home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 9. Лори

— Пациенту уже гораздо лучше. Благодаря тебе.

— Правда? Я рада.

Теплов смотрел на неё с непередаваемой мягкостью во взгляде.

«Совсем ещё девочка», — думал он, ловя себя на том, что поневоле скользит глазами по её плечам, стройной талии, линии бёдер. Он зажмурился и отвернулся на секунду, потом снова посмотрел на неё, стараясь глядеть девушке в лицо.

Лори стояла, отвернувшись к стене, и что-то поспешно набирала в своём мнемоблокноте. Завитки светло-русых волос выбивались из-под шапочки медсестры, струились золотистыми прядями по тонкой шее. Теплов вдруг поймал себя на совершенно неправедной мысли и, прокляв собственную мужскую натуру, поспешил перевести взгляд на стену.

Надолго его не хватило.

— Вы что-то хотели спросить? — девушка снова повернулась к нему, чувствуя, что коллега всё ещё стоит рядом.

Ну, как можно любоваться стеной, когда она смотрит на него?

— Нет, больше ничего, — понимая, что ведёт себя по-дурацки, Теплов продолжал глядеть ей в глаза.

Такие удивительные светло-серые глаза с маленькими сиреневыми крапинками, доверчивые, как у ребёнка…

— В общем, я хотел узнать…

— Да? — под её выжидающим взглядом он окончательно смутился.

— Вы не заняты сегодня вечером?

Она медленно отвела взгляд в сторону.

— К сожалению, занята, — тихо ответила Лори, молясь теперь, чтобы мужчина поскорее отошёл от неё.

— Извините, — Теплов не был настойчив, скорее, наоборот, весьма робок.

Его предупреждали, что «особа эта очень и очень странная», но она приглянулась ему с самого начала больше всех остальных. Он восхищался её грацией, походкой, даже акцентом, от которого она всё ещё никак не могла избавиться, и особенно это бывало заметно, когда девушка волновалась.

Впервые он набрался смелости пригласить её на свидание и вдруг… такая неудача!

Теплов отошёл в сторону и снова с грустью посмотрел на неё. Она была отличной медсестрой и просто очаровательной умной девушкой. Но надо же было такому случиться, чтобы всем земным мужчинам она предпочла инопланетянина!

— Лори, ты сумасшедшая! — подкравшись сзади, шепнула подруге на ухо Алла. — Владислав не мужчина, а мечта: интеллигентный, привлекательный, всеми уважаемый! Почти без недостатков. И ты отказываешься с ним встречаться? Нет, не понимаю я тебя.

— Я люблю другого, — тихо ответила ей Лори, отрываясь от своего занятия.

— Что такое? Опять стихи? — заглядывая ей через плечо, поинтересовалась Алла.

Лори быстро выключила мнемоблокнот и покраснела.

— Хорошо. Не хочешь показывать — не надо, — вздохнула подруга. — Я не настаиваю. К тому же, я знаю, во имя кого ты стараешься. Только — прости уж — стараешься понапрасну. Зачем ты тратишь свою молодость на этого типа? Мало того, что он какой-то непонятный, скрытный, не говоря о том, что он даже не человек, так он ещё и не отвечает тебе взаимностью!

— Пожалуйста, Алла!

— Я не права? Вокруг столько красивых мужчин, готовых ради тебя на всё, а ты смотришь на пришельца со странным характером. Неужели ты, и правда, его любишь?

— Люблю. Почему вас всех это так удивляет? Вы сторонитесь его только потому, что он прибыл с другой планеты, от природы неразговорчив, неохотно общается с людьми. Но вы сами создали этот барьер! Вы первые начали так к нему относиться: с настороженностью, опаской, будто он малоизученный вирус!

— Не только поэтому, — покачала головой Алла. — Неужели ты сама не замечаешь, какой у него тяжёлый, угнетающий взгляд?

Лори тихо засмеялась.

— Да, в первый раз, когда я увидела Маркова, его глаза здорово меня напугали. Но потом я поняла, что это — внешняя оболочка, не более того. Сама посуди, стал бы он спасать людей, если бы был тем, кем его себе земляне представляют?

— Мотивов его не знает никто! Только он сам, — предостерегла её Алла. — Честно говоря, когда ты мне призналась в том, что любишь Маркова… Я до сих пор в шоке! Я не верю, что он может быть добрым, ласковым, заботливым. По-моему, он на это не способен.

— Ты плохо его знаешь.

— Неужели? А ты успела хорошо его изучить?

— Думаю, да.

— И ты вот так всё время ждёшь его, когда он вернётся из своих спасательских рейдов, чтобы просто увидеться и поговорить? Бог мой, Лори, ты ведь даже чужой язык выучила и в другую страну переехала ради него!

— Я бы за ним куда угодно пошла, — сказала девушка, помолчав с минуту.

— Не понимаю, — озадаченно проговорила Алла. — Кажется, ты просто немного не в себе. Тебе нужно влюбиться в кого-то другого! — она шутливо приобняла подругу за плечи. — Например, в Теплова, а?

Лори улыбнулась, а про себя подумала: «No, my dear Wanderer is only one! I can’t change it!»[3]

Русский язык всё ещё не стал для неё привычным и, наверное, уже никогда не станет. Почему она не умеет говорить на его наречии? Как бы это было здорово!

— Так ты идёшь? Наша смена уже закончилась! — бросив взгляд на часы, произнесла Алла.

— Иду.

«Дорого бы я дала, — думала Алла, глядя на свою подругу, — чтобы узнать, почему всё-таки ей втемяшилось в голову стать женой этого ужасного инопланетянина с лицом гипсовой скульптуры! Её окружает столько красивых, талантливых врачей, а она… Нет, я отказываюсь видеть здесь логику! Он спас ей жизнь. Допустим. И что с того? Он многим спасал жизни, но никто больше, кажется, не додумался в него влюбиться! Или было ещё что-то, чего я не знаю?»

— Кстати, а где он сейчас? — неожиданно обратилась она к Лори.

