home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Я двигалась по тоннелю за Элисой и Мортом, который пошел с нами, чтобы поговорить с Элисой.

Как я поняла, должность мастера гильдии была наследственной и Элисе предстояло возглавить гильдию ее отца. Девушка внимательно выслушала все, что Морт ей рассказывал, после чего объявила ему, что теперь он ее правая рука и свалила на него все обязанности до своего возвращения.

Слушая их беседу, я и для себя почерпнула коечто полезное:

Вопервых – в данный момент в катакомбах оставалось не более трех десятков бойцов гильдии, что примерно соответствовало ее составу при отце Элисы. Все они в основном были из «старой гвардии» и будут преданы ей.

Второе знание было менее приятное. Большая часть нынешнего состава гильдии отбыла сопровождать моих друзей в Сартал. По словам Морта в основном это были отъявленные отморозки, набранные Изимом в последние годы. Также не радовало то, что количество этих мерзких личностей составляло почти сотню человек. Единственным смягчающим эту нехорошую новость фактом было то, что их подготовка была очень далека от способностей настоящего ассасина гильдии.

– Скажи, Морт, – обратилась я к ассасину, – а медальон, что я разбила на шее у Изима… Откуда он?

– Этот медальон был еще у моего отца, – ответила вместо Морта Элиса, – но откуда он у него я не знаю. Возможно он рассказал бы мне, но не успел.

– Все, что я знаю – это то, что он передается от мастера к мастеру по наследству уже несколько тысяч лет. – Сказал Морт, – но вот откуда он у мастеров я тоже не знаю.

Через час мы добрались до гостиницы, и я быстро собрала оставленные нами вещи.

Еще через час мы с Элисой уже выезжали из города. Элиса ехала верхом на Вызывающем бурую – никуре Тамира, а сильфов мы вели в поводу. Сначала я хотела посадить ее на сильфу, но они обе заартачились и не захотели нести на себе кого бы то ни было, кроме хозяев. А с Вызывающим я смогла договориться через свою Шилен.

У преследуемых было около десяти часов форы, но наши скакуны были быстрее обычных коней и могли длительное время держать высокую скорость. Мы двигались то галопом, то быстрой рысью, делая лишь короткие вынужденные остановки. Даже учитывая то, что они постоянно сменяли лошадей, дистанция между нами неуклонно сокращалась.

Но тот, кто ими командовал, оказался достаточно умным, чтобы обезопасить себя от погони.

В первую засаду мы влетели на полном скаку. И если бы поджидавшие нас лучники не сосредоточились в основном на мне, то нам бы пришлось туго.

Сразу пять стрел впились мне в тело, пара досталась Шилен и одна Элисе.

Вылетев от неожиданности из седла, я вскочила на ноги и, вырвав из себя две наиболее неудачно засевшие стрелы, выхватила лук и начала стрелять в ответ. Элиса тоже соскочила на землю и занялась набегающими мечниками, прикрывая меня. Восемь стрел – восемь лучников и я переключилась на противников Элисы. Как и говорил Морт, особыми способностями эти вояки не отличались, они просто пытались навалиться толпой на Элису. Мешая друг другу и толкаясь, они даже не могли зацепить юркую, гуттаперчевую девушку, совершавшую невероятные прыжки и кульбиты. При этом ее мечи то и дело находили бреши в обороне противников.

Особо «одаренные» личности пытались обойти Элису и прорваться ко мне, но стрела в глаз быстро обрывала их бесполезные попытки.

Тем не менее, бой продолжался около десяти минут. Насчитав десяток убитых мечников, и восемь лучников, я занялась нашими ранами.

Со мной все было понятно, выдернула засевшие стрелы и все. С раной Элисы дело обстояло интереснее. В отличие от моих – бескровных, ее рана кровоточила и болела как обычная, но стоило мне вытащить из нее стрелу – как она сама мгновенно затянулась и даже шрама не осталось.

– Ого, – присвистнула Элиса – еще ни разу не видела, чтобы так быстро заживлялись раны.

– Хм – сказала я – дело в том, что я только вытащила стрелу. Рана затянулась сама.

– А? – не поняла Элиса.

– Рана зажила сама, – повторила я – видимо это потому, что твоя аура связана с моей.

Элиса достала изза голенища сапога нож и слегка порезала себе палец. Из разреза выступила кровь, но тутже остановилась. Элиса слизнула кровь и взглянула на палец. Ранки не было.

– Ничего себе, – восхитилась девушка – конечно не так как у тебя – без крови, но заживает мгновенно.

– А еще мне не больно – заметила я.

– Ну да – кивнула Элиса – боль я испытываю, но помоему она гораздо меньше чем раньше. Стрел я конечно раньше не получала, но вот пальцы резала неоднократно.

Я только покачала головой и занялась лечением Шилен, у которой не было таких чудесных способностей к регенерации, как у нас с Элисой.

Если до схватки мы и приблизились к беглецам, то эта засада снова отбросила нас почти на час назад.

После первой засады было еще три, каждая более продуманная, чем предыдущая и более многочисленная.

В результате в Сартал мы прибыли, так и не нагнав беглецов, но зато изрядно уменьшив число преследуемых. По нашим с Элисой подсчетам с пленниками должно сейчас оставаться не более десятипятнадцати человек.

Сартал был основным речным портом империи Ож. Раньше я никогда не видела подобных городов. Поскольку река Сартал была пограничной, отделяла империю от дикой степи кочевников, город Сартал располагался по левому берегу. Никаких мостов на противоположный берег не вело. Да и не могло тут быть мостов, поскольку ширина реки в этом месте была не меньше, чем несколько лиг и другой берег был едва виден. Город имел всего тричетыре квартала в ширину, зато тянулся вдоль реки на добрый десяток лиг. И все эти десять лиг вдоль всего города тянулся порт. Сотни суден и суденышек, лодок и лодочек стояли здесь вдоль бесконечных причалов и пирсов. Воды Сартала могли нести даже морские корабли. Парочка таких в порту тоже присутствовала. Маленькие и большие корабли и лодки постоянно причаливали и отчаливали. Тысячи людей сновали по порту туда и сюда, и найти здесь отряд из десятипятнадцати человек и трех пленных эльфов было практически невозможно. В дебрях этого огромного порта можно было спрятать небольшую армию.

Если бы не слабый след ауры Тамира, которым вело меня мое поисковое заклинание, поиски стали бы практически безнадежными.

Тем не менее мы несколько часов плутали по городу за оставленным похитителями следом. То ли наши противники когото искали, толи специально запутывали следы, но в конечном итоге мы вышли к одному из складов возле порта. Видно было, что пленники провели здесь некоторое время, а затем их повели к ближайшему причалу. Поднявшись по сходням на стоявший здесь небольшой парусник, я увидела, что след ведет дальше на середину реки и затем вверх по течению.

– Эй, сучки! Вы что здесь делаете? – раздался у меня за спиной грубый мужской голос.

Я медленно повернулась лицом к его обладателю.

