home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Сгорать заживо – это очень больно. А сгорать заживо бесконечно долгое время…

Слезы текли неостановимым ручьем, а горло сжимали непроизвольные спазмы.

Рядом всхлипывали Элиса и Триана.

Вот уже около получаса мы втроем рыдали на огромной королевской кровати, боясь пошевелиться, чтобы случайно не пробудить снова ту боль, которую мы втроем пережили, сгорая в беспощадном золотом пламени.

Наконец я решилась пошевелиться и открыть глаза. За окном сияло солнце. Сколько мы провалялись в отключке, было неизвестно, но по предыдущему опыту я знала, что это дня три – не меньше.

Услышав, что я встаю, сначала решилась открыть глаза Элиса, а затем и Триана.

– Ну что, все живы? – поинтересовалась я, просто чтобы чтото сказать.

– Мне показалось, что я умерла, – дрожащим голосом сказала Триана.

– Думаю, так оно и было, – сказала я, – а потом переродилась заново.

– И сколько раз ты так сгорала? – Поинтересовалась Элиса.

– Это был третий. – Криво усмехнулась я.

– Ой, мамочки – вздрогнула Триана, и в ужасе закрыла рот ладошкой.

– Кстати тебе, Трианочка, это пошло на пользу – усмехнулась я, и кивнула головой на занимающую всю стену спальни зеркало.

Триана рывком обернулась и застыла с отвисшей челюстью. И было от чего. Триана была очень красивой женщиной лет тридцати, а теперь на нее из зеркала смотрела молоденькая девчонка лет семнадцати – восемнадцати. Усталость стерлась с ее молоденького, пышущего здоровьем и красотой личика, а из волос пропала преждевременная седина.

– Что это? – сказала Триана, подходя к зеркалу – я была такой лет пятнадцать назад.

Она обернулась и все еще не верящими глазами смотрела на меня.

– Там – она махнула за спину на зеркало – это действительно я?

– Ну а кто же – улыбнулась я ей – я же сказала, что ты переродилась.

– Ваше величество, вы проснулись! – радостно прокричала от дверей вбежавшая служанка.

– Сколько мы спали, Лина? – отвернувшись от зеркала, спросила Триана служанку.

Лина, увидев свою госпожу, от неожиданности отступила назад и чуть не грохнулась на пол, запутавшись в длинных юбках.

– Гггоспожа? – не веря своим глазам, она потерла их руками – это вы, госпожа?

– Я посвежела, Лина? – спросила улыбаясь Триана. Глаза ее так и светились от радости.

– Вы выглядите замечательно, госпожа – всплеснула руками служанка.

– Так сколько мы втроем проспали? – опять спросила Триана.

– Три дня, госпожа – затараторила Лина – Мы уже испугались, что с вами чтото не так. Пытались вас всех разбудить, но без толку. Лекарь осматривал вас, но сказал, что с вами все нормально и он не понимает, почему вы не просыпаетесь. Мы дежурили тут все, по очереди, и вот я услышала тут шум… И вот…

– Спасибо, Лина – улыбнулась Триана.

– Что нового произошло, пока мы спали? – спросила я.

– В городе и окрестностях всех излечили, – сказала Лина. – Сейчас, как вы и приказали, телегами в бочках развозят воду из фонтана по все стране.

– Ладно, беги – махнула Триана рукой – пошли только когото на кухню. Пусть принесут нам чегото поесть.

– Я мигом, госпожа – просияла Лина и выскочила из комнаты.

После сытного обеда мы с Элисой пошли в конюшню, проверить как там наши животные. Последний раз Элиса наведывалась к ним три дня назад, как раз перед тем, как я начала возиться с фонтаном.

К нашей радости с «лошадками» все было в порядке. У сильфов в кормушках лежали огромные охапки свежескошенной травы, а никуры грызли своими крепкими зубами огромные сахарные косточки.

Нам навстречу вышел старший конюх и низко поклонился.

– Не волнуйтесь, лерры – сказал он – я лично слежу за вашими животными. Они всегда вовремя напоены и накормлены.

– Спасибо вам огромное, – сказала я – мы три дня не могли появиться здесь и очень переживали.

– Это вам спасибо – поклонился он мне – если бы не ваша чудесная водица не жить бы мне.

– Не за что – улыбнулась я.

– Эээ, не скажите, лерра Тинувиэль. Есть за что. Я ведь до того как вашей водицы испил, одноногим был. – Усмехнулся конюх – почитай пять годов как на службе ее величества потерял ногу в бою с кочевниками. А как водицей из фонтана меня напоили, так и чума прошла и нога отросла. Чудеса, да и только. Я теперь до смерти молиться богам за вас буду. Уж не знаю, есть они или нет те боги, но буду непременно.

– Есть боги, есть – вставила Элиса – вот богиня как раз перед тобой и стоит – кивнула она на меня.

– Это как же… – человек в страхе повалился на колени и уперся лбом в землю.

– Встань ты, мил человек, – сказала я, укоризненно глядя на Элису – неужели я страшная такая?

Я взяла его за плечи, и заставила встать.

– Храм построите, там и молитесь, а передо мной на колени падать не нужно – сказала я – не люблю я этого.

– Хорошо, богиня, – кивал человек – а за лошадок ваших не переживайте. Я жизнь за них отдам, если надо будет.

– Не нужно за них жизнь отдавать – улыбнулась я – корми, пои, как делал до этого, и на том спасибо.

Непрерывно кланяясь, конюх спиной вышел из конюшни и рванул кудато в сторону.

– Что ж ты, Лиска, народ пугаешь, – укоризненно посмотрела я на подругу.

– Извини, – потупилась она, – все равно они узнают кто их спас.

– Узнают – кивнула я. – Только до сих пор смущаюсь я, когда люди смотрят на меня как на чудище какоето. Ладно, – махнула я рукой – пошли собираться. Как я поняла – Тамира, Фила и Ариниэль здесь уже нету.

Пока я пыталась связаться с Гедеоном, Триана раздавала распоряжения перед своим отъездом. Естественно она ехала со мной, а я ввиду ее нового статуса моего аватара ничего не могла возразить против.

Гедеон на связь не выходил, и это было странно. Всякие нехорошие мысли лезли мне в голову.

«Тамирчик, миленький» – думала я – «как же ты там, бедненький. Что этот урод Шанур с вами всеми делает?»

– Ти? – послышался мне голос Тамира в голове.

– Тамир? Тамир, ты меня слышишь!!!? – мысленно закричала я.

– Слышу, любовь моя – удивленно ответил Тамир – только не кричи так, а то у меня сейчас голова взорвется.

– Родненький, – уже ревела я – где ты, котик? Что там с тобой делают? Где Филя и Ариниэль? Все живы, здоровы?

– Все нормально, – ответил Тамир – не плачь, родная, с нами все в порядке. Где мы я не знаю. Нас везут в телеге с завязанными глазами.

– Можешь поставить мне метку? – заторопилась я – я телепортируюсь к тебе…

– Тут какоето блокирующее поле – перебил меня Тамир – амулет у одного из сопровождающих… Магия доступна, но плетение даже элементарных заклятий требует невероятных усилий. Ни я, ни Ариниэль не можем ничего сделать. У нас просто не хватит силы сплести заклятие маячка.

– Демоны. – Выругалась я. – Я в столице Межречья, через пару часов смогу отправиться за вами в погоню. Держитесь.

– Нет Ти – это опасно. Они специально заманивают тебя.

– Даже не отговаривай – упрямо подумала я – ты думаешь, я спокойно буду сидеть и ждать пока с тобой чтото случится?

– Нет – как мне показалось, радостно ответил Тамир.

– Я обязательно спасу вас, любимый. В конце концов, богиня я или нет?

– Люблю тебя, моя богиня – ответил мне Тамир.

– И я тебя люблю, котик – ответила я.

Как только контакт прервался, я рванулась собирать свою команду в путь.

Уже через час мы скакали по следу ауры Тамира на север от Бьерна.

Сильфа Ариниэль, которая до этого больше всех упиралась, когда я пыталась посадить на нее Элису, теперь с удовольствием несла на себе Триану. Мы галопом проносились через городки и села, нигде не задерживаясь. Везде нас встречали восторженно кричащие и машущие нам люди.

Страна потихоньку оправлялась от последствий эпидемии. Трупов на дорогах уже не попадалось, но брошенные вещи и мусор все еще напоминали о недавно разыгравшейся здесь трагедии.

Без какихлибо происшествий мы за два дня добрались до берега, где в маленьком городке под названием Излучина работала паромная переправа через один из рукавов Сартала на другой берег в Солидор.

Тут нас ждал сюрприз. Трос парома был обрезан со стороны Солидора и паром не работал. Мотивировали это тем, что боролись с распространением чумы. Вдоль всей береговой линии сопредельного берега стояли войска Солидора и отлавливали всех, кто пытался нелегально пересечь реку. Обычно всех просто заворачивали назад, но все, кого задержали и завернули, в голос заявляли, что их расспрашивали о странной темной эльфийке с белыми как снег волосами.

– Похоже, тебя в Солидоре ждут – заявила Элиса.

– Знать бы только в качестве кого, – сказала я – в качестве пленницы или спасительницы?