— В созвездии Тельца. Он отправился туда две недели за научно-исследовательской экспедицией, которая прислала сигнал бедствия на монитор Северокавказского Центра. Он не сказал, что именно там случилось, но уверял, что ничего особенно страшного. Он говорил, что бывал в ситуациях и похуже. Я только беспокоюсь, почему его так долго нет? Обычно он справляется быстрее…

В этот момент на стене общего коридора включился монитор, запрограммированный Лори на частоту вещания информационного канала научно-исследовательских Космологических Центров. Остальные врачи и медсёстры не проявляли должного интереса к этому монитору, чем девушка и воспользовалась в своё время.

— Последние новости из Приуральского Центра. День назад мы передавали, что у них пропала группа из семи человек на корабле «Вепрь», предположительно, в результате неожиданного и необъяснимого контакта с планетой неопознанной природы. Ситуация казалась совершенно безнадёжной, даже несмотря на то, что следом за командой отправился независимый спасатель Владимир Сергеевич Марков, известный во всем мире своими удачными кампаниями по спасению исследователей, групп туристов и даже похитителей космических кораблей, которые в своем желании сбежать от правосудия, попадали в серьёзные переделки на чужих планетах…

Лори побледнела и замерла, уставившись на монитор округлившимися глазами.

— Как же так? — пробормотала она потерянно. — Он ведь говорил, что отправился к созвездию Тельца!

Ведущая тем временем продолжала зачитывать новости:

— Сегодня в четырнадцать часов восемь минут команда «Вепря» благополучно совершила посадку на площадке Приуральского Центра. Все ребята целы и невредимы, им даже не пришлось оказывать медицинскую помощь. Пока, правда, они отказываются давать интервью, ссылаясь на усталость, как и господин Марков, который сразу после возвращения отправился к себе домой, временно оставив свой уникальный корабль Си-А в ангаре Приуральского Центра…

— Так ты хорошо его знаешь? — нахмурив брови, поинтересовалась Алла.

Лори подавленно молчала. Она не ожидала, что тот, кто когда-то спас ей жизнь, сможет солгать ей.

За какую-то минуту перед девушкой промелькнули кадр за кадром все произошедшие много лет назад события.


Корабль опускался на поверхность планеты несколько быстрее, чем требовалось, что заставляло пассажиров испытывать определённый дискомфорт.

Миссис Додж тем временем продолжала свои бессмысленные разглагольствования о пользе подобных экскурсий, о том, как «ребяткам повезло учиться в элитном колледже, который сумел обеспечить им такой незабываемый уик-энд» и так далее, и тому подобное.

Одним словом, её докучливую трескотню давно уже никто не слушал.

Лори без особого интереса глядела в иллюминатор на приближающиеся зеленоватые холмы и думала о том, сколько тысяч фунтов стерлингов заплатила дирекция их колледжа за аренду немощной машины, явно уже года два назад, как минимум, списанной каким-нибудь Космологическим Центром за несоответствие параметрам качества.

Благодарности к устроителям «незабываемого уик-энда» девочка отнюдь не испытывала. Впрочем, как и все остальные её одноклассники.

Обещанные дирекцией золотые горы, как всегда, в реальности воплотились в кучку унылых горных кряжей, мрачноватых холмов и полупустынных равнин, где не наблюдалось ничего живого. И это вместо «захватывающего дух путешествия за пределы Земли», как им красочно расписывали всё неделю назад!

Внезапно на мониторе возникло озабоченное лицо пилота.

— Госпожа учительница, пожалуйста, зайдите в рубку корабля. Повторяю: зайдите, пожалуйста, в рубку корабля!

— Простите, ребятки, я на секундочку! — улыбнувшись одной из своих резиново-стандартных улыбок, миссис Додж покинула пассажирский отсек.

Её неожиданная, но весьма своевременная отлучка была встречена вздохами неимоверного облегчения. Правда, когда она вернулась и заговорила опять, облегчение рассеялось без следа.

— Ребятки, у пилота возникли некоторые проблемы с управлением. Мы задержимся здесь несколько дольше, чем предполагали вначале.

Ученики заволновались, но скорее от собственных дурных предчувствий, а не от почти безобидных слов уважаемой преподавательницы. Однако волнение переросло бы в панику, если бы у достопочтенной учительницы хватило духу поведать ученикам всю правду.

А оная заключалась в том, что их корабль в результате неисправности бортового компьютера, отклонился от курса на сто парсеков, кроме того, в память искусственного интеллекта эта посадка записалась почему-то как последняя. То есть, за приземлением следовала неизбежная аннигиляция аппарата.

Обнаружив это, пилот в панике послал сигнал SOS буквально за секунду до отключения всех основных систем. Успеет ли эта информация добраться хоть до чьего-нибудь монитора? Успеет ли это кто-то связаться достаточно быстро со спасателями? От этого зависела теперь жизнь двадцати шести человек.

Лори вспомнила, как им раздали кислородные генераторы и поспешно вывели из корабля. Слишком поспешно.

— Зачем нам сдались эти штуки? Здесь же можно дышать! — недовольно зашептались ребята, трогая неудобные полупрозрачные маски, скрывавшие их лица.

Учительница что-то озабоченно шепнула пилоту. Тот нервно передёрнул плечами, придерживая одной рукой свою маску, и неуверенно показал рукой в сторону холмов.

— Идёмте! Скорее! — поторапливала их миссис Додж, поминутно оглядываясь назад на корабль.

Пилот тоже всё время испуганно оглядывался и ускорял шаг…

Потом раздался взрыв, и обломки того, что ещё секунду назад было кораблём, разлетелись по поверхности планеты.

— Нас подставили!!! — истерично вскрикнул один из парней.

Девчонки в панике завизжали и вцепились друг в друга.

Лори стояла в некоем странном оцепенении и внимательно смотрела на огненный столб, поднявшийся в том месте, где приземлился их аппарат. Страха не было. Вообще никаких чувств не осталось. Только глухое, тупое безразличие. Неизбежность? Ну и пусть! Она давно с ней смирилась. Еще в тот год, когда потеряла обоих родителей, без вести пропавших вместе с экипажем корабля «Звёздный Ангел» при исследовании планеты D-1189 в созвездии Цефей.

— Стойте здесь! Не паникуйте! За нами обязательно прилетят! Пилот послал сигнал бедствия и наши координаты. Только не паникуйте!

Эти часы показались им вечностью. Когда они прибыли на планету, там было утро. Теперь наступил полдень. Жар здешнего светила, казалось, прожигал тела насквозь. Точно так же нестерпимо жгла сквозь одежду раскалённая почва.

