home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Встали мы поздно. Потом Тамир около часа разговаривал с первым министром по «телефону», выслушивая состояние дел и раздавая указания. К тому времени, как мы собрались в дорогу, от остановившихся на ночь на окраине поселка караванов уже давно и след простыл.

Когда через час мы вновь въехали в лес, то я сразу почувствовала насколько другими были мои ощущения по сравнению со вчерашними. Лес выздоравливал. Уже не было того невыносимого давящего чувства. Листва казалась зеленее, пение птиц звонче, шуршание ветра в ветвях над головой мелодичнее.

– Лес быстро поправляется, – радостно сказала я друзьям.

И оглянувшись, увидела по их лицам, что они чувствуют то же самое, что и я.

Мы не спеша ехали, болтая о всяких пустяках около получаса, когда начали улавливать вдалеке шум битвы. Звон мечей, ржание лошадей и крики людей невозможно было спутать ни с чем другим.

Наши скакуны сами ускорили шаг, постепенно переходя на бег. Очередной поворот дороги и растущие вдоль дороги кусты расступились, открывая нам картину классической разбойничьей засады, в которую угодил один из караванов, встреченных нами ночью.

Ствол поваленного дерева лежал поперек дороги перед первой телегой, а толпа разномастно одетых и вооруженных мужиков наседала с двух сторон на уже изрядно поредевшую охрану каравана.

Тамир с Филом, выхватив мечи, направили своих скакунов в гущу схватки. Тамир по левую сторону дороги, а Фил по правую. Мы же с Ариниэль, выхватив луки, принялись методично отстреливать «романтиков с большой дороги».

К тому моменту, когда Тамир и Фил достигли повозок, половина разбойников уже валялась сраженная нашими стрелами, а мы перенесли огонь на лучников, сидящих на деревьях по бокам от дороги. Лучников оказалось всего двое, поэтому, выпустив по стреле, мы с подругой медленно тронулись в сторону каравана.

Остальные разбойники бросились в лес наутек и, когда мы приблизились к первой с хвоста подводе, Фил с Тамиром уже общались с купцом – хозяином каравана.

Сказать, что купец был удивлен тем, что светлые и темные эльфы путешествуют вместе – не сказать ничего, такого в мире Алаварна не видели, наверное, с момента сотворения. Тем не менее, это не помешало ушлому торгашу попытаться уговорить нас двигаться с его караваном, тем более что дорога тут была только одна. Таким нехитрым способом он надеялся заполучить себе дармовую охрану.

Естественно, он не на ту напал. Я сразу ему заявила, что сопровождать его караван мы согласны, но не бесплатно.

– Но вам же все равно в ту сторону, лерры. – Махнул рукой на дорогу Хлой. Так представился нам торговец.

– Конечно, – ничуть не смутившись, ответила я, – но как вы понимаете, лерр Хлой, сами мы можем двигаться гораздо быстрее, а ваш караван будет нас задерживать. Нам нужна какаято компенсация за потерянное время. Так что вам, любезный, придется нанять нас как охрану? А эльфы как охранники стоят недешево, но зато жутко эффективны, в чем вы имели возможность убедиться.

Я внимательно посмотрела на него в магическом зрении и продолжила рекламную акцию.

– Кроме того, наняв нас как охрану, только сегодня и только для вас, вы безвозмездно, то есть даром, получите двух великолепных эльфийских лекарей. Которые, между прочим, уже вылечили ваших раненых и тех двух коней, которых зацепили разбойники. Также я абсолютно бесплатно излечу вашу язву и печень, – я глянула на него еще раз магическим зрением – да и сердечко, смотрю, у вас пошаливает уже. А, за небольшую дополнительную плату, могу даже провести курс омоложения.

– Сколько будет стоить омоложение? – сразу оживился купец.

– Сто золотых империалов за минус десять лет, – нагло сказала я, – если наймете нас в охрану, то в два раза дешевле.

– По рукам, – сразу согласился купец.

– Я не продешевила с омоложением? – спросила я у своих, когда довольный купец ушел распоряжаться насчет расчистки завала.

– Нет, – засмеялась Ариниэль, – вообщето это стоит в два раза дешевле, поскольку полновесный империал ценится как четыре золотых Вечного леса. – Но ты так раскрутила этого торгаша… «Только сегодня и только для вас…». Хахаха.

– Вообщето это стандартный рекламный ход в нашем мире, – заметил Фил.

– Не пали контору, братишка, – шутливо шикнула я на него.

– Ваш мир – страшное место, – засмеялся Тамир, – ты так убедительно уговаривала, что я сам был готов заплатить тебе за омоложение.

Все рассмеялись шутке Тамира.

С караваном нам предстояло идти около месяца, до городка со странным названием Белая чернь, находившемся на полдороги между эльфийской границей и столицей. Места, по которым мы сейчас двигались, являлись самой окраиной империи Ож и были мало заселены. Небольшие деревеньки здесь встречались редко и в основном все они ютились возле торгового тракта. Редкие имперские патрули, в десяток всадников, лениво патрулировали тракт между деревнями, подолгу задерживаясь в каждой. Такое вялое патрулирование приводило к тому, что много мелких и крупных разбойничьих шаек орудовало на тракте практически безнаказанно.

Пару раз мы засекали засады разбойников, но обычно пара удачно выпущенных на слух эльфийских стрел, заставляла засевших тихонько пережидать, пока наш караван спокойно пройдет мимо.

Несколько раз далеко позади, почти на грани эльфийского слуха, мы слышали непонятный звук похожий на странную смесь рева и блеяния, но что это такое никто не понял, и о нем быстро забыли.

Ближе к концу третьего дня лес закончился. В первой же встреченной нами деревушке, находящейся на самой границе леса мы остановились на ночлег. Здесь тоже имелась таверна, и остановиться мы решили именно в ней. Платить за комнаты пришлось из своих, поскольку Хлой наотрез отказался это делать, мотивируя тем, что спать мы можем и в лагере с караванщиками, а если хотим это делать с удобствами, то сами должны за это платить. В общемто, чегото такого мы и ожидали, поэтому особо не настаивали, а заниматься любовью посреди лагеря, полного любопытных зрителей, было както не комильфо.