– Ждали бы как спасительницу – не оборвали бы сообщение парома и не ставили бы войска вдоль всего берега. – Заявила Триана.

Пришлось согласиться с ее доводами.

Мы арендовали большую лодку, в которую мы могли поместиться вместе с нашими «лошадками» и ночью отправились на соседний берег. Лодочникам было заплачено за молчание, и они сейчас тихонько сидели на корме и широко открытыми глазами пялились по сторонам. Удивляться было чему. Лодка шла через реку, несомая наколдованным течением. Когда мы подошли к противоположному берегу почти вплотную, я развернула ее носом к течению реки и уравняла скорости так, чтобы мы оставались на месте.

После этого Элиса при помощи левитации была отправлена на берег с заданием без шума и пыли зачистить место будущей высадки.

Еще по пути из Бьерна мы обнаружили, что все втроем можем общаться друг с другом мысленно. Причем не просто общаться, но даже передавать картинки того что видим.

Еще одним бонусом после нашего «крещения» золотым огнем стало то, что Элиса и Триана начали видеть в темноте также хорошо как я. Триана просто порадовалась этому факту, а вот Элиса была в полном восторге. Ведь благодаря обмену мыслями я показала ей как отводить глаза противникам при помощи магии, и эти вновь приобретённые способности поднимали планку боевой эффективности Элисы на недосягаемую любому смертному высоту.

Не прошло и двадцати минут как я увидела Элису, машущую нам с берега рукой. Лодка бесшумно ткнулась носом в берег и мы быстро свели сильфов и никуров по сходням, расположенным на носу суденышка. Как только мы сошли на берег, лодочники быстро столкнули лодку с отмели и, налегая на весла, рванули на свой берег.

– Все нормально – проговорила Элиса, – путь свободен. Примерно в лиге от берега начинается лес. Доберемся туда и мы в безопасности.

– Наши «лошадки» идут тихо, – сказала я – а нежелательным наблюдателям я буду отводить глаза.

Когда мы добрались до леса, позади на берегу началась суматоха. Видимо пришла смена уничтоженного Элисой секрета и, не обнаружив сменщиков, подняла тревогу.

– Тела хорошо спрятала? – спросила я.

– Обижаешь, – улыбнулась Элиса – они уже давно рыб кормят.

Следов наши скакуны не оставляли и найти куда мы двинулись можно было разве что с собаками. И даже если бы след взяли, то по лесу за нами угнаться никто не смог бы. К сожалению, долго идти по лесу мы не могли, так как нужно было выбираться на дорогу, ведущую от парома и брать след Тамира.

На дороге было неспокойно, тудасюда сновали конные разъезды. Мы шли по дороге, прикрываясь мороком, благо нам не попадались егеря с собаками, на которых отвод глаз не действовал.

Я несколько раз пыталась дозваться Тамира, Фила или Ариниэль, но безуспешно. Возможно они были усыплены или без сознания. Гедеон тоже не брал трубку и не отзывался на мысленные вызовы.

Мы уже три дня пробирались по Солидору, спали урывками, ели на ходу всухомятку. В дороге останавливались только чтобы справить нужду или набрать воды. В селения мы не заходили даже чтобы купить еды, благо в моем пространственном кармане запасов было еще немало.

На четвертый день я смогла связаться с Ариниэль. Она не могла связно мыслить, видимо ей было очень плохо. Я сосредоточилась, пытаясь пробиться к ее сознанию, и совершенно неожиданно для себя вдруг как бы оказалась в ее теле. Я не могла двигаться, но все видела и слышала. Меня… вернее Ариниэль вдруг окатили холодной водой. Ариниэль только смогла замычать.

– Ну что, эльфийская сучка, очухалась? – послышался над головой голос – Пошли к хозяину, он уже заждался тебя.

Ариниэль подхватили за руки и поволокли кудато. Видимо она находилась в какомто подземелье, ее тащили по каменным коридорам, периодически спускаясь по лестницам все глубже и глубже.

Наконец ее затащили в комнату средних размеров и усадили в деревянное кресло.

– Что вы с ней сделали, уроды? – Раздался знакомый голос, и из тени в поле зрения Ариниэль выступил Шанур. – Я сказал, она нужна мне в сознании, а она ничего не соображает.

– Пппростите хозяин, – заикаясь начал один из тюремщиков, – но эти ваши ассасины накачали их всех зельем сверх всякой меры. Мы никак не можем привести их в чувство.

Шанур грязно выругался.

– Вы понимаете, что для ритуала крови они нужны мне в сознании и должны адекватно воспринимать происходящее! – заорал он.

– Унесите ее отсюда! – Орал он. – Придет в сознание – сразу докладывайте!

– Да, хозяин. – Поклонились тюремщики и, схватив Ариниэль, потащили ее назад.

Я прервала контакт и засобиралась. Я видела место и могла телепортироваться туда.

«Лошадок придется оставить» – подумала я.

Благо эльфийские кони могли о себе позаботиться, в лесу было много пищи как сильфам, так и никурам. А вернувшись на это место, найти их не составит труда.

Я отпустила «лошадок» в лес, а мы с подругами быстро собрали все лишнее в мой пространственный карман и вооружились. Я обвешала всех защитными заклинаниями, взяла прицел на комнату где, через Ариниэль, я видела Шанура и, взявшись за руки, мы телепортировались.

Удар был такой силы, что из легких выдавило весь воздух, а ощущение было такое, будто меня со всего размаху шмякнуло о каменную стену. Если бы не навешанная куча защитных заклинаний, нас троих расплющило бы в лепешку.

– Все живы? – спросила я у стонущих рядом подруг.

– Обо что нас так немилосердно приложило? – простонала Триана.

– И главное, куда это мы попали? – спросила уже стоящая на ногах Элиса.

– Тут какойто магический барьер, – объявила я, разглядывая странное плетение в паре шагов от нас, – никогда такого раньше не видела. Наверное какието новые штучки Шанура.

Поднявшись, я огляделась и обнаружила, что валялись мы посреди заросшей кустарником по пояс равнины. В нескольких сотнях шагов от нас возвышалась крепостная стена. Судя по тому, что она уходила далеко в обе стороны, я сделала вывод, что это не замок, а большой город.

Магический барьер, который таким жестоким образом прервал нашу телепортацию, поразил меня своей необычностью. Обычно барьер – это тонкая преграда плетения, а это заклятие было объемным. Оно не накрывало куполом какуюто площадь, оно заполняло эту площадь собою.

И это было проблемой. Если в случае классического заклятия нам достаточно было пересечь его границу и можно было снова телепортироваться, то с этим заклятием такой номер не пройдет.

– Дальше придется идти пешком, – сообщила я подругам, – знать бы еще, где мы?

– Это похоже на Одинсей, столицу скандов, – сказала Триана, – Я бывала тут с мужем.

– Но это же далеко на севере от того места где мы были – удивилась я – тысячи лиг. Как Шанур смог их так быстро переправить так далеко? Насколько я знаю телепортировать несколько человек или других объектов могу на Алаварне только я.

– Видимо уже не только ты, – хмыкнула Элиса.

– Видимо так, – согласилась я, – или он нашел какойто другой способ быстрого перемещения.

– В любом случае нам нужно попасть вовнутрь, – подвела я итог, – а с остальным будем разбираться потом.

Город был огромным и полностью обнесен высокой стеной. Как рассказывала Триана – стоял он посреди пустоши.

– Такой у них закон – сказала Триана когда мы удивились подобной удаленности столицы от ближайших поселений – запрещено строить чтолибо ближе чем на двадцать лиг от стен города.

Триана сказала, что в Одинсее около двадцати ворот по всему периметру города. Поэтому мы просто выбрали направление наугад в надежде, что до какихто ворот мы дойдем.

Примерно через полчаса мы увидели ворота, через которые бесконечная вереница людей входила и выходила из города.

Чтобы не искушать судьбу я немного сменила облик. Теперь я была человеческим вариантом самой себя. Светлая, с легким загаром, кожа, волосы цвета спелой пшеницы, голубые глаза, ну и естественно обычные человеческие ушки.

Предосторожности оказались нелишними. Как я и думала, на воротах стражники внимательно досматривали входящих. Особое внимание уделялось изучению формы ушей.

Кроме того, всех проверяли еще какимто амулетом на предмет использования иллюзий личины.

Благо мой новый облик был не иллюзией, а полной трансформацией тела, поэтому со стражей у нас проблем не возникло и мы вошли в город.

Город мне не понравился сразу. Улочки тесные, здания серые и невыразительные. Бесконечные толпы народу, от которых не протолкнуться. Нам предстояло петлять по всему городу в попытках обнаружить место, где держат Тамира, Фила и Ариниэль.

Мы бродили целый день до самого вечера, лишь один раз завернув в небольшую харчевню перекусить.

С наступлением темноты, когда народ попрятался по домам, дело пошло веселее. Но теперь периодически приходилось отводить глаза стражникам, патрулирующим улицы.

Чем дальше от центра, тем реже попадалась стража, но зато несколько раз мы невидимками проскальзывали мимо поджидающих жертву бандитов.

