home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6. Недомолвки

Внутри «храма» царил голубоватый полумрак, и чудесно пахло кориандром и мелиссой. Марков отметил, что все, кроме хозяина помещения, восприняли эти ароматы равнодушно. Дима же с удовольствием втянул в себя воздух и на секунду задержал его в лёгких. Потом медленно выдохнул и, указав гостям на скамейки, сделанные из того же материала, что и стены, сказал:

— Садитесь.

Пока все рассаживались по местам, Марков успел заметить, как выражение озабоченности на лице Димы постепенно сменилось благожелательным спокойствием. Остальные продолжали нервничать, но эта нервозность ничего общего не имела со страхом навсегда остаться прикованными к чужой планете. Этот страх был ещё глубже. Гораздо глубже.

«Почему им страшно?» — спросил себя Марков и по привычке потянулся к невидимому хранилищу памяти ближайшего своего соседа — Николая Ханченко. И тут его способность читать мысли впервые за всё время сознательной жизни натолкнулась на непреодолимое препятствие: нечто вроде «пси-зоны» только внутри человеческой ментальной оболочки. При этом спасатель явственно расслышал тихий звук, смахивающий на ехидное хихиканье над тщетностью его попыток пробиться вглубь.

«Ясно. Память блокируется планетой, — догадался Марков. — Здесь мы все в её власти, и она контролирует нас. Мои способности нивелируются ее биополем. Так и быть, придется добывать информацию из уст в уста».

И он настроился на крайне внимательное восприятие слов командира корабля.

— Мы сначала даже не поняли, что случилось, — начал рассказывать Дмитрий. — «Вепрь» опускался на поверхность, но вовсе не в заданной нами точке. Потом Света, моя помощница, попыталась связаться с Центром, чтобы сообщить о сбое в системе… Сами знаете эти правила: даже если экипаж считает, что поломка незначительна, и они справятся без посторонней помощи, всё равно надо проинформировать руководителя экспедиции.

— Да, знаю, — нетерпеливо кивнул Марков, хотя на лице его это нетерпение никак не отразилось.

Столь несоответствующее тону голоса отсутствие мимики побудило нескольких членов команды в удивлении уставиться на спасателя. Глаза их встретились, и… ребята почувствовали себя так, будто с кошмарной скоростью летят в бездонный ледяной колодец. Они поспешно отвернулись, не сумев сдержать приступа интуитивной дрожи.

Марков же с каждой секундой всё сильнее начинал чувствовать себя в этой сплочённой компании не в своей тарелке, и, соответственно, лицо его становилось всё более похожим на высеченную из камня скульптуру.

— Так вот, — продолжал Дима, — мы поняли, что связь с Центром потеряна. Попытались развернуть корабль, но ничего не вышло. Тогда мы решили дать «Вепрю» возможность сесть, а потом разобраться, что к чему. Однако стоило нам выйти из корабля наружу… — голос Димы сорвался от волнения.

— Нас подняло вверх, — с сухим смешком закончил за него Михаил.

— Дальше, — спокойно потребовал Марков.

Юля осторожно покосилась на спасателя, потом обменялась многозначительным взглядом со Светой, но ничего не произнесла вслух.

— Дальше появились эти сооружения, — опять заговорил Дмитрий. — Плоскогорье выросло из равнины прямо под нашими ногами, а сооружения — из плоскогорья. И вот мы в них живём с неделю, наверное. Может, больше…

— Неделю и два дня, — уточнил Геннадий. — Я сразу начал считать.

— Постойте! — прервал его спасатель. — Как вы считаете дни, если по сведениям, переданным вашим руководителем об этой планете, здесь вечный полдень?

Опять угрюмое молчание, которое нарушил тихий голос Константина.

— Для кого-то, может, и вечный, а для кого-то уже и нет.

— И что это значит? — поинтересовался Марков.

— Ничего особенного, — поспешно встряла в беседу Света. — Костя просто имел в виду, что нам пришлось выбрать некую точку отсчёта, чтобы не сойти с ума в этой обстановке.

— Где вы берете еду?

— Это ещё одна странность, — заговорил снова Дмитрий. — На этой планете никому пока не захотелось есть, при этом все чувствуют себя просто отлично. Я имею в виду физическое самочувствие.

