home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Возвращение в Москву

– Что? Уже вернулись? Ну, проходите… – неожиданно для новобрачных без тени радости на лице приветствовала их Светлана Ивановна, открыв дверь квартиры.

Фаина настолько соскучилась за эти дни по маме, что не обратила внимания на неловкость. А вот Вовка не мог не заметить, что ему не рады. Однако его все же пропустили пройти. Уже что-то! Шаг на пути к цели сделан. Сейчас все зависит только от него. Он включил все свое обаяние на отметку «максимум». Однако привычные методы покорения дам бальзаковского возраста тут не действовали. Теща его будто не замечала и поначалу практически с ним не общалась. На самом деле она наблюдала за зятем и делала для себя соответствующие выводы. Профессия врача скорой помощи научила ее хорошо разбираться в людях. Зять ей не нравился. Она чувствовала в нем фальшь. Но пока он вел себя почти безупречно. Светлана Ивановна решила вывести его на чистую воду. Улучив момент, когда они остались наедине, спросила его о том, что волновало ее больше всего:

– Как, где, а главное – на что жить думаете?

Фаина вышла в коридор ответить на телефонный звонок. Звонила подруга. Мама знала, что это надолго. Вовка понял: наступило время главного экзамена на звание зятя.

– Поживем-увидим. Не переживайте – не пропадем! – заверил он тещу.

– За тебя я вовсе не переживаю, – У Светланы Ивановны перехватило дух от возмущения, – А за дочь боюсь. Что ты – без образования, постоянной работы, собственного жилья, неизвестного роду-племени можешь ей дать?

– Все это дело наживное… – нараспев проронил Вовка.

– Да?! – изумилась мама супруги, – Что же до сих пор не нажил?

– Возможности не было. Думаете, так просто в столице обосноваться? Сами знаете, с кого пришлось начинать, – набиваясь на жалость и сочувствие, промямлил тот.

– Боюсь, приблизительно тем же и закончится, – сделала вывод Светлана Ивановна.

– Вам сложно меня понять, потому что сами никогда не были в моей ситуации, – эта реплика Вовки прозвучала, словно обвинение в адрес тещи.

– Да нет, дорогой. Я как раз таки слишком хорошо тебя понимаю! – заверила его мама супруги, поднимаясь из-за стола, – Возможно, даже больше, чем ты сам себя понимаешь. В любовь твою неземную не верю! Почему-то девушка поскромнее в своем Задрыпинске тебя не прельстила. Запомни, ты здесь, пока моя дочь тебя любит, а я дорожу ее чувствами. Упаси тебя Бог обидеть ее хотя бы раз в твоей никчемной жизни! Вернешься туда, откуда прибыл! Уяснил?!

– Зачем Вы так, Светлана Ивановна? – Вовку речи тещи задели и рассердили не на шутку.

– Если ты действительно любишь мою дочь, значит, должен подняться до ее уровня. То есть – получить образование, устроиться на хорошо оплачиваемую работу, чтобы она и мои внуки никогда ни в чем не нуждались, – наконец, Вовке были предъявлены определенные требования.

– Я и сам к этому стремлюсь! – заверил ее зять.

– Что же тогда поступать в институт летом не стал? – не поверила ему собеседница.

– Почему «не стал»? Поступил! На заочное отделение экономфака. Но понял, что не мое, и бросил, – Вовка тактично умолчал о том, что устроил его туда по блату несостоявшийся тесть. После того, как он нарушил условия договора и не стал жениться на милой, но нелюбимой Женечке, разумеется, не могло быть и речи о продолжении учебы.

– А кем бы ты хотел быть? – смягчилась строгая собеседница.

– Не знаю еще. Меня фотоискусство привлекает. Может быть, выучиться на фотокорреспонедента?.. – мечтательно проронил Вовка.

– Так и быть, я тебе помогу ради дочери, – мать супруги неожиданно проявила участие. – У меня есть знакомый на факультете журналистики. Лучший друг покойного супруга. Ты свои работы приготовь. А я его на днях в гости к нам приглашу. Если увидит в тебе хоть искру таланта – возьмет к себе, если сможет.