Наконец практически на противоположной от ворот, через которые мы вошли, стороне города я уловила след ауры Тамира. Я чуть не пропустила его, так как шел он в нескольких десятках метров над землей и пропадал на крыше огромного квадратного здания в четыре этажа высотой.

– Хм, – сказала я удивленно, – такое впечатление, что они сюда прилетели и высадились на крыше этого здания.

Пробраться в здание оказалось не так просто. У входа стояла охрана, по периметру было несколько линий магической сигнализации.

Передвинув коегде несколько сигнальных нитей, мы проникли в здание через окно первого этажа и оказались в какомто кабинете.

Несмотря на ночное время по коридорам то и дело проходили люди. Улучив момент когда в коридоре будет пусто мы выскользнули из кабинета и вдоль стенки, чтобы не столкнуться с кемто из проходящих мимо, стали пробираться к спуску в подвал, куда вел меня след Тамира.

Здесь снова стояла стража, и проскользнуть в дверь незаметно было невозможно.

Пришлось заниматься нелюбимым мной делом – лезть обоим стражникам в мозги и заставить открыть нам дверь, а после об этом забыть.

Мы еще минут двадцать петляли по бесконечным коридорам, то спускались, то поднимались по лестницам и лесенкам. Скорее всего, мы давно уже вышли за пределы здания, в которое вошли изначально. Наконец возле одной из дверей след Тамира сначала уходил за дверь, а потом, совсем свежий, снова выходил и шел дальше. Видимо тут он провел какоето время, а совсем недавно его кудато увели.

Мы двигались так быстро, как только это было возможно делать в узком, каменном коридоре и при этом не шуметь.

Наконец мы уперлись в железную дверь, изза которой слышался знакомый голос. Голос Шанура.

– Нус, любезные лерры – вещал Шанур – приступим к ритуалу.

– Кровь двух особ старейших королевских домов Алаварна и одного из марионеток этого бездаря Гедеона подарит мне поистине неограниченную власть над этим миром.

– Тинувиэль остановит тебя – послышался голос Ариниэль.

– Могу вас заверить, ваша маленькая белобрысая подружка нам не помешает. Она сейчас очень далеко. Хахаха. И даже если она какимто чудом узнает, где вы, то при телепортации ее ждет бооольшой сюрприз.

Я быстро вошла в контакт с Тамиром. Причем не только мысленный, но и зрительный.

– Привет, милый – муркнула я тихонько, чтобы не напугать любимого.

– Ти? – также тихо подумал Тамир – Ти, ты далеко? Этот сумасшедший взял у всех нас кровь, и теперь готовит какойто странный ритуал.

Я уже видела глазами Тамира как Шанур стоит спиной ко мне у стола, заполненного различными магическими амулетами и непонятного вида устройствами.

Слева от него стояла шкатулка с тремя пробирками с кровью.

– Не волнуйся, милый – сказала я Тамиру – я гораздо ближе, чем думает Шанур.

С этими словами я прервала контакт и кинетическим ударом выбила дверь.

Дверь оказалась прочнее и тяжелее чем я думала. Она не улетела вовнутрь, а просто медленно покачнувшись, начала падать.

Ворваться быстро, как я задумывала, не удалось и у Шанура хватило времени повернуться на шум и оценить обстановку.

– Демоново отродье!!! – завопил увидев меня Шанур.

Несмотря на то, что он явно меня не ожидал, подготовлен он оказался на удивление хорошо.

Как только наша троица ворвалась в зал, из десятка дверей по бокам зала начали выскакивать вооруженные люди. И тут меня ждал настоящий сюрприз, так как вооружены они были не банальными мечами и пиками, а знакомыми с детства АК47.

– Убейте их всех!!! – завопил Шанур, а сам, схватив шкатулку с кровью и какойто мудреный прибор, ринулся в дальнюю сторону зала и скрылся за дверью.

Едва я успела накинуть купол защиты на связанных друзей, как по нам открыли огонь из тридцати стволов. Пороховой дым заволок комнату, а от сумасшедшего грохота зазвенело в ушах.

Все кроме меня и Фила были в полном шоке.

Не надеясь перекричать ужасный грохот калашей, я мысленно заставила Элису и Триану успокоиться и начать развязывать пленников.

Сама я отвлечься не могла, так как нагрузка, от тридцати стволов, выплевывающих 775 выстрелов в минуту каждый, была чудовищной.

По моим подсчетам по нам выпустили по три полных рожка и теперь изза стоявшего коромыслом порохового дыма нападавшие сами не видели цели.

Зато их прекрасно видела Элиса на которую я, воспользовавшись перерывом, навесила заклятие теплового зрения. Она пронеслась по рядам автоматчиков как ураган, оставляя за собой перерубленные пополам тела. Ее черный меч резал плоть как масло, не встречая ни малейшего сопротивления. Даже попадавшиеся под ее меч автоматы нисколько не замедляли движения клинка.

Через двадцать секунд все было кончено.

Оставив Триану восстанавливать силы Тамиру и Филу с Ариниэль, мы с Элисой кинулись вдогонку за Шануром. Я только успела прихватить один из калашей и подсумок с рожками с одного из покойников.

Дверь, в которой скрылся сумасшедший Архимаг, вывела нас на круговую лестницу, которая вела вверх.

Лестница оказалась длинной. Мы поднялись, наверное, на десяток этажей и выскочили на крышу какойто башни.

Нам в глаза ударил ослепительнояркий свет прожектора, и мы непроизвольно прикрыли их руками, а я совершенно инстинктивно подняла защитное поле. Тут же послышался басовитый грохот от работы автоматической пушки, и снаряды застучали в мою защиту.

– Элиса, быстро в укрытие! – закричала я понимая, что к такой атаке моя наскоро возведенная защита не готова и долго не продержится.

Мы нырнули за каменный парапет, и я быстро вставила полный рожок в автомат и передернула затвор.

Тяжелые снаряды выбивали целые фонтаны гравия из несчастного парапета. Глаза и рот тутже забились каменной пылью.

Изза яркого света я не видела, откуда по нам стреляют, и поэтому решила стрелять в источник этого света.

Быстро поставив защитное поле, я вынырнула изза стонущего от разрывов парапета и открыла огонь из автомата. Послышался звон разбитого стекла и свет погас. Выстрелы прекратились, и в наступившей тишине я услышала какойто странный шелестящий звук.

Как только глаза адаптировались к темноте, я снова быстро выглянула изза укрытия и увидела висящий над крышей летательный аппарат, чемто напоминающий F111, но не такой угловатый и без крыльев.

Тутже под носом у странного летательного аппарата засверкали вспышки выстрелов, и мне вновь пришлось юркнуть за парапет.

– Твою мать! – выругалась я, раздумывая как достать чертову таратайку Шанура.

Тут на крышу выскочили остальные наши.

– Прячьтесь! – заорала я им, выскочив изза укрытия.

Моя защита не выдержала и один из снарядов опал мне в правое плечо, почти оторвав руку. Но главное я отвлекала Шанура от остальных, и они успели укрыться за таким же парапетом, но с другой стороны от выхода на крышу.

Я снова спряталась от огня «самолета» и глянула на пострадавшее плечо. К моему облегчению раны уже не было и рука работала. Честно говоря, я уже переживала, что моя божественная регенерация не справится с таким повреждением.

В это время Тамир с Ариниэль бросили по паре боевых заклинаний в «самолет» Шанура и он стал разворачиваться в их сторону.

Я опять выскочила изза укрытия и открыла огонь из автомата.

Шанур задергался, не зная в какую сторону вести стрельбу.

Я, воспользовавшись его замешательством, отвела Шануру глаза от Элисы и та бросилась к «самолету» со своим мечем.

В это время Триана вспомнила, что она уже Архимаг, и шарахнула по Шануру какимто усиленным боевым заклинанием. Броня летательного аппарата выдержала, но он сильно закачался.

В это время сбоку подскочила Элиса и рубанула мечем по корпусу, оставляя глубокую пробоину.

Поняв, что добыча начала огрызаться, Шанур резко набрал высоту и стал удирать.

– Снова сбежал, сволочь – зашипела я вдогонку удирающему противнику.

– Что это еще за НЛО? – офигевшим взглядом уставился на удаляющийся на восток летательный аппарат Филадил.

– Этот сумасшедший Шанур притащил на Алаварн технику и оружие из других миров, – обрадовала я братца. – Видимо придется пересматривать структуру защитных заклинаний. Если с калашами я еще справлялась, то его последнюю атаку из авиационной пушки мой щит не выдержал.

– Это оружие из вашего мира? – поинтересовался Тамир.

– Автоматы да, – кивнул Фил, показывая на оружие у меня в руке, – а та летающая штука похожа, но не из нашего. Получше будет. – Честно признался он.

– А кто твои спутницы? – спросила Ариниэль.

– Это Элиса – представила я рыжую воительницу, – а это Триана – указала я на королеву Межречья.

– Они мои аватары – младшие богини.

– Даже так? – в удивлении поднял брови Тамир.

– Много всего произошло, пока я гналась за вашими похитителями – улыбнулась я. – Как хорошо, что с вами все в порядке.

– Только нам опять искать этого проклятого Шанура – скривился Тамир.

