home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

К деревне они выехали даже быстрее, чем рассчитывали — кони не просто были быстры, они великолепно умудрялись на скорости лавировать между деревьями, вызывая некоторый страх в наездниках, последние к слову с великим трудом удерживались на спине.

Общая разница между первым и вторым поселением оказалась видна сразу — деревня была частично разрушена, частично горела. Бегали люди, не много — на первый взгляд человека три-четыре, они пытались затушить один, видимо свой, дом.

— Что делать будем? — тихо спросила рядом Рива.

— Идем. Поможем людям и заодно, узнаем, что тут было. Пока еще не стемнело и относительно безопасно. Ты чувствуешь под землей что-нибудь? — Аягори мрачно смотрел на картину разрухи.

— Нет, все чисто.

— Значит идем. Карвин — помоги людям, потуши огонь.

— Есть, — внезапно серьезно ответил демон.

Все пятеро вышли из укрытия и направились быстрым шагом, к деревне, не забывая отслеживать любую возможную угрозу. Маг тихо прошептал слова заклинания и огонь на глазах стал затухать, словно лишенный воздуха. Это, как и саму пятерку, люди заметили не сразу, но после замерли, напряженно разглядывая незнакомцев. Едва они оказались на расстоянии десяти метров, друг от друга, Аягори поднял руки.

— Мы пришли с миром — помочь, чем можем. Расскажите, что произошло в вашей деревне?

Люди продолжали молчать. Лирис оглядела всю четверку — грязные, некоторые явно раненные, одежда порвана или обгорела, глаза пустые, напуганные. Но было в них что-то не правильное и это что-то ускользало от девушки.

— Нежить, — внезапно хриплым, явно сорванным голосом сказал самый высокий из людей, — очень много нежити. Почти всех сожрали — мы с семьей спрятались в подвале и нас не нашли. Есть еще около десяти людей, спасшихся так же. Вы опоздали.

— Вас спасти, мы еще успеваем, — возразил оборотень, — позвольте войти в деревню — нам надо понять что тут полностью произошло.

— Зачем? — удивился мужчина, — нежить уже ушла.

— Она не ушла, а если и ушла — то вернется с ночью. И будет возвращаться, пока тут есть хоть кто-то живой, — жестко ответил Аягори. — Мы прошли уже одну такую деревню и видели что там произошло.

— Что ж… пять воронов пророчат нам смерть… почему бы не впустить и не послушать их подробнее, — грустно улыбнулась женщина, видимо жена первого говорившего.

Лирис криво усмехнулась.

Все вместе они зашли в сильно сгоревший дом, лившийся почти крыши. Внутри все было сильно закопчённым и воняло гарью. Тот самый запах, который невозможно ничем вытравить — только постройка нового дома. Но люди, уставшие и раненные, были рады хотя бы тому, что у них осталась эта, жалкая, память о прежней жизни.

— Мы можем предложить лишь воду, — криво усмехнулся мужчина, устало садясь на простой деревянный стул, одно из немногих, что спаслось от огня.

— Если хотите — мы поделимся едой, — ответил оборотень.

— Это было бы действительно великое благо, — кивнул хозяин дома, — я сам могу перебиться тем, что есть, но у меня трое детей и жена, для которых я не желаю голода.

Все молча растянули сумки, доставая припасы — в случае нужды они все могли охотиться, и у пятерки было гораздо больше шансов выжить, чем у этих людей.

Жена, которую Лирис опередила исключительно по светлым морщинкам на грязном лице и длинным лохмотьям юбки, достала котелок и вместе с еще одной девочкой пошла его мыть на улицу. Двое парней занялись очагом.

— Расскажите, как тут все произошло, — тихо просила Рива.

— Начала мы не знаем, — пожал плечами мужчина, — мы проснулись среди ночи от криков на улице. Когда я выглянул из окна, увидел, как странные твари, похожие на людей, но выше, с руками до колен, с длинными пальцами, заканчивающимися когтями, с вывернутыми коленями и пастями со множеством клыков рвут на части людей. После этого мы сразу ушли в подвал и вышли лишь под утро, когда дом уже горел, а на улицах было пусто.

— Немного, — вздохнул оборотень.

— Аягори — мне нужно с тобой поговорить, — внезапно сказал некромант, — наедине.

Оборотень кивнул и они вышли из дома. Лирис, как и вся пятерка, обладала слухом достаточным, чтобы услышать, о чем говорили их напарники. И те знали об этом.

— Под описание подходит много кто, но никто из них не смог бы бесследно исчезнуть к рассвету. Они либо зарылись бы в земле, либо спрятались в подвалах, либо натянули бы на себя тела людей.

У Лирис внутри все оборвалось. Она заметила краем глаза, что солнце совсем уже склонилось к горизонту. Медленно, словно во сне, последние лучи пробежались по деревьям, начиная угасать. В дом вошли быстрым шагом оборотень и некромант. Оба выглядели встревоженным и, через секунду, когда свет совсем исчез, на улице раздался протяжный крик.