Ядовито-жёлтое густое марево висело в воздухе беспросветной пеленой.

Кожа несчастных путешественников потрескалась от сухого ветра, их мучили голод и жажда, а в небе не наблюдалось ни облачка. В конце концов, людям стало казаться, что они готовы выпить кислоту, лишь бы только утолить жажду, пусть и в последний раз.

Мутнеющим взглядом Лори огляделась вокруг. Миссис Додж сидела, привалившись спиной к одному из холмов рядом с пилотом, и в упор смотрела на девочку. Хотя взор её был остановившимся и бессмысленным, Лори всё равно стало не по себе.

«Не хочу умирать на её глазах», — шевельнулось в глубине угасающего сознания.

Лори медленно отползла к соседнему холму и улеглась на один из его выступов. Девочке даже показалось, что здесь немного прохладнее и легче дышать, хоть разум и шептал, что эти ощущения иллюзорны.

Так Лори пролежала довольно долго, как вдруг ощутила странный толчок почвы под своим телом. Открыв слипшиеся от солёного пота веки, она внезапно обнаружила, что лежит совершенно одна посреди безжизненной пустыни. Холм, который дал ей прибежище, скользил по поверхности земли, поспешно удаляясь к линии горизонта.

Вот теперь Лори почувствовала такой ужас, какой просто невозможно описать словами. Кажется, на некоторое время она потеряла сознание.


Марков вошёл в свою комнату и медленно опустился на диван. В голове бурлила непонятная каша мыслей. После возвращения на Землю он ни словом не перемолвился с экспедицией «Вепря», но он твёрдо знал: они испытывают те же странные эмоции, что и он сам.

Переход через Пещеру изменил нечто внутри всех восьмерых, хотя никто и не понимал, что именно. Больше того, никто из них не мог вспомнить, как они проходили через Пещеру. Между тем моментом, когда они спорили, кто войдёт туда первым, и тем, когда они увидели каждый на своем мониторе изображение приближающейся Земли, образовался пробел.

Марков застонал. Память упорно отказывалась воскрешать те минуты (или века?), когда он шёл по межпространству. У него возникло пугающее ощущение нереальности произошедшего с ним на планете Странников, будто прежде в его теле находилось другое существо, с которым он связан посредством общей физической оболочки, но не более того. Кто такой Иджи? Почему он не хотел отпускать Маркова, уверяя, что они были прежде знакомы? Почему вместо разгадки тайн переход стоил всем им полной утраты воспоминаний об определённых событиях?

Си-А тоже чувствовала себя не лучшим образом после переправки на Землю и попросила дать ей время, чтобы осознать произошедшее. Та-лоо неохотно признался себе в том, что на данный момент полное уединение — лучшее, чего только могут пожелать все восемь незадачливых путешественников. Или девять, если считать Си-А.

Марков встал и приблизился к окну. Отдёрнул занавеску и слегка вздрогнул: на подоконнике лежал шёлковый белый шарф.

Та-лоо осторожно взял его и прижал к лицу, вдыхая нежный аромат ландыша. Спасатель провёл пальцами по тонкому материалу, потёрся о него щекой, затем вернулся в комнату и снова уселся на диван, положив шарф себе на колени.

— Рассеянная девочка, — пробормотал он, задумчиво улыбаясь. — Теперь, наверное, ищет его повсюду, — его рука опять любовно дотронулась до шёлка. — Рассеянная девочка, — ещё раз повторил Марков, воскрешая в памяти тот день, когда увидел её впервые…


Тогда он обозлился на всех идиотов из бюро аренды. Неужели жизнь так дёшево ценится, что какой-то осёл из-за глупой невнимательности может отнять её у двадцати шести человек? Это надо было быть полным кретином и стопроцентно интеллектуально деградировать, прежде чем совершить то, что сделал некий Керк Лоуденс, работник того самого английского бюро.

Неизвестно, то ли он был тем, кем предположил Марков, то ли просто вздремнул на рабочем месте, да только по ошибке вместо пометки «экскурсионный» ввёл в программу корабля, на котором ученики Университетского колледжа Лондона отправлялись в космос, пометку «аннигиляция». Подумаешь, слегка не в ту графу попал при вводе параметров программы!

Потом, когда на монитор Лондонского Центра пришел сигнал бедствия, поправить уже ничего было нельзя. Искать корабль — невозможно, поскольку информации о пути его следования не сохранилось. В отчаянии главный наблюдатель, мистер Нолт, обратился за помощью к Маркову. Спасатель, услышав подробности, согласился, не раздумывая.

Си-А моментально обнаружила местонахождение злосчастного корабля, но это отняло у неё слишком много сил, поэтому на место они прибыли только, когда по часам пленников «зелёной» планеты прошло уже около двадцати восьми часов.

Маркову сразу стало жутко, как только он увидел эту планету: ни животных, ни растений, одни голые грязновато-зелёные холмы, сухая жёлтая почва и удушающая жара градусов под сорок пять по шкале Цельсия.

Марков надел кислородный генератор и вышел из корабля.


Когда он обнаружил людей, в сознании находился только пилот, но и у него наблюдались сильнейшие признаки обезвоживания.

«Кажется, мы вовремя, — подумал Марков, мысленно обращаясь к Си-А. — Пока они ещё живы, но через пару часов мы бы уже застали здесь одни неподвижные тела. Что за зверская планета! Хуже могут быть, наверное, только Красные Хребты!»

«Точно, Попутчик! Бери ампулы, они пригодятся!»

Марков приблизился к миссис Додж, закатал ей рукав до локтя и, продезинфицировав кожу раствором Е-18, достал маленькую ампулу с красноватой жидкостью. Их не рекомендовалось применять, но сейчас не было другого выхода.

Через минуту женщина открыла глаза и слабо застонала:

— Что со мной? — она повернулась и увидела Маркова. — Кто вы? — учительница попыталась приподняться, но спасатель удержал её.

— Нет, вам ещё рано. Подождите несколько секунд!

Тут она увидела сломанный шприц и другие ампулы, лежащие в коробке у её ног.

— Вы сделали мне инъекцию этой дряни! — голос её сорвался на визг, глаза яростно блеснули. Казалось, ещё секунда, и она вцепится Маркову в лицо.