— Гмм, — издал спасатель вовсе не характерный для него звук, означавший крайнюю озабоченность.

— Что делать-то будем? — осторожно напомнил ему Николай. — Не поверю, что у вас нет ни одной идеи! Вы же лучший спасатель на нашей родной матушке-Земле!

— Да, — подхватила эстафету Светлана. — Все мы знаем о том, скольких людей вы вытащили с разных планет, где выжить представлялось немыслимым. Если вам прежде удавалось совершать такие подвиги, значит, и для нас не всё потеряно!

— Проблема в том, — заговорил Марков, задумчиво почёсывая переносицу, — что прежде я действовал в нормальной обстановке, подчиняющейся всем обычным физико-биологическим законам, чего отнюдь нельзя сказать о том месте, где мы находимся сейчас.

— В обычной обстановке?! — вытаращил на него глаза Геннадий. — Вы же вернулись целым и невредимым с Красных Хребтов! Разве там была «нормальная обстановка»?

— Действительно, — вскинул голову Николай, — неужели вы считаете Красные Хребты обычной планетой?

— Это было всё равно по-другому, — медленно произнёс Марков. — Кстати, а откуда вам известно про Красные Хребты? — до спасателя только теперь дошло, что о том его путешествии никто, кроме членов Объединения Космоцентра, знать не мог.

— Информация имеет особенность просачиваться, — коротко отозвался Геннадий.

— А, так вы и есть один из тех загадочных взломщиков мониторов, которых до сих пор пытается «вычислить» Объединение? — вопрос прозвучал почти как констатация факта.

Геннадий густо покраснел и опустил глаза.

— Я лишь однажды связался по монитору с…

— Не стоит оправдываться. Я не собираюсь доносить на вас Объединению. Пусть и дальше… ищут, — на лице спасателя промелькнула лёгкая усмешка и тут же исчезла без следа. — Выходит, вы хорошо осведомлены о факте гибели «Стрелы-4»? — попытался Марков в свою очередь прощупать почву.

— Не так уж и хорошо, — промямлил Геннадий, медленно приходя в себя после шока, вызванного несвоевременной догадливостью спасателя, — но я успел перекачать достаточно информации, о той вашей экспедиции. Там был вирус или… ещё что-то? — выпалил он, не сдержав любопытства.

— Вирус, — уклончиво ответил Марков. — Он поражал землян и их технику, но меня не коснулся. Не знаю, почему. Но, поймите, даже тогда было проще. Я знал, где нахожусь. Знал, куда надо лететь. Проблема заключалась в том, чтобы найти исправный космический корабль. На моё счастье, я набрёл на Си-А, и она вернула меня назад на Землю. А здесь… Я понятия не имею, что нам надо сделать, чтобы выбраться. Единственный приходящий в голову вариант — попробовать установить контакт с планетой. Си-А утверждает, она разумна.

— Как?! — вскочили с мест сразу несколько его собеседников. — Планета разумна? Не может быть!

— Поверьте моему опыту, неживая материя тоже бывает высокоинтеллектуальной. Другое дело, она напрямую не умеет общаться с нами, поэтому будем искать обходной путь. Узнаем, чего ей от нас нужно, а потом будем думать, как убедить её позволить нам улететь.

— Х-хе, — скептически заметил Николай, сделав вид, что прочищает горло.

Света метнула на него яростный взгляд, затем посмотрела на Маркова.

— Извините за любопытство, — вежливо произнесла она, — но как вы планируете связаться с планетой?

— Оставьте эту проблему мне, — спокойно отозвался Марков. — Либо у меня, либо у Си-А должно получиться наладить контакт в ближайшее время.

— Понятно, — задумчиво пробормотала Светлана.

— Больше вы ничего не хотите мне рассказать? — обернулся Марков к ребятам.

Дима неопределённо пожал плечами. Все другие напряжённо молчали.

— Нет.

— Хорошо. Мне нужно время, — спасатель поднялся со своего места. — Я сообщу, когда мне удастся сделать то, о чём я сказал. А пока — спасибо за предоставленную информацию, — и, коротко кивнув собравшимся, направился к выходу из «храма».