– Я об этом даже мечтать не мог! – Воскликнул Вовка, – Спасибо Вам, Светлана Ивановна! Вы лучше, чем хотите казаться! Я же вижу…

– Конечно, моя мама самая лучшая на целом свете! – согласилась с мужем вернувшаяся на кухню Фаина, бросив на мужа укоризненный взгляд. – А кто-то еще в этом сомневался…

– Что ты, милая, ни капельки! Самую восхитительную девушку в мире могла воспитать только лучшая женщина на свете, – успокоил ее Вовка.

– Я так рада, что вы наконец-то стали находить общий язык! – Фаина облегченно выдохнула и одарила обоих улыбкой, – За это нужно выпить! Предлагаю белое столовое вино… Нет, лучше шампанского! Вовка, сгоняешь за ним в магазин? Душа праздника требует!

– Твое желание для меня – закон! – Вовка поднялся из-за стола и манерно поцеловал руку любимой женщины. – Я скоро!

Через минуты две хлопнула входная дверь, и ступеньки лестничного пролета сотрясли быстрые шаги спускающегося на первый этаж Вовки. Домой он вернулся нескоро: в гастрономе, что располагался на первом этаже соседнего дома, он неожиданно встретил Викторию. Та предложила отметить встречу в баре, что располагался в цокольном этаже здания. Здесь, оказывается, она работала танцовщицей. Тесен мир, и даже в многомиллионной столице практически невозможно потеряться. Особенно если живешь в центре города.

Друзья проговорили до позднего вечера, пока Виктории не напомнили о том, что ей пора гримироваться и готовиться к выходу.

– Ну, братан, ты меня удивил! – искренне изумлялась подруга, – Не успел в Москве появиться, а уже женат. Да еще на ком! А ты далеко пойдешь, я вижу. Заходи к нам в бар с женой. Хотелось бы с ней познакомиться. Что за чудачка такая тобой прельстилась.

– Как-нибудь зайдем! – пообещал Вовка.

Дома его ждала только Фая. Светлана Ивановна уже легла спать. Вовка с торжествующим видом поставил на стол бутылку шампанского. В другой руке он держал ананас.

– Лучшей закуски к белому вину не найти, – объяснил он супруге. – Если только красная рыба. Но ты ее не любишь.

Однако ее, похоже, уже не радовало ничего. Она сердито поинтересовалась:

– Ты что так долго? Время очередей, как мне казалось, в далеком прошлом.

– Представляешь, я свою подругу из родного города встретил Викторию. Мы вместе в Москву приехали, – пояснил провинившийся, вовсе не чувствующий себя виноватым. – Потом наши пути разошлись. Но самое удивительное, она в баре здесь неподалеку работает. Красивая такая, как всегда…

Брови Фаины почти сошлись на переносице. Взгляд выражал недоумение и гнев:

– Значит, в то время, как его дома ждут жена с тещей, он прохлаждается в баре с какой-то там знакомой?!..

Вовка искренне не понимал, чем, собственно, его жена недовольна:

– А что здесь такого?! Мы давно не виделись, и нам было о чем поговорить…

– Но не в то время, когда тебя дома ждут! Как ты не можешь этого понять?! – негодовала Фая.

– Я же пришел… – он снова попытался объясниться.

– А что? Мог и не прийти? – осенило Фаину. – Давай! Иди туда, где был! Может, вы еще не обо всем договорились?

Вовка вспомнил недавний разговор с тещей. Ссориться с женой он сейчас никак не мог, но поскольку деваться ему было некуда, решил все-таки попросить прощения.

– Извини, я не хотел тебя обидеть! – Вовка обнял Фаину за плечи. – Я даже не думал, что ты у меня такая ревнивая…

Фаина резко скинула его руки с плеч:

– При чем тут ревность?! Речь идет об элементарных правилах приличия! А ты повел себя как обыкновенный мужлан…

«А он и есть мужлан. Банальное провинциальное быдло. И когда-нибудь, доченька, ты все-таки это поймешь… – думала Светлана Ивановна, переворачиваясь с боку на бок в своей кровати. Не спалось. Ее самые худшие опасения оправдывались. Не успели пожениться, а уже спорят. По каждому пустяку… Каждый день… То ли еще будет! – Может быть, когда сам образование получит, все изменится? В конце концов недаром ведь говорят – милые бранятся, только тешатся».

