home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9 Картель

На дуэль в былые времена вызывали по-разному. Перчаткой в лицо, словами секундантов, пиратской «черной меткой», в конце концов. Эпоха здорового романтизма канула в Лету, но иные ритуалы человечество отменять не намерено. Скучно людям без ритуалов, душа, понимаешь, просит!

Человек, прибывший на встречу с Мастером, меньше всего походил на секунданта или парламентера – банален был внешне до зевоты. Сам Мастер, впрочем, титулами в этих стенах тоже не блистал, хотя его фамилия служила здесь приставкой к весьма солидной должности. Сочетание должности с фамилией высечено было на солидной табличке (латунь под бронзу), а та, в свою очередь, красовалась на сверхсолидной двери резного дерева. Дальше – «предбанник», секретарша, еще дверь… все как у многих, в общем. Как у того же Макса. У еще сотен тысяч «боссов», больших и малых, физически не способных трудиться без внешней атрибутики. Если и были отличия, то скорее качественные – секретарша Мастера, в сравнении с Максовой, блистала юностью, вызывающей красотой и полнейшим отсутствием ума. Отвлекала на себя, как на яркую вывеску, взгляды всех абсолютно визитеров: дамы злобно сканировали стоимость ее внешности, от гардероба до услуг маникюрши, а мужики банально пускали слюну. На паренька, неприметного и щуплого, не обращали внимания – подумаешь, сидит тут незнамо кто, точит лясы с красивой куклой! Поручений, видать, ждет. Паренек Володя к невниманию относился спокойно, амбиции держал при себе, до поры до времени. Не нужны лишние амбиции телохранителю «близкого круга» – достаточно того, что без его ведома к хозяину муха не влетит. Специальной охранной подготовки Володя не имел, зато был умен и наблюдателен, да и срочная служба в армейской разведке даром не прошла. Отличался, в общем, от большинства людей Мастера, прибабахнутых на почве веры и бывших совсем не от мира сего. Именно серая масса набивается в залы собраний, молится истово и платит «церковную десятину» – жаль, что во всем остальном толку от стада мало. Новой структуре, создаваемой Мастером по кирпичику, нужны были бойцы. Сильные, умные, не боящиеся крови. Не так уж много их в современном христианстве, выхолощенном десятилетиями атеизма и «политкорректности». Поневоле начнешь мусульманам завидовать, сохраняющим боевой задор полторы тысячи лет, – вот где бескрайние людские резервы для любой войны, – но на этом поле Мастер играть не пытался. Чужое поле! Своих надо подыскивать! Основным «кадровиком» оставался пока все тот же Серафим – тараканов в голове хватает, зато искренне предан и не рвется на место хозяина.

Сейчас, впрочем, кадровые темы Мастера не занимали, о другом думал. О странном звонке от незнакомого человека. Заместитель (один из нескольких) президента ЗАО «Винтек-Заря» позвонил Мастеру час назад, пробившись через бдительно-глупую секретутку, – аудиенции попросил. Без записей и прочей бюрократии. Сам Мастер в своем официальном статусе весил никак не меньше президентов всяких там ЗАО, о чем наглый зам знает наверняка – и зачем лезет? Сделку хочет предложить через голову шефа? Информацию продать? Тупо сменить работу? Как бы там ни было, но на встречу Мастер согласился – из любопытства. За прошедший с тех пор час сделал пару звонков нужным людям и лично пошарил в Сети, пытаясь прояснить вопрос, но озадачился еще больше.

– Эта «Винтек-Заря», похоже, чья-то «дочка», – поделился найденным один из информаторов. – Сидят на углеводородах, активно работают с недвижимостью и сами что-то строят. Отличный контакт с мэрией, и это еще не самый верхний уровень.

– Ясно. Что по персоналиям?

– Крайне мало информации, Валерий Петрович. Повсюду светится их президент, некий Сергей Ильин, но он, похоже, номинальная фигура…

Другие источники добыли и того меньше. Даже Интернет пестрел лишь краткими заметками о «слияниях-поглощениях» и репортажами с презентаций, где мелькал тот самый Ильин – номенклатурные щеки, седина, надменный взгляд. Зама по имени Максим Каратаев обнаружил Мастер всего пару раз, и вот тут под ложечкой всерьез кольнуло. Знакомое лицо, однако! Из давних, еще комитетских времен: клуб «Позиция», Сэм Дженнингс, выборы… вот вам, батенька, и Земля круглая! Дела, конечно, давние, поросшие быльем, только люди не меняются совсем уж радикально, даже за двадцать лет. Натуру изменить – это вам не глаза под очочками спрятать!

– И чего ж тебе от меня нужно, Максим Каратаев? – спросил задумчиво Мастер, ставший на миг просто Валерой Вендерецким. – Раньше ты терся со шпионами, потом по бизнесу, а сейчас где?

Долго, впрочем, гадать не пришлось – с вахты позвонили. С контрольно-пропускного пункта на входе, охраняемого милицией. Спустя еще минут пять человек с внешностью офисного клерка поднялся на этаж, и резная солидная дверь пропустила его в «предбанник».

– Здравствуйте! Вы к Валерию Петровичу? – Улыбка секретарши блеснула искренней радостью, будто при виде отца родного. Редкий, кстати, талант для российских офисов, за него эту девочку здесь и держали – не считая еще пары-тройки очень полезных умений.