— По-моему, он отнюдь не расположен общаться с нами, — мрачно отметил Николай, когда фигура Маркова исчезла в арке. — Не нравится мне этот спасатель.

— Мне тоже, — подхватил Михаил.

— И мне, — добавил Костя. — У него такой взгляд, будто он собирается заморозить всех нас, как свежую ветчину, для лучшего сохранения в условиях трёхдневного перелёта.

— И верно, в его присутствии чувствуешь себя весьма неуютно, — призналась Юля. — Не знаю, с чем это связано, но так и есть.

— Ладно, ребята, прекратите нагнетать обстановку! — скомандовал Дима, внутренне содрогнувшись оттого, что откровения членов команды абсолютно достоверно совпали с его собственными неприятными ощущениями в отношении Маркова. — Этот человек прилетел нам помочь, а вы готовы представлять его чуть ли не облике вампира.

— Он не человек, — осторожно напомнил Геннадий. — Он житель Лоо. Последний, оставшийся в живых. По крайней мере, других «лоонян» на Земле нет в настоящее время.

— Что ты ещё знаешь про Маркова? — внезапно обернулась к своему товарищу Светлана.

— Наша милая девочка заинтересовалась мужественным инопланетным спасателем! — ехидно перебил её Николай. — Имей в виду: он только внешне похож на гуманоида, а на самом деле может оказаться гигантским мохнатым пауком.

— Не смешно, — сухо обронила Света, нахмурив брови. На щеках её, однако, проступил румянец. — Так что ещё ты откопал на мониторе Объединения? — опять обратилась она к Геннадию.

— Объединение Космоцентра считает Маркова абсолютно непредсказуемым и неконтролируемым элементом. За ним установлено ежедневное наблюдение. Сам он, наверное, об этом не знает точно, но наверняка догадывается. То, что случилось с группой Хеллмана на Красных Хребтах, известно только со слов Маркова, а он, судя по его заявлению, так и не понял причины внезапной гибели спасателей и выхода из строя корабля. Предположительно, гибель людей и уничтожение аппарата вызвал вирус неизвестной природы. Именно с этого момента Объединение отнесло Красные Хребты к группе EXDGR[2] — особо опасные для посещения планеты. К этой же группе относится всего пятнадцать известных нам планет, так что сами понимаете… Кстати, насколько я помню, Марков вытаскивал экспедицию с Беллья-Джен пять лет назад…

— Что?! — ахнули одновременно несколько человек. — «Планета оборотней»?! Там же невозможно выжить и получаса!

— Именно. Экспедиция потеряла корабль, потому что стоило команде отойти подальше, планета придала аппарату облик бамбукообразного растения. Потом начали меняться люди. Жуткое зрелище! Маркову же не только удалось распознать, кто среди лиан и гадюк были члены экспедиции, а кто на самом деле гадюки и лианы, так он ещё и вернул их обратно на Землю в приличном облике.

— И после этого он ещё будет утверждать, что всегда работал в «нормальных, естественных» условиях! — возмутился Михаил. — Ну и спасателя Господь нам послал! Поди пойми, что у него на уме!

— Подожди! — внезапно обратился Дима к Геннадию. — Ты сказал, в настоящее время на Земле нет других жителей Лоо. А раньше разве были?

— Предположительно. В конце двадцатого века археологи нашли в Онтарио, Колорадо и Мичигане хрустальные маски, изображающие странные лица. Они заметно отличались от человеческих непропорциональной формой черепа, переносицей, заканчивающейся выше линии бровей, слишком высоко расположенными скулами. В общем, учёные сделали заключение, что жители Земли встречались с представителями внеземных цивилизаций задолго до того, как сумели выйти в космос и путешествовать на далёкие расстояния.

— Ты думаешь, эти маски изображали лица жителей Лоо?

— Не знаю, — замахал руками Гена. — Я рассказал всё, что мне удалось выкопать на мониторе Объединения по поводу нашего спасателя. Больше у меня нет никакой информации!

— А насчёт того, что он не горит желанием общаться с нами, — заговорила опять Светлана, оборачиваясь в сторону Николая с упрёком во взгляде, — так разве мы сами были откровенны с ним полностью, а, ребята мои дорогие?

