home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эпилог 2. О межрасовом непонимании прописных истин

— Лирис, мне срочно нужна твоя помощь.

Ньяри сидела вытянув ноги на раскладном стуле, у себя на веранде подаренного дома, наслаждаясь лучами раннего солнца. На коленях у девушки лежала книжка по целительству, а рядом, на круглом деревянном столе стоял пузатый прозрачный графин с остывающим чаем и две чашки.

За последнее время Лирис заметно похорошела — теперь она выглядела уже не маленьким сорванцом, а взрослой женщиной, спорить с красотой которой могли далеко не многие. Хотя подобные изменение произошли не только с ней — сам дракон, уже научившийся на половину высвобождать своего зверя, казалось, стал взрослее, в каждом его движении появилась грация и сила. Он совсем не пил и проводил бОльшую часть времени за тренировками, на которые сбегались посмотреть почти все молодые девушки Минграда.

— Дриг, с этих слов еще никогда не начиналось что-то хорошее для меня, — ньяри с улыбкой поставила на столик рядом чашку с мятным чаем и посмотрел на друга, — надеюсь ты меня ни в какую аферу впутывать не собираешься? А то Адриан тебе голову оторвет.

— Нет, что ты. Я не псих беременную жену степного эльфа подвергать опасности — ему же все равно будет в итоге, что я дракон. Но дело действительно щекотливое и только к тебе я с ним обратиться и могу.

Лирис удивленно подняла брови, кивнув:

— Рассказывай.

— Я влюбился, в общем, — Дригон тяжело вздохнул, вытягиваясь на соседнем стуле и складывая на груди руки, — прям на самом деле влюбился. Ни о ком другом и думать не могу.

— Так в чем проблема? — не поняли ньяри.

— Понимаешь, она — оборотень медведь, по имени Эвида. Знаешь такую?

Девушка задумалась, потом покачала головой:

— Даже не представляю кто это.

— Это одна из тех, кто родился полукровком от человеческой женщины. Росла обычным ребенком, в обычной деревне, а потом началась внутренняя война и ее… схватили ее в общем, обвинили в темном колдовстве. Инквизиторы. Под пытками Эвида первый раз частично обратилась и все решили ее сжечь от греха подальше. Девочка выжила чудом каким-то, но у нее от магического пламени остались на всю жизнь шрамы на половину тела. К оборотням она попала уже взрослой женщиной и тут стала всеми уважаемым воином, однако сделать что-то с ее «меткой» огня — никто ничего не смог. Итогом стало то, что девушка на себя рукой махнула, вырастила комплексы, размером с гору и теперь никого и близко не подпускает, свято уверенная в том, что с ней только ради шутки можно переспать. Сама понимаешь — меня Эвида и слушать не будет — при мне ее уже пытались «склеить» и я видел, как она реагирует на такое. Теперь вот не знаю, что и предпринять.

Лирис задумчиво смотрел на дракона. По всему было видно, что говорил он действительно искренне и на самом деле не знал как подступиться к решению этого вопроса. То, что он обратился именно к ньяри — девушку удивляло. Она неоднократно говорила Дригону, что даже примерно не представляет, как работает женская голова, однако отказывать в помощи ей не хотелось.

— Слушай, а что если вас куда-нибудь забросить далеко, чтобы вы недельку-две наедине побыли — вдруг сработает?

— Может, — пожал плечами Дригон, — но только под каким предлогом.

— Ну смотри, ты же говоришь, что она изначально человеком себя считала и училась зверя выпускать уже взрослой будучи — попроси ее помочь тебе. Скажи, что хочешь в серебряных горах попытаться обратиться, но без опытного оборотня рядом — не сможешь. А из всех учителей — только она полностью понимает твою проблему. Не маленький, блин — наплети что-нибудь, а я с вами пройду и буду, если потребуется, подталкивать в нужном направлении, — Лирис сочиняла на ходу, с каждым словом понимая, что план-то весьма не плох и может сработать.

— Не знаю даже, — Дригон устало вздохнул, — хотя, наверно стоит попробовать — все-таки я мало что потеряю, если ничего не получиться. Зато объясниться смогу без свидетелей. Ну и без них же, в случае чего, буду зарыт под ближайшим деревом, если она разозлиться и поймет, что я только для этого ее и вытащил.