Молодожены действительно вскоре помирились. Вовка обещал жене как-нибудь сводить ее в бар и познакомить с Викторией, чтобы та убедилась, что они действительно только друзья. А чтобы искупить свою вину перед ней и ее мамой, он обещал следующим вечером лично приготовить праздничный домашний ужин. Готовить он умел – научился в кабаке у Жабы, помогая Анне Петровне, самой лучшей поварихе в их городе.

На этот раз Вовка сдержал слово. Ко времени возвращения Светланы Ивановны домой, в зале был накрыт потрясающий стол. Зять постарался: запек цыплят-табака, зажарил свинину на шпажках. Натер на специальной терке морковь для корейского салата. Тещу приятно удивили рулетики из нарезанных кружочками и обжаренных баклажанов с начинкой из помидоров и сыра. Но королевой стола была корзина с фруктами из ананаса.

– Прошу, дорогая моя тещенька! – Вовка за руки подвел к столу удивленную донельзя хозяйку дома.

Та с восхищением разглядывала сервировку.

– Это все ты?! – обратилась она к зятю. Дочь – она знала это, не любила утруждать себя работой на кухне. И уж таких блюд, конечно, в жизни не приготовила бы.

Фаина торжествовала: наконец-то мама убедилась, что она сделала правильный выбор!

– Где же ты всему этому научился? – поинтересовалась теща. – Не все женщины так готовят. Я уже не говорю о том, что такую вот корзину додумаются вырезать.

Вовка рассказал, где и при каких обстоятельствах постиг кулинарное мастерство.

– Да, боевое у тебя детство… – проронила Светлана Ивановна, скептически потупив взор.

– Ничего – в жизни пригодилось, как видишь, – поддержала мужа Фаина.

– Так ты, получается, школу не закончил… – открываясь с положительной стороны, зять обнаруживал и отрицательные качества.

– Почему не окончил? Зачем учителям со мной еще год мучиться было?! Они мне «троечки» в аттестате просто так нарисовали. А кое-кто и на «четверки» не поскупился. – Вовка даже бахвалился этим фактом. Типа, мы тоже не лыком шиты. Зачем учиться, если педагогов можно измором взять?

– Как же ты в институт поступил, если у тебя такие скромные познания? – для Светланы Ивановны начался поистине вечер удивлений, а главные сюрпризы были впереди.

– Я на коммерческом отделении был. А теперь, когда работу потерял, платить за учебу нечем стало. Да и не мое это, я уже говорил, – невнятно проронил Вовка.

Объяснение зятя осталось для нее непонятным: откуда у дворника деньги на экономфак коммерческого ВУЗа? Но она больше не стала пытать его вопросами. Все равно не скажет, если сразу не сказал.

– Кстати, какие вы молодцы, что устроили сегодня праздничный ужин, – похвалила она дочь с мужем, – К нам сегодня дядя Леня обещал зайти. Папин друг… Помнишь, дочь?

Фаина обрадовалась.

– Конечно, помню, – Фая загадочно улыбнулась, глядя на мать, – С чего это вдруг он решил зайти к нам в гости? Он же не был у нас ни разу с тех пор, как папы не стало…

– Увиделись с ним сегодня случайно, – пояснила Светлана Ивановна, – Я поделилась с ним новостью, что ты замуж вышла. Он меня отчитал, что скрыла такое событие в нашей жизни, и, по-моему, не поверил, что я сама не была на вашей свадьбе. Вот решил зайти, лично тебя поздравить.

– Мама, это же здорово! – захлопала в ладоши Фаина, – Насколько я помню, дядя Леня преподает на факультете журналистики. А у Володи есть замечательные снимки! Думаю, им будет о чем поговорить.