Передо мной стоял огромный детина, на две головы выше меня ростом и разминал огромные, похожие на две кувалды кулаки.

– А тебя не учили с дамами обращаться вежливо? – спросила я.

Настроение у меня было паршивое и терпеть оскорбления я была не намерена.

– А вас, шалавы, не учили, что на чужое судно без разрешения нельзя подниматься?

– Это еще не повод хамить, – начала закипать я.

– Сейчас ты у меня поплаваешь, сука – оскалился хам и двинулся на меня.

Сделав дернувшейся вперед Элисе знак не вмешиваться, я шагнула навстречу некультурному морячку и, поднырнув под летящий навстречу кулак, врезала ему со всей силы в живот. А силы в последнее время у меня прибавилось.

Воздух со свистом покинул легкие несчастного, и он, сев на задницу с округлившимися от удивления глазами, открывал и закрывал рот как рыба в бесполезных попытках вдохнуть.

Дав ему время отдышаться, спросила:

– Достаточно или продолжим наш урок вежливости?

– Да ты… – начал непонятливый мужик.

На этот раз он получил в челюсть с правой и повалился на палубу.

Когда медленно, предварительно сплюнув пару зубов, он начал подниматься, я поинтересовалась:

– Ну что, родной? Урок усвоил или мне продолжать?

– Усвоил, – промычал мужик.

– Замечательно, – кивнула я – а теперь у меня к тебе будет несколько вопросов.

– Спрашивай – вытирая с губ кровь, спросил он.

– Вопервых, не спрашивай, а спрашивайте.

– Спрашивайте – хмурясь, проговорил он.

– Лерра… – добавила я.

– Спрашивайте, лерра – понурив голову, потерянно проговорил мужик.

– Знаешь, что за корабль стоял тут до тебя?

– Да, – кивнул он головой – шхуна Бешенного Фидла.

– Как узнать, куда она пошла и что за груз?

– У его хозяина – удивился мужик, как будто все должны были знать хозяина шхуны Бешенного Фидла.

– И кто у нас хозяин? – поинтересовалась я.

– Жора толстяк – еще больше удивился мой собеседник.

– Хм – хмыкнула я, услышав такое знакомое земное имя.

– И где этого Жору найти?

Мне казалось, что удивляться было уже некуда, но я ошибалась, мой собеседник удивился еще больше. Видимо Жора был какимто местным авторитетом, которого, по мнению моряка, должны были знать все.

Когда он мне на пальцах объяснил, как найти кабак, в котором обычно зависает Жора, мы с Элисой двинулись в указанное место.

Заведение называлось «Причал у Жоры». Кто бы сомневался, что такая «шишка» будет целыми днями торчать в чьемто чужом заведении.

Несмотря на то, что день был в самом разгаре, в заведении было полно посетителей.

Жора со товарищи сидел в дальнем углу, как мне и рассказали.

Не обращая внимания на сальные шуточки, сыплющиеся на нас Элисой изза столиков мимо которых мы проходили, мы двинулись в сторону нужного нам объекта.

Один урод хлопнул меня по заднице, за что получил в морду от идущей следом Элисы и с грохотом повалился на пол вместе с табуретом, на котором сидел.

Народ вокруг повскакивал и двинулся следом за нами, но увидев куда мы идем, отстал и замер в отдалении, наблюдая за тем что происходит.

– Ты Жора? – с ходу, без приветствия обратилась я к толстяку, сидящему в окружении нескольких головорезов.

– А вы, птички, пришли обслужить меня? – масляно улыбнулся Жора.

Я, предвидя не мирное развитие беседы, поставила защитный барьер, отделяющий наш угол от остального зала.

– Сам себя обслужишь – рявкнула я – руки, поди, не отсохли еще. Меня интересует шхуна Бешенного Фидла. Кто нанял, куда пошла, кто на борту?

– А ну, ребята, – начал распоряжаться Жора – раскладывайте этих сучек на столе, сейчас мы их поимеем.

Для демонстрации серьезности намерений пришлось воспользоваться самым нелюбимым приемом из арсенала магии разума.

Ребята встали и вместо того чтобы наброситься на нас с Элисой, заломили руки Жоре и положив толстой рожей на стол, спустили штаны. Самый здоровый бугай начал пристраиваться к Жоре сзади.

Жора, понимая кого сейчас будут иметь, заорал благим матом.

Народ из зала попытался прийти авторитету на помощь, но уперся в мой барьер.

– Ну что, Жорик? – я взяла одну из табуреток и села на нее, закинув ногу на ногу. – Поскольку сами мы с подружкой, по понятным причинам, поиметь тебя не можем. Не любим толстых, а не то, что ты подумал. Предоставим эту почетную обязанность одному из твоих держиморд.

– Пппппп… – начал заикаться перепуганный мафиози.

– Пожалуйста – подсказала я.

Жора кивнул.

– Нннненужно. Я всссе скажу.

– Ну вот, – деланно огорчилась я – такую потеху испортил. А мы с подружкой посмотреть хотели.

– Нне нужно, – взмолился Жора.

– Ладно, – картинно вздохнула я. – Так что там насчет Шхуны?

– Были… – дрожащим голосом начал Жора – человек нанял шхуну. Платил хорошо, но просил, чтобы не распространялись куда идут. Погрузились тринадцать человек и трое связанных эльфов. Где высадить сказали скажут позже. Но один из моих парней подслушал их разговор и сказал, что речь шла о Межречье. Один сказал, что «хозяин там какуюто новую пакость затеял и нужно какуюто эльфийскую сучку туда заманить».

– Мне нужен самый быстрый корабль до Межречья, – сказала я дослушав.

– Шхуна Бешенного Фидла и была самой быстрой, – сказал Жора. – Но можешь взять корыто, что сейчас стоит на ее месте. Передай капитану, что я разрешил.

– С ним я уже знакома, – улыбнулась я.

– Ну ладно – встала я со стула – живи, Жора.

Я убрала контроль с его головорезов, и они, моргая, стали оглядываться, ничего не понимая. А Жора быстро натянув портки, накинулся на них с матюгами.

Мы с Элисой по уже знакомому маршруту вернулись к причалу и снова взошли на борт знакомой шхуны.

Капитан был не очень рад нашему возвращению, но естественно ничего не стал возражать.

Как только мы завели на борт сильфов и никуров, шхуна немедленно отчалила.

Река быстро развеяла ментальный след Тамира и поисковое заклинание было бесполезно. Правда теперь мы все равно знали направление, в котором повезли пленников, и отсутствие следа ничего не решало.

Течение у Сартала в этих местах было медленным, и с попутным ветерком шхуна достаточно бодро шла вверх по течению реки.

Тем не менее для находящихся на борту движение практически не ощущалось. Далекие берега казалось застыли на месте, и создавалась иллюзия того, что мы стоим и не движемся. Это ощущение неподвижности меня просто бесило. Я готова была прыгнуть в воду и толкать шхуну сама, только бы ускорить движение.