– Ему зачемто понадобилась наша кровь – вставила Ариниэль.

– И мне это очень не нравится – сказала я – он бросил все, но вашу кровь и этот странный прибор со стола, захватил с собой.

– Свяжись с Гедеоном – посоветовал Фил.

– Бесполезно, – замотала я головой – Гедеон как в воду канул. Боюсь, как бы с ним не случилось чего.

Так что будем выкручиваться сами.

С отлетом Шанура поле, блокирующее телепортацию, исчезло и мы смогли прыгнуть назад в Солидор, в то место где оставили наших животных. «Лошадки» нашлись быстро и были очень рады появлению своих хозяев. Мы разбили лагерь и начали думать, куда мог податься Шанур.

– Аппарат полетел на восток – размахивая зажатой в руке лапкой жареной куропатки, рассуждал Филадил – нужно думать, где на востоке может спрятаться Шанур.

– Жизненная сила, которая собиралась чумой и кинжалами, тоже утекала на восток – заметила я.

– На востоке у нас только чернолесье да Великий лес – сказала Ариниэль.

– Ты еще забыла про степи – сказал Тамир.

Ариниэль передернула плечами при упоминании о степи.

– А что интересного у нас в степях кроме орков? – задала я вопрос риторическим тоном.

Все непонимающе посмотрели на меня.

– Выжженная земля – продолжила я – место, где Архимаги бились с Тэей – прежней верховной Богиней Алаварна.

– Значит нам туда дорога, – заключил Филадил – голову даю на отсечение, что наш сумасшедший «друг» прячется там.

– Думаю, нам стоит сначала посетить Лютиен – сказала Ариниэль – вопервых, отец наверное жутко волнуется. А во вторых – нужны сильфы для наших новых спутниц.

– И запасы освежить не помешает, – согласилась я – и парочку магических инструментов для расчета новых защитных заклинаний нужно прихватить.

На том и порешили, и после быстрых сборов мы телепортировались в Лютиен.

– Отееец!!! – завизжала Ариниэль, врываясь в кабинет Короля.

– Ариниэль!? – не веря своим глазам, поднялся с кресла тот.

Мы тихонько вошли следом и скромненько встали у дверей.

После долгих объятий отец, наконец, отстранил от себя дочку, и строго глядя ей в глаза, сказал:

– Почему ты исчезла, не предупредив меня? Ты представляешь, как я волновался. Сначала явился начальник вашего кортежа и заявил мне, что ты с Тинувиэль отправилась в Рондэйл. – он с укором посмотрел на меня.

– Потом явился некий Гедеон и сказал, что ты с богиней спасаешь мир от какогото там безумца, Шанура. Кто такой этот Шанур? И что за богиня? – он вопросительно уставился на дочь.

– Шанур, папочка – это один из Архимагов Алаварна – затараторила Ариниэль. – Да да, папуля – подтвердила она, глядя на недоверчиво качающего головой отца, – Шанур, как кстати и Гедеон, один из таинственных и легендарных Архимагов. Он обезумел, убил одного из Архимагов и чуть не убил Гедеона, но Ти то есть Тинувиэль его спасла. В общем, это долгая история – махнула она рукой, – так быстро всего и не расскажешь.

– А что за таинственная богиня? – не отступал король.

– Видишь ли, папочка, – сказала Ариниэль, зыркнув в мою сторону – так получилось, что Тинувиэль оказалась новой верховной богиней Алаварна.

– В смысле оказалась богиней? – вопросительно глянул на меня король – почему она не сказала об этом, когда была в Лютиене?

Я только развела руками и пожала плечами.

– Я сама узнала об этом уже после отбытия из Лютиена. Уже в Рондэйле – сказала я.

– Но как так получилось? – не унимался король.

– Честно говоря, для меня самой это тайна, покрытая мраком – сказала я, криво усмехнувшись.

– Кстати, папочка, – отвлекла отца Ариниэль – разреши представить тебе Тамира – короля дроу.

Тамир сделал шаг вперед и коротко поклонился.

– Простите ваше величество, что без официального приглашения – сказал он.

– Ну что вы, ваше величество, – также учтиво ответил король светлого леса – думаю, нам давно уже была необходима эта встреча – и он скосил взгляд на меня.

– Да – согласился Тамир – думаю, нам будет с вами о чем поговорить.

– И что привело вас в Лютиен? – обращаясь почемуто ко мне, перешел на деловой тон король.

– Мы направляемся в выжженные земли, – сказала я – туда по нашим предположениям бежал Шанур, о котором вам говорил Гедеон. Нам необходимо пополнить припасы и нужна пара сильфов для наших спутниц – я указала на Элису с Трианой. – Ну а главное, что Ариниэль хотела увидеть вас и успокоить.

Ариниэль снова обняла отца и он, слегка смутившись, что мы все на них смотрим, ответил ей легкой улыбкой.

– Ну что же, – сказал он радушно – рад приветствовать вас в Лютиене. Чувствуйте себя как дома.

Потом Ариниэль представила Элису как моего аватара, а Триану еще и как королеву Межречья и затем мы отправились в выделенные нам покои.

В столице светлого леса нам пришлось задержаться на целую неделю, и в основном по моей инициативе. Я обновляла свои защитные заклинания. Я конечно понимала, что нужно спешить, пока Шанур не успел приготовить очередную пакость. Но идти неподготовленными, по моему мнению, было бы еще хуже.

Также я всетаки решила восполнить свой пробел в знаниях боевой магии. Для начала я улучшила несколько заклинаний из арсенала Ариниэль и Трианы. Затем создала новое, доступное по уровню только мне, но зато чрезвычайно мощное. Когда я его проверяла на тренировочном полигоне Великого леса, я даже пробила висящий над полигоном щит. Если бы я вовремя не прервала заклинание, то сожгла бы лес на несколько лиг вокруг.

Король долго возмущался, крича – «что это защитное поле еще его предки ставили».

Поле действительно было на удивление мощное и без присущих магам Алаварна изъянов, но мое боевое заклинание смогло перегрузить его.

Я признала, что виновата и в качестве компенсации мне пришлось ставить новое ограждающее поле. Естественно получше чем предыдущее.

Несмотря на вынужденный характер нашей задержки в Лютиене, времени зря никто не терял.

Тамир вел активные политические переговоры и уже были подписаны несколько предварительных договоров с Великим лесом. Элиса под руководством Трианы изучала азы магии. Филадил и Ариниэль готовили свою помолвку. Она состоялась в последний день перед нашим отбытием и была проведена без особой помпы. Приглашены были только самые близкие друзья, родственники и самые верные приближенные королевской семьи.

Начать путь мы решили с ближайшей к выжженным землям известной мне точки – места, где мы с Филом освобождали Ариниэль от орков.

В связи с тем, что сильфов у нас в отряде прибавилось, я не смогла установить физический контакт сразу со всеми членами команды и животными. Пришлось прыгать два раза. В этот раз расстояние не играло для меня роли и не вытянуло из меня все силы, как это произошло полгода назад, когда я прыгала с Филом и Ариниэль.

Мы шли быстрой рысью на восток. Я прикрывала отряд мороком, чтобы исключить преждевременное обнаружение разведчиками Шанура и избежать нежелательных столкновений с орками.

До выжженных земель мы добрались на исходе второго дня. Переход от обычной степи был сначала визуально незаметен, и только изменилось восприятие магического фона. Силовые линии здесь были причудливым образом перекручены и спутаны. Некоторые линии вдруг неожиданно обрывались, а потом также неожиданно возникали в другом месте.

Чем дальше мы двигались вглубь, тем сильнее менялась местность и растительность, стали появляется чахлые кустики и карликовые деревца с перекрученными стволами и длинными, красными иглами вместо листьев. Под лучами солнца на иглах поблескивали капельки липкой янтарной жидкости, наверняка ядовитой. К счастью деревца росли достаточно далеко друг от друга, и можно было не опасаться что наши «лошадки» оцарапаются об эти ядовитые колючки.

Вдали появились горы, но до темноты мы уже не успевали дойти до них и решили устроить привал на небольшой полянке, обнаруженной среди кустарника.

Костра мы не зажигали. Я поставила вокруг лагеря защитные заклинания, и быстро перекусив всухомятку, мы легли спать. Так как Фил и Ариниэль в темноте видели плохо, то первой на стражу заступила Элиса.

Посреди ночи Элиса разбудила меня.

– Извини, что бужу, но думаю, тебе нужно это видеть – сказала она и кивнула в сторону далеких гор.

Над горным хребтом разливалось кровавое зарево. Его цвет странным образом переливался от кровавокрасного до яркооранжевого. Было очень похоже на северное сияние, состоящее из одних оттенков красного. На фоне этого зарева было видно как в воздухе носились несколько черных точек.

– И давно там такое? – спросила я Элису.

– Примерно с полчаса – сказала она – я бы тебя не будила, но совсем недавно долетел какойто странный рев. Но совсем далеко – на грани слышимости.

Я прислушалась и, примерно через пять минут, тоже услышала рев.

– Похоже, наш старый знакомый выздоровел – тихо сказала я.

Элиса непонимающе уставилась на меня.