– Ой, а я не успел их приготовить еще, – спохватился Вовка. В хлопотах он забыл об их вчерашнем разговоре с тещей, да и не думал он, что все так быстро решится.

– У меня есть несколько, – успокоила его жена, – Из тех, что ты мне дарил. Работы замечательные. Я уверена, что дядя Леня их оценит по достоинству.

– Тогда надо разогреть цыплят табака. А то уже остыли почти, – засуетился кулинар-фотограф.

– Вот и пусть этим жена займется. Может, готовить научиться, – распорядилась теща, – А ты иди лучше переоденься. Не забывай, что сегодня ты все равно что экзамен сдаешь. Обязан произвести впечатление, которое, как известно, начинается с внешнего вида.

Дядя Леня был искренне поражен, что его встретили за потрясающе сервированным столом, нарядно одетые.

– Я, конечно, предполагал, что меня в семье моего лучшего друга помнят и уважают, но не думал, что настолько! – признался он.

– Вы просто выбрали удачный день для визита, – с тонкой иронией заметила Светлана Ивановна, – Дети, еще не зная, что вы придете, решили устроить дома праздничный ужин. Просто так, без повода. Но я, например, в совпадения не верю. Наверное, чувствовали, что вы к нам в гости собираетесь.

Гость расплылся в улыбке.

– Это так замечательно, что Вы к нам заглянуть решили! Вот и повод для праздника! Проходите к столу! Отметим вместе с вами такое важное событие в нашей с Владимиром жизни, как наше бракосочетание, – Фаина являла собой образчик гостеприимства.

– Владимир, му-муж… ой, супруг Фаины, – волнуясь, словно действительно был на экзамене, представился Вовка.

– Леонид Георгиевич! – пожал ему руку светило кафедры фотоискусства.

– Кстати, наш Вовочка тоже увлекается фотографией, – Светлане Ивановне не терпелось обратить внимание гостя на таланты своего зятя.

– Да? – как бы удивился дядя Леня. На самом деле, повод для визита они с нею обговорили заранее. Он обещал помочь, чем сможет, если парень на самом деле окажется талантливым.

Фаина протянула руки к лежащим на тумбочке снимкам.

– Вот! – она подала их гостю, ничуть не сомневаясь в их художественной ценности.

Леонид Георгиевич стал их внимательно изучать, сопровождая каждый такими репликами, как «Ух ты!», «Хороший ракурс», «Гм…», «А вот это лучше…»… И, наконец, выдал свое заключение:

– Кадры хорошие. Но чувствуется, что у автора нет школы. Не всегда четко выстроена композиция кадра. Нет первых и вторых планов. Поэтому фото как будто плоские. Но опыт приходит с практикой. Гениями не рождаются, а становятся. Было бы у Владимира желание научиться всем премудростям фотоискусства.

– Я очень хочу всему научиться! – признался Вовка. – Светлана Ивановна сказала мне по секрету, что вы мне в этом можете помочь.

– Давайте договоримся так, молодой человек, я поговорю с деканом факультета. Может быть, в порядке исключения Вас примут на заочное отделение факультета журналистики. Нужно будет сдать пару экзаменов по специальности. Так, простая формальность. Думаю, диктантом по русскому языку и беседой о русской литературе дело ограничится.

– Диктантом?! – Вовка побелел, понимая, что в жизни его не напишет. Русских классиков он тоже не читал, кроме пушкинской сказки «О попе и его работнике Балде», уяснив для себя иную мораль, отличную от той, что подразумевал великий классик: «кто не работает, тот ест», говоря устами киногероя любимой им серии фильмов про приключения Шурика.

– А что Вас так напугало? – дядя Леня убедился, что не ошибся в своих предположениях.

– Я школу давно закончил. Боюсь, не сдам экзамена… – признался Вовка.

– Журналист, даже фотожурналист, которому писать как будто и не обязательно, все же должен быть грамотным человеком, – пояснил преподаватель ВУЗа. – Допустим, Вас примут на заочное отделение… Боюсь, Вы его без хорошего знания родного языка можете не окончить.

