – я тебя в порошок сотру, – предупредила она зятя, захлопывая дверь машины прямо перед его носом.


Глава 7 Званый цирк | ДюймВовочка | Глава 9 По закону выгоды