— Наше молчание оправданно, — жёстко заметил Николай. — Мы ведь до сих пор не выяснили, что происходит. Вдруг мы просто страдаем галлюцинациями?

— Но предупредить его стоило! — припечатала Света.

— Ты сама вначале была против, — удивился Николай. — Вот женская логика!

— Вначале — да. А потом я поняла, что мы не правы.

— Ладно, бросьте ссориться! — поднялся со своего места Михаил. — Темнеет уже. Спать пора.

— И то верно, — бросил Дима взгляд за окно, где уже сгущались сумерки. — Завтра будет видно, что стоило делать, а чего — нет.


Когда Марков вышел из «храма», над плоскогорьем в точке зенита по-прежнему висел мираж бета-Возничего. Настоящая звезда на самом деле, как знал Марков, затерялась где-то среди складок межпространства.

Лёгкий ветер играл синеватой листвой низкого кустарника, росшего на скудной почве.

«Чего добивалась планета, — подумал Марков, — лишив экипаж „Вепря“ возможности любоваться красочными рощами, живописными озёрами, сказочными животными? Всем тем, ради чего ребята, собственно, сюда и направлялись? Отрезала их от корабля, построила „храмы“?»

Спасатель попытался нащупать Магические Линии, но увидел лишь совершенно незнакомый ему узор. Линии закручивались длинной спиралью, которая замыкалась сама на себя. Определённо, у этой спирали где-то имелась центральная точка, но Марков, как ни старался, не сумел выявить её. Он скользил вдоль узора, но не находил нужной ему «открытой нити» для соприкосновения с неизвестной формой материи. Генетика Линий была прекрасна и недоступна одновременно. Он потратил на это занятие достаточно много времени и, наконец, сдался.

«Может, у Си-А получится то, что не удалось мне?» — подумал спасатель с надеждой, приближаясь к кораблю.

— Попутчик, эти люди от тебя что-то скрывают, — произнесла вслух Си-А, когда Марков подошел к ней достаточно близко.

— Знаю. Хотя здесь я и не могу читать мысли, но отлично чувствую, когда земляне чего-то недоговаривают. Паршивое местечко, — поморщился он. — Я привык общаться с тобой по «неофициальному», а тут… Никакой конфиденциальности!

— Что верно, то верно. У меня не получается установить контакт с планетой, — призналась Си-А. — Я никогда ещё не чувствовала себя настолько бессильной.

— Странно, — заговорил Марков, подходя вплотную к кораблю и нежно касаясь серебристой обшивки, — я бывал и в худшей обстановке, но никогда мне не казалось, что я близок к какой-то неведомой грани, за которой потеряю привычное мне мироощущение навсегда. Отчего это, Си-А?

— По-видимому, в этом мы с тобой солидарны. У меня ощущение точь-в-точь, как у тебя. Словно я теряю свою сущность, и она меняется на другую. Мы беспомощны здесь, Попутчик. Нас сюда привела Дорога. Будем ждать, выбор у нас небольшой.

— Марков! — внезапно услышал спасатель голос позади себя.

Он обернулся и увидел Свету, нерешительно переминавшуюся с ноги на ногу в некотором отдалении от корабля.

— Что такое? — произнёс Марков со своей обычной холодной бесстрастностью.

— Извините. Я заявилась без спроса, но … мне очень интересно взглянуть на Си-А. Ведь больше никогда такого случая не представится! Можно осмотреть её салон изнутри?

— Пожалуйста, — передёрнул плечом Марков, входя внутрь аппарата.

Света последовала за ним.

— Она слушается только тебя?

— Да. Садись.

— Куда? Ох, Господи! — на том месте, где только что была пустота, возникли два удобных кресла. — Как она это делает?

— Сервис прежде всего, — лукаво хихикнула Си-А. — Технология исполнения держится в глубочайшем секрете. Ведь если все научатся создавать предметы из воздуха, станет неинтересно жить! Кстати, я ожидала, что любопытствующих окажется намного больше. Где остальные?

— Пошли спать… То есть, решили отдохнуть немного, — поправила себя Света, покраснев. — А у меня любопытство пересилило, и я подумала, что если приду, вы меня, наверное, не выгоните? — она окончательно смешалась и замолчала.

