home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2 Мастер и богиня

Лето 2010 года

… – Вот, примерно так все и было, – завершил Глеб долгую историю. – Захотелось начать с нуля и больше не ошибаться. Самое интересное – я ведь нашел это все по полной программе! И природу, и благодать!

– Ну, выглядел ты не очень, извини! Я тебя вообще приняла за алкаша на подсобных работах. Весь такой щетинистый, и мешки под глазами…

– Вот лица попрошу не касаться! Вольный был мужик и вполне счастливый! Еще сто лет бы прожил, если б не кое-кто в пикантной маечке!

Узкая комната, бумажные обои, древняя мебель. Нормальный номер нормальной московской гостиницы из серии «есть ли жизнь за МКАДом?». Ничем не лучше аналогичных апартаментов в столице Сибири, а во многом и проигрывает откровенно. Окно выходит на рощи и пустыри, ветерок вместо свежести приносит едкую вонь. Торфяники горят в Подмосковье! Жаркое лето прошло по стране не хуже катка – сплошные засухи да пожары.

– Вообще, ты не похож на человека, способного отдать свое. – Голос Дины прозвучал ровно, на низкой сексуальной ноте. – Как у них вышло?

– Расслабился. Решил, что крутой перец и везде у меня подвязки. Забыл главное правило русского бизнеса: не расслабляйся, а то трахнут!

Двуспальная кровать застелена аккуратно, по-женски, стол завален «сухим пайком». Холодильник тут тоже есть, но хреновенький – сохранности продуктам не добавляет.

– Есть хочешь?

– Не-а, – поморщилась Дина, перекатившись на спину, так что стали видны тени под глазами. – У меня теперь с аппетитом вообще не очень.

– Токсикоз? Слушай, а почему ты себя подлечить не можешь? У тебя ж там таланты были, суперспособности. Сейчас еще этот… огонь из себя достаешь.

– Ну, ты вспомнил. – Ее улыбка стала грустной. – Дела давно минувших дней! Этим нельзя торговать, Глеб. Пока делала от души – был результат, а потом оно стало просто бизнесом. А может, вообще придумала себе красивую сказку, чтоб не страшно было срываться в Москву… ладно, не вгоняй меня в грусть. Для нашей договоренности это не важно, и я тебе обязательно заплачу, не думай! Лишь бы счет был не заблокирован!

– Он знает про этот счет?

– Трудно сказать. Мне иногда кажется, что он ВСЕ знает, даже страшно.

– Ну, ты уж не преувеличивай. После Новосиба мы вроде следов не оставляем.

…Они и впрямь старались быть невидимыми – вторую неделю уже. С тех самых пор, как сползла Дина по мраморной стенке Новосибирского метрополитена, а потом исповедалась своему спасителю в гостиничном номере.

– Тебе правда хочется знать? – Голос Дины сделался в тот раз очень спокойным. – Информация ведь бывает разная, и не вся человеку нужна.

– Как говорил один мой знакомый… покойник: «Я слишком много знал!»

– Зря смеешься. В наше время самые серьезные тайны связаны с чужими деньгами, а тут еще и кровью пахнет…

Дальше была история, достойная Голливуда. Сеть религиозных общин, от Москвы до самых до окраин, весьма небедная. Лидер сети – харизматичный мужчина, вхожий в очень многие кабинеты. Своя идея, своя литература, пикантный запашок «посвященности», ласкающий ноздри зрелых дам и юных дурочек. Небедных, опять же.

– Для мужиков у нас тоже есть структуры, – пояснила ведьма деловито. – И чисто мужские, и смешанные. Мы специально не стали лепиться к христианству, там и так паразитирует много всяких. Взяли кое-что у «Белого братства» с их Марией Дэви Христос, добавили общинность и закрытые поселения…

– Я тебя все меньше понимаю. Кто такая… Христос Мария?