Ночь, в общемто, прошла спокойно, не считая того, что незадолго после полуночи слышаное ранее блеяниерычание повторилось вновь, только в этот раз оно раздалось гдето совсем рядом и как показалось сверху. Сопровождался этот вопль странными тяжелыми хлопками, напоминавшими взмахи огромных крыльев. Естественно когда мы с Тамиром вскочили и выглянули в окно, то ничего в темном небе уже разглядеть не смогли. Но вдалеке, в том направлении, куда нам нужно было завтра двигаться, снова раздался тот же ужасный вопль. Источник вопля явно удалялся на запад.

Мы с Тамиром переглянулись и так ничего не поняв, отправились досыпать.

Наутро весь караван гудел как улей. Все делились своими идеями по поводу ночного происшествия. Один парнишка утверждал, что он не спал, смотрел на звезды и видел, как огромная тень промелькнула, закрыв собой полнеба. Караванщики стали над парнем насмехаться, но вот мне почемуто было не до смеха. Мы с Филом одновременно переглянулись и я поняла, что подумали мы об одном и том же.

– Тамир, Ариниэль, – начала я. – А как в мире Алаварна обстоят дела с драконами? Мне в хрониках както никаких упоминаний не попадалось.

– Кто такие драконы? – поинтересовалась Ариниэль.

Судя по вопросительному взгляду Тамира, он хотел задать такой же вопрос.

Мы с Филом снова переглянулись.

– Я думал, что в мире, в котором есть магия, обязательно должны быть драконы. – Удивленно сказал Фил.

– Честно говоря, я тоже так думала, – хмыкнула я, – может они здесь както по другому называются?

И мы с Филом начали объяснять спутникам кто такие драконы и как они выглядят. Я даже картинку нарисовала для наглядности.

– Нет, – категорически сказал Тамир – ничего подобного на Алаварне никогда не было.

Ариниэль подтвердила.

– Значит теперь есть, – уверенно заявила я, а Фил со мной согласился. – И даже догадываюсь чьих это рук дело.

Я связалась с Гедеоном и рассказала о ночном происшествии и о наших предположениях.

Как ни удивительно, но кто такие драконы путешествовавший по мирам Гедеон знал.

– Но откуда он взялся? – удивлялся Гедеон, – протащить такую зверюгу на Алаварн Шанур бы не смог. У него бы просто сил не хватило. Думаю даже тебе, Тинувиэль, войди ты в полную силу, такое будет не по плечу.

– А если он его протащил в яйце, или когда он был маленьким? – подкинула я идею.

– Об этом я както не подумал, – признался Гедеон, – такое вполне возможно.

– И это даже может объяснить, что он его смог приручить, – продолжала я развивать мысль.

– Вполне, – согласился Гедеон. – Но драконы растут достаточно медленно. И даже если учесть, что парнишка, который утверждает, что тень, которую он видел, закрыла собой полнеба, слегка преувеличивает, все равно, чтобы вырастить взрослого дракона Шануру нужно было притащить его на Алаварн более трехсот – четырехсот лет назад. Он не смог бы так долго скрывать его от нас.

– А не мог ли он использовать капсулы «Абсолюта», чтобы ускорить рост дракона? – предположила я.

– Не знаю, – честно признался Гедеон, – мне известно, что драконы имеют абсолютный иммунитет к любой магии, но как обстоит с этим дело у их детенышей, я не знаю.

– Ладно, – сказала я, – будем решать вопросы по мере их поступления. Вы же попробуйте раздобыть какуюнибудь информацию по драконам.

Я разорвала связь и оглядела спутников.

– Если у кого есть, что сказать по данному вопросу, прошу высказываться.

Особых идей ни у кого не было, так что, дождавшись каравана, мы тронулись в путь.

Наконец, через месяц мы достигли густонаселенной части империи. Деревни и деревушки тут буквально переходили одна в другую, не было ни одного клочка земли, на котором не было бы поля или пастбища.

Достигнув Белой черни, мы распрощались с поздоровевшим и помолодевшим на десять лет, довольным Хлоем, получили свою плату за охрану и двинулись в сторону лучшей в городе гостиницы, которую купец нам посоветовал.

Несмотря на странное название, город был большой и густонаселенный. Он состоял из огромного пригорода и центра, окруженного крепостной стеной. Как нам рассказал Хлой, в империи практически все города, за исключением приграничных, давно переросли пределы своих крепостных стен.

Больше получаса мы добирались с восточной окраины, где расстались с караваном, до крепостных ворот. И потом еще минут пятнадцать до гостиницы.

Гостиница действительно оказалась хорошей, но естественно и дорогой. В средствах мы стеснены не были, какникак, а с нами ехали две особы королевского рода, да и мы с Филом, благодаря моей торговой деятельности, не бедствовали. Кроме того мы неплохо заработали на охране каравана и еще больше на омоложении Хлоя. Сняв два самых дорогих номера и определив наших скакунов в конюшню, мы с Тамиром решили сходить на городской рынок. В отличие от сильфов Фила и Ариниэль наших никуров нужно было кормить мясом, вот мы и решили прогуляться по городу, совместив приятное с полезным.

Город гудел слухами. Все обсуждали произошедшие недавно события. Из обрывков подслушанных мимоходом разговоров сложилась следующая картина:

Средь бела дня над самым центром города очень низко пролетела какаято ужасная зверюга. Из выхваченных обрывков описаний вырисовывался типичный дракон. Зверь был красного цвета с огромными кожистыми крыльями как у нетопыря, с рогатой головой на длинной шее и длинным хвостом. Орал этот зверь так ужасно, что у всех, кто слыхал его вопль, волосы дыбом вставали, а у особо впечатлительных даже приключился приступ медвежьей болезни. Кроме того, пролетев над городом, зверь полыхнул изо рта огнем и дотла сжег одну из близлежащих деревушек и, не останавливаясь, полетел дальше в сторону столицы.

– По описанию очень похоже на то, что вы с Филадилом рассказывали нам. – Сделал вывод Тамир, когда мы, вернувшись с рынка, кормили Шилен и Вызывающего бурю (так звали никура Тамира).

– Да, – согласилась я, – именно так и выглядели драконы в сказках моего мира.

– А в вашем мире были драконы? – поинтересовался Тамир.

– Нет, – засмеялась я, – это народный фольклор, или возможно истории, занесенные к нам путешественниками из других миров, где есть драконы. В истории моего мира были животные, немного напоминавшие драконов, но огнем они точно не дышали, и вымерли задолго до того как появились люди.

Мы поделились услышанными новостями с Филадилом и Ариниэль, но оказалось, что хозяин гостиницы им уже чтото подобное рассказал.