Разумом я понимала, что мы всетаки движемся и движемся быстрее, чем двигались бы верхом по земле, но мои чувства… Мое сердце разрывалось на части от того, что Тамир гдето там совсем недалеко впереди и я не могу добраться до него. Для чего мне все мои способности, если я даже не могу применить их чтобы помочь любимому.

Я подумывала о том, чтобы поиграть с погодой и усилить попутный ветер и сказала об этом капитану, но от идеи пришлось отказаться. Я не смогла бы локализовать изменение погоды только над нашей шхуной и скорость увеличилась бы и у преследуемого судна, а, по словам Ронгиля – нашего капитана, шхуна Бешенного Фидла только выиграла бы от этого и ушла бы в еще больший отрыв. Поэтому я решила не тратить силы, мы бы в результате ничего не выиграли, а я бы прибыла в Межречье выжатой как лимон.

Ночью мне не спалось. Я стояла у борта и пялилась на далекий берег, скрытый темнотой даже от моего взора. Сзади тихо подошла Элиса и встала рядом.

– Не спится? – спросила она – Не знаю, как передать это ощущение… Но мне кажется я могу чувствовать твою тревогу.

– Не могу, – призналась я – переживаю. Как там сейчас Тамир, Фил и Ариниэль? То, что живы знаю… Чувствую. Но что с ними делают и что с ними собираются сделать…? Зачем они понадобились Шануру? Он просто хочет заманить меня в ловушку, используя их как приманку, или у него более гнусные планы? У меня сейчас просто голова взорвется от всех этих вопросов. Я больше ни о чем другом думать не могу.

– Кажется, я тебя понимаю – кивнув какимто своим мыслям, задумчиво сказала Элиса. – У самой такое было. Когда Изим поднял мятеж, мне было всего шесть лет. Как я поняла из объяснений Морта – Изим так все подстроил, что все верные отцу люди оказались далеко от убежища на заданиях.

У Изима тогда было человек пятьдесят сторонников, а нас было всего трое – отец, его друг и мой учитель Фимбер, и я – шестилетняя соплячка. Я дралась рядом с отцом и Фимбером плечом к плечу, но силы были слишком неравными. Нас спасало только то, что изза узости коридоров на нас не могли наваливаться всем скопом. В конце концов, нас загнали к огромному провалу, есть в наших катакомбах такое место – это огромная пещера и посреди нее идет глубокий разлом. Там, наконец, нас смогли обойти с боков, а спиной мы уперлись в край пропасти. Я к тому времени уже выбилась из сил и меня чуть не достали, но отец закрыл меня собой и был ранен. Поняв, что это конец он попросил Фимбера спасти меня любой ценой. Фимбер был самым лучшим из бойцов гильдии. Он был моей нянькой и учителем, и хотя он был уже стар и отошел от дел мало кто мог потягаться с ним в бою. А уж всяких хитрых трюков и уловок он знал столько, что никому и не снилось. Фимбер схватил меня в охапку и прыгнул прямо в пропасть. Я только успела увидеть, как сразу несколько мечей пронзило тело моего отца и дальше мы полетели вниз. Если честно я думала, что мы погибнем. Но Фимбер сотворил нечто невероятное. Он смог хватаясь пальцами за различные выступы в скале сперва замедлить падение, а потом полностью его остановил и мы начали головокружительный спуск. Я в это время висела у него на спине, цепляясь за шею, а он, прыгая с уступа на уступ, спустился на самое дно пропасти. У меня сложилось такое впечатление, что он уже бывал здесь, так как спустившись, он сразу выбрал направление движения, и вскоре мы уже ползли по какомуто узкому лазу, потом вышли в пещеру и Фимбер откудато достал факел и зажег его. Потом мы вышли на поверхность гдето далеко за городом и после нескольких недель пути, Фимбер привел меня в какуюто лесную хижину. Там я и провела тринадцать лет. И все эти годы мене посещали мысли о гибели отца и о мести. Особенно первое время я места себе не находила. Не могла есть, спать. Не могла вообще адекватно мыслить. Я даже не могла тренироваться. Я изводила себя до тех пор, пока Фимбер не выдержал и не наорал на меня. Он сказал мне – «Если ты мечтаешь отомстить, ты должна собраться. Если ты будешь нервничать и метаться – ты только изведешь себя. Превратишь в тень неспособную даже постоять за себя. Если не будешь работать над собой и будешь неспособна трезво мыслить, и строить планы – твои мечты о мести так и останутся мечтами». Конечно моя ситуация была отлична от твоей – грустно сказала Элиса – у меня была возможность только отомстить, а ты можешь спасти… Но помоему успокоиться и трезво подумать не помешает. Как часто любил говорить мой учитель – «Эмоции убивают разум и мешают нам видеть очевидные вещи».

– Спасибо, Эли – сказала я – наверное ты права и мне необходимо успокоиться и постараться…

Я не закончила фразу потому, что меня привлекло какоето движение на воде.

– Пригнись – скомандовала я.

В нескольких десятках метров впереди, я заметила с два десятка больших лодок. В каждой сидело по десятьпятнадцать человек. Две пары весел были обмотаны тряпками, чтобы приглушить плеск воды, а уключины повидимому были обильно смазаны жиром, так как не издавали ни единого скрипа.

– Сбегайка за капитаном – попросила я Элису, а сама стала продвигаться к носу шхуны.

Ронгиль появился рядом со мной меньше чем через минуту.

– Что там, лерра Тинувиэль? – спросил капитан, слепо пялясь в темноту.

– Несколько десятков лодок с людьми – сказала я – смотри, сейчас увидишь.

В это время лодки вплыли в полосу лунного света.

– Каменный якорь мне в глотку и речного демона вместо портовой шлюхи, – выругался капитан – это пираты.

Он бросился к закрепленному рядом на борту рогу и над рекой понесся звук сигнального рога.

На палубу начали выбегать заспанные, но тем не менее вооруженные матросы и изготавливались к бою.

Пираты, поняв, что их заметили, заулюлюкали и налегли на весла. Расстояние стало стремительно сокращаться.

Вот в нашу сторону полетели абордажные крючья, и первые лодки стукнули бортами в борта нашей шхуны.

Завязались первые стычки с поднимающимися по веревкам пиратами. Уже с десяток человек смогли проникнуть на палубу.

Я пи помощи телекинеза уже потопила пару лодок по правому борту, когда с левой стороны послышались вопли.

Я бросила туда взгляд и увидела, что три лодки тонут, а барахтающиеся на воде люди один за другим стремительно уходят под воду. Несколько лодок прекратили двигаться в нашу сторону, а находящиеся на борту с оружием наизготовку всматривались в черную воду.

Послышался громкий треск и одна лодка начала разваливаться на две части. С воплями ужаса люди посыпались в воду и опять невидимые руки начали утаскивать свои жертвы в глубину.

Все больше и больше лодок раскалывалось на части, над водой носились резко обрывающиеся крики утаскиваемых в воду пиратов.

Несколько лодок попытались удрать в сторону берега, но были потоплены невидимыми нападающими.