– Да есть там одна хохлушка. Бывшая комсомольская давалка по фамилии Цвигун. Когда комсомол накрылся, ее старшие друзья придумали свою религию, а Цвигуниха сделалась Матерью Света и прочее в таком духе. Ты наверняка видел их последователей – такие, в белых простынях и с портретами своей мадам. Году в 92-м обещали всем Апокалипсис, а когда он сорвался – устроили беспорядки в Киеве. За эти фокусы Маринка Цвигун отсидела и больше не буйствует. Живет с каким-то мальчуганом, а у того титул тоже нормальный – Иоанн Петр II!

– Занятно! Слушай, а этот твой Мастер… чего ему надо от тебя?

– А это как раз чужие деньги, Глебушка. Я ведь с ним не просто спала, пардон, я с некоторых пор была его правой рукой. Вела все финансовые дела.

– Ну, не такая уж это серьезная инфа, за которую надо резать ритуальным кинжалом. Счета ведь можно новые открыть, если что.

– Ты прав, это не главное, – кивнула Дина, отчего рыжий локон скользнул фривольно на глаза. – Тут редкий случай, когда сама идея важнее денег, которые с нее капают. Это, Глебушка, технология управления массами, самая востребованная вещь в любые времена. Про НЛП слышал что-нибудь?

– Нейролингвистическое программирование?

– Именно. У этого дела много названий, но суть одна. Собрать единиц в стадо и направить, куда нужно пастуху. Хоть на пастбище, хоть в пропасть. При Сталине было проще – передали новость по радио, и советский народ поверил товарищу Левитану. Сейчас веру еще заслужить надо. Хотя чудеса периодически случаются.

– Например?

– Например, Ельцин. К концу 1995-го рейтинг доверия Борису Николаевичу составлял чуть выше ноля процентов. Ты только вдумайся в эту цифру! Рейтинги тогда еще объективно делались, по всем показателям зашкаливал Зюганов, да и ситуация в стране соответствовала. Через полгода Ельцин идет на выборы и побеждает.

– Подтасовали, делов-то! Сделали хорошее шоу, пипл схавал!

– Опять ты все упрощаешь. Можно слегка добавить голосов, но пятьдесят процентов из нуля никто делать не рискнет, так и до революции недалеко. За него действительно голосовали, Глеб, и реально, очень многие! За пьющего, косноязычного, больного мужлана, проигравшего все войны, загнавшего страну в дикие долги! Шли и голосовали за! Можешь это объяснить?

– Скажи еще, что к власти его привела лично ты.

– Мне было всего восемнадцать, – усмехнулась Дина синеватыми губами. – И талантами Миледи я не обладала, увы. А вот ТЕХНОЛОГИЮ в России обкатали именно тогда. Мастер к этим делам крепко приложил руку. Потом кое-что мне подкинул, на этом я и вылепила свою религию.

– Однако он гений какой-то, твой Мастер.

– Он бизнесмен. По крайней мере, раньше им был. А еще раньше, по-моему, работал на государство. Когда мы познакомились, там уже был сплошной бизнес и контроль над стадами.

– А ты, значит, стала прекрасной пастушкой?

– Вроде того. Желающий быть кинутым всегда найдет себе обманщика – так почему не меня? Почему богатые идиоты должны проносить деньги мимо моего кармана?

– А ты циничная.

– Какая есть. Я просто девчонка с голодной окраины, привыкла сама выживать. Именно такая Мастеру и была нужна, без розовых соплей. Если б еще он сам не начал меняться… Вы ведь, мужики, с годами дуреете, всякие идеи у вас рождаются, типа власти над миром.

– Я исключение, дорогая. Мне мир не нужен, хватит маленького королевства на каком-нибудь солнечном острове.

– Вот, ты опять шутишь, и это хорошо. Мастера, например, такие темы давно не смешат. Я бы решила, что он потихоньку с ума съезжает, но подход у него слишком уж деловой. На каждый шаг полная бизнес-схема, с исполнителями и прочими ресурсами. Это меня в итоге и напугало. Сперва у него появился Серафим… ну, ты его видел. Еще есть один глухонемой и наемники всякие.