— У меня не было выбора! Вы умирали, как и все остальные! Послушайте, многим делали ту же инъекцию, и они до сих пор живы и здоровы! Вы предпочли бы погибнуть от обезвоживания? А теперь вставайте, выпейте воды… Вот ёмкость… Ну как, легче? Отлично. Теперь помогите мне. Надо сделать инъекции детям. Я успел ввести раствор ещё двум девочкам — вот этой и той, — он указал на двух юных учениц. — Надеюсь, вы умеете обращаться со шприцем?

Миссис Додж только и сумела растерянно кивнуть под столь нелюбезным напором.

— Тогда берите их вон из того ящика и принимайтесь за дело! — сухо обронил Марков, склоняясь над следующим подростком. — Когда очнутся, давайте им пить воду, но в умеренном количестве. Сразу помногу нельзя…

Через несколько минут Марков мог с уверенностью сказать, что все двадцать шесть человек будут жить… Хотя, стоп! Осталось одиннадцать ампул! Но такого не должно быть! Он взял три стандартных набора: по двенадцать ампул в каждом, следовательно, в последнем ящике должно было остаться десять ампул, а не одиннадцать! Марков судорожно начал пересчитывать людей, и его бросило в холодный пот.

— Не хватает одного человека! — схватил он за рукав платья миссис Додж.

— По-моему, все здесь, — недовольно выдёргивая у него руку, произнесла женщина.

— Лори нет! — крикнул какой-то подросток. — Я уже все холмы облазил — она исчезла!

— Лори? — удивилась учительница, обегая всех глазами. — Ох, и верно! Где ж её теперь искать?

— Будем искать, — тоном, не терпящим возражений, заявил Марков. — Она не могла далеко уйти в том состоянии, в каком были вы все.

— И куда вечно несёт эту девчонку! От неё одни хлопоты! — скривила недовольную мину уважаемая преподавательница. — Неужели так трудно было посидеть на месте? Тоже мне, исследовательница нашлась!

— Попутчик, боюсь тебя расстраивать, — раздался голос Си-А, — но девочки нет в радиусе пятидесяти шести земных километров. И она вовсе ни в чём не виновата. Просто здесь, похоже, планета Движущихся Холмов, если так можно выразиться. Кажется, Лори попала на один из них, и он её отнес в глубь этой дикой местности. Сейчас девочка не на холме. Я принимаю ее сигнал — он не движется!

— И как её теперь искать? — обеспокоился Марков.

— Я только могу сказать, что холмы на данной планете перемещаются, подчиняясь определенной закономерности: вдоль магнитных линий…

— Следовательно, — подхватил с энтузиазмом Марков, — всё, что от меня требуется, найти подходящий холм! Как быстро они движутся?

— Ты доберёшься до неё не раньше, чем через десять часов, — отозвалась Си-А. — Всё равно, что пешком идти. Придется мне приложить к этому всё своё умение, иначе девочка может погибнуть. К сожалению, я не смогу сама взлететь и отправиться с тобой на её поиски — мне нужно время, чтобы немного «очухаться» после нашего приземления. Видишь, я тоже не лишена недостатков, — грустно заметила она. — А то, пожалуй, вместо Земли доставлю вас от усталости на какую-нибудь У-900 в созвездии Лебедя… Но я вполне способна ускорить движение холма, если ты его найдёшь здесь!

Марков поспешно огляделся. На первый взгляд рельеф был неподвижен, но спасатель отлично понимал, что это — весьма обманчивое впечатление.

«Лори сидела поблизости от всех остальных, — размышлял спасатель. — Следовательно, одна из магнитных линий тоже должна быть здесь». Он остановился рядом с невысоким холмом, на котором почти не наблюдалось растительности, дотронулся до почвы у его основания… Приятная прохлада обдала его кожу.

«Вот оно!» — обрадовался Марков, становясь на выступ холма.

— Си-А, кажется, нашёл! — не успел он договорить, как холм заколебался, очертания его стали изменяться.

— Боже милостивый! — вскрикнула миссис Додж. — Неужели вы на такое решились? — потом совсем другим, заискивающим голосом добавила. — Удачи вам! Надеюсь, вы разыщете нашу маленькую Лори. Я за неё так уж переживаю, так переживаю, — но выражение её лица было насквозь фальшивым.

Марков подумал, что даже если бы он не обладал даром читать чужие мысли, то всё равно не купился бы на этот дешёвый трюк.

— Попутчик, я сейчас разгоню этот холм до скорости двадцать пять метров в секунду. Смотри, будь осторожен.

— Ничего страшного. На мне защитный костюм, забыла?

— Костюм не предохраняет от сильных ударов. А я не умею воскрешать мёртвых. Впрочем, это я так напомнила, на всякий случай! Удачи, Попутчик! — и она направила на склон невидимый для окружающих луч.

«Сумасшедшая планета», — ещё раз подумал про себя Марков, прижимаясь всем телом к выступу холма. Сорваться с него на такой скорости грозило бы если не гибелью, то серьёзным ранением точно. Однако то, что делала Си-А или в чем она хотя бы косвенно участвовала, еще ни разу не обернулось для Маркова фатальными последствиями, за что молодой та-лоо возблагодарил Создателя.


Спустя полчаса странное средство передвижения стало замедляться. Цепляясь за каменные выступы, Марков осторожно спустился к подножию холма, спрыгнул вниз и огляделся.

Всё обозримое пространство на много километров окрест покрывала зелёная плесень, среди которой болезненными пятнами проступали бороды бледно-серых лишайников, свешивающиеся со скал…

«Такое ощущение, — подумал та-лоо, — что на этой планете много миллиардов лет назад кто-то произвёл десяток-другой ядерных взрывов, после чего здесь вымерла вся живность, за исключением этих отвратительных лишайников и плесени. Надеюсь, Валлу не постигнет та же участь. С этими людьми ни в чем нельзя быть уверенным…»

Впереди… Или это мерещится? Нет, не кажется! Марков бросился бегом к распростёртому телу, сжимая в ладони красную ампулу и шприц. Но вдруг в ужасе замер, не добежав нескольких метров до лежащей без сознания девочки. По направлению к ней, мягко шурша чешуйчатым грязновато-белым брюхом по сухой заплесневелой почве, ползла…

— Создатель и Великая Мать, — спасатель задрожал одновременно от страха и омерзения. — Сфирулла!