– Разумеется, я к нему, – буркнул гость, удостоив красавицу лишь беглого взгляда. Неприметному пареньку Володе уделил внимания куда больше – сверху донизу прошелся глазами. – Он меня ждет?

– Да, проходите! – сморщила носик секретарша, глядя в закрывшуюся дверь. – Странный он какой-то. По-моему, мальчиков предпочитает.

Последняя фраза адресовалась, разумеется, Володе, ответившему кривой ухмылкой:

– Не бери в голову, детка. Его интересуют не мальчики, а то, что у них за пазухой.

Человек с банальной внешностью стоял между тем перед длиннющим столом, глядя на человека с внешностью совсем небанальной.

– Даже так? – вскинул брови хозяин кабинета, обладатель красивого волевого лица и густой седины на висках. Люди с подобными лицами делают большие успехи в публичных профессиях, вроде актерской и депутатской, женщины падают к их ногам штабелями, а мужчины испытывают безотчетное уважение. – Вы ведь не Каратаев, по-моему?

– Совершенно верно. Я по его поручению, сейчас все поймете. Присяду?

Мастер кивнул благосклонно. Пару секунд еще наблюдал за обустройством визитера в кресле, затем тот начал говорить. Ровно говорить, очень вежливо и почти без интонаций. Никаких тебе внешних эффектов, вроде той самой перчатки в лицо.

– Стоп, – нахмурился, наконец, Мастер, пробившись сквозь словесные кружева. – Я так понимаю, у господина Каратаева ко мне претензии? Не у ЗАО «Винтек-Заря», не у президента фирмы, а именно у этого вашего…

– Совершенно верно, – повторил тусклый человек тусклым голосом. – Господин Каратаев располагает достаточно серьезными возможностями, чтобы выступать от собственного имени. Его претензии связаны с нарушением прав господина Воропаева. Обсудить порядок урегулирования предлагается на природе, при гарантированном отсутствии посторонних. Господин Каратаев считает переговоры рискованными, а потому наша группа будет иметь при себе средства самозащиты и поражения…

После ухода тусклого человека Мастер не сразу опомнился – отвык за годы от подобных бесед. Некоторое время разглядывал ближайший телефон, способный быть «средством поражения» круче любого автомата. Всего пара звонков, и оборзевшим «господином Каратаевым» займутся спецы самого разного профиля. Под орех разделают непонятное ЗАО, тряхнут мутное руководство – да минимум взвод ОМОНа пришлют! На природу. Для обсуждения порядка урегулирования. Придется, правда, объяснять друзьям и покровителям суть претензий, а это уже чревато совсем другими проблемами. Сегодня дружба есть, потом может испариться – компромат зато останется. Всплывет сама тема существования Братства! Да и Каратаев этот самый явно не лох – тоже может рычаги задействовать.

– У нас проблемы, Серафим, – сказал Мастер полчаса спустя. – Похоже, меня вызвали на стрелку… или пригласили. Как это правильно говорится?

– Забили, – хмыкнул бывший мент, сделавшись на миг ментом действующим. – Стрелки обычно забивают, если уж по понятиям. А может, это просто терки пока?

– Я не особо разбираюсь, – усмехнулся бывший комитетчик, не желающий вспоминать свое прошлое. – Нам предлагается поляна в лесу, куда приедут вооруженные люди с претензиями.

– Тогда это почти разборка. Я уж думал, в наше время таких чудес не бывает! Братва наехала? На вас?!

– Коммерческая структура, Серафим, с хорошими связями, широко раскрученная в прессе. Такие люди обычно нападают через суд или задействуют силовиков, а тут…

– Ну, одно другому не мешает. Мы приедем с оружием, там нас и повяжут.

– Грубовато. Мы ведь можем элементарно нанять ЧОП с помповиками, и все будет по закону.

– Это если без боя, – покачал головой Серафим, глаза на добродушно-бородатом лице превратились в злые щелки. – Чоповцы после первого выстрела лягут, им за нас умирать неохота. А если у тех автоматы или покруче чего?

– Логично. Многие крупные коммерсанты сами недавно были бандитами, а дурные привычки никуда не деваются. Если уж до лесной поляны дошло.

– Так, может, здесь их раскатаем, Мастер? С вашими-то связями!

– А потом всплывет история про тайгу. У них этот мужик, которого ты не смог достать. И Дина. Теперь понимаешь, откуда ветер дует?

– Миром не разойдемся, – кивнул Серафим, прикидывая уже что-то, пальцы загибая. – Пятнадцать прямо сейчас.

– Ты о чем?

– Считаю бойцов, кто умеет хотя бы махаться. Пятнадцать соберем по городу и области, за сутки подтянем еще с десяток. Можем взять наемников, они со своим оружием.

– Наемники ненадежны, и меня им видеть нельзя. Ограничимся братьями.

– Мало достойных братьев, одни бараны травоядные.

– Нам хватит. Сомневаюсь, что эти коммерсанты настроены воевать всерьез. Ступай, Серафим, готовь людей, и пусть завтра святые силы будут на нашей стороне.

Верный помощник уже вышел, а Мастер все никак не мог успокоиться, будто свербило что-то. Промотал разговор обратно, и нужная фраза всплыла, наконец, – про привычки, которые не меняются. Ни привычки, ни сами люди, а потому «господин Каратаев» будет действовать как обычно – хитрее разве что, с учетом жизненного опыта. Двадцать лет назад он был провокатором и вражеским пособником – а теперь кто?


* * * | Последний шанс палача | * * *