– Дракон – сказала я и видя, что меня все равно не поняли, объяснила:

– Шанур притащил из другого мира монстра. Здоровый такой ящер. Летает и плюется огнем.

– Это случайно не тот монстр, о котором слухи в империи ходили? – спросила Элиса.

– Да, – кивнула я – мы его в столице немного потрепали и он удрал. Видимо Шанур его гдето в этих горах прятал.

Мы еще немного поглазели на странное зарево, и я отправила Элису спать, а сама осталась караулить.

В течение ночи еще несколько раз слышался рев дракона и я подумала, что расстояние до гор слишком большое, чтобы рев долетал до нас. У меня было два объяснения этому: – Либо дракон был ближе, чем находились горы, либо он по какойто причине стал громче реветь.

Второе объяснение мне показалось глупым, и я его отбросила.

«Значит дракон гдето недалеко» – думала я – «и нужно думать, что с этим делать. Магией его не возьмешь. Степь постепенно переходила в предгорья, и огромных валунов вокруг валялось предостаточно. Но смогу ли я повторить со зверюгой тот же номер второй раз?»

Я размышляла до самого утра, так и эдак прикидывая разные варианты, но ничего умного в голову почемуто не лезло.

Я разбудила всех еще засветло и, наскоро перекусив, мы снова двинулись вперед.

Я целый день ждала встречи с драконом, но мои опасения оказались напрасными. То ли дракон ночью подлетал ближе, то ли всетаки верным оказалось мое второе предположение, но факт оставался фактом – горы приближались, а на нас пока никто не нападал.

Как только я так подумала, как вдалеке в небе появилась маленькая черная точка. Она стремительно приближалась в нашу сторону со стороны гор. Вскоре в воздухе послышалось негромкое шуршание, и над нами проскочил летательный аппарат, похожий на тот, на котором из Одинсея удрал Шанур.

Я понадеялась, что морок, которым я накрывала отряд, позволит нам остаться незамеченными.

Аппарат повел себя странно. Он начал кружить над нами, совершая странные маневры. Создавалось впечатление, что пилот чтото высматривает.

– Что он делает? – приблизившись ко мне, спросил Фил, наблюдая за странными эволюциями летательного аппарата.

– Видимо на приборы отводящая глаза магия не действует – предположила я – они показывают пилоту, что тут чтото есть, но он не видит что.

Еще какоето время покружив, пилот дал залп из бортового вооружения. Причем не только из пушек, но и пустил пару ракет.

Бабахнуло так, что задрожала земля, а наши скакуны, несмотря на свое эльфийское происхождение, с испугу чуть не понеслись куда глаза глядят. Стоило огромных усилий их успокоить. Нам с Тамиром, напрямую общавшимся с никурами – это удалось гораздо быстрее, а вот чтобы не дать разбежаться изпод морока сильфам, мне пришлось окружать нас барьером, непроницаемым изнутри.

Пилот, сделав еще один круг и так ничего не поняв, и не разглядев, развернул свой аппарат назад в сторону гор и прибавил газу.

Я с удовольствием отметила, что моя защита даже не заметила удара ракет.

– Нужно штук сто таких самолетиков, чтобы пробить мой щит, – гордо заявила я спутникам.

– Почему он улетел, – задал вопрос обеспокоенный Тамир, – он же догадывался, что тут чтото не так. Мог и понять, что дело в отводе глаз.

– Пилот скорее всего из другого мира – высказала я свое предположение – и с магией не знаком. Шарахнул на всякий случай самым мощным, что было на борту, решил, что шалят приборы и вернулся на базу. Тем более что в выжженных землях разного рода аномалий хоть отбавляй.

И действительно, искаженное магическое поле зачастую вытворяло здесь совершенно немыслимые вещи. Несколько раз мы натыкались на совершенно невидимые барьеры, которые приходилось обходить практически на ощупь.

Два раза попадали в место, где не было ни одной магической линии и мои защитные заклинания пропадали. А как только мы выходили за пределы такой зоны, защита сама восстанавливалась.

Я специально проверяла и заходила в такую аномалию одна и вся навешанная на меня магия исчезала, а мои спутники при этом оставались прикрыты моими заклинаниями.

Перед самым наступлением темноты мы наконецтаки добрались до подножия гор. Были они совсем не высокими и не очень крутыми, но изобиловали каменными осыпями и переться в гору по темноте было неразумно.

Я снова окружила место нашей стоянки защитными плетениями и, оставив дежурить Тамира, остальные отправились спать.

Но поспать нам не удалось. Около полуночи над горами вспыхнуло алое зарево. Отсюда оно было таким ярким, что вокруг стало довольно светло. А потом раздался душераздирающий вопль дракона, казалось, что сейчас перепонки просто полопаются. Все повскакивали со своих мест и задрали головы вверх.

В небе естественно ничего не было видно, но изза гор доносились странные звуки, напоминающие взмахи огромных крыльев.

– У меня такое впечатление, – начал Филадил – что твой давешний «приятель» немного подрос.

– Если под «приятелем» ты имеешь ввиду дракона, то я с тобой полностью согласна – сказала я, нервно сглотнув.

Видимо вторая моя безумная идея была не такой уж безумной. Дракончик действительно начал сильнее кричать потому, что стал больше.

– И подрос он видимо очень хорошо – вставил Тамир, указывая рукой кудато в сторону.

В красном зареве изза горы появилась огромная черная туша. Медленно размахивая шестью огромными крыльями, дракон размером с девятиэтажный дом, в три подъезда длиной, проплыл в направлении, откуда мы пришли.

– Послали проверить сообщение пилота – предположил Фил.

– А почему так долго собирались? – усомнилась Элиса.

– Может Шанур чтото сделал с драконом такое, что он теперь только ночью может перемещаться? – предположил Тамир.

– Я конечно в драконах не разбираюсь, – сказала я – но без магии тут не обошлось. Слишком уж он огромный. Как вообще в воздухе держится такая туша?

– А главное – что мы с ним будем делать? – высказал мучивший всех вопрос Фил.

– «Главное в охоте на дракона – никогда с ним не встречаться» – припомнила я вычитанную еще в прошлой жизни в какойто фэнтэзийной книжке фразу.

– Очень умная мысль – кивнул Тамир.

Только мы расслабились и решили продолжить наш сон, как со всех сторон на наш лагерь навалились толпы невесть откуда взявшейся нечисти. За то время, что мы шли по выжженным землям нам ни разу не попался ни один представитель местной фауны, а сейчас создавалось впечатление, что все они сбежались в эту точку со всей территории и пытались преодолеть мою защиту. Вокруг стоял вой, рев, скрежет когтей и лязг челюстей, задние напирали на передних и вскоре началась кровавая давка. Трещали кости и неслись душераздирающие крики и вой. Мой щит трещал по швам, я быстро установила следующий, накачав его по максимуму и вовремя: Мой первый щит со звоном лопнул и накопленная в нем энергия вырывалась из под контроля связывавших его плетений. Несколько рядов монстров снесло как от дуновения ветра, а остальные как будто вдруг потеряли интерес к нашим скромным персонам и бросились в разные стороны.

Мы до самого рассвета простояли в полной боевой готовности, но никто из местных обитателей так больше и не вернулся.

– И что это было? – прошипел Фил.

Все уставились на меня с немым вопросом в глазах.

– А я откуда знаю, – огрызнулась я. – Возможно, какаято очередная местная аномалия.

В гору мы полезли сразу же как начало светать. Подъем хоть и был пологим, но изза огромных осыпей приходилось то и дело петлять, выбирая места с более надежными склонами. Хоть горы и казались невысокими, изза этих постоянных петляний тудасюда к вечеру мы поднялись только до середины склона. И когда мы уже подыскивали площадку для привала, Триана вдруг сказала:

– Эй! Смотрите, – указывала она рукой кудато выше – помоему, там пещера.

Мы все посмотрели в указанном направлении и действительно разглядели темное пятно.

Потратив еще двадцать минут, мы уже в полной темноте добрались до входа. Он был достаточно велик, чтобы наши животные прошли внутрь. В пещере места тоже было немало. Вглубь вел тоннель, который в паре десятков метров сворачивал налево. Тамир прошел туда и вскоре вернулся.

– Можно пройти вглубь – сказал он – там довольно большой зал за поворотом и если даже мы разожжем огонь, то снаружи видно не будет.

Все двинулись вперед, а я задержалась поставить щит на вход в пещеру. Когда я уже закончила и стала уходить, снаружи ко входу приблизилась какаято темная фигура и остановилась перед щитом. Я замерла на месте и стала наблюдать. О том, что меня заметят по светящимся зрачкам я не переживала, поскольку еще с Одинсея вернула им свой обычный фиалковый цвет без свечения чтобы не привлекать лишнего внимания. Незваный гость несколько раз потыкался в барьер, а потом громким шепотом позвал:

– Тэя! Тэя, ты здесь? – по голосу было ясно, что говорит женщина – Я чувствую, что это ты. Это я, Нильда. Подойди, я просто хочу поговорить.

– Здесь нет Тэи – замешкавшись на пару секунд, решила ответить я – она погибла более десяти тысяч лет назад.