– Что это морские демоны там творится – удивленно спросил меня оказавшийся рядом Ронгиль.

Капитан весь был забрызган кровью и тяжело дышал.

– Пока не знаю, – пожала я плечами – но явно ктото помогает нам.

Мы давно очистили палубу от нападающих, а на воде неизвестные помощники заканчивали избиение удирающих пиратов. Вот на плаву осталось две лодки, одна… Раздался последний вопль, всплеск и над водой повисла тишина, нарушаемая лишь шелестом воды, разрезаемой носом нашей Шхуны.

Я продолжала вглядываться в воду и сразу увидела ее. Русалка вынырнула рядом с бортом и посмотрела прямо мне в глаза.

Некоторое время мы смотрели друг на друга, затем русалка проговорила:

– Я Схашша. Наши родичи из Эйне принесли весть, что боги вернулись в мир Алаварна. Приветствую великую богиню Тинувиэль. Пусть воды Великого Сартала будут спокойны для тебя.

– И я приветствую тебя, Схашша, и благодарю за помощь.

– Мы можем помочь тебе еще как нибудь, богиня? – спросила Схашша.

– Мы преследуем шхуну Бешенного Фидла – сказала я – на ней в плену находятся мои друзья.

– Я знаю Фидла – кивнула русалка – к сожалению, ваш корабль не такой быстрый и вы уже сильно отстали. Мы могли бы толкать ваше судно, но, к сожалению, оно слишком большое и тяжелое, а все лодки мы потопили.

Видно было, что она очень расстроена, что не может мне помочь.

– Ладно не переживай, Схашша – улыбнувшись, нежно сказала я – вы же не знали, что лодки могут пригодиться. Я думаю, все обойдется.

– Мы можем создавать небольшие течения – сказала русалка – они могут быть даже в противоположную сторону от течения реки. Но, к сожалению, для такого большого корабля нам тоже сил не хватит.

– А можешь мне показать это заклинание? – ухватилась я за соломинку.

– Конечно, богиня – кивнула русалка и сплела заклинание.

Я рассмотрела плетение и поняла, что смогу его повторить и усилить. Но, как обычно, изза несовершенства плетения вместе с основным течением возникнет масса побочных из за различных дыр и утечек, и усиление заклинания не приведет к особому ускорению движения. Времени же и инструментария на доводку заклятия у меня не было.

И тут мой взгляд упал на стоящую на палубе огромную деревянную бочку с толстенными стенками и в моей голове начал вырисовываться план.

– Капитан, что это за бочка?

– Мы держим в ней запас пресной воды иногда, когда выходим в море – ответил Ронгиль.

– Сейчас она пустая?

– Да, лерра.

– Она мне нужна.

– Хм – хмыкнул капитан – если вы собираетесь ее сломать, то сразу говорю, тяжело будет еще такую достать, так что я…

– Капитан, – перебила я его – если у меня получится то, что я задумала, то у вас будет самый быстроходный корабль на Алаварне. Вы даже сможете спилить мачты и продать паруса, так как ветер вам для движения больше не понадобится.

– В таком случае забирайте ее, – загорелись глаза у Ронгиля.

У бочки было выбито дно, и затем на одном конце было сделано два распила на противоположных стенках. Потом бочка была спущена в воду и с помощью русалок закреплена на руле шхуны.

После этого я поместила в бочку усиленное плетение течения, а активацию заклинания привязала к небольшому амулету. С его помощью капитан мог плавно управлять силой производимого течения и даже поворачивать его вспять. Менее чем через час у нас была готово первое на Алаварне судно с водометным движителем. Благодаря помощи русалок все это делалось на ходу и скорости мы почти не потеряли. А когда я первый раз активировала «водомет» то рывок ускорения почувствовали все, кто находился на борту.

– Огогогого!!! – закричал радостный капитан Ронгиль.

Он некоторое время управлял шхуной, а затем отдал штурвал рулевому и опустился передо мной на колени.

– Русалки называли вас богиней – сказал он – и теперь я верю, что это правда. Никто и никогда не мог договориться с этими бестиями. И никто и никогда на Алаварне не делал такого… Такого – он не смог найти слов и просто развел руками, указывая свой корабль.

– И простите меня, пожалуйста, за тот случай в порту, – закончил он.

– Давно простила, – улыбнулась я – нравится теперь тебе твой корабль?

– О да – глаза его горели – вы же понимаете – для моряка корабль – все.

– Кстати мачты всетаки не спиливай, – посоветовала я ему – при попутном ветре скорость будет выше.

Он безмолвно как болванчик закивал головой. Затем вскочил с колен и побежал смотреть за работой водомета то и дело беззлобно покрикивая на матросов, занимающихся тем же самым.

– Как мальчишки – засмеялась Элиса, глядя на радующихся как дети капитана и матросов.

– Все мужчины мальчишки, когда речь заходит о любимых игрушках – улыбнулась я в ответ.

К сожалению, изза несовершенства заклинания ускорение хоть и было существенным, но гораздо меньше чем могло бы быть. Даже фокусировка течения при помощи бочки помогала несильно.

Я сообщила об этом капитану, но это совершенно не испортило его настроения.

– А чего расстраиваться? – ответил он мне, – у других и такого нет.

– Это точно, – улыбнулась я – но обещаю, когда разберусь со своими делами, сделаю тебе нормальный двигатель. Будешь королем морей.

– Буду молиться, чтобы у вас все получилось – серьезно сказал Ронгиль.

– Спасибо, – грустно улыбнулась я – но лучше молиться мне, чтобы у меня все получилось… Забавно.

Но такая формулировка Ронгиля совершенно не смутила.

Вместо недели нам потребовалась пять дней, чтобы добраться до Межречья и мы всего на пол дня отстали от шхуны Фидла. Если бы мы сразу вышли из Сартала, используя «водомет», то прибыли бы в Межречье одновременно с ними.

Сойдя на берег, я вновь смогла взять след Тамира, который вел в сторону Бьерна – столицы Межречья.

– Стойте, лерры – поднял руку страж на выезде из портового городка.

– В чем дело? – нервно спросила я.

Любая задержка в пути раздражала меня, а неделя ничегонеделанья на борту шхуны меня довела до белого каления.

– Не велено никого выпускать из порта – упрямо гундосил страж.

– Кем не велено? Почему?!

– Не кипятитесь, лерра – спокойно ответствовал страж – это все для вашей же безопасности. В королевстве свирепствует чума, а в столице особенно тяжелое положение.

– Как чума? – растерянно промямлила я.

– Но эльфам же чума не страшна? – спросила Элиса.

– Это какаято странная чума, лерра – ответил ей стражник – и эльфы болеют. Ни один правда еще не умер, в отличии от людей, но и не выздоравливают.

– Слушайте, любезный, – сказала я стражнику, незаметно сунув ему в руку золотой империал – мне очень нужно в столицу. У меня там жених и друзья. Им нужна моя помощь. Я сильный маг и могу помочь с лечением.

– Дело ваше, лерра – пожал плечами стражник и пошел убирать козлы, перегораживающие проезд.