В городе мы немного расслабились и, ложась спать, даже не удосужились поставить охранных заклинаний в своих комнатах. Посреди ночи меня разбудил тихий звук от окна. Тамир тоже проснулся и тихо пожал мою руку, давая понять, что тоже слышит.

Одно из окон медленно открылось и неизвестный человек черной тенью бесшумно, по крайней мере он так думал, проскользнул в комнату и стал рыться в наших вещах.

Мы с Тамиром переглянулись и, хитро улыбнувшись друг другу, действительно бесшумно встали с кровати. Тамир двинулся к окну, чтобы перехватить вора, вздумай он бежать, а я подобралась к вору за спину и тихонько постучала по плечу.

– Простите, – невинным голоском сказала я подпрыгнувшему от ужаса грабителю – может, я могу вам чемто помочь?

Грабитель стоял белее мела и не мог произнести ни слова.

– Ой, – сделав вид, что только вспомнила, сказала я, – простите, я не одета.

Из одежды на мне действительно был только кинжал в руке, вытащенный из под подушки.

Так и не произнеся ни слова, вор упал в обморок.

– Я что, такая страшная? – обратилась я к Тамиру.

– Ты самая очаровательная женщина на свете, – обнял меня Тамир.

– Тогда почему он отключился? – указала я кинжалом на валяющееся у меня в ногах тело.

– Не вынес твоей красоты, – пожал плечами Тамир, и мы захохотали.

Затем Тамир оделся и, взвалив бесчувственное тело на плечо, вынес его в холл. Потом разбуженный хозяин послал слугу за городской стражей. После того, как преступник был предан в руки закона, мы с Тамиром отправились в постель.

На следующий день с самого утра в гостиницу заявилась делегация от местной воровской гильдии, во главе с одним из ее главарей. Оказалось, что влез к нам в окошко ни кто иной, как его сынок. Нас всячески благодарили, что мы не убили мальчишку, а только слегка напугали. И ничего страшного, что он теперь заикается – главное, что живой.

Когда делегация удалилась, я удивленно уставилась на Тамира.

– Что ты на меня так смотришь? – сказал он мне, – я сам ничего не понимаю.

– Странные в этом городе воры, – покачала я головой, – сперва в окно лезут, потом в обморок падают, а потом еще и извиняться приходят.

Мы прыснули со смеху.

Филадил с Ариниэль тоже от души посмеялись, когда мы рассказали им о наших ночных и утренних приключениях. Особенно их позабавила фраза, «Что вор начал слегка заикаться после того, как я с ним ласково поговорила».

– Чего вы ржете? – в притворном возмущении дула я губы, – я ведь даже на него голос не повышала. Культурно спросила, не помочь ли чем нибудь? А он такой невежливый, ни тебе здрасте, ни тебе до свидания, молча в комнату залез, молча в обморок хлопнулся.

– Дааа, – протянул Фил, – совсем нынче воры пошли некультурные.

Мы еще немного посмеялись и пошли завтракать.

В городе мы задержались еще на два дня и потом снова тронулись в путь. Отъехав по дороге на десять лиг, мы попали в деревушку, уничтоженную драконом. Вернее на то место, где раньше была деревушка. Вокруг было просто черное выжженное пятно. Никаких обгоревших срубов домов или телег, никаких заборов и колодцев. Только молчаливые караваны быстрым шагом, в молчании проходили мимо этого проклятого места.

На ночь мы опять остановились в очередной таверне. Так как наши комнаты приводили в порядок после предыдущих посетителей, нам пришлось ужинать в общем зале. Мы присели за самый дальний столик и, в ожидании, когда нам принесут еду, тихо переговаривались и прислушивались к тому, что говорят окружающие нас люди.

Основными новостями, бродившими среди купцов, едущих со стороны столицы были две:

Первая – это та, что над столицей постоянно пролетает огромный, ужасно орущий монстр, которого называют толи драконь толи дракот. Так вот, этот зверюга уже насмерть перепугал всех жителей столицы и окрестностей, а живет он на вершине башни верховного мага империи, что на южной окраине столицы. Крестьяне из деревень на сто лиг вокруг жалуются, что зверюга каждый день ворует скот, а пожаловаться на мага естественно никто не смеет.

Второй новостью стало то, что на восточных подступах к столице появились пикеты легионеров, которые досматривают все идущие в столицу караваны и путников – ищут какихто эльфов, а светлых или темных – не понятно.

Мы переглянулись, так как последняя новость, скорее всего, касалась нас.

– И что будем делать? – тихо сказал Филадил. – Сто процентов это по нашу душу.

Мы дружно посмотрели на Тамира, который раньше бывал в этих местах и мог предложить какието альтернативные пути обхода.

– Думаю, что все имперские патрули на столичном направлении уже имеют наши приметы. – Начал размышлять Тамир. Если мы попытаемся обойти с севера, то чтобы попасть к башне Шанура, нам придется либо идти через столицу, либо ее обходить. В столицу нам лучше вообще не соваться, а обходить и долго, и патрулей вокруг ничуть не меньше, чем в самом городе, а толпы, в которой можно затеряться, нет. Поэтому лучше будет взять сейчас южнее и подойти к столице по южному тракту. Но здесь есть одна проблема.

– Какая? – спросила я.

– Южнее, почти до самого южного тракта идет достаточно непроходимая местность – болота и леса. Дороги почти нет. Караваны туда точно не ходят. Да и деревень там нет. Так пара хуторов в лесу и все.

– Леса и болота для нас не проблема, – подытожила я. – Если других предложений нет, то будем обходить с юга.

Других предложений не было.

Утром, чтобы свернуть на юг, нам пришлось вернуться немного назад. Дорога, по которой мы теперь ехали, выглядела заброшенной, было видно, что пользовались ею очень редко. Примерно через полчаса обработанные поля вокруг постепенно сменились степью, а еще часа через два петляющая по степи дорога нырнула в небольшой лес. Мы сразу услышали, что впереди есть несколько человек, но не придали этому значения. Наше бесшумное появление, вызвало у пятерых стоящих на дороге вооруженных вилами и топорами мужиков, легкий шок. Но они быстро сориентировались и один из них подбоченившись, громко закричал.

– Стой, остроухие. Слазьте с коней, давайте свое добро.

– А ты что же это, – спросила я, останавливая коня, – разбойник, что ли?

– А то, – гордо заявил мужик.

– А не боишься на эльфов нападать?

– У нас в лесу лучников тьма, – гордо заявил мужик.

Про то, что в лесу есть несколько человек с луками мы уже и сами знали. Если бы они там спрятали стадо слонов, они бы наверное и то меньше шумели.