– Хахаха – засмеялась женщина – пусть я теперь всего лишь призрак, но я же была твоим аватаром, Тэя. Я не могу ошибиться.

– И всетаки вы ошибаетесь, – сказала я, подходя ближе – меня зовут Тинувиэль.

Я рассматривала стоявшую напротив женщину. Теперь, подойдя ближе я, видела, что она явно нематериальна: – я могла видеть звезды на небе сквозь нее.

– Ааа – протянула Нильда – теперь я понимаю, почему ты оставила Фрейю в храме. Как боец она была бесполезна, но зато ты смогла переродиться. Умно, госпожа, умно.

Похоже она проигнорировала то, что я ей сказала.

– Фрейя? – ухватилась я за имя – Она была аватаром у Тэи?

– Неужели ты ничего не помнишь из прошлой жизни, госпожа? – удивилась Нильда.

– Я же говорю – я не Тэя, – сказала я опять.

– А твоя аура говорит, что это именно ты – настаивала Нильда – кому как не мне знать лучше? Не бывает двух одинаковых аур. И хотя сейчас на верхнем слое ты выглядишь как дроу, но внутренние слои не изменишь.

– Но этого не может быть – сказала я – это вообще не мое тело от рождения – моя сущность была помещена сюда, когда этому телу было пятнадцать лет. Я вообще человек из другого мира.

– Хахаха – вновь засмеялся призрак – теперь понятно в чем дело и почему ты ничего не помнишь. А я тебе говорила: «Проверяй свои расчеты тщательнее». Ты же всегда спешила и оставляла в заклинаниях кучу дыр и утечек. Вот они тебе и вылезли боком.

– О чем ты? – удивилась я – я никогда не оставляю в заклинаниях дыр.

– О да – усмехнулся призрак, оглядывая установленное перед ней силовое поле – вижу, твоя главная ошибка тебя чемуто научила. Этот защитный барьер идеален, Тэя.

– Так что там о моей большой ошибке? – вернула я призрака к интересующей меня теме.

– Ты придумала заклинание «бегства души» – пожав плечами, сказала Нильда. – Когда тебя стали убивать взбесившиеся Архимаги, ты должно быть сбросила свою личность на Фрейю. Но видимо чтото пошло не так изза твоего кривого заклинания, – она глумливо ухмыльнулась – вместо того, чтобы переместиться во Фрейю, в ее белокурую головку, твоя сущность упорхнула из Алаварна в какойто другой мир. Хахаха. Правда по дороге растеряв все свои воспоминания.

– Не может быть, – замотала я головой – прошло ведь десять тысяч лет, а на Земле мне было всего двадцать, и я была парнем.

– А кто его знает, сколько твою сущность мотало между мирами, – сказала Нильда – да и душе все равно кто ты: мальчик или девочка. Ну возможно был у тебя в жизни какойто дискомфорт. Чувство несоответствия души и тела. Но наверняка когда ты попала на Алаварн в это тело, то адаптировалась невероятно быстро, а?

Я задумалась.

«Неужели эта призрачная тетка права? Ведь все, что она говорила, было похоже на правду. Моя стремительная адаптация, когда я попал в это тело, была просто невероятной. Даже воспоминания настоящей Тинувиэль, подаренные мне Гедеоном, так „удачно“ вытеснили мои мужские воспоминания на второй слой сознания, в то время как у Фила практически все новые воспоминания упали на второй слой памяти.»

– Но как Гедеон выбрал именно меня? – мой разум продолжал цепляться за малейшие зацепки, отказываясь принимать новые факты.

– Гедеон!? – засмеялась Нильда – этот засранец еще жив? Хотя конечно жив. Что ему сделается.

Ты, наверное, не помнишь, но когда мы здесь с тобой бились против этих выскочек Архимагов, мы смогли прикончить двоих из них?

– Гедеон рассказывал мне, что двое его друзей погибли тут.

– А он рассказывал тебе, как они погибли? – ехидно спросил призрак.

Я отрицательно замотала головой.

– Этот придурок любил меня – както грустно сказала Нильда – и когда они приготовили последний удар, Гедеон должен был его активировать, но не смог. Не смог убить меня. Пока они там разбирались что к чему и пока Шанур брал на себя контроль над заклятием, ты смогла прикончить тех двоих. Фрейя со своим любовником Хениром скорее всего смогли через эту связь контролировать Гедеончика и вести его как слепца, заставляя искать твою сущность по мирам. Он, наверное, сам не знал, что ищет уничтоженную им богиню. Хахаха! – снова рассмеялся призрак.

– А чье же тогда это тело? – растерянно спросила я.

– Ну, судя по тому, что я вижу – это дочь Фрейи и Хенира, – хмыкнула Нильда. – Ты очень похожа на них.

– Неужели они пожертвовали своим ребенком, чтобы воскресить меня?

– Чего не сделаешь ради своей богини – хмыкнула Нильда – я и не такие жертвы видела. Да и скорее всего при зачатии ребенка был проведен специальный ритуал, привязавший тело только к определенной душе. Твоей. Кроме того, уходя на битву, мы на всякий случай окружили храм «стеной отрицания жизни» – сказала Нильда.

– И что это за «стена»? – спросила я.

– Этот барьер не может пересечь живое существо, обладающее душой. – Сказала призрак. – Тело может, душа тоже может, а тело с душой не может. Поэтому при перемещении твоего нового тела за пределы храма душа только мешала бы. Осталось только понять, каким образом ребенка переместили в большой мир.

– Мои приемные родители нашли корзинку со мной в Эйне – сказала я.

– Да – согласилась Нильда – самый простой вариант. Пожалуй, я тоже так бы сделала.

– Но как такое возможно? – спросила я – Это тело жило без души пятнадцать лет? Бегало, смеялось, разговаривало? У меня, то есть у настоящей Тинувиэль была семья.

– Ты и есть настоящая, так как для тебя это тело и готовилось, – сказала Нильда. – Могу только предположить, что его, все эти пятнадцать лет, контролировала Фрейа, – пожала плечами Нильда – не самая сложная из божественных способностей.

Я согласилась. Действительно не сложная, но очень неприятная. Хотя наверное сливаться с сознанием взрослого человека, с кучей неприятных мыслей и воспоминаний в голове, и с новорожденным ребенком, с чистым сознанием – две большие разницы.

– Ладно, тебя уже заждались спутники, – сказала Нильда. – Я чего приходила, – хмыкнула она – прости за вчерашний набег нечисти. Это я так тебя проверяла.

– Да чего уж, – махнула я рукой – если я могу чемто тебе помочь, ты скажи, Нильда.

– Тебя живой увидела, теперь спокойно смогу уйти – сказала она – задай этому Шануру. Отомсти за нас.

– Колодцы душ уже работают – вдруг вспомнила я – может, еще увидимся?

– Хорошая новость, – удивленно подняла брови Нильда – тогда тем более мне пора. Десять тысяч лет – большой срок для заблудшей души.

Сказав это, она начала медленно растворяться в воздухе.

– С кем это ты разговаривала? – тихо подошел ко мне сзади Тамир.

– С Нильдой, – задумчиво ответила я – своим бывшим аватаром.

– Я думал, у тебя только два аватара и других не было.

– Я тоже так думала, – сказала я – но похоже в этой жизни все гораздо сложнее, чем нам кажется.

– Ты хочешь сказать?…

– Угу – кивнула я, – из того, что мне только что рассказали, выходит, что новая верховная богиня Алаварна – это его старая верховная богиня.

– Ты Тэя? – выдохнул удивленно Тамир.

– Да – сказала я и прижалась к широкой и сильно груди любимого – Надеюсь, это ничего не изменит в наших отношениях? – умоляюще глядя в его глаза, спросила я.

– Конечно нет, моя любимая богиня – улыбнулся Тамир и заключив меня в объятия, крепко поцеловал.

За первым поворотом скрывался второй направо и короткий проход вел в просторную пещеру. Все уже сидели вокруг костра и ждали меня.

Я почувствовала себя неловко – все сидят голодные, поскольку все припасы я таскала в своем пространственном кармане, а я беседую с призраками.

– Простите, – сказала я друзьям, вытаскивая котелок, воду и продукты прямо из воздуха – непредвиденная задержка.

– Причина очень уважительная – сказал Тамир начавшему возмущаться Филадилу.

Пока готовилась еда, пришлось пересказать весь свой разговор с Нильдой.

– Так значит ты с самого начала была богиней? Еще на Земле? – поинтересовался Фил, как только я закончила рассказ.

– Выходит что так – улыбнулась я.

– Крууута, – протянул он – но знаешь, что меня повеселило в твоем рассказе? – спросил он хитро.

– Что в нем вообще веселого? – нахмурилась я.

– Ну вот смотри, – облизал ложку Фил и засунул за голенище сапога – ты все время жалуешься, что на Алаварне какойто древний маг наделал кривых заготовок заклинаний, которыми все пользуются, и если бы ты этого человека встретила, то высказала бы ему все, что ты о нем думаешь. Так вот, я могу указать тебе этого человека.

Все прыснули со смеху, поняв куда клонит Филадил. Даже я посмеялась. Ведь действительно, судя по словам Нильды – все косяки с магией на Алаварне – это моих рук дело.