– Демоны! Что еще задумал этот сумасшедший Шанур? – процедила я сквозь зубы.

Когдато еще на земле я читала книги и смотрела художественные фильмы, в которых присутствовали описания эпидемий чумы. Но одно дело читать об этом и другое дело увидеть собственными глазами.

Пустынные дороги с брошенными повозками, запряженными умершими от голода лошадьми. Трупы людей вдоль дороги. Летняя жара только усугубляет картину разгулявшейся вокруг смерти. Удушливый сладковатый смрад разложившихся тел, от которого невозможно спастись, стоит в неподвижном, раскаленном воздухе. На горизонте то тут, то там виднеются дымы от погребальных костров.

Безжизненные деревни, наполненные запахом смерти и ревом брошенных в хлевах животных, умирающих от голода и жажды.

– Боги. И это он сделал, чтобы уничтожить меня – ужасалась я, забыв, что взывать к богам в этом мире бесполезно. Особенно для меня.

– Что же он за чудовище, этот Шанур? – спрашивала Элиса, глотая слезы.

– Безумец, – качала я головой, – какой безумец.

И слезы тоже наворачивались мне на глаза от вида ужасных картин смерти невинных людей, попавших в жернова войны богов, о которой они даже не подозревали.

– Дай мне только добраться до тебя, Шанур, – цедила я сквозь сжатые зубы и вытирая рукавом катящиеся градом из глаз слезы – ты ответишь мне за это.

Иногда на пути попадались банды мародеров. Я их не трогала. Не видела в этом смысла. Безумцы, грабившие людей умерших от чумы, подписывали себе смертный приговор и по сути сами были уже покойниками.

С момента прибытия в Межречье я начала слышать молитвы людей, обращенные не конкретно ко мне, а просто к абстрактным богам. Наверное, изза этого слышала я их еле, еле. Однако с каждой пройдённой лигой, с каждым увиденным мертвецом, голоса в моей голове множились и усиливались.

Среди молитв о помощи и спасении близких иногда мелькали просьбы с призывом отомстить комуто.

Мы как раз проезжали через вымершую деревню, когда одна из таких молитв об отмщении прозвучала гдето совсем рядом, и я увидела, как едущая понурив голову Элиса вдруг закрутила головой, как будто выискивая чтото.

– Ты чтото услышала? – поинтересовалась я.

Смутная догадка уже формировалась у меня в голове, но я хотела услышать ее подтверждение.

– Ктото только что просил о мести, – робко проговорила Элиса – мне почудилось совсем рядом.

– А другие голоса ты слышишь? – спросила я – просьбы?

– Да, – кивнула она – очень тихие, и все просят отомстить.

– Хм – удивилась я последней фразе, – а просьбы спасти ты слышишь?

– Нет, – удивленно посмотрела на меня Элиса – только отомстить.

– Сможешь найти того, кто просит о мести здесь? – спросила я.

– Думаю это там – указала она рукой направление.

Проехав в указанную сторону, мы нашли женщину, рыдающую над телом маленького мальчика.

Заметив нас, она вскинула голову и ее лицо разгладилось, как только она взглянула в мои глаза.

– Боги услышали меня, – сказала она – пожалуйста, отомсти за моего сына… за всех, кого я потеряла.

– Кому я должна мстить, – спросила я – я попытаюсь победить болезнь, но…

– Человек… – перебила меня женщина – проходил через нашу деревню, и я видела, как он чтото высыпал в наш колодец. После его ухода появились первые больные. Найди его… Отомсти.

– Обещаю, – сказала я – я найду того, кто это сделал.

О том, что я догадывалась чьих это рук дело, я женщине не стала говорить.

– Я верю тебе, – сказала женщина – богини не врут. А теперь, пожалуйста, забери меня.

Я опешила, поняв, о чем просит женщина.

– Ты просишь забрать твою жизнь?

– Да – кивнула она головой – я потеряла всех кого любила, я сама скоро умру в страшных муках. Так лучше забери меня ты сейчас.

Я кивнула женщине.

– Пожалуйста, – посмотрела я на Элису – только пусть она не страдает.

– Она просто уснет – кивнула Элиса.

Она слезла с никура и подойдя к женщине, взяла ее за голову и кудато нажала. Глаза у той закатились, и она стала валиться набок. Элиса поддержала ее и нежно опустила на землю.

– Спи спокойно, – произнесла я фразу из земной жизни.

И тут я поняла, что я приняла душу этой женщины. Она прошла сквозь мою ауру и, обратившись ярким золотым шариком, полетела кудато на северовосток, при этом у меня в ушах стоял веселый женский смех. Элиса повидимому тоже видела её, потому что провожала взглядом вместе со мной.

И тут началось. Со всех сторон ко мне стали слетаться души людей. Одни, пройдя сквозь мою ауру, приобретали вид такого же золотого шарика и, смеясь, улетали вдогонку за первой, некоторые души были темными, и я вдруг понимала, почему они такие, я видела деяния людей – плохие и ужасные поступки, которые они совершали для того, чтобы запятнать свою душу. Такие души замирали передо мной и чегото ждали.

«Решения». – Поняла я – «они ждут решения, прощаю ли я их».

Я пристально взглянула на одну душу и увидела мужчину насилующего, а затем убивающего женщину на глазах у двух ее детишек, а затем убивающего и детей. Я заглянула глубже в поисках раскаяния в совершенном поступке, но увидела только удовлетворение содеянным и страх передо мной.

Как только я поняла, что прощения этому человеку нет, как его душа превратилась в клубок жирных черных щупалец и отлетела в сторону Элисы.

Я с удивлением увидела, что Элиса держит в руках странный меч, будто сотканный из черного пламени. Как только душа грешника подлетела к ней, она рубанула её мечем, и та рассыпалась прахом, но прах не упал на землю, как я ожидала, а с диким воем унесся также на северовосток.

Так мы с Элисой сортировали души очень долго, мне показалось, что прошла вечность, но когда все закончилось, и я взглянула на небо, оказалось, что солнце не сдвинулось по горизонту и на ладонь.

– Что… Что это было? – недоуменно потрясла головой Эллиса, прогоняя наваждение.

– Помоему это был суд – задумчиво сказала я, все еще прибывая под впечатлением.

– Суд? – не поняла Элиса.

– Да, – кивнула я – мы только что с тобой судили души умерших. Комуто даровали прощение, а кого то… – я многозначительно глянула на нее.

– Я карала души грешников? – недоверчиво спросила Элиса и взглянула на свою правую руку, в которой еще минуту назад держала черный меч.

Я только кивнула головой в подтверждение ее слов.

– Но почему я?

– Если бы я знала, – пожала я плечами, – но наверняка дело в нашей с тобой связи.

Дальше мы ехали молча, думая каждая о своем.

Через два дня мы увидели Бьерн. Над городом поднимались десятки дымов от погребальных костров.