Я подмигнула Ариниэль и мы, быстро выхватив луки, выпустили на слух по четыре стрелы каждая. Из лесу послышались вопли и маты.

– Убивать не будем, – сказала я перепугавшимся мужикам, – а дружкам своим идите, помогите, пока кровью не истекли. Да на будущее разбоем лучше не занимайтесь, а то нет у вас понятия, с кем можно связываться, а с кем нет.

Мужики, непрестанно извиняясь и твердя, что «больше не будут», ломанулись в лес.

– Почему ты решила отпустить этих разбойников? – спросил Тамир.

– Да какие они разбойники, – махнула я рукой – крестьяне, которые по пьяной лавочке решили легких денег поискать и ни на что лучшее, чем заняться разбоем на заброшенной дороге, придумать ума не хватило. Им теперь такая наука на всю жизнь, что больше такой фигней заниматься не будут.

Все согласились с моими доводами, и мы двинулись дальше.

К ночи мы добрались до края болота и встали на ночлег. Мы разожгли небольшой костерок, а вокруг нашего лагеря я поставила сигнализацию и защиту, отгоняющую зверье и кровососов. Кровососов – в смысле комарье с болота, а не вампиров.

Ночь прошла относительно спокойно. Только несколько раз срабатывала сигнализация, когда пара здоровенных, вылезших из болота зверюг, похожих на крокодилов, попыталась пробраться к нам в лагерь, но мою защиту пройти они не смогли и удалились назад в болото.

Утром мы углубились в болото. Искать путь мы доверили моей Шилен. Болота – естественная среда обитания никуров и найти тропку даже в самой глубокой топи для них не проблема. Кроме того, как я уже упоминала, что сильфы, что никуры обладали такой же как легкой поступью как у эльфов и могли пройти даже по ковру из тонкой ряски, растущему над трясиной.

Иногда мы выходили на небольшие островки, на которых мы останавливались для привалов. Некоторые из островков, что покрупнее, были покрыты лесом. На одном из таких мы заночевали.

Ночью я проснулась от странного звука – казалось, что гдето недалеко ктото поет. Оказалось, что все остальные тоже проснулись, но вот тихо сидеть и слушать остались только мы с Ариниэль, а Тамир с Филадилом поднялись и дружно как сомнамбулы двинулись в сторону, откуда доносилось пение.

Мы с Ариниэль переглянулись и тихо последовали за нашими мужчинами.

Тамир с Филом двигались к дальнему концу острова и затем прямо к черной воде.

У самого берега на небольшой кочке сидела и пела девушка с длинными зелеными волосами и рыбьим хвостом, которым она периодически взмахивала, пуская круги по черной воде. Вот к ней и направлялись оба наших красавца.

– Красавица, – выступая изпод сени деревьев на открытый берег, сразу заговорила я, – мальчики уже заняты.

Русалка взглянула на меня и зашипела, обнажив острые как иглы зубы. Затем она вскинула левую руку, и с нее в мою сторону полетело пять ледяных сосулек.

Небрежным взмахом правой руки я отбила все пять в сторону и продолжила:

– Может, миром разойдемся?

Как только русалка перестала петь, парни пришли в себя и стали нервно оглядываться, явно не понимая, как они здесь очутились.

К ним подбежала Ариниэль и, схватив обоих за руки, потянула назад к лесу.

Русалка опять зашипела и бросила пять сосулек в сторону Ариниэль.

Я опять поставила щит, уже на Ариниэль и сосульки беспомощно разлетелись на осколки.

– В эту игру можно играть вдвоем, – сказала я, – и заморозила воду вокруг хвоста русалки.

Русалка задергалась и зашипела.

– Тхыыы – шипела она – кхаакх ты сссмоглаа? – никхто кромхе живущихх здесь не моххут примххенятьхх магхийхуу на нашшхем болотххе.

– У тебя устаревшие данные, – сказала я, рассматривая ногти на правой руке – как видишь, могут.

– Боюсь, что она права, – сказала Ариниэль, – я пробовала и не смогла.

Тамир тоже кивнул головой.

– Ну, я же точно не живу на этом болоте – стала оправдываться я. – но с магией никаких проблем не вижу.

В качестве доказательства я разморозила хвост русалке.

– Очередное доказательство – вздохнул Тамир.

– Ее божественной силы? – спросила Ариниэль.

Тамир кивнул головой.

– Ну, вот опять – тяжело вздохнула я и махнула рукой – наша песня хороша, начинай сначала.

У русалки расширились от удивления глаза.

– Тхы богхиня? – показала она на меня пальцем.

Я пожала плечами и бросила обвиняющий взгляд на своих спутников:

– Некоторые так считают.

Русалка еще некоторое время задумчиво смотрела на меня, затем кивнув какимто своим мыслям, нырнула в воду и исчезла.

Мы еще некоторое время постояли на берегу и затем, пожав плечами, я направилась назад к лагерю. Все остальные направились за мной.

Остаток ночи прошел спокойно. Утром, позавтракав, мы собрались в путь, но выехав к берегу, мы обнаружили, что дорогу нам преграждают десятки русалок.

– Оппа, – сказал Фил и присвистнул.

Все, кроме меня, потянулись за оружием.

Я подняла правую руку вверх, призывая своих спутников убрать оружие, и вышла вперед.

– С кем из вас я могу поговорить? – сказала я.

Одна из русалок подплыла к самому берегу.

– Со мной – сказала она чистым голосом без характерного шипения, с которым говорила наша ночная гостья. – Я Лишхарра, королева русалок. Шхасса сказала, что ты богиня, – глядя на меня в упор, сказала русалка – это правда?

Я тяжело вздохнула.

– Один мой знакомый Архимаг говорит так.

Помоги нам – молитвенно сложила руки на груди русалка.

– Как? – спросила я – и главное в чем вам помочь?

– Уже много лет, с тех пор как из мира пропали боги, мой род угасает – сказала русалка – все меньше и меньше молодых рождается. За последние двести лет вообще не одна женщина из моего народа не смогла родить. Помоги.

– Я еще очень молода и не все умею. – Виновато сказала я – Так что ничего не гарантирую. Но я постараюсь.

Подозревая, что вряд ли это будет быстро, я уселась в позе лотоса на землю и перешла на магическое зрение.

Сначала я внимательно рассмотрела свою собеседницу и ее ауру на предмет какихто аномалий. Мне сразу бросилось в глаза, что ее аура связана с окружающей средой этих болот.