Моментально в сознании всплыли строки из Священных Свитков: «Это проклятое животное. Оно питается дыханием смерти. Оно приходит к умирающему, чтобы забрать его Узор себе. Оно везде, где смерть и разложение. Ему нужна кровь умирающего, и оно получит его любой ценой. Кровь живого не так сладка, но и она сгодится. В его теле столько яда, что одно прикосновение к нему — смертельно. А укус — и подавно. Оно не кусает дважды в день, но если возжаждет жизни, то будет преследовать жертву бесконечно, пока не добьётся своего. Оно хитро и изворотливо и может стать невидимым, чтобы добиться своего. Но тот, кто остается недвижим — невидим для него! Дети мои! Многие из вас похожи на моих первых Детей. Те были настолько совершенны, что сфирулла не могла повредить их оболочке и забрать их Узор, но многие из вас будут погибать от её укуса. Помните: кто недвижим — тот невидим!»

Марков машинально замер на месте и затаил дыхание. Сфирулла тоже остановилась и повернула тощую кожистую голову в сторону Лори, принюхиваясь. Ноздри ее сладострастно дрожали, но на жёлтой морщинистой морде всё явственнее проступало недоумение, будто она понимала, что здесь кто-то должен быть, но она не видит, кто именно и где.

Зелёные глазки твари сузились в две полоски. Сфирулла свернула длинный хвост в кольцо и уселась в десяти метрах от девочки, близоруко щурясь при дневном свете. Маркова прошиб пот. Мерзкое пресмыкающееся, похоже, не собиралось никуда уползать. Сложив кривые когтистые лапы перед собой, оно, видимо, готовилось обосноваться здесь достаточно надолго. Пока не поймёт, кто же все-таки находится с нею рядом.

Лори была бледна, и, по всей видимости, ей становилось все хуже с каждой минутой.

Сфирулла упорно продолжала сидеть на месте, время от времени лениво почёсывая бок костлявой лапой.

Ампула жгла руку Маркова, словно раскалённое железо. «Создатель, что делать? Если не мне, то помоги хотя бы этой девочке! Пошевелюсь я или нет, она умрёт! Мне всего десяток шагов осталось пройти до неё, и надо было такому случиться, чтобы именно сейчас появилась эта мерзость!»

Ситуация разрешилась сама собой. Лори застонала и медленно шевельнула ногой. Этого оказалось достаточно. Подпрыгнув в воздух, сфирулла метнулась к девочке. Марков сам не понял как, но ещё быстрее, чем это гадкое существо, бросился в ту же сторону, и челюсти с мелкими зубами сомкнулись не на лодыжке девочки, а на запястье спасателя.

Марков завопил от невыносимой боли. Казалось, его прошиб электрический разряд в несколько тысяч вольт.

Закусив губу, спасатель с отвращением стряхнул сфируллу с запястья.

Та отползла в сторону, довольно причмокивая и облизываясь.

«Теперь я умру, — подумал Марков, вскрывая ампулу. — Только бы успеть спасти девочку. По крайней мере, это будет не бесполезная смерть».

Руки его были холодны, как лед… Обычная процедура: протереть кожу пострадавшего раствором…

«Почему так быстро мутнеет изображение?»

Наполнить шприц…

«Создатель, помоги не выронить его из рук!»

Так, теперь проверить, чтобы не попал воздух… Найти вену…

«Я ничего не вижу! Только не паниковать!» — приказал Марков себе.

Он не мог вспомнить, сделал тогда укол или нет. Сознание выключилось, будто задули свечу.


— Давайте же, ну, давайте, поднимайтесь, пожалуйста, — мелодичный голос проходил сквозь его мысли, но он не понимал, кто его зовёт.

Марков медленно приподнял отяжелевшие веки. Возле него на коленях стояла девочка-подросток с ясными серыми глазами и длинными светло-русыми косами в перепачканной пылью одежде. Из-за маски генератора он не мог хорошо разглядеть её лица, но готов был поклясться, что давно не встречал столь гармоничных женских черт.

— Ты кто? — то ли сказал, то ли подумал.

Наверное, всё же сказал, поскольку услышал робкий ответ.

— Я — Лори. Вы можете встать?

— Не знаю, — Марков попытался приподняться, но тут же рухнул обратно на землю. — Извини, — пробормотал он, стискивая зубы.

— Ничего! — поспешно отозвалась она. — По крайней мере, вы пришли в себя, а это уже хорошо! — Лори немного помолчала, потом спросила, покраснев. — Вы Марков?

— Да, — потрясённо выдавил он. — Откуда ты знаешь?

— Я смотрела передачи про вас. Много раз.

— Понятно.

— Но я никогда не думала, что однажды вы и мне спасёте жизнь. Что с вашей рукой? Она жутко поранена.

Марков перевел взгляд на своё запястье и поморщился.

— Проклятье! Здорово эта тварь меня отделала! Удивительно, как это я ещё жив.

— На вас кто-то напал?! — глаза девочки испуганно расширились.

— Сфирулла, будь она неладна! Видимо, у меня иммунитет к ее яду. Повезло! — предполагалось, что Марков горько пошутил, но на лице его не отразилось даже подобия улыбки.

— Сфирулла?

— Так та-лоо называют эту чешуйчатую дрянь, мисс, — пояснил Марков. — У землян она называется условно «кобро-варан». Не берите в голову, она сегодня больше не вернётся. Они дважды в день не кусают.

— А если придёт ещё одна такая же? — поёжилась Лори.

— Не должна. Они отвоёвывают себе значительные площади и не пускают туда своих конкурентов. Я знаю немного о привычках этих тварей. Другая такая же находится за много километров отсюда и тоже в гордом одиночестве. А если и попадется нам, — прибавил он секунду спустя, — у меня ещё вторая рука осталась. Я вас обязательно прикрою, не бойтесь, — спасатель улыбнулся, и Лори тоже ответила ему тёплой улыбкой. — Кажется, я уже могу встать, — Марков поднялся на ноги, пошатываясь.

— Обопритесь на меня, — Лори быстро подхватила его под руку.

Марков удивлённо воззрился на эту хрупкую девочку, которая считала себя способной удержать его, если он вдруг начнет падать.

— Спасибо, мисс, — пробормотал он, опираясь на плечо девочки.