Все резко вскочили, встав кольцом и обнажили оружие. В центре осталась Рива, которая все равно не способна была сражаться. Мужчина и оба сына схватились за то, что было под рукой и годилось для самообороны.

— Шаки! — закричал хозяин дома и рванул на улицу. В дверях его встретила женщина.

— Та тварь, она схватила нашу девочку! Она утащила ее в подвал!

— Что вы стоите, — закричал один из мальчиков — помогите, пожалуйста, вы же обещали.

— Что делать будем, — тихо спросила Лирис.

— Выходим на улицу. Нас тут все равно ничего не защитит, возможно тварей не много — эта семья вроде чиста, а из выживших они запомнили лишь десять. Кадар, на них действует магия?

— Да. Так что в этом плане нам повезло. Но зато они мало чувствительны к ранам от оружия обычного.

— Ну что — в этот раза ваша очередь защищать меня, — улыбнулся Карвин.

Деревня встретила тишиной. Пятерка шла молча, стараясь не допускать никакого шума и тут раздался истошный крик девушки. Он звучал из дома, с широко распахнутой тяжелой дубовой дверью.

— Кадар, я тут подумала, а как можно определить, сидит ли тварь в человеке или нет? — тихо спросила Лирис.

— Только пустив им кровь, — в тон ей ответил некромант, — они натягивают тело, так что под раной будет видно, человеческие мышцы там или черная плоть твари.

Внезапно мимо них с криком пробежал отец с двумя сыновьями. Они были вооружены топорами, серпом и вилами.

— Куда вы, идиоты? — Закричал Аягори.

— Это моя дочь и их сестра — мы не будем ждать, пока вы соизволите начать действовать! — зло рыкнул мужчина и шагнул в темноту с сыновьями.

— Надо им помочь, — закричала Рива, девушка почти успела зайти в дом, но ее отдернула Лирис.

— Ты уверена, что они были людьми? — тихо спросила она. — Там, в замкнутом пространстве, у нас не будет шанса на победу — ни одного.

— Они… они умрут? — в истерике закричала она.

Словно в такт ее мыслям раздался оглушительный крик, уже мужской.

— Вы, бесчувственные твари, им больно!

Истерика прекратилась от звонкой пощечины. Лирис старалась не переборщить с силой, но девушке все равно досталось.

— Подбери сопли, — зло прорычала она. — Даже если мы сейчас туда пойдем — мы не сможем спасти уже никого.

— Они кричат, — Рива тихо опустилась на колени, — им так больно… ты же тоже это чувствуешь.

— Да. Как и то, что с такими ранами они уже не выживут. И это ты тоже понимаешь. Они уже мертвы — а мы нет. И мне это очень нравится, к слову.

С этим Лирис, при молчаливом шоке всех окружающих, рывком закрыла дверь, из-за которой слышался крик, после чего подперла внушительным камнем, который раньше был куском стены соседнего дома.

— Они уже мертвы. Вы, как знаете, а я предпочитаю драться с тем, кто успеет наестся перед битвой, если там вообще были люди.

— Как ты можешь, — всхлипнула Рива.

— Я — чудовище, моя дорогая, — тихо сказала Лирис, смотря в глаза подруге, — ты слишком поздно это поняла.

— Какая умная нам еда попалась, — раздался гортанный женский голос и все дружно повернулись. Мать, которая все это время оставалась за спинами пятерки на глазах стала меняться. Ее кожа лопнула и сползла рваными клочьями с черного, жилистого тела, затрещала и без того изодранная ткань, с хрустом на место встали специально вывернутые, для большего сходства с людьми, суставы и позвонки. Монстр по-собачьи затряс головой и спиной, опираясь еще не полностью восстановившимися руками в пепел и грязь.

Сразу после этого спектакля, явно рассчитанного напугать и отвлечь людей, крики за дверями стихли и последовал сильный удар.

— На крышах, — шепнул демон и все дружно подняли головы.

И выругались.

Всего тварей было около четырнадцати, не считая тех, что были за дверью.

— Госпожа Лэйриолис, вы ведь обладаете так же кровью моего рода, — улыбнулся демон, — не могли бы вы помочь мне с магией?

От его голоса все даже вздрогнули слегка, так неестественно и неожиданно бодро он прозвучал на фоне общей картины.

— Да.

— Ньяри-полукровка? — удивился некромант, не отрываясь от созерцания монстров на крышах.

— Именно. А теперь, ребята — если с головы Ривы упадет хоть волос — я с вас шкуру спущу, — Лирис быстро подошла к демону, бросив последний взгляд на подругу. Внешность ньяри была какой-то ненормально спокойной. Либо она совершенно не сомневалась в том, что они переживут сегодняшний вечер, либо как раз наоборот, но смирилась с этим фактом.