Я начала отслеживать все связи и обнаружила, что болота имеют свою ауру, она сильно отличалась от ауры живых, но все живущие на этом болоте существа были в той или иной мере связаны с ней. И вот в этой ауре были проблемы. Она медленно угасала. Некоторые связи еще были видны, а от некоторых остался лишь слабый энергетический след, похожий на фантомный. Было видно, что раньше эта энергосеть подпитывалась откудато извне, но откуда проследить не удалось, слишком давно этого не происходило, и все следы стерлись.

Я вздохнула и начала восстанавливать магический фон над болотами. Я усиливала слабые связи, и делала новые, ориентируясь на остаточные фантомные следы. Затем взяла несколько сиреневых нитей силы и напрямую подключила их к ауре болота, чтобы в будущем подобного не повторялось. Я подождала, пока сеть не начнет наполняться энергией, и еще раз проверила все на отсутствие порывов и утечек.

Вздохнув еще раз, я вышла из транса и оглянулась. Была ночь. Я была накрыта пледом, а рядом со мной на земле спал Тамир. У воды напротив, сидела Лишхарра.

– Долго? – спросила я у русалки. Подразумевая, как долго я была в трансе.

– Да, – кивнула она головой, – три дня.

– Ого, – потянулась я, разминая затекшие мышцы.

Тамир проснулся и вскочил, разглядывая меня.

– Ты как, Ти? – ласково спросил он меня.

– Замерзла, – честно призналась я – и кушать хочется.

– Сейчас, – сорвался с места Тамир и рванул в лес.

– Помоему получилось, – улыбнулась я русалке.

– Да, – кивнула она, – я уже чувствую изменения. От имени всего своего народа благодарю тебя, богиня Тинувиэль. Мы всегда будим помнить то, что ты для нас сделала, и будем почитать тебя.

Она поклонилась мне, прижав руки к груди.

– Да ладно тебе, – замахала я на нее руками. – Не хватало мне, что бы меня еще почитали. Скажешь еще, молиться на меня будете.

– Конечно, – удивленно глядя на меня, сказала Лишхарра, – ты же богиня.

– А богиням положено молиться, – поддержал русалку подошедший сзади Тамир.

– Вот тебе уже и жертвоприношения приносят, – протянул он мне запеченную рыбину. В другой руке у него была чашка горячего, ароматного травяного чая.

– Можно сперва чай, – попросила я, – согреюсь, и пить хочется.

– Это ты так пошутил, про жертвоприношения? – спросила я Тамира, прихлебывая горячий чаек.

Согревающее тепло разливалось по всему телу, и меня начало клонить в сон.

– Нет, – помотал головой Тамир, – я серьезно. Там на кочке, где мы встретили первую русалку, целая куча рыбы лежит. Они – он кивнул в сторону Лишхарры, – там чтото вроде алтаря сделали.

– Ты там впервые явилась перед одной из нас – решила проинформировать меня русалка, – это теперь священное место.

– И что мне теперь делать? – жалобно посмотрела я на Тамира.

– Если честно, то не знаю, – пожал он плечами.

– Вот и я не знаю, – тяжело вздохнув, пожаловалась я, – трудно быть богиней, особенно недоученной. Пойду, посплю – поднялась я.

– А рыбу? – протянул мне рыбу Тамир.

– Потом, – махнула я рукой – все потом. А сейчас спааать.

Я опять летела над землей в сторону великих болот. Вот внизу промелькнули золотые башни Рондейла, а вот начались смердящие ядовитыми испарениями топи. Затем я нырнула в уже знакомый вязкий мутный кисель из желтоватого тумана и потерялась во времени и пространстве. Как и в прошлый раз из тумана я вынырнула неожиданно. Только что беспорядочно кувыркалась в густом желтобелом вареве и вот я уже пересекла забор, утыканный разноцветными магическими шарами.

Центральная башня приближалась и как в прошлый раз по мере приближения скорость полета начинала падать.

Теперь я не зависла над землей бесплотным духом, а приземлилась на ноги в своем теле. На ступенях в этот раз никого не было.

– Ну и где все? – громко сказала я – Аууу!

Никто не отзывался.

– Ладно, буркнула я себе под нос – думаю, мне сюда.

Я начала подниматься по идущей вокруг башни огромной спиральной лестнице.

Сооружение, нужно сказать, было циклопическим, и конца лестницы я не видела. Я продолжала подниматься и подниматься. Сначала я считала ступени, но примерно через час плюнула на это бесполезное дело. Несколько раз я делал привалы на расположенных через каждые тысячу ступеней площадках. Через четыре часа подъема я, наконецто, увидала вход в башню.

– Нифига себе лесенка – облегченно выдохнула я, преодолевая последнюю ступеньку. – Сделать эскалатор или лифт было не судьба? Еще боги называются. Войду в силу нафиг все переделаю.

Когда я посмотрела вниз, то у меня закружилась голова. Земля была гдето очень далеко. В нескольких сотнях метров над головой, на крыше башни, бился как огромное сердце золотой энергетический сгусток.

Посмотрев на него несколько минут, я снова вздохнула и двинулась через гигантскую арку внутрь башни.

Вход вел в титанических размеров зал с высоким, наверное сотню метров высотой потолком, выполненном в виде купола. По краю зала стояли гигантские колонны в десять метров диаметром, поддерживающие купол. Колонны были из похожего на мрамор камня, но каждая была разного цвета. Цвета были стандартные для этого храмового комплекса – серый, голубой, зеленый, красный, фиолетовый.

«Такой же цвет, как у нитей силы», подумала я.

Купол был покрыт росписью различных сценок из жизни, его размер был таким огромным, а сюжетов так много, что рассматривать их можно было дни, если не недели.

Пол покрывала мозаика, основные цвета которой опять были – серый, голубой, зеленый, красный, фиолетовый. Центр гигантского зала терялся вдалеке.

«Тут, наверное, несколько лиг идти до противоположного края», удивленно подумала я.

Небольшая дорожка из плиток золотого цвета вела от входа вглубь зала, и я решила, что она ведет в центр.

– Иди по дороге из желтого кирпича, Элли – пошутила я и пошла по ней.

Шла я достаточно долго и наконец вдали стали проявляться очертания какогото сооружения, от которого вверх тянулась колонна слабого золотого свечения, больше похожего на столб солнечного света, падающего в темную комнату. Постепенно я смогла разглядеть, что это сооружение напоминает огромную каменную беседку в куполообразном потолке, которой, скорее всего, было отверстие, через которое и поднималась вверх световая колонна.