— Это да. Но ты не бойся — я тебя раскопаю потом обратно. Зачем такому экзотическому мясу пропадать, — Лирис показала дракону язык, стараясь хоть как-то поднять настроение другу. Тот лишь отмахнулся. — Только мне или тебе нужно Адриану рассказать, не думаю, что он меня одну отпустит. Разобью с ним лагерь где-нибудь рядом и буду за вами через стихию наблюдать. Я сейчас сильна как никогда, так что в случае необходимости, даже подтолкну, если потребуется.

— Звучит пугающе, — честно признался мужчина, — но я согласен. В общем, разбирайся с мужем, а я пока продумаю, что наплести медведице и подготовлю вещи.

— Договорились, — кивнула девушка и мысленно пожалела себя, любимую, предвкушая объяснение с эльфом.

Хотя, возможно, все и не так сложно будет. У него пока дома все хорошо, тут он по большей части мелкими делами занимается, так что время свободное есть, да и от помощи другу он не откажется. Они с Дригоном спелись отвратительнейшим образом, но ньяри на самом деле была рада такому повороту — муж ее не ревновал и прекрасно понимал, что с драконом она в полной безопасности.

Внезапные чувства друга Лирис удивили и обрадовали — он давно слыл местным ловеласом, хотя претензий ни одна девушка к нему не предъявляла, что было несколько для ньяри не понятно. Если судить по рассказу Дригона, то Эвида была серьезной женщиной, через много прошедшей и знатно очерствевшей из-за этого. Однако Лирис понимала — такие все равно хотят любви и нежности, причем куда больше, чем обычные девушки. Если дракон к ней относится на самом деле серьезно — ньяри никаких претензий не испытывала, однако если нет… она сама лично общиплет своего друга и оторвет хвост.

Появление мужа девушке пришлось ждать долго. Весь день Лирис собирала сумки и обдумывала возможный план объяснений. Ближе к ночи ньяри приготовила вкусный ужин, расставила тарелки и, как только дверь распахнулась, радостно побежала к любимому.

Адриан за последнее время никак не изменился. Он был все тем же озорным мальчишкой в теле взрослого мужчины, безумно влюбленного в Лирис и еще больше боящийся ее потерять. Поправка — потерь ИХ.

Эльф обнял жену, поднял ее на руки и понес в сторону дивана, игнорируя накрытый стол. Лирис только улыбнулась этому, нежно целуя любимые губы и начиная быстро расстёгивать застежки на рубашке мужа. Иногда ньяри почти пугала их зависимость друг другом, но странным радостным фактом стало то, что она не сколько не сомневалась теперь в первом имени выбранных ею существ на звание Бога. Даже если этот мир рухнет в ад — они будут вместе.

Много позже, уставшая и довольная, сидя рядом за столом со своим мужем, Лирис вспомнила о приходе друга.

— Слушай, с тобой Дригон не говорил еще? — ньяри сделала небольшой глоток чая и вопросительно посмотрела на Адриана.

— Говорил, — обрадовал он ее, — что ж, нам он помог, так что теперь наша святая обязанность ответить тем же, — эльф с удовольствием доел последний кусочек жареного мяса и так же взялся за чашку, — только я естественно с тобой отправляюсь.

— Это понятно, — отмахнулась Лирис, — с планом-то согласен?

— В целом — да. У них будет хорошая возможность побыть вместе и объясниться. Если что — будем использовать план «Б».

— Это какой, — ньяри удивленно подняла брови.

— Это тот, что сработал у нас с тобой, — хмыкнул эльф, целуя девушку в шею, — свяжем и запрем в нашем подвале.

— Чур, связывать будете сами, — рассмеялась Лирис, — мне только укрощать медведя не хватало на пятом месяце беременности.

Адриан с нежностью опустил руку на едва заметно округлившийся живот ньяри.

— А я вам троим, и не позволил бы. Разбираться с большим и злым и вовсе не плюшевым мишкой прерогатива взрослых дяденек.

— Ути, взрослый ты мой, — Лирис аккуратно перенесла руку мужчины чуть выше, на заметно увеличившуюся грудь.

— Милая, нам бы вещи собрать еще, а у меня вот-вот полностью отключится мыслительный процесс окончательно и бесповоротно.

— А мы завтра соберёмся, — подмигнула ньяри, — а сегодня только наш вечер. И если ты будешь спорить — я укушу тебя за ухо.

— Это серьёзная угроза, так что я сдаюсь, — эльф улыбнулся и нежно поцеловал свою жену.


Эпилог 1. О том, если ли жизнь после свадьбы | В поисках мира | * * *