В ворота мы въехали беспрепятственно, поскольку стражи на постах не наблюдалось. В городе трупов на улицах не было, но пару раз мы встречали процессии, сопровождающие телеги груженые телами. Видимо ктото организовал отряды людей, ответственных за уборку и сожжение трупов. Мудрое решение.

Я остановила одного из мужчин и, сказав, что я маг и лекарь спросила, куда мне лучше пойти, чтобы принести наибольшую пользу.

Оказалось, что ехать лучше сразу во дворец. Эти отряды «чистильщиков» организовала лично королева. Во дворец же свозят больных, чтобы легче было оказывать всем помощь.

Я сразу прониклась уважением к местной правительнице, которая не бросила своих подданных в беде, и не умчалась за границу, спасаясь от чумы, а наоборот грамотно организовала помощь больным и пыталась бороться с распространением инфекции хотя бы в столице.

Во дворец мы попали также свободно, как и в город. Было не до охраны, когда вокруг творилось такое. Стражники если не были больны, то помогали в борьбе с эпидемией, убирали с улиц и сжигали трупы или искали больных, и свозили их во дворец.

Дворец напоминал огромный лазарет. Больные лежали во всех комнатах, залах и даже коегде в коридорах. Повсюду слышали стоны, крики и плачь. Женщины, мужчины и дети, кто был здоров, ходили между больных поили, кормили, убирали, помогали справить нужду.

Спрашивая окружающих, мы довольно быстро нашли королеву. Она, как и простые люди ходила среди больных, когото подбадривала, когото поила или кормила с ложечки.

– Вот перед тобой настоящая королева, которая заботится о своих подданных – сказала я Элисе, указывая головой на королеву Межречья.

– Добрый день, ваше величество – обратилась я к женщине.

Она подняла на меня свое усталое лицо. Красивая… Очень красивая для человечки женщина. И очень усталая. Глаза красные от недосыпания и в них стоит боль – боль за своих людей. Темные круги под глазами, страшная бледность кожи и впалые щеки говорят о невероятном переутомлении.

– К чему же титулы, – слабым голосом говорит она, и находит в себе силы улыбнуться доброй, теплой улыбкой. – Можете называть меня по имени – Триана.

– Я Тинувиэль, – улыбнулась я в ответ – а это Элиса. Мы пришли помочь, чем сможем. Я маг и хорошо разбираюсь в лечебной магии.

– Я тоже неплохой маг жизни, – грустно улыбнулась Триана – но эта чума… – слезы покатились у нее из глаз – я даже не смогла спасти мужа и детей… Мы с моим учителем бились над этой проблемой три недели, пока учитель не умер от болезни, и так ничего и не смогли найти.

– И, тем не менее, я попробую – упрямо мотнула я головой.

– Если бы вы были светлой эльфийкой – сказала Триана – их маги жизни говорят, сильны более других.

– Я владею магией жизни – улыбнулась я.

– Но это невозможно, – слабо удивилась королева – магия светлых эльфов смертельна для дроу.

– Скажем так я не совсем обычная дроу – сказала я – поверьте, я смогу найти решение.

– Конечно, пробуйте – пожала плечами Триана – лучше хоть чтото делать, чем бездействовать.

В магическом зрении зал, заполненный людьми, напоминал поле серой травы на ветру. Каждый человек в зале частично или полностью был покрыт серыми колышущимися щупальцами.

И от каждого человека в воздух поднимались тоненькие ниточки жизненной силы. Они выходили из области пупка, поднимались к потолку, там сплетались в ручейки, которые в свою очередь сплетались в еще большие потоки и потом вся эта огромная струя жизненной силы текла кудато за горизонт на восток.

Я испугалась. Уж очень эта «чума» напоминала заклинание в метательных ножах Изима, которыми он чуть не погубил Элису. То заклинание было слишком сложным и требовало много времени на изучение. К тому времени, как я смогу с ним разобраться, все находящиеся в этом зале будут уже мертвы.

Но присмотревшись внимательно, я поняла, что эта «чума» – всего лишь грубая подделка на заклинание в кинжалах. Достаточно умелая попытка повторить притащенное из другого мира заклинание, используя магические приемы Алаварна.

Я вздохнула с облегчением. Этот клубочек я могла распутать за несколько часов.

Меня волновало другое. Было явно видно, что основная функция этого заклятия – вытягивание жизненной силы из как можно большего количества людей. И явно эту силу гдето для чегото накапливали. Радовало одно – то, что сила, с которой утекала жизнь из людей под действием этого заклятья, была на несколько порядков ниже, чем у заклятия из кинжалов Изима. Скорее всего Шанур, а я уже не сомневалась, что эта «чума» его рук дело, не сумел добиться такой же эффективности своей подделки как у оригинала. Если бы это было не так, то Межречье уже бы вымерло.

Я быстро оглядела зал, выбирая когото из больных для первой попытки лечения.

Мой выбор пал на находящегося на грани смерти паренька. Последствия «чумы» усугублялись тем, что ктото не так давно отрубил ему кисть правой руки, и он потерял много крови. Этому ребенку оставалось жить не более чем пару часов.

Я глубоко вздохнула и погрузилась в изучение «чумы», паразитирующей на этом тщедушном тельце.

Оказалось щупальца у этой структуры не просто так. Они плотно переплетались с аурой жертвы, цепляясь за нее и вытягивая из нее все соки. Я могла добраться до ядра и отсечь его, но как только я его изымала, щупальца вместо того чтобы развеяться, срастались и образовывали новое ядро.

Вырывать щупальца из ауры я не могла. Вернее могла, но тогда слишком много времени займет ее восстановление. Тратить полдня на лечение одного человека?.. Пока я вылечу четверых – остальные просто умрут, не дождавшись помощи.

Нужно было искать выход. Тут мне на ум пришло воспоминание о том, как на земле борются с эпидемиями. Из ослабленного вируса делается вакцина, благодаря ей организм вырабатывает иммунитет к вирусу и борется с ним сам.

Для магической инфекции такой метод не подходил. Иммунитет к магии выработать было невозможно, но земной метод лечения всетаки помог найти мне решение. Я решила заставить сам «вирус» бороться с собой.

Я разложила ядро заклятия на составляющие, выделила необходимые механизмы и повернула процесс работы «чумы» вспять. Теперь заклинаниевирус вместо того чтобы разрушать организм жертвы, восстанавливал его.

Я открыла глаза, поднялась и подошла к парнишке понаблюдать за эффектом не только в магическом зрении, но и в обычном.

Эффект оказался даже лучше, чем я планировала. Прерывистое дыхание больного постепенно выровнялось, щеки из бледных стали розовыми. Затем, к моему изумлению, вокруг обрубка кисти руки вдруг появилось зеленое свечение и когда оно погасло, кисть оказалась на месте.

– О боги, – выдохнул ктото сзади – это… это чудо.

Я обернулась и увидела застывшую с открытым ртом Триану.

– Я разобралась с «чумой» – сказала я – начнем, пожалуй, с самых тяжелых больных.

Пока я ходила от больного к больному Триана, Элиса и остальные здоровые занимались тем, чем и раньше – уходом за несчастными. Те, кого я излечивала, присоединялись к ним.