Войдя в беседку, я увидела, что по центру нее находится круглый бассейн, метров тридцать в диаметре с низкими бортиками, из которого и поднимается световая колонна. В бассейне вместо воды плескался бледно золотой свет, и уровень этой «воды» был очень низким. Сидящим на бортике мужчине и женщине приходилось буквально ложиться на него, чтобы достать до воды. Женщина тихонько смеялась и плескала свою правую руку в бассейне. От ее руки по золотому свету как по воде разбегались маленькие волны.

– Правда здорово, – обратилась она ко мне, садясь ровно и повернув голову в мою сторону, – он снова наполняется.

– Что это? – спросила я, кивая головой на бассейн.

– Это бассейн веры, – отозвался мужчина, тоже обернувшись на меня. – У богини появились первые последователи, стали возноситься первые молитвы, бассейн начал наполняться.

– Видишь – цвет еще очень бледный, а воды совсем мало? – сказала женщина, глядя на меня своими удивительными светящимися глазами.

Я кивнула.

– Верующих еще слишком мало, – подхватил мужчина, – но главное, что бассейн начал наполняться, и сила богини тоже начнет расти.

– Теперь тебе необходимо научиться слышать возносимые тебе молитвы и просьбы верующих. – Сказала женщина.

– Эээ. – только и смогла проговорить я.

– Войди в воду и встань в центре потока – указал мне мужчина в сторону световой колонны.

– Подождите, – заупрямилась я – у меня есть к вам несколько вопросов. Вернее даже не несколько, а много, много вопросов.

– Сейчас не время для ответов, – категорически ответила женщина – иди.

– Но… – начала я.

– Иди – повелительно махнула рукой женщина.

– Демоны – ругнулась я и, переступив бортик, двинулась к центру бассейна.

Я встала в центре и подняла голову вверх. Высоко вверху в куполе зала находилось огромное отверстие, через которое я видела золотое пульсирующее свечение.

– И что дальше? – спросила я.

Но когда я опустила голову, чтобы посмотреть на своих таинственных собеседников, оказалось, что я уже парю высоко над беседкой и продолжаю подниматься вверх.

– Только не это – нервно сглотнула я, вспомнив как больно было в прошлый раз, когда я влетела в золотое пламя.

Но сделать я ничего не могла. Медленно я поднималась все выше и выше, и золотой огонь все приближался и приближался.

– Ооо нееет!!! – закричала я и нырнула в бушующее пламя.

Дикая боль, только что пережитая мной, все еще продолжала сотрясать мое тело. Я, обхватив колени руками, прижала их к груди. Приняв позу эмбриона, я тихо скулила, то и дело подвывая от остаточной боли. Слезы ручьем струились из моих крепко зажмуренных глаз.

Чьито руки нежно гладили мою спину и волосы, а такой знакомый и родной голос шептал мне на ухо успокаивающие слова.

– Тамир – прохныкала я – Тамир, боже как больно… Как же мне было больно.

Наконец я смогла выпрямиться и открыть заплаканные глаза, и взглянула на Тамира.

– Ооо!!! – удивленно выдохнул Тамир.

Стоящие за его спиной Филадил и Ариниэль тоже не удержались от удивленных возгласов.

– Что – еще такое? – всполошилась я.

– Глаза… – нервно сглотнув, выдавил Тамир – твои глаза.

Ариниэль быстро кинулась к своей дорожной сумке, и подбежала ко мне, неся небольшое зеркальце.

– Капец – потеряно сказала я, взглянув в зеркало.

Мои глаза мягко светились фиолетовым, а если присмотреться, то можно было заметить таинственно мерцающие в глубине золотые искорки. Прямо как у виденной мной в храме женщины.

– Теперь в меня все еще и пальцами тыкать начнут. – Нервно захихикала я.

Тут вдруг я услыхала незнакомый мне голос. Я сперва не смогла разобрать слова, но было похоже, что ктото бубнил какойто речитатив.

– Что это? – Встрепенулась я, оглядываясь.

– Что? – Спросил Тамир и завертел головой.

– Вы слышите? Бубнит ктото совсем рядом.

Все помотали головой в знак отрицания.

– Странно, – сказала я – мне что же, голоса теперь мерещатся?

Я прислушалась к голосу, и услышала:

– … прими мою жертву… Мы с мужем уже давно мечтаем… Не оставь мою молитву без ответа… Тинувиель…

– Таак – поднялась я с земли. – А нука, пошли.

Я быстро проследовала к тому месту, где русалки устроили алтарь мне любимой.

Как я и думала, рядом с ним находилась русалка и, молитвенно сложив руки и закрыв глаза, беззвучно, одними губами молилась.

– Привет, сказала я – подойдя к самой воде.

Русалка вздрогнув, открыла глаза и посмотрела на меня.

– Ребеночка с мужем хотите?

Русалка закивала и робко улыбнулась.

– Ну, я ваше болото подлечила, так что будут у вас дети. – Сказала я. У всех будут.

На всякий случай я решила изучить ауру этой русалки и переключилась на магическое зрение.

Удивительно, но я стала видеть ауру гораздо лучше и более глубокие ее слои. Я была так заворожена вновь открывшимися способностями, что стала внимательно изучать ауру находящейся передо мной девушки на все более глубоких уровнях. И вот на одном из них я заметила явные отклонения. Не знаю, откуда, но я просто чувствовала, что и главное где было не так.

– Демоны – проворчала я – у нее действительно не может быть детей. Сейчас.

Я стала исправлять ее ауру, убирая некоторые лишние связи и добавляя недостающие. Некоторые идущие не туда плетения приходилось разбирать и плести заново, соединяя в нужных местах.

– Так с этим все. А это что? Да она немая. Исправим, богиня я или погулять вышла?

Я открыла глаза и, улыбаясь, сказала русалке:

– Думаю вам с мужем нужно попробовать сегодня завести маленького русаленка.

Она засмеялась и начала кланяться, а затем, вдруг удивленно схватившись за горло, посмотрела на меня удивленными глазами.

– … И смеяться можешь, и говорить, и петь – кивнула я, отвечая на незаданный вопрос.

– Ссспасибо – несмело проговорила русалка. А затем уже смелее – Спасибо, богиня.

– Да ладно – смутилась я – чего уж… Работа у меня теперь видимо такая.

Не переставая благодарить меня, русалка отплывала от берега спиной вперед, а затем, удалившись на достаточно большое расстояние, нырнула в воду.