– Где он их берет?

– Без понятия. Он сразу как-то понял, что мне эти новые игры не нравятся и что я их боюсь. Не посвящал. Я и жива-то была, пока с ним спала и он мне верил…

– Дай догадаюсь! Ребенок – не от него, так?

– Какая разница?! Ну… да, другой у нас папа. Нормальный веселый мужичок, без всяких закидонов. Замуж позвал, не поверишь!

– Мастер не звал?

– Мастер мыслит глобально, – усмехнулась Дина, сделавшись похожей на обозленную, но сексапильную вампиршу. – У него сейчас все люди стали ФУНКЦИЯМИ, или полезными, или вредными. А брак портит весь механизм! Да и вообще… у него есть жена, еще с тех времен. Когда-то, говорит, ревновала дико, а сейчас потребляет жизненные блага и мирно набирает вес. Вывел дражайшую супругу из строя, чтоб не мешала. У него все люди так – или принимают его правила, или ломаются.

– И все-таки, на фига эти горы и погони? Не проще было в Москве от него сбежать?

– А я разве не говорила? – Удивление в голосе ведьмы прозвучало очень искренне. – Там, в горах, тренировочный лагерь, на базе какого-то спорткомплекса, где головорезы Мастера учатся по-взрослому воевать. Меня он туда отправил, типа, с инспекцией, а я, дура… Понимаешь, они за мной стали следить и ему докладывать, а я случайно узнала! Набрала ему, со злости, и выложила все, что думаю. Про ребенка тоже рассказала. Потом уже спохватилась! Когда он ласковый сделался и начал мне по ушам ездить – не волнуйся, дорогая, все хорошо будет. Чисто как ветеринар с кошкой, которую надо усыпить. У меня от этого тона чуть обморок не случился – сразу все стало ясно! Думала, закопают меня в ту же ночь, а он, оказывается, решил сор не выносить и Серафима своего за мной послал. Тому после убийства неверной жены понравилось баб убивать.

– Экие страсти ты рассказываешь! Решил, значит, мужик порулить миром на досуге, да не учел одно трепетное женское сердце… а давай мы твоего кавалера ментам сдадим! Или в ФСБ! Пусть его государство за ж…у потискает!

– Ты так ничего и не понял, Глеб. – Теперь Дина уже не улыбалась. – Мастер не сам по себе, он тоже исполнитель. Всем нужны технологии управления толпой, а их надо постоянно обкатывать!

– «Всем» – это кому? Кремлю, олигархам, Васе Пупкину?

– Да откуда я знаю?! Может, кто-то «оранжевую революцию» готовит и боевики понадобились! Или чистку общества от нежелательных элементов!

– Айн вольк, айн рейх, айн фюрер?

– Он себя видит скорее антибиотиком. Раньше мы с ним делали искусственную заразу, чтоб иностранная к нам не пришла, только без толку. Сейчас и той и другой в России слишком много, а контроля над ней уже нет. Кому-то понадобился антибиотик, чтоб все сразу вытравить, и заказчика мы с тобой не знаем.

Разговор, похожий на сцену из конспирологического романа, состоялся неделю назад. Глеб пораскинул мозгами, и решение пришло вполне предсказуемое. Потянул его обратно далекий мегаполис, оставшийся в памяти, как думалось, лишь куском серого неба в зарешеченном окне. Странная штука эта память – пару месяцев уже вынимала из тайных отсеков «удаленные файлы», а иногда и целые «папки» с вполне приятными картинками! Глядел потом со склона сопки на суровые красивые пейзажи, а мегаполис уже ворочался в мозгу, назад тащил. Даже врать себе особо не пришлось, когда выбирал в Новосибирске маршрут дальнейшего бегства – или контратаки!