Марков ничего ей не ответил.

— Наверное, я вам мешаю? Мне лучше уйти?

— Нет-нет, останьтесь, — ласково заговорила Си-А. — Мне очень хотелось бы побеседовать с вами.

Света уселась на место, осторожно покосившись на спасателя, неподвижно застывшего в кресле.

— Вы сказали, что ваши друзья отдыхают, — Си-А умела извлекать пользу из любой ситуации, — но, сдаётся мне, вы собирались вначале сказать нечто другое?

Осознав тот факт, что из вопрошающей она сама вдруг превратилась в источник сведений для Маркова и Си-А, девушка почувствовала себя весьма неуютно. И тут же мысленно обругала себя идиоткой за то, что не сумела вовремя сдержать любопытства. Понесла её нелегкая изучать «инопланетные экземпляры»! А в итоге сама оказалась подопытным образцом.

— Я оговорилась…

— На этой планете происходит нечто, о чём вы не хотите нам говорить? — не сдавала позиций Си-А.

— С чего вы вдруг такое решили?

— Милая Света, я живу достаточно долго для того, чтобы хорошо понимать, когда от меня что-то скрывают.

— Мы не скрывали…

«Проклятый румянец! Выдаёт с головой. А Марков по-прежнему сидит неподвижно, будто вмёрз в кресло! Но я могу уйти… Нет, теперь не могу. Вернее, не хочу. Как такое может быть?»

— И в чём, собственно, дело? — голос Си-А был тих и вкрадчив. — Может, расскажете?

Света глубоко вздохнула.

— Мы опасаемся, что на всю группу действует некий фактор, вызывающий галлюцинации, причем настолько живые и явственные, что мы начали бояться сойти с ума. Только, пожалуйста, — быстро обернулась девушка к Маркову, — не говорите остальным, что вы от меня узнали! Они не простят мне моей болтливости!

«Вот где корни их страха», — понял Марков, а вслух произнёс:

— Конечно, я не стану выдавать вас, раз вы просите об этом! А что за галлюциногенный фактор?

— Мы не знаем точно, но у всей группы такое ощущение, знаете… Словно мы на этом плоскогорье не одни. Будто за нами наблюдают некие существа.

— Понятно. Но почему вы не подумали о том, что, вероятно, это не галлюцинации, а местные жители?

— Да вы что! Такого никогда не бывало! Ни на одной из планет!

Лицо Маркова совершенно не изменилось. На деле же спасателя внутри передёрнуло от возмущения.

— Почему вы, земляне, верите только тому, что видите? — вопрос прозвучал весьма сдержанно, чтобы не обидеть девушку.

Света пожала плечами.

— Никто не сталкивался с проявлениями невидимого мира достаточно тесно, чтобы с уверенностью сказать, существует ли он объективно или только в нашем воображении. Я верю в материальный мир: в тот, который могу познавать пятью органами чувств. Я не медиум, не экстрасенс, равно как и мои друзья. Я не понимаю, что тут происходит, и мне страшно. По-моему, в этом нет ничего удивительного.

— Итак, вы ощущаете чьё-то присутствие? — переспросил спасатель.

— Совершенно верно. Но никто из нас понятия не имеет, что это за… форма жизни. Если, конечно, они не порождение нашего собственного воображения.

— Какого рода контакт: ментальный, тактильный? Некий другой?

— Ментальный. У Юли и Димы был тактильный. Дважды. Они ощущали тёплые прикосновения к коже рук и лица. Потом это прекратилось.

«Почему его глаза так чудовищно холодны?»

— Хорошо. Ваш собственный контакт был образный, словесный или эмоциональный?

«Господи! Такое ощущение, будто я в школе на экзамене и постепенно проваливаю этот экзамен».

— Эмоциональный…

— Какого рода чувства преобладают?

— Весьма неопределённые, но, пожалуй, скорее приятные, чем неприятные.

— Как долго продолжается контакт?

— Несколько часов. И мы все теперь можем различать день и ночь с тех пор, как это началось.