– Ну вот, – поддел меня Тамир – список твоих божественных деяний растет.

Я только тяжело вздохнула, понимая, что крыть нечем.

– Ти. Может, поедим? – предложил Фил. – А то за неделю, что ты то русалок спасала, то без сознания лежала, мы уже на эту рыбу смотреть не можем.

– Сколько, ты говоришь, я спала? – удивилась я.

– Четыре дня – сказала Ариниэль.

– А вся нормальная еда у тебя в пространственном кармане – поддержал друзей Тамир.

– Ой – спохватилась я – извините, я не специально.

– Да ладно, – сказал Тамир – мы все понимаем. Но, если бы русалки на алтарь рыбу не носили, с голоду околели бы уже.

– Бедные, – пожалела я друзей, доставая еду.

Наконецто мы смогли тронуться в путь. Я с удивлением обнаружила, что если раньше Шилен петляла по болоту в поисках проходов, то теперь она просто двигалась по прямой. Остальные тоже это заметили и не преминули отнести это на счет моих божественных способностей. Как я не доказывала, что я здесь совершенно не причем, мое мнение во внимание не принималось.

К вечеру мы уже вышли на южный тракт, ведущий к столице империи, и были несколько удивлены увиденным. По тракту на юг, не смотря на достаточно позднее время, шли и ехали люди. Они несли в руках тюки, катили тачки нагруженные домашним скарбом, некоторые ехали на повозках также груженых вещами. Плакали дети, ревели, мычали, блеяли животные, которых вели с собой.

– Помоему они очень напоминают беженцев, – заметил Филадил.

– Что случилось? – спросила Ариниэль у проходящих мимо людей – откуда вы идете?

– Дракон – не глядя, ответила одна женщина и, не останавливаясь, прошла мимо.

– А кто нибудь поподробнее может рассказать? – спросил Тамир.

Один старик остановился рядом и, глядя на Тамира, сказал:

– То, что благородные лерры сейчас видят, происходит на всех дорогах, ведущих из столицы. Несколько недель назад у нашего верховного мага появился огромный зверь. Люди, из тех, кто служит во дворце, называли его дракон. Говорят, маг привез его из другого мира. Сначала этот дракон просто летал над городом да пугал народ, а потом начал шалить в окрестных деревнях. По первости только скотину жрал, а потом стал жрать людей, да деревни жечь.

– А что император ваш? – спросила я – неужели не может сказать магу вашему, чтобы приструнил зверюгу свою?

– А что император – махнул рукой старик – Император наш – пресветлый Артигон, мага своего побаивается и слова ему поперек сказать не может.

– Селяне в столицу когда стали толпами валить, жаловаться императору, он от них и жалобы принимать не стал даже. Но когда дракон начал кварталы городские разорять, тут уже и император не выдержал. Пошел, говорят к магу, да только так и не вернулся. Говорят, взъярился на него маг и убил, а после того дракон еще пуще злодействовать стал. Вот народ из столицы и попер куда глаза глядят. Боятся, что дракон или сожрет, или спалит.

Тут старик поднял голову, взглянул мне в лицо и застыл с открытым ртом.

– Это она…!!! – заорал он вдруг не своим голосом, тыча в меня пальцем. – …Та, про которую слепой старец Грюнгмир говорит!

– Кто она – заволновался Тамир – кто такой Грюнгмир?

Люди на дороге стали останавливаться и пялиться на нас. Потом по толпе пошел ропот.

– Дева с пылающим взором – затараторил кланяясь старик – как и предсказывал слепец.

Прикрыв глаза, он стал цитировать:

– «Придут с юга четверо и будут те четверо таковы, коих ранее в Алаварне никто еще не видывал – двое светлые, а двое темные эльфы, но будут они заодно. А одна из них будет дева с пылающим взором. И будет та дева спасительница Алаварна. И не устоит дракон против нее, ибо она есть истинная богиня этого мира».

Наверное, в наступающей темноте было хорошо видно мои светящиеся глаза и люди на дороге начали опускаться на колени прямо в дорожную пыль.

У меня в голове загудели сотни голосов. От неожиданности я схватилась за голову, зажимая уши. Естественно это не помогло.

– Что случилось? – озабоченно спросил Тамир.

– Ммм. – замотала я головой.

Голосов становилось все больше. Я заметила, что если пытаться вслушаться и попытаться сконцентрироваться на какомто одном, то остальные голоса затихают, а этот один выходит на первый план.

– Они… Они молятся – удивленно проговорила я – Я слышу.

– Ничего удивительного – сказал Тамир – ты ведь услыхала ту немую русалку на острове. Думаю для богини это нормально – слышать молитвы людей.

Старик благоговейно смотрел на меня, осеняя себе беспрестанно символом святого круга.

– Демоны – ругнулась я – неловко все это както.

– Встаньте с колен люди! – крикнула я. – Я услышала ваши молитвы и сделаю все, что в моих силах. Мы с друзьями идем к башне вашего мага, чтобы сразиться с ним.

Естественно вставать никто не собирался. Я безнадежно махнула рукой и дала друзьям сигнал двигаться дальше.

Мы потеряли много времени на болотах и теперь решили двигаться без остановок. Поток людей на дороге с каждой лигой все увеличивался. Люди, мимо которых мы проезжали, падали в пыль на колени и не вставали, пока мы не проедем. Видимо весть о богине бежала, обгоняя нас по людской цепочке.

Уже у самой столице поток людей наконец схлынул. В последней перед столицей деревушке мы решили остановиться в таверне, отдохнуть. Что нам предстоит завтра, никто не знал и все решили, что выспаться не помешает.

Хозяин таверны денег с нас не взял. Он был страшно рад, что не ушел и, что мы остановились именно в его таверне.

– Наверняка потом будет использовать тот факт, что ты здесь ночевала в рекламных целях – ворчал Филадил.

– Да уж наверняка – хохотнул Тамир.

Я только обреченно вздыхала.

Утром нас разбудил отдаленный рев дракона. Выйдя на улицу, мы увидели дым от пожаров, поднимающийся над огромной столицей империи. Мелькая в дыму, над городом летал дракон. Увидев чтото на земле, он закричал и плюнул огненным шаром. Через минуту до нас долетел раскат мощного взрыва.

Дракон еще немного покружил и опустился на верхушку высокой башни, возвышающейся над крышами южной части города.

– Нам туда – махнула головой в сторону башни Ариниэль.