Следующие семь дней заполнены были развлечением, весьма популярным у западных студентов и российских бродяг, – автостопом. До Уральских гор добросил их громадный контейнеровоз, дальше была пара рейсовых «икарусов» – Башкортостан и Поволжье. В столицу заехали на рефрижераторе с водителем-кавказцем, говорливым и веселым.

– В Дагестане будэшь – сразу званы! – напутствовал водила напоследок. – Спросышь Магомеда Магомедова, мэня всэ знают!

– Обязательно, брат! – заверил Глеб, точно знавший, что Магомедовых в Дагестане не меньше, чем Ивановых в российской средней полосе. Рефрижератор укатил, Москва осталась – жаркая и провонявшая торфяным дымом.

С тех пор минули еще сутки. Номер с бумажными обоями и древней мебелью дал путешественникам выспаться – на большее пока не замахивались. Дина пыталась разобраться с назревавшими в организме переменами, а Глеб пару раз сходил на ближайший «толчок». Кроме продуктов обзавелся тремя древними мобильниками Siemens, простыми как молоток и столь же надежными. Звонок пока сделал единственный – с «левой» сим-карты, разумеется, а уж нужные номера сидели в памяти намертво.

– Ты еще жив, Глебчик? – Человек на другом конце волны удивился звонку не очень. – Люди про тебя всякое говорили.

– Не верь людям, Фродо. Сам-то при делах?

– Спрашиваешь! Так много делов, что и болтать некогда!

– Ладно, цену не накручивай. Принимай заказ…

Это было вчера. Телефон с тех пор отдыхал на прикроватной тумбочке, запасы питания иссякли, да и с общением становилось туговато. Москва влияла, наверное, – возвращала обоих в прежнюю жизнь, стирая мокрой тряпкой золотистую пыльцу тайги. Еще чуть-чуть, и исчезнут Прекрасная Дама со своим Рыцарем, останутся лишь лузер средних лет да беременная баба с кучей опасных проблем. Не располагает к романтике Москва XXI века – слишком тут любят бабло и совсем не хотят напрягаться!

… – После Новосиба мы вроде следов не оставляем, – сказал Глеб лениво, протягивая руку за минералкой. Пиво бы сейчас пошло приятней, но с него потянет в сон, а голова пока нужна. – Лично у меня в этом городе другие проблемы ожидаются. Кирюша-сучонок.

– Думаешь, он тебя помнит?

– Кирилл меня боится до усрачки, вот что я думаю! Они ведь мне билет даже взяли, благодетели фуевы, в Анталью хотели отправить! Зимой! Думаю, где-нибудь там я бы нажрался водки и благополучно утонул в Мраморном море. Или какой-нибудь местный янычар башку бы мне отрезал кривым ножом. А я из города автостопом срулил. Кирюша, думаю, до сих пор писает кипятком и ждет меня обратно.

– А что будет, когда дождется?

– Ну, тот пистолет в дупле можно ведь и сейчас найти, хотя я бы на их месте не усложнял.

– То есть?

– Я ж все равно без вести пропавший, – пожал Глеб плечами. – Отбирать у меня уже нечего, кроме жизни, а для этого менты не нужны…

Телефон на тумбочке вдруг ожил, и мажорная полифония напрочь заглушила минорную тему.

– Хеллоу, Глебчик! Забирай уже свой заказ.

– А ты, Фродо, все такой же деловой, – оценил Глеб, ощущая, как растекается по мышцам огонек нетерпения. – Давай пересечемся, где раньше. Не забыл?

– На память не жалуюсь.

Черно-желтый экран трубки еще не погас, а Глеб натягивал уже джинсы, и огонек нетерпения перерастал ощутимо в пожар. Полезный пожар. Из тех, что бушуют в топке паровоза, заставляя двигаться вперед. Сейчас любые новости будут лучше, чем полное их отсутствие!


* * * | Последний шанс палача | Глава 3 Кто виноват и что делать?