Три дня я как заведенная переходила от одного больного к другому, но все равно не успевала. Я излечила около двухсот людей, а их еще были тысячи. Многие особо тяжелые умерли, так и не дождавшись моей помощи. Подключить когото к лечению я не могла. У Трианы был недостаточный уровень владения магией, чтобы освоить мой метод лечения, а у Элисы не было опыта работы с магией.

Мои физические и моральные силы были на исходе. Нужно было искать какоето решение.

Я сидела на ступеньках перед входом во дворец, пила горячий травяной чай и думала.

Опять в голове крутилась идея вакцинации. Я вспоминала свою земную жизнь, когда в школе нас гоняли на прививки.

«Что можно придумать в средневековом мире для массовой вакцинации населения?» – думала я.

«Решение должно быть простым. Кроме магии никаких достижений науки и техники здесь нет. Все должно быть просто, как выпить стакан чаю или воды. Стоп!» – я ухватилась за эту мысль.

«Вода. Заражение произошло через воду. Почему бы и лечение не произвести, тоже используя воду?»

– Эврика!!! – заорала я и рванулась к дворцовому фонтану.

На мои крики из дворца выбежали Элиса с Трианой, а вскоре, привлеченные шумом, вокруг фонтана собрались почти все здоровые люди, находившиеся во дворце и рядом с ним.

– Ты чтото придумала? – спросила Элиса.

– Вакцинацию – подняв вверх указательный палец правой руки, многозначительно произнесла я.

Вода очень неудобная для магических манипуляций среда. Наложить заклинание на стоячую воду, если она будет в колодце или в ведре, или в другой емкости, можно без проблем. Наложить заклятие на текущую воду уже проблема. И чем быстрее течет вода, тем сложнее это сделать. Кроме того вода имеет свойство со временем рассеивать заклинания. В стоячей воде они сохраняются довольно долго, но все равно, в конечном счете, растворяются. В текущей воде заклинания довольно быстро «смываются». Чем быстрее течет вода, тем быстрее «смывается» заклятие.

Но есть способы обойти все эти ограничения. Например, наложить заклинание на какойто предмет, который контактирует с водой.

Сначала нужно было запустить фонтан. Я при помощи магического зрения заглянула в глубину. Каменная труба шла до самого водоносного слоя, который в Межречье залегал достаточно неглубоко. Работа фонтана осуществлялась какимто заклинанием, которое накладывали на воду, и его постоянно необходимо было обновлять. Я покачала головой и вплела заклинание водяного течения в трубу.

Фонтан весело зажурчал, и начал медленно наполняться водой.

Я сперва думала наложить исцеляющее заклинание на каменную чашу фонтана, но потом решила, что если ее разрушить, то заклинание развеется. Поскольку заклинание получилось очень уж удачным и исцеляло не только саму «чуму», но даже и тяжелые увечья, то вода из этого фонтана будет полезна людям и в дальнейшем, потому стоило надежно привязать его к этому месту.

Я решила накладывать заклятие на ту же трубу, по которой подавалась вода в фонтан. В этом случае даже разрушение фонтана не лишало людей целебного источника.

Я начала плетение заклятия. Дело было не простое, поскольку изначальное плетение было рассчитано на взаимодействие с живым организмом, а я запечатывала его в камень. В тот момент, когда я находилась в самой сложной точке плетения, в мой разум вдруг ворвалась многоголосая молитва. Десятки голосов вдруг возопили о мщении, а затем вдруг разом начали молить спасти когото. Огромным усилием воли я не позволила себе оторваться от работы. Если рядом чтото и случилось, я надеялась, что Элиса справится.

Первое что я увидела, открыв глаза – были десятки рыдающих людей. Я оглянулась и увидела сидящую Элису. На ее коленях покоилась голова Трианы из груди которой торчал очень знакомый ножичек. Рядом валялся изрубленный в капусту труп человека. Триана умирала.

– Он выскочил из толпы, – кивнула головой Элиса на изрубленное тело – бросился с ножом на тебя, а Триана встала у него на пути.

– Ножик похож на те, что были у Изима – сказала я Элисе.

– Да – кивнула она – я вижу эти черные щупальца вокруг раны.

Я зачерпнула из фонтана уже целебной воды и полила ее на рану вокруг ножа. Щупальца задрожали, но моя «вакцина» не подействовала против оригинального заклятия.

В моей голове бились уже сотни голосов, молившие спасти Триану, и их количество росло с каждой секундой. Стоявшие вокруг упали на колени и в голос стали сперва шепотом, а потом все громче просить меня спасти их королеву.

У меня не оставалось иного выхода, как привязать ауру Трианы к своей.

Я опустилась перед ней на колени и положила руки вокруг ножа. По мере того как я связывала наши ауры мои ладони начали светиться фиолетовым, а нож медленно сам выползал из раны, пока не упал на землю. Черные щупальца заклятия рассыпались в прах и Триана открыла глаза.

Народ вокруг взревел от радости. Нас троих подхватили на руки и понесли во дворец.

– Подождите! – кричала я – вокруг еще много больных! Еще не время радоваться, людям нужна ваша помощь.

Наконец мои крики возымели действие и все притихли.

– Все кто здоров – распорядилась я – берите ведра, кувшины, тазы. Берите все, во что можно набрать воду и поите водой из фонтана больных. Достаточно одного глотка. Но не пропускайте никого. Как только закончите во дворце, пройди те по городу, найдите выживших и напоите их. Потом ищите телеги, тачки грузите на них бочки с водой и везите по всей стране. Помните – достаточно глотка, чтобы излечиться. Спасите всех кого сможете.

Толпа загудела и все кинулись в разные стороны искать посуду для воды.

Через несколько часов дворец начал пустеть. Когда последние люди покинули его стены, Я устало опустилась на ступеньку перед троном Межречья и сказала стоящим рядом Элисе и Триане:

– Как думаете, девчонки, мы заработали право хоть немножко поспать?

– Я думаю нам это необходимо – сказала Триана, которая не спала гораздо больше нас с Элисой.

Мы завалились в королевскую опочивальню и как были в одежде, втроем упали на огромную кровать.

Долгого полета как обычно не было. Я сразу очнулась лежа на полу в зале на вершине башни храма.

Поднявшись, я увидела, что в этот раз я здесь не одна. Рядом, сидя на полу, с удивлением озирались Элиса и Триана.

– Где мы? – спросила Элиса.

– В храме богов на Великих болотах – ответила я.

– Где? – удивилась Триана.

– Прости, я не успела тебе сказать, – извинилась я перед подругой – я вроде как богиня Алаварна.

– Я догадывалась, что ты не обычная эльфийка. Но богиня…?

Я только пожала плечами.

– То, что вы находитесь тут со мной, тоже о чемто говорит – сказала я.

– Похоже, снова наша связь – кивнула Элис.

– Угу – согласилась я.

– Что за связь? – не поняла Триана.