– Я так и думал, – сник Вовка.

– Не переживайте, молодой человек. У Вас же такая жена умница. Не только русским, еще тремя языками как родными владеет. Поможет в учении-то. Я не ошибаюсь, Фаечка? – начало тирады гость адресовал юному фотографу, а конец фразы – его супруге.

– Конечно, конечно! – охотно согласилась Фаина, – Чего только не сделаешь для любимого человека!

– Ну вот, видите, Владимир, не все так страшно, – успокоил он начинающего коллегу.

– Леонид, Вы зятя моего совсем перепугали. На нем лица нет! – вступилась за мужа дочери Светлана Ивановна, – Не все талантливые люди грамотно писали и говорили. Марк Бернес, говорят, двух слов связать не мог. Зато пел как, а?! Вот и наш Вовочка другими талантами обладает. Пусть он не знаком с азами фотоискусства – на кухне ему нет равных! Все, что Вы видите на этом столе, приготовлено его руками.

– Неужели?! – изумился гость. – С такими талантами абитуриентов мне еще не доводилось сталкиваться.

– Что ж? Все когда-нибудь случается в первый раз, – философски заметила вдова, – Вовочка, с какого блюда нам лучше начать? Все такое аппетитное и красивое, жалко есть.

– Что на Вас смотрит, то и берите, – оживился Вовка, – Кому что больше нравится.

– Мне думается, на меня смотрит вон та рыба с чешуей из лимонов.

– Форель, – пояснил Вовка, – Но я рекомендовал бы вам сначала отведать свиных ребрышек на шпажках.

– Ну вот – а говорите, «что на вас смотрит»… – в шутку огорчился дядя Леня, – А оказывается, тут свои премудрости имеются.

– Да нет, – стушевался Вовка, – просто мне кажется, что если сначала рыбу поесть, потом все рыбой пахнет.

– Может быть, может быть! – согласился с ним гость. – А Вы, молодой человек, разносторонне талантливы: и фотографируете хорошо, а готовите и вовсе и-зу-ми-тель-но!

– Я рад, что Вам понравилось, – Вовке польстила похвала гостя.

– Вы еще его цыпленка табака не пробовали! – вставила слово в защиту мужа Фаина, – Язык проглотить можно. Я уже вторую тушку уговариваю, и еще ела бы и ела. Так вкусно!

– Ешь, кто тебе не дает. Я еще разогрею! – Вовка поднялся, чтобы выполнить обещание.

Жена его остановила, схватив за руку:

– Я не просто наелась, я уже объелась. Так что я пас!

– Действительно, таких цыплят табака я даже в лучших ресторанах столицы не пробовал, – похвалил мастерство кулинара Леонид Георгиевич. – Кажется, я тоже не просто наелся, а объелся до отвала. Не Вы одна, очаровательная Фаина.

– Так что мы сидим?! – обратилась ко всем Светлана Ивановна, – Нужно растрясти жирок, чтобы не завязался. Давайте танцевать. Объявляю белый танец!

Вовке понравилась идея тещи. Он включил магнитофон, и комнату заполнили томные мелодии французского шансона. Фая кокетливо присела в реверансе, приглашая его на танец. Светлана Ивановна уже кружила в вальсе Леонида Георгиевича.

– Что Вы скажете о моем зяте? – с нескрываемым опасением поинтересовалась она, – Он совсем безнадежен?

– Откуда такие депрессивные мысли, дорогая моя?! – поспешил успокоить ее партнер по танцу, – Ученого и фотокора из него, конечно, не получится, не буду тебя обманывать. Но он может стать чудным домохозяином и освободить жену от забот по кухне, которые погубили не одну женскую карьеру. А вот у Фаечки есть великолепная возможность избежать этой печальной участи.

– Издеваешься?! – устало улыбнулась Светлана Ивановна.

– Отнюдь! – заверил ее друг семьи, – Не переживай. Не все так страшно. Главное, они любят друг друга.


Глава 1 Там, где соединяются сердца! | ДюймВовочка | Глава 3 Первая ссора