Пятерка встала рядом со стеной, защищая таким образом себя с этой стороны. Чистокровная ньяри уплотнила камень и, когда все твари, собравшиеся вокруг метнулись в единым прыжке, девушка резко подняла вверх столб камней и земли, и оттолкнула его от себя, разметав монстров на приличное расстояние.

— Меня не надо защищать — сама справлюсь, — рыкнула она, с видом превосходства смотря на остальных спутников.

Лирис выдохнула с облегчением и сконцентрировала внимание на демоне. Медленно, на выдохе, она представила, как за ее спиной расправляются крылья и обнимают Карвина. Она коснулась его плеч, прижимаясь всем телом. Медленно… неохотно… энергия мужчины стала срастаться с ее собственной и в этот момент, ньяри всем телом ощутила шок такхара от того, что он сейчас начал ощущать. Сила, которая опьянила бы любого.

«Сконцентрируйся» — сказала мысленно девушка и маг тут же начал плести заклинание.

Сначала все было хорошо. Ньяри ощущала, как вокруг нее сражаются остальные. Как рвет свою суть ее подруга, атакуя тварей, как некромант умудрился подчинить себе одну и заставил нападать на других.

И вот — заклинание было готово и пущено в ход. Оно прошлось по этим существам сначала превращая в лед их кровь, а затем разрывая на сотню кусков каждое тело. Все пошло не так почти сразу после первого «взрыва». Обостренным до предела слухом Лирис услышала как тихо откликнулись на их магию артефакты, зарытые где-то глубоко под землей. Все, что девушка успела сделать, это метнуться к подруге, которая в этот момент была самой беззащитной, все еще находящейся в шоке от своих же действий.

— Ложитесь! — закричала ньяри, и почти уже успела ухватиться за Риву, но тут поняла, что все это время она тихо улыбалась и смотрела в глаза Лирис.

— Удачи, милая…

Как в замедленной съемке ньяри увидела угольно черный огонь, обрушившийся на них сверху. Боль в руке несколько отрезвила девушку. Она резко отшатнулась и поняла, что спас ее щит, который успел выставить некромант. Но в следующий момент его уже снесло потоком магии другого типа, затем на них обрушалось что-то еще. Боль и ужас и абсолютное непонимание того, что происходит в этом аду — вот что чувствовала Лирис.

Она поставила все щиты, которые только могла, одним из ударов ее отбросило к той двери, что она минут десять назад подпирала камнем. Собственно под него девушка и заползла, в щель между. Странно, но в этот момент, Лирис впервые ощутила, полную силу своей расы. Щиты, которые она никогда не умела ставить, защита, которой у нее никогда не было, вперемешку с ее собственной магией, той, что никогда не дала бы ей стать обычной ньяри.

Вокруг продолжала бушевать магия. Это было почти красиво, от боли все вокруг плыло радужными пятнами и в какой-то момент Лирис просто отрубилась.

— Привет, милая, — голос Ривы звучал как-то приглушённо, словно через слой ваты.

Лирис резко открыла глаза и увидела, что сидит на поляне, в лису, а рядом, у красивого, и почему-то зеленого костра, сидела ее подруга — Рива. Живая и абсолютно целая.

— Но как?

— Никак, Лиса, я уже умерла. А видишь ты сейчас мой дух — я просто не могла уйти не поговорив с тобой.

Ньяри ощутила как на глаза наворачиваются слезы, она тихо всхлипнула и подползла к подруге, уткнувшись в ее колени. Руки тряслись и плохо слушались девушку. Она вцепилась в ткань все тех же брюк, в которых и умерла Рива и, уже не скрывая чувств, начала рыдать. Не сдерживаясь, не стесняясь. Она плакала так, как не плакала со смерти матери. Рука Ривы, мягко гладила голову Лирисы, не сразу, но через некоторое время девушка услышала, что ее подруга поет. Странно, но язык оказался незнакомым для ньяри. Постепенно, пытаясь понять текст, Лирис успокоилась и лишь изредка всхлипывала.

— Знаешь, малышка, ты себя знатно сейчас угробила. Я уж не знаю какие ты там щиты использовала и из какой паники накачала силой, но по сути, ты сейчас запечатала сама себя в кокон. Такой хрен размотаешь.

— Плевать, — хрипло шепнула Лирис, — на все плевать.

— Нет, малышка, нельзя так. Как бы это странно не звучало — ты уже почти нашла свое счастье. У тебя все будет хорошо, Лиса, все будет просто замечательно. И обо мне не плачь — ты не знаешь как я счастлива. И их нашла, представляешь — они меня ждали! Они не уходили полностью и просто не могли до меня докричаться, потому, что я закрылась от стихии воздуха! Они все время были рядом. Лиса, не плачь, милая. А теперь, мне пора и тебе тоже. Не забудь только — тот, кто сейчас тебя спасет будет говорить тебя правду — слушай его.

И все вокруг снова закрутилось и взорвалось болью.


* * * | В поисках мира | * * *