– Это изза того, как Тинувиэль спасла тебя сегодня от смерти, – проявила свою информированность Элиса. – На ноже, которым тебя ранили, было какоето странное заклятие. И чтобы тебя спасти Тинувиэль связала ваши с ней ауры.

– Кстати, – поинтересовалась я – ты ведь маг? Какие нити силы ты видела раньше?

– Серые и голубые – ответила Триана.

– А теперь? – поинтересовалась Элиса.

Триана закрыла глаза и ахнула.

– Я… Я вижу зеленые и красные нити.

– Ого – присвистнула я – из Элисы получился высший маг, а из тебя Архимаг.

– Я Архимаг? – не поверила Триана.

– Теперь да – кивнула Элиса.

– Ну ладно, – подвела я итог, – зачемто нас сюда пригласили. Нужно пойти узнать, что к чему.

– Пригласили, – удивилась Элиса – если это храм богов, разве ты не живешь тут?

– Пока нет – скромно пожала я плечами – не пускают – я озорно улыбнулась – видно рано мне. Ладно, нам туда – кивнула я в сторону центра зала.

И по дорожке из золотой мозаики мы двинулись к уже знакомой мне беседке возле бассейна веры.

Воды в бассейне в этот раз было значительно больше. Сидящим на краю фонтана таинственным хранителям храма уже не нужно было ложиться грудью на бортик, чтобы дотянуться до нее. Достаточно было наклониться.

– Привет, – сказала я им как старым знакомым.

Они явно не ожидали меня увидеть, так как выражение на их лицах было мягко говоря удивленным, если не сказать офигевшим. Еще больше их удивило, что я не одна. Они переглянулись и мужчина сказал:

– Помоему она прогрессирует быстрее, чем мы ожидали.

– Несомненно – сказала женщина.

Она встала, обошла вокруг нашей троицы, внимательно нас изучая.

– Ты только посмотри, Хенир – поцокала она языком – она успела найти себе обоих аватаров.

– А главное посмотри каких – подхватил мужчина.

– Хмм – присмотрелась женщина к Элисе и Триане, – интересное сочетание. Ты такого не припомнишь?

– Я нет, – сказал мужчина, – но у тебя ее воспоминания. Загляни, возможно там чтото есть?

– Нннет – на секунду задумавшись, сказала женщина.

– Возможно это последствия влияния того мира? – предположил мужчина.

– Возможно – кивнула женщина.

– И кто же у нас получается при таком сочетании? – задумался мужчина. – Месть, возмездие, справедливая кара с одной стороны и доброта, милосердие, сострадание с другой?

– Какието две крайности – надула губки женщина – неужели нерешительность и сомнение?

– Сомнение это нормально – ответил мужчина – но вот в нерешительности ее никак не упрекнешь.

– Я бы сказал, что это баланс, равновесие и… Да. Справедливость.

– Судья? – удивилась женщина.

– Точно – подтвердил мужчина.

– Скажите, вам уже доводилось судить? – поинтересовалась женщина.

Мы, обалдевшие от их непонятного диалога, не сразу поняли сути вопроса. Но потом я и Элиса кивнули одновременно. Мужчина и женщина быстро переглянулись, и одновременно произнеся: «Колодцы душ», испарились.

– Вы чтото поняли? – обратилась я к подругам.

Обе только отрицательно замотали головами.

Вдруг я ощутила, что ктото шлет мне метку для телепортации.

– Держитесь за меня, девчонки – сказала я.

И как только Элиса и Триана взяли меня за руки телепортировалась.

Мы очутились в еще одном огромном зале, но видимо гдето на другом этаже башни.

Здесь вместо бассейна веры находились три колодца. В одном плескалось белое марево и периодически оттуда долетал веселый смех. Кажется, такой я уже слышала от улетающих чистых душ в Межречье. Во втором колодце беззвучно бурлила черная масса.

– Видимо это остатки тех душ, что я казнила – шепнула мне на ухо Элиса.

– Это действительно так – сказал мужчина. Мы сейчас глубоко под храмом в зале душ.

– Это – он указал рукой на светлый колодец – колодец с чистыми душами праведников и раскаявшихся.

– Это – он указал на темный колодец – остатки душ грешников.

– Добро и зло в мире должны быть в равновесии – продолжила женщина – поэтому это – она указала на третий колодец – колодец перерождения. Здесь должны смешиваться добро и зло. Мы его называем «чистилищем».

– Раньше эта работа была закреплена за двумя богами – хмыкнул мужчина – но теперь видимо этим придется заниматься тебе и твоим аватарам.

– Достаньте ваши мечи – обратился он к нам.

Мы непонимающе переглянулись и с удивлением обнаружили в руках друг друга мечи. У Элисы был уже знакомый мне черный меч, окутанный языками черного же пламени. В руках у Трианы оказался точно такой же, но белый меч, а я держала непонятно откуда взявшийся золотой.

– Ты, – указал мужчина Элисе, – вставь меч в это отверстие.

Элиса выполнила просьбу, вставив мечи в отверстие у основания черного колодца. Тутже между колодцем грешников и центральным возникла перемычка и темная масса стала перетекать из одного колодца во второй.

– Теперь ты – сказал он Триане.

Переливание содержимого из колодца в колодец повторилось теперь для душ праведников.

Теперь содержимое чистилища напоминало чашку кофе с только что влитым молоком.

– Теперь ты – указал он мне на место, куда я должны была воткнуть свой меч.

Как только я это сделала, адская смесь в колодцечистилище закружилась, перемешиваясь.

Мне показалось, что сейчас все смешается и станет такого же цвета как кофе с молоком.

Сначала все к этому и шло, а затем вдруг в чаше стала формироваться знакомая мне с детства фигура Инь Янь.

– Можете забрать мечи – разрешил мужчина. – Процесс запущен. Дальше от вас потребуется лишь иногда контролировать его.

– Похоже, Алаварн ждет всплеск рождаемости – хихикнула женщина.

– Давно пора – улыбнулся ей мужчина.

– А теперь вернемся к бассейну душ – сказал он нам и они с женщиной телепортировались.

Я, взяв своих подружек, а теперь по совместительству аватаров, за руки последовала за хранителями.

– Время изучить новые умения – улыбнулась женщина, приглашающе указывая рукой в сторону столба золотого света, поднимающегося к гигантскому золотому сгустку на верхушке храма.

– О нееет – простонала я.

Подруги непонимающе уставились на меня.

– Ты же хочешь помочь своему возлюбленному – хитро улыбнулся мужчина.

– Рррр – зло прорычала я и, схватив подруг за руки, потянула их за собой в бассейн – Будет больно – предупредила я девчонок, как только мы начали свой медленный подъем.

– Очень? – дрожащим голосом спросила Триана.

– Да – честно ответила я.

– Ох – охнула Триана.

Элиса лишь молча стиснула зубы.

– Ничего, прорвемся – сказала я и крепче стиснула руки своих аватаров.

И золотое пламя жадно проглотило нашу троицу.


Глава 9 | Хроники Алаварна | Глава 11