Никто из людей по доброй воле, за исключением, правда, его приёмного отца за все эти годы не позволял ему прикасаться к себе. Даже те, кого он спасал, предпочитали держать дистанцию, а тут…

Он сам не мог понять, что за чувства пробудило в нем прикосновение к человеческой руке. Ощущение ласки, надёжности, поддержки. Когда она лежала беспомощная в десяти шагах от смертельной твари, нацелившейся на нее, как на добычу, Марков даже не мог подумать, что в этом хрупком девичьем теле может скрываться такая сила. Он осторожно прощупал её Узор. Не такой, как у других земных женщин!

Была в нем некая чистота, как и в её глазах. Она повернулась, что-то сказала ему, и Марков замер: теперь глаза Лори были не серыми, а сиреневыми. Как небо Лоо.

Он пошатнулся, и девочка попыталась подхватить его за плечо, не дать упасть… Их лица внезапно оказались так близко… Если бы не эти идиотские генераторы!

Нет, он никогда бы не позволил себе подобного. Он был спасателем, и в его обязанности не входило соблазнять спасённых девушек. К тому же, он вовсе не собирался проходить с ней обряд йо-тэ-Фа-Ро. Да на Земле это было бы и невозможно!

А Лори? Неужели застенчивая шестнадцатилетняя англичанка, обучающаяся в элитном колледже, могла бы себе позволить поцеловать незнакомого мужчину? Пусть даже из благодарности за спасение? Нет, разумеется.

Марков встряхнулся. Ну и мысли в голову лезут. Видимо, последствия отравления ядом сфируллы дают о себе знать.

— Подожди, — он отпустил её плечо и уселся на землю. Лори присела рядом с ним.

— Мой корабль, — Марков поморщился от боли, потом продолжал. — Си-А…Она обязательно найдёт нас. Давай посидим немного, я очень устал. Похоже, движущийся холм мне в таком состоянии не обнаружить, а уж тем более не определить правильного направления его перемещения.

— Здесь холмы движутся? — ахнула Лори.

— Да, — коротко ответил спасатель, глядя вдаль. — Движутся.

— Теперь понятно, как я попала сюда. Если бы вы не помогли мне, я бы умерла.

Марков невесело усмехнулся.

— Вы даже не ругаете меня за то, что я сделал вам инъекцию «три зэт»? Ваша преподавательница, например, едва удержалась от желания выцарапать мне глаза.

Лори опустила голову и произнесла чуть слышно.

— У вас же не было другого выбора.

Марков долго смотрел на неё, и внутри него проснулось некое странное чувство, сродни нежности. Девочка казалась такой хрупкой и беззащитной, но в ней был непонятный даже Маркову с его телепатическими способностями стальной стерженёк, который было сломать не под силу никаким внешним обстоятельствам.

— Не было. Знаете, мисс, когда я только обучался на спасателя, нам всё время повторяли: инъекция «три зэт» делается в исключительных случаях, если люди умирают, и им уже никак нельзя помочь.

— А чем она вредна для организма?

— Она сильно подрывает иммунитет и сердечно-сосудистую систему. В будущем у тех, кто подвергся этой инъекции, в два-три раза возрастает опасность инфаркта, — честно ответил Марков. — Но я, правда, не знал, чем ещё вам помочь. Простите…

— Я даже не обижалась на вас. Вы сами рисковали жизнью, спасая меня.

— Только я хотел попросить вас…

— О чём? — поспешно повернулась к нему Лори.

— Когда мы вернёмся, не говорите никому, что меня покусала сфирулла. Я скажу, что упал с холма и поранил руку.

— Но почему вы не хотите говорить? — изумилась девочка. — Вас же наградят! Вы совершили героический поступок!

— Мисс, ответьте на один вопрос: что происходит с человеком, которого кусает кобро-варан?

Лори помолчала несколько секунд, потом тихо произнесла.

— Я слышала, что укус этого пресмыкающегося смертелен.

— Вот именно! И что будет, если земляне узнают, что я выжил после укуса этой твари?

Девочка молчала, не глядя на него.

— Не волнуйтесь, я никому не скажу.

Чувствуя себя подлецом, Марков осторожно прощупал её мысли. Он нашел всего одно слово там, но этого было достаточно, чтобы понять: «Противоядие». Горькая улыбка искривила его губы.

— Мисс, я догадываюсь, о чём вы думаете, — заговорил спасатель. — Вы удивляетесь, почему я не хочу добровольно сдать свою кровь на анализ, дабы помочь людям изобрести противоядие от укусов кобро-варана?

— Угадали, — бросив на него осторожный взгляд, подтвердила девочка.

— Моя кровь не поможет вам найти противоядие. Дело не в ней, а в Узоре.

— Узоре? — удивлённо приподняла брови Лори. — Что такое — «Узор»?

Ему безумно захотелось прикоснуться к ней, и Марков, почти не отдавая себе отчёта в том, что делает, взял ладонь Лори в свои руки. Девочка не отстранилась, наоборот, сжала крепче пальцы. Сейчас она казалась ему такой же родной, как та-лоо, как Си-А.

— Постараюсь объяснить, — заговорил спасатель. — Видите ли, мисс, мой народ немного по-иному устроен, чем ваш. При рождении ребенок должен получить Первое Имя, иначе он погибнет. Это имя и означает его Узор… Та же ДНК, только на энергетическом уровне. Посредством Узора мы могли общаться с нашей планетой и друг с другом, несмотря на расстояния, разделяющие нас. Мы все были Системой до гибели Лоо. Узор определяет все основные энергетические особенности индивидуума — темперамент, особенности мышления, основные черты характера. Словом, внутреннюю структуру личности. Но эта внутренняя структура влияет и на внешние параметры. Например, умение побороть некоторые попадающие в организм яды.

— А у землян есть Узор? — задала встречный вопрос Лори.

— У вас он присутствует, но он слишком, — Марков мучительно подбирал слово, — далёк от вашего сознания, — вымолвил, наконец, он. — Вы очень слабо его чувствуете.

— Узор можно менять? — неожиданно спросила девочка.

Теперь настала очередь Маркова удивиться.