– Ну, сама намудрила, сама и исправляю – стала оправдываться я.

– Кстати тут ктото недавно называл меня старым – ехидно посмеиваясь, вставил свои пять копеек Тамир – не буду спрашивать сколько же на самом деле лет моей невесте.

– Ничего подобного – стукнула я кулачком его по плечу – тот возраст не считается. Я его не помню.

– А вот и не надо оправдываться, – смеясь отскочил от меня Тамир – может ты мне в пра пра пра пра и еще много раз пра, прабабушки годишься.

– Ах так? – возмутилась я, – в таком случае я уже давно совершеннолетняя и могу выйти за тебя замуж.

– Думаю, это может быть аргументом для совета – серьезно сказал Тамир.

– Ты не возражаешь сыграть свадьбу раньше, чем мне стукнет сто!? – подпрыгнула я от радости.

– Я только обеими руками за, – улыбнулся Тамир – никогда еще время не бежало для меня так томительно долго.

Я с визгом бросилась любимому на шею.

– Не удивлюсь, если на самом деле тебе уже стукнул миллион – съязвил Филадил.

– Не переживай, братишка – подмигнула я Филу, указав на Ариниэль – мы чтонибудь и для тебя придумаем.

После ужина, когда все стали готовиться ко сну, Элиса решила проверить дальний конец пещеры.

– Тинувиэль! – позвала она меня через несколько минут.

– Что тут, Элиса? – подошла я к ней.

– Смотри – указала она на кучу камней.

Я внимательно осмотрела ее и поняла, что Элиса имеет ввиду.

– Думаешь за завалом проход?

– Да, – кивнула она – чувствуешь поток воздуха?

Я кивнула в ответ.

– Сможешь разобрать завал? – спросила Элиса.

– Попробую – пожала я плечами.

Начиная сверху завала, я стала левитировать сначала по дватри, потом по пять, а потом по десятьпятнадцать крупных камней за раз и складывать их под стенкой. Через пятнадцать минут завал был расчищен и, сказав Тамиру, что мы с Элисой идем проверить куда ведет новый проход, отправились вглубь пещеры. Тоннель был просторный, как и при входе и имел всего несколько ответвлений заканчивавшихся тупиками в виде больших пещер, вроде той, в которой остановился наш отряд.

Еще два раза мне пришлось разбирать завалы и наконец, примерно через пару часов, впереди на стенах заиграли алые блики.

Мы преодолели еще два поворота, как и при входе в пещеру один налево, второй направо и вышли под открытое небо с противоположной стороны гор.

Видимо эта равнина и была в свое время основной ареной битвы Архимагов с Тэей. Вся местность, насколько хватало глаз, казалась нереальной фантасмагорией застывшего камня. Все здесь казалось, состояло из оплавленного стекла, создавалось впечатление, что земля кипела, а потом застыла причудливыми пузырями, фонтанами и торосами.

С магией здесь вообще творилось чтото нереальное. Аномалии были везде. Они стояли и блуждали. Сталкивались друг с другом, порождая световые и звуковые эффекты, и сильнейшие магические возмущения. Эти возмущения нередко вызывали цепную реакцию, заставляя срабатывать другие аномалии.

– Что же за магию они здесь применяли? – присвистнула я.

Вдали, на расстоянии нескольких десятков лиг, высились какието титанические руины, над которыми разливалось алое сияние. С той стороны время от времени долетал какойто грохот и вопли дракона, который видимо уже вернулся назад.

– Пешком здесь не пройти – сказала я, глядя на очередное светопреставление, творящееся у подножия гор после столкновения сразу трех блуждающих аномалий.

– Наверное для того, чтобы пробраться в те руины, Шанур и притащил на Алаварн летательные аппараты.

– Интересно, что там, в этих руинах? – спросила Элиса.

– Хотела бы я знать – ответила я.

– Ну что, возвращаемся? – спросила моя спутница.

– Да, – кивнула я – думаю мы больше ничего нового не обнаружим.

Поскольку завалы разбирать больше не было необходимости, то обратно мы дошли за час.

– Нашли чтонибудь? – спросил взволнованный Тамир.

– Проход на ту сторону – сказала я.

– Здорово, – обрадовался он – не нужно опять лезть в горы.

– Не так все здорово, как ты думаешь, – умерила я его пыл, – в долине у подножия такие магические аномалии, что туда опасно соваться.

– Но Шанур туда же както добрался? – спросил Тамир.

– Думаю, что только по воздуху – вздохнула я.

– И что будем делать? – спросил Тамир.

– Спать, – пожала я плечами – утро вечера мудренее.

Утром собрались быстро и двинулись в долину. Тоннель, по которому мы двигались, в ширину и высоту был достаточно велик, чтобы по нему прошел крытый фургон. Периодически тоннель расширялся до размеров небольшой пещеры, в которой могли разъехаться два фургона. Видимо когдато путь в долину пролегал именно здесь.

Дойдя до противоположного выхода, мы не торопились выходить наружу, а сперва решили изучить обстановку при свете дня. Как я и думала, воздушное пространство над долиной патрулировали три летательных аппарата.

– Ну что будем делать? – спросила я друзей.

– Может телепортируешь нас туда? – предложил Филадил – объект в пределах видимости.

– При таком возмущении в магическом фоне думаю это опасно – покачала я головой.

– Согласен, – сказал Тамир – можешь левитировать нас?

– В таком случае животных лучше оставить здесь – сказала я.

– Думаю их в любом случае лучше оставить здесь – сказала Ариниэль.

Я кивнула, соглашаясь с ней.

– Левитировать я нас могу – сказала я с сомнением – но вот что делать с самолетиками? – кивнула я на пролетавший невдалеке летательный аппарат.

– Мороком я нас накрою. Но вы сами видели – они своими приборами чтото все равно фиксируют. А я пока летаю не так хорошо, как они. Да еще и вас придется поддерживать.

– Парочку бы стингеров сюда, – мечтательно произнес Филадил – да и сбить их к демоновой бабушке.

– Хм, хорошая идея – сказала я – самонаводящееся заклятие. А чтобы раньше времени Шанур ничего не заподозрил, сделаем вот что:

Скрытно пробравшись к самому подножию горы, чтобы лучше контролировать ситуацию, я аккуратно зацепила одну из блуждающих аномалий, состоящую из спутанных нитей силы и похожую на перекатиполе, навешала на нее несколько контролирующих и приводящих плетений и повесила маячок на пролетавший невдалеке «самолет». Аномалия рванула за удаляющимся летательным аппаратом как стингер за целью. Пилот явно чтото засек приборами и стал пытаться маневрировать, но буквально через минуту моя «ракета» врезалась прямо в двигатель летательного аппарата и тот задымив начал быстро терять высоту. В нескольких десятках метров от земли он зацепил фюзеляжем за очередную аномалию и его вдруг затянуло в нее как в мясорубку, а вовсе стороны полетели ошметки искореженного метала.

– Первый готов – радостно констатировал Фил.

Два других аппарата быстро подлетели к месту аварии товарища и стали кружить над ним.

Один из них слишком низко спустился к земле, и мне осталось чутьчуть подтянуть вверх воронку «мясорубки», в которой погиб предыдущий «самолет». За пару секунд все было кончено, и черные ошметки метала веером разлетелись во все стороны.

Третий летчик, видя, что случилось с товарищами, решил не испытывать судьбу и отправился прямо к руинам, решив прервать свое патрулирование.

Выждав еще пару минут, я подняла всех спутников в воздух, и мы полетели в сторону далеких руин.

Летели мы конечно быстрее, чем ехали верхом, но медленнее, чем это делали «самолеты» Шанура.

Нам понадобилось около двух с лишним часов, чтобы достигнуть развалин комплекса зданий, в центре которых виднелись останки стен какогото титанического строения.

Мы приземлились на краю комплекса, поскольку здесь аномалий уже не наблюдалось, зато была масса защитных плетений и сигнальных заклинаний.

– Дальше идем пешком, – сообщила я всем – сейчас только проход сделаю.

Я аккуратно, но довольно быстро проделала проход, не разрывая сторожевых заклятий. Просто переместила мешавшие мне нити немного в сторонку. Мы гуськом прошли в проделанный проход и стали медленно пробираться через развалины. К моему удивлению, в развалинах мы не встретили ни одного человека, только еще несколько линий сторожевых заклятий.

– Не нравится мне все это, – ворчал Филадил – такое впечатление, что нас заманивают.

У меня тоже было такое ощущение, но идей, что можно сделать, кроме как идти вперед, у меня не было.

Примерно через час мы вышли к месту, где развалины заканчивались. Впереди находились останки башни, которые от нас отделяло метров двести гладкого как стол пространства. Хотя башня и была разрушена и ее стены поднимались не более чем на пару десятков метров в высоту, но размеры ее основания указывали, что когдато она немногим уступала башне храма на великих болотах.

– А вот и почетный караул – присвистнул Филадил.

Подножие развалин гигантского строения окружала армия. И не примитивная армия с мечами и копьями, а с танкам, бронетранспортерами, пушками и пулеметами.

– Что будем делать? – спросила Триана.

Но ответить я не успела, меня прервал усиленный громкоговорителем голос Шанура.