Марков посмотрел на монитор, где Си-А послушно отобразила для него пейзаж плоскогорья с видом на равнину, расстилавшуюся внизу.

— Полдень, — коротко заметил спасатель, глядя на золотистые нити света, пронизавшие синюю хвою деревьев, окаймлявших равнину.

— У нас это тоже не сразу у всех началось. Некоторые почти моментально стали отличать день от ночи, тогда как для других ребят время словно застыло. Потом и они тоже присоединились к тем, на кого действовал фактор. А можно я у вас тоже спрошу? — быстро добавила девушка, боясь, что так и уйдёт, не добыв лично для себя никакой полезной информации.

Марков неопределённо пожал плечами.

— Если желаете…

— На каком устройстве работает Си-А?

— Понятия не имею. Я нашёл её на Красных Хребтах, а не создавал её.

— Си-А, а вы знаете, кто были ваши создатели? — обратилась девушка непосредственно к кораблю.

— Я очень мало помню о себе, Света, — призналась та, не скрывая собственного разочарования. — Единственное, что могу сказать с уверенностью: Красные Хребты — не мой дом. Я родилась где-то ещё, но не помню, где.

— Что за планета Красные Хребты? Чем она опасна? Только вирусами?

— Разве этого недостаточно? — удивилась Си-А.

— Просто я подумала: неужели из-за одного вируса, пусть даже плохо изученного, планету отнесли бы к группе особо опасных?

Лицо Маркова вдруг побледнело, даже бронзовый цвет кожи стал менее интенсивным.

— Если бы вы увидели, в каких мучениях умерли ваши соотечественники, вы бы не задавали таких вопросов!

— Простите.

Девушка вдруг почувствовала себя очень неловко. А ещё она поняла, что спасатель, и без того неохотно отвечавший на её расспросы, больше не скажет ни слова. По всей видимости, Светлане не повезло задеть весьма болезненную рану в душе мужчины.

— Я пойду. Не буду вас отвлекать, — девушка поднялась со своего места. — Вы сообщите, когда сумеете связаться с планетой или… с теми существами?

— Да. До свидания.

— До свидания, — тон голоса Светы был одновременно озадаченным и слегка виноватым.

Она поспешно вышла в открывшийся проём люка, даже не оглянувшись.

— Любопытное создание, — Марков готов был поклясться, что Си-А подмигнула бы ему, будь у неё в наличии орган, подобный глазам. — Очень смелое и эмоциональное, но абсолютно безвредное, могу тебя уверить. Ты ей нравишься.

— Я? Упаси Создатель! Хватит мне и одной земной девушки, которая вбила себе в голову неизвестно что относительно меня!

— Это пока не любовь, а лишь симпатия, но, может статься, при определенных условиях, — ей явно доставляло удовольствие подшучивать над Марковым.

— Ты специально издеваешься надо мной! — возмутился спасатель.

— Просто мне очень хочется, чтобы ты был счастлив, — серьёзно проговорила Си-А. — Неужели так важно, чтобы твоей Хранительницей стала именно та-лоо?

— Си-А, пообещай одну вещь. Чтобы мы никогда больше не ссорились и не раздражали друг друга, — перебил её Марков.

— Какую?

— Дай слово больше не упоминать о земных девушках, как о моих возможных Хранительницах. Либо я найду та-лоо, либо у меня не будет Хранительницы вообще!

— Я сделаю, как ты скажешь, Попутчик, — вздохнула Си-А. — Но напоследок замечу: ты потом будешь горько сожалеть.

— Это был последний раз, — напомнил ей спасатель.

Ответом ему было обиженное молчание.

— Мне нужно побыть одному. Не возражаешь? — уже мягче обратился Марков к своей собеседнице.

— Я никогда не возражаю, — ворчливо отозвалась Си-А, — хотя стоило бы иногда. Порой ты ведёшь себя хуже, чем двухлетний ребёнок!

— Та-лоо? — невольно улыбнулся Марков, радуясь, что Владычица Времени не обиделась на его резкие слова.

— Ещё хуже. Как земной двухлетний ребёнок.

Тихо рассмеявшись про себя, спасатель покинул корабль.


Глава 5. Пси-зона | Слепой странник | Глава 7. Сопровождающие