— Странно! Ты спрашиваешь о том, чего в точности не знали даже жрецы Лоо! Нет, — вздохнул Марков, — Узор, по крайней мере, у та-лоо — неизменен. Проявления Узора могут меняться, но он сам остается стабильным всегда. Однако некоторые жрецы пытались доказать принципиальную возможность этих изменений, но желающих испытать подобное на себе не нашлось. Дело в том, что если случайно нарушить данный после рождения Узор, та-лоо погибнет или сойдёт с ума. Ясно, что подобная перспектива не могла внушить экспериментаторам оптимизма.

— И всё же непонятно, — заговорила опять Лори, — почему Узор стабилен? Ведь характер человека в течение жизни претерпевает изменения. Выходит, Узор тоже должен становиться другим!

— Нет, — настаивал Марков, — меняются только внешние проявления Магических Линий, а не сам Узор.

Кажется, он так и не сумел внятно объяснить ей, что к чему… Однако девочка внимательно выслушала его рассказы о жрецах Лоо, о храмах, о Великой Матери и Катастрофе, на её порозовевшем личике сиял неподдельный интерес.

Где-то через три часа Си-А взяла их на борт, а затем переправила всех путешественников на Землю. При этом стала какой-то странно молчаливой, когда увидела рядом с Марковым Лори.

Хотя сам Марков тогда ещё ни о чём не подозревал, Си-А, по-видимому, уже что-то заподозрила. Спасатель же не догадался даже, когда по прибытии на Землю Лори крепко обняла его, а затем, слегка покраснев, попросила дать его координаты на всякий случай.

Обычно Марков никогда не оставлял своего адреса малознакомым лицам, но тут… Он охотно сообщил Лори, где его можно найти, даже не поинтересовавшись, зачем ей понадобилась эта информация.

Загадка решилась ровно через семь лет.

Однажды утром в дверь его квартиры позвонили, Марков машинально нажал кнопку входного монитора-определителя. Экран показал ему красивую сероглазую девушку в строгом тёмно-вишневом костюме с золотистыми волосами до плеч. Лицо её было странно знакомым, но спасатель никак не мог припомнить, откуда он знает эту девушку.

Он открыл дверь, и гостья вошла в холл.

— Здравствуйте! — произнесла незнакомка на русском языке с лёгким английским акцентом. — Вы, наверное, меня не помните… Меня зовут Лорел Хатчингс. Вы мне жизнь спасли семь лет назад на той планете, где холмы двигались…

«Ах, да! — словно ударило Маркова. — Этот Узор! Самый чистый из всех, что я встречал за время моего пребывания на Земле!»

— Я вот в вашем городе оказалась… Медсестрой работаю в частной клинике… Зашла поблагодарить вас ещё раз за то, что вы тогда для меня сделали.

Следствием путешествия по ее Узору стало прочтение мыслей. Марков вздрогнул.

«Doesn’t he understand that I came only for him? Only to be with him?»[4]

— Вы раньше не говорили по-русски, — заметил он с улыбкой.

— Выучила всего два года назад. Как бы я иначе понимала тех, кто теперь со мной работает?

«I was just crazy about to be near, closer to you, my Wanderer!»[5]

— Можно мне у вас кое-что спросить, мисс?

— Да, пожалуйста, — кажется, она обрадовалась.

— Вы беседовали с моим кораблём перед возвращением на Землю?

— С Си-А? Я даже не знала, что с ней можно разговаривать!

«Почему она мысленно назвала меня Странником?» — лихорадочно размышлял Марков.

— Не называйте меня больше «мисс», — попросила вдруг девушка, опуская глаза. — Зовите меня по имени.

— Хорошо… Лори!

Так они встретились вновь, и Марков сам не мог понять, почему он не может позволить этой девушке уйти, хотя и не любит её, как она того заслуживает.

Он многое вспомнил сейчас.

…они танцевали на теплоходе в Ялте, а все окружающие показывали на них исподтишка друг другу пальцами и перешёптывались между собой…

…он отвёз её на планету Призраков, и они провели там пару дней вместе с Си-А, наблюдая за игрой теней на ослепительно белых скалах и в глубине пещер…

…она потеряла карточку-ключ от входной двери своей квартиры, промокла под дождем, приехала к нему, и он целый час поил её горячим чаем, пока она не согрелась…

И как она стояла, отвернувшись к окну, ничего не говоря, но он читал её мысли, шепча слова её душе и не решаясь ответить вслух…

«Я пришла, чтобы навсегда стать твоей, но я не нужна тебе! Неужели та-лоо так уж отличаются от землян?»

«Мы стали друзьями, отличными друзьями. Я люблю тебя, как сестру, но не я не в силах дать тебе большего! И дело даже не в анатомическом строении… Я не могу этого объяснить… Лори, мы разные! Тебе нужен землянин, не я!»

Но на все его жалкие протесты у неё был только один ответ, на который нечего возразить: «Я люблю тебя, Марков!»

К сожалению, вслух она этого тоже никогда не произносила.


В последние дни ему всё труднее становилось в её присутствии. Надо было срочно принимать какое-то решение. Но как он мог просто оборвать их отношения? Он относился к Лори, будто к родной сестре, в глубине души он знал даже, что любит её больше, чем сестру, но…

Тут Марков всегда останавливался, боясь копнуть глубже. Нет, сделать Лори своей Хранительницей никак невозможно!

Во-первых, у них никогда не будет детей, это совершенно точно.

Во-вторых, рано или поздно она поймёт, что он ей не пара, и начнет сожалеть о своем решении связать с ним жизнь.

В-третьих, их Узоры несовместимы.

Запах ландыша стал отчётливее… Марков вдруг вспомнил день перед отлётом в созвездие Тельца. Лори пришла пожелать удачи, как всегда, попросила, чтобы он сообщил ей, когда вернётся.

На ней был этот белый шарф, едва прикрывавший полуобнажённые плечи.

Марков вскочил на ноги. Что эта треклятая планета Странников сделала с его психикой? Раньше если у него и возникали подобные мысли, то они так же быстро и пропадали. На этот раз их навязчивость заставляла всерьёз насторожиться.

Сигнал входного монитора-определителя заставил его вздрогнуть. Марков открыл дверь, не глядя.

— Привет.

— Здравствуй.

— Зачем ты солгал про созвездие Тельца? — это был просто грустный упрёк, не более.

— Я не лгал. Мне почти сразу пришлось отправиться следом за «Вепрем».