– Я знаю, что ты здесь мерзкая, белобрысая дроу. Я не могу тебя видеть изза твоего поганого морока, но приборы не обманешь. Я не знаю, где этот чертов Гедеон тебя нашел, но ты мне уже надоела и сегодня я собираюсь покончить с тобой также, как и с твоим ненаглядным Гедеоном. Со стены башни вдруг вылетел какойто предмет и с глухим звуком упал на землю между нами и башней.

– Демоны! – выругался Фил – этоже Гедеон.

Не задумываясь, я телекинезом подхватила тело и быстро утащила к себе под прикрытие щитов.

И как только я это сделала, войска Шанура открыли огонь.

– Ти! – вскричал Тамир – он это сделал специально. Теперь они знают, где мы.

Развалины дома, в которых мы находились, мгновенно были сметены с лица земли и мы остались укрытые только моими заклинаниями.

Щиты держали залпы пушек и ракет лучше, чем я ожидала, и я смогла отвлечься на Гедеона. К сожалению, он был мертв.

Все мои спутники, кроме Филадила, уже вступили в схватку. Даже Элиса метала простенькие фаирболы, которые успела изучить за время пребывания в Лютиене.

– Подходим ближе, сказала я – щиты держат, и нет смысла стоять здесь.

Мы двинулись вперед к подножию башни. Тем самым увеличивая точность и эффективность наших боевых заклинаний, и одновременно сокращая количество противников, которые одновременно могли вести по нам огонь.

Подойдя вплотную к врагу я, Элиса и Триана взялись за мечи и занялись танками, которые слабо поддавались действию магии.

– Не рубите его весь – посоветовала я девчонкам – достаточно сделать, чтобы он не мог стрелять.

Я отрубила ствол пушки у ближайшей машины, показав, как быстро и эффективно заставить его замолчать.

Тамир и Филадил с парными мечами и Ариниэль с луком занялись пехотой.

Заклятия и мороки, прикрывавшие нас стали бесполезны, так как все разделились. Моих соратников теперь прикрывали лишь приготовленные мной защитные амулеты, они были не такими мощными, но от шальных пуль вполне способны были спасти.

Мы рубились с противником несколько часов, идя по часовой стрелке вокруг башни, и достигли входа, когда уже начало темнеть. Здесь была основная часть сил Шанура при поддержке авиации.

Я шла на острие нашей атаки, и на меня обрушился мощнейший ракетный удар. Вокруг творился сущий ад – меня пытались жечь напалмом и достать кумулятивными снарядами, мой щит стонал под градом ударов, но держался.

Разозлившись, я вслепую ударила своим новым боевым заклинанием, которым уничтожила щит над полигоном в Великом лесу. Вокруг наступила тишина. Когда осела пыль перед собой я увидела только кучи искореженного метала… И в этот момент на Алаварн опустилась ночь.

Тут же внутри башни чтото загрохотало, над ней вспыхнуло алое зарево, и тут же раздался оглушительный рев дракона. Вблизи он звучал настолько мощно, что мне показалось, что вибрирует каждая клеточка моего тела.

Из башни тяжело поднялась гигантская туша и со страшным грохотом плюхнулась на площадь прямо перед нами.

– Все быстро ко мне под щиты! – заорала я.

К моему удивлению дракон не плюнул огнем, а, вытянув в нашу сторону морду, дико заорал. Звуковой удар был настолько мощным, что я кажется, оглохла. И только через несколько секунд мой слух восстановился. Все вокруг повалились на землю, и у них из ушей пошла кровь.

– Тебе нравится мое новое тело? – раздался со стороны дракона ехидный голос Шанура.

В это время в себя пришли Элиса и Триана у которых регенерация была очень близка по эффективности к моей.

Дракон в это время прыгнул вперед. Хотя я не представляю, как такая туша смогла прыгнуть.

Его передняя лапа наступила на мой защитный купол, и он начал распадаться.

Я ударила ему в морду своим боевым заклятием, но Шанур только засмеялся.

– Ты думаешь, что сможешь повредить мне своими никчемными заклинаниями, девчонка?

Я успела отбросить всех в сторону, до того как мой щит окончательно распался и огромная лапа Шанура наступила на то место где мы все только что были.

Теперь мы были беззащитны, и я сразу же принялась плести новый щит, но не успевала. Филадил оказался слишком далеко и еще не пришел в себя после контузии. Шанур щелкнул по нему своим когтем, и Фила с силой выпущенного из пушки снаряда ударило об стену башни.

– Фииил! – закричала Ариниэль и бросилась к любимому.

– Ариниэль, нет! – крикнула я видя, как она выбегает из радиуса почти готового заклятия.

Дракон лишь слегка дохнул и из его рта вылетело ледяное копье, пригвоздившее Ариниэль и Филадила к земле.

У меня из глаз брызнули слезы, а почти готовое заклятие защиты схлопнулось, так и не раскрывшись.

Пока я заново плела защиту, периодически бросая в морду Шануру бесполезные боевые заклинания, Элиса и Триана бросились на Шанура с мечами.

Триану Шанур отбросил об стену, как и Фила, а Элиса умудрилась отрубить ему три пальца на левой лапе, прежде чем он, взревев от боли, смог отшвырнуть ее далеко в развалины.

– Ну, вот мы с тобой почти одни, – сказал Шанур, придвигая к себе лапой тело Тамира – а теперь совсем одни – сказал он и проткнул когтем Тамира насквозь.

– Неееет!!! – заорала я и упала на колени перед драконом.

Тот запрокинул голову и захохотал так, что земля под ногами заходила ходуном.

Я стояла на коленях, закрыв глаза, и ничего не видела и не соображала; я только ждала, когда он меня прикончит. А Шанур сотрясался в безумном хохоте, смакуя свою победу. Он чтото говорил мне, но я не понимала.

– Не бойся, – прошептал у меня в голове голос Фрейи – ничего не бойся и прислушивайся к своему сердцу, оно всегда бьется в ритме источника. Поймай золотую нить.

Мое сердце стучало как бешенное и недоступная мне золотая нить, о которой я уже даже не вспоминала, мелькала на самом краешке поля зрения. Я всмотрелась в это золотое мельтешение и заметила систему: – Нить появлялась и исчезала в такт биению моего сердца. И сейчас я в ускоренном ритме видела, как и когда появляется нить. Я увидела систему в казалось бы хаотичной пляске.

Набрав полные легкие воздуха, я задержала дыхание и постаралась взять себя в руки и успокоиться.

Мое сердцебиение замедлилось. Тише. Еще тише и… Я знала, где должна появиться нить в следующий удар моего сердца, и схватила ее на опережение. Как только нить оказалась у меня под контролем мир вокруг изменился. Тысячи… Миллионы золотых нитей вспыхнули вокруг. Все… Все, что я видела, было сплетено из них. Тела врагов и друзей, обломки техники и развалины башни, и даже сама земля подо мной была сплетена из золотых нитей. И естественно дракон, нависнувший всей своей немаленькой тушей надо мной, тоже являлся частью этого золотого узора.

Я медленно поднялась с колен и, открыв глаза, взглянула на Шанура.

Он продолжал хохотать, но вдруг, встретившись со мной взглядом, запнулся.

– Не может быть! – прошипел он – Не может быть!!! Ты мертва!!! Мы уничтожили тебя десять тысяч лет назад, Тэя!!! Ты мертва!!!

Я ничего не сказала, а просто перерезала одну из нитей в его плетении.

У дракона подломилась одна нога, и он взвыл от боли.

– Это тебе за Гедеона – сказала я.

Дракон попытался плюнуть огнем, но еще одна перерезанная нить и он подавился своим огнем, не сумев открыть пасть.

– Это тебе за Фила.

Шанур пытался чтото мычать, но естественно безуспешно.

Еще одна перерезанная нить и дракон грохнулся мордой об землю, так как обе его передние лапы перестали ему повиноваться.

– Это за Ариниэль – прокомментировала я.

Сзади ко мне подошла Триана, которая уже восстановилась, а вдали из развалин выбиралась Элиса.

– А это… – я подошла к огромной башке дракона – Это тебе за Тамира – с этими словами я взяла его руками за торчащие из подбородка рога и без усилия свернула ему шею.

После этого я подошла к Телу Тамира и села на землю рядом с ним. Положив его темноволосую голову себе на колени, я зарыдала.

– Не плачь, госпожа – послышался за спиной голос Фрейи.

Я повернула в ее сторону заплаканное лицо и сказала:

– Почему? Почему ты не пришла раньше и не помогла?

– Я не могла – мягко улыбнувшись, сказала она – Заклятие, которым вы закрыли долину десять тысяч лет назад, распалось только теперь, когда ваша сила полностью вернулась к вам.

– И зачем мне эта сила, если я потеряла всех, кого любила?!!! – зло крикнула я.

– Еще не все потеряно, – улыбаясь ответила она, – думаю нам нужно взять тела ваших друзей в храм. К сожалению, я не умею открывать порталы, поэтому это придется делать вам.

Как открывать порталы я знала, и сил для этого у меня теперь было предостаточно.


Глава 10 | Хроники Алаварна | Эпилог