— Я волновалась за тебя! — неожиданно для спасателя девушка подошла и крепко прижалась к нему всем телом. — Слава Богу, с тобой ничего не случилось! Я слышала, ты путешествовал в межпространстве?

— Да, пришлось вместе с Си-А поискать ту планету. Ты свой шарф у меня забыла, — добавил он поспешно.

— Ой, а я-то думала, где могла его оставить? — однако она не торопилась забирать протянутую ей вещь. — Ты устал? Приготовить тебе что-нибудь?

— Спасибо, я не голоден.

— Ты хотел бы, чтобы я ушла? — она посмотрела ему прямо в глаза.

— Нет, останься, — Марков переживал мучительное двоение желаний и мыслей внутри себя.

Лори уселась на диван и откинулась на спинку. Золотистые локоны так красиво выглядят на чёрном шёлке.

— Знаешь, — вдруг тихонько засмеялась девушка, — за все те шесть месяцев, что мы встречаемся, я так и не спросила у тебя одной вещи, но мне всегда было любопытно…

— Спрашивай, — он сел рядом, не сводя с неё восхищённого взгляда помимо собственной воли. Та-лоо или нет, но эта девушка была удивительно хороша собой. И она была совсем не похожа на остальных земных женщин.

— По какому принципу твои соотечественники заключали браки? Они влюблялись, как влюбляются земляне или, — она замолчала, выжидательно глядя на Маркова.

— По соответствию Узора, — коротко ответил спасатель.

Выбранная Лори тема разговора заставила его слегка напрячься.

— Когда у двоих Узоры дополняют друг друга, эти двое начинают ощущать непреодолимое влечение один к другому. Тогда они идут в Храм, к жрецам своей текке. Это нечто вроде области или, к примеру, округа в США. Жрец даёт благословение лишь после того, как двое пройдут обряд йо-тэ-Фа-Ро, буквально переводится «к Пониманию Себя иду через твоё Узнавание». Если же просто передать смысл фразы, то прозвучит это так: «Мы сумеем познать Великую Истину, только познав сущность друг друга».

— Как красиво! — заворожённо промолвила Лори, придвигаясь ближе к нему. — И в чём заключается обряд?

Марков смешался. Потом заговорил:

— Сначала двое, держась за руки, входят в Священное Озеро, которое находится внутри любого Храма. В воде этого Озера они смогут увидеть отражение их сплетённых Узоров, а затем ол-эй-ти — нечто материальное, воплощающее Узоры. Например, мои отец и мать рассказывали, что видели в воде синие аллейты.

— Что это? — заинтересовалась Лори.

— Наши цветы. Они похожи на ваши ландыши, только намного крупнее и пахнут иначе. Обычно они бывают светло-голубыми. Ярко-синие встречаются крайне редко и считаются Даром Создателя.

— Здорово! Наверное, твои родители очень сильно любили друг друга, если их Узоры в сочетании были похожи на синие аллейты!

— Так оно и было. Но у нас это наблюдалось во всех семьях. Та-лоо выбирали себе пару только по очень большой любви или не выбирали совсем. Потому что если у родителей Узоры не взаимодополняющие, то у них никогда не будет детей, а сильнейшую трагедию для та-лоо трудно себе вообразить!

— Выходит, во всех семьях обязательно были дети? — удивилась Лори.

— Конечно. У наших Хранительниц настолько силён материнский инстинкт, что та, у которой долго не рождался ребенок, могла серьёзно заболеть от расстройства психики и даже, в самом крайнем случае, её Путь мог завершиться раньше установленного Создателем срока.

— Они умирали? — глаза Лори испуганно расширились.

— Бывало и такое, — признался Марков со вздохом. — Умирали.

— Какой ужас! Надеюсь, это случалось не слишком часто?

— Да, это были исключительные случаи.

Некоторое время они молчали. Потом Лори не сумев совладать с любопытством, напомнила спасателю:

— Ты не закончил про обряд. Что надо было молодой паре делать после того, как они увидели в воде свои Узоры?

— Они должны были раз и навсегда убедиться, что их Узоры, действительно, соответствуют друг другу.

— И как это делалось? — всё возрастающее напряжение Маркова, кажется, немного забавляло её.

— В общем-то, всего-навсего надо было поцеловать друг друга в губы.

— Так просто? — засмеялась Лори. Потом вдруг лицо её вытянулось, и она в изумлении уставилась на своего собеседника.

— Ты хочешь сказать, что до этого обряда, влюбленные не целовались?!

— Разумеется, нет! — возмутился спасатель. — Как можно! Та-лоо никогда не поцелует другого та-лоо, если не собирается пройти с ним или с ней обряд йо-тэ-Фа-Ро. Поцелуи нельзя делить с тем, кого любишь недостаточно, ведь в этот короткий миг сплетаются Магические Линии, становясь единым целым.

— И как же выяснялось, что Узоры соответствуют? — продолжала интересоваться Лори.

— Это было, будто вспышка… Не знаю, — торопливо добавил он, — я не проходил этого обряда, а мог судить только по чужим рассказам.

— Ты говорил, что Узор есть и у землян тоже?

— Верно!

— А что было бы, если бы, к примеру, кто-нибудь из жителей Лоо решил заключить брак с представителем другой цивилизации? — Марков подумал, что неплохо бы заглянуть в мысли девушки и выяснить, к чему она ведёт эти странные расспросы, но почему-то не сделал этого.

— Никому бы не пришло подобное в голову.

— Почему? — теперь они уже сидели бок о бок.

— В такой семье никогда не родились бы дети.

— А если та-лоо почувствовал бы, что любит этого гипотетического представителя чужой цивилизации, он или она всё равно не решились бы на брак?

— Только если бы их Узоры идеально подходили друг другу, чего при подобных обстоятельствах, конечно, не…

«Надо всё-таки было прочитать её мысли!» — мелькнуло у него в голове, когда горячие губы прижались к его губам.

Не отдавая себе отчёта в том, что делает, он ответил на её поцелуй. Марков даже не знал, с чем можно сравнить эти сладостные и пугающие ощущения. В первый раз женщина коснулась его губ, коснулась со всей любовью, на которую только было способно её сердце.

«Пожалуй, Священные Свитки не солгали. Это похоже на вспышку», — успел подумать Марков, вспоминая почему-то переход между Уровнями на планете Странников.


Глава 8. Возвращение | Слепой странник | Глава 10. Си-А