– Оставляем сильфов и никуров здесь – сказал Тамир. – в городе есть разрушения, возможно много завалов, так что они там не пройдут.

Хозяин таверны с удовольствием согласился присмотреть за нашими животными и даже денег не взял.

– Ну что? Двинули? – спросила я.

Все согласно кивнули, и мы вошли на окраину города.

Как ни странно, но город покинули не все люди. Многие закрылись в своих домах и стерегли свое добро от шастающих по городу мародеров.

Большинство домов и улиц уцелело, но иногда попадались огромные участки с черными от копоти, обгорелыми, оплавленными остатками домов. В таких местах улицы были завалены огромными спекшимися в монолит кучами камней. Коегде дома были просто повалены, без каких либо следов огня. – создавалось впечатление, что в таких местах все было разрушено взрывной волной. И действительно один раз в центре подобного района мы обнаружили огромную черную воронку с оплавленными краями, ближайшие к ней кучи камней носили следы воздействия высокой температуры, а дальше были обычные развалины.

Мы медленно пробирались в сторону возвышающейся над крышами домов башни. Время от времени с ее вершины раздавались вопли, но самого дракона видно не было.

Мы вышли на небольшую площадь, когда вдруг из подворотен высыпало человек двадцать разномастно одетых, явно бандитской наружности личностей.

– Кто это у нас тут прогуливается? – елейно проблеял один из бандитов. – Смотрите ребята, эльфы нам своих девчонок привели.

Тамир и Филадил не сговариваясь, вытащили мечи и встали в боевые позиции, мы с Ариниэль натянули луки.

– Какие мы страшные – ехидно проговорил другой бандит.

И сразу заткнулся, получив от меня стрелу в глаз. Остальные бандиты сразу и не поняли, что произошло.

– Не боитесь? – сказала я, натягивая следующую стрелу, – а зря.

Тут они опомнились и повыхватывав мечи, бросились на нас. Я телекинезом отбросила их всех к стенам. Некоторые стукнулись очень неудачно и, съехав на землю безвольными кулями, затихли.

– Ах ты ж, сучка эльфийская – зарычал первый бандит.

Дальше мы не церемонились. Тамир с Филом врубились в толпу. Мы с Ариниэль засыпали их стрелами. Нескольким бандитам удалось прорваться к нам с Ариниэль и нам тоже пришлось схватиться за мечи. Бандиты надеялись на свой численный перевес, но вот мастерством боя и слаженностью действий они не отличались. Даже мы с Ариниэль, не будучи самыми сильными бойцами на мечах, смогли дать им отпор и продержались, пока Тамир с Филадилом не отступили назад, придя нам на помощь. Бандитов всетаки было слишком много. Мы быстро отступили к стене одного из домов окружавших площадь, чтобы исключить атаки со спины. Когда толпа мешающих друг другу озверевших разбойников сбилась перед нами в кучу поплотнее, Ариниэль ударила цепной молнией. Убить не убила, но подергаться под напряжением заставила. Тамир с Филом воспользовались этим моментом и безнаказанно прикончили сразу шестерых. Остальные бандиты, как только пришли в себя после молнии, бросились наутек.

– Все целы? – спросила я.

– Нормально – сказала Ариниэль, залечивая царапину у себя на щеке.

«Я даже не заметила, когда ее зацепили» – подумала я.

Быстро осмотрев друг друга на предмет незамеченных в пылу боя ранений, мы двинулись дальше.

Башня мага стояла посреди огромной площади, а все дома вокруг были сожжены или разрушены на несколько кварталов вглубь города. Мы решили взобраться на крышу уцелевшего трехэтажного дома, расположенного в полулиге от подножия башни и все внимательно рассмотреть.

Как только мы очутились на крыше, нас какимто образом заметили из башни. Над зубцами, окружающими крышу, поднялась увенчанная рогами драконья голова и выпустила в нашу сторону струю огня. Я едва успела поставить защиту. Накрыть пришлось всю башню, чтобы она не развалилась под нами.

Дракон несколько секунд посмотрел и, увидев, что результата нет, плюнул в нас еще раз, но на этот раз это была не струя огня, а огромный огненный шар, распухающий по мере своего полета. Грянул взрыв и, хотя огонь не прошел за установленный мною барьер, нас чуть не сорвало с крыши взрывной волной. А затем нас едва не зашибло обломками разлетающихся во все стороны камней. Дом под нами заходил ходуном. Добротный, построенный в виде крепостного донжона особняк устоял, но следующего удара он уже мог не выдержать. Пришлось ставить еще и кинетический щит, для защиты от взрывной волны.

Разозленный дракон заревел и взмыл в небо. А на башне, где только что сидел дракон, появилась фигурка человека, он потрясал руками и чтото кричал.

Присмотревшись, я узнала в нем Шанура и на всякий случай поставила вокруг дома еще и купол защиты от магических атак. И, как оказалось, вовремя. Несколько шаровых молний и фаирболов полетело с башни в нашу сторону.

А дракон, отлетев на север, развернулся и стал заходить в атаку как бомбардировщик.

Сначала он ударил струей огня, похожей на напалм. Жидкий огонь бессильно стекал по защитному куполу и горел вокруг нашего дома. Затем он ударил огненным шаром. Земля задрожала от взрыва, но вреда нам от него уже не было.

Дракон делал заход за заходом, то поливая нас огнем, то кидая огненные бомбы. Вокруг творился сущий ад, стены ближайших каменных развалин раскалились докрасна и стали оплавляться. Каменная мостовая под башней сначала дымилась, а теперь обратилась в кипящую лаву.

Если бы не моя фирменная защита, мы бы уже давно сварились в собственном соку.

Моя защита от огня состояла из трех слоев, внешний слой собственно защищал от огня. Второй слой работал неким преобразователем энергии. Когда заклинание было в дежурном режиме (не под атакой) его приходилось подпитывать, но как только оно подвергалось воздействию огня, второй слой начинал поглощать энергию пламени и преобразовывать в энергию необходимую для подпитки заклинания, и оно становилось самодостаточным. То есть чем больше меня атаковал дракон, тем лучше подпитывалось мое заклятие. Третий внутренний слой работал как кондиционер. Питаясь от второго слоя, он поддерживал воздух внутри купола заклятия на оптимальном уровне, не давая нам поджариться под воздействием чудовищной температуры снаружи.

Мы с Ариниэль пытались стрелять по дракону, целясь ему в глаза. Но наши стрелы сгорали, только вылетев за пределы защиты. Заклинания на него тоже не действовали, так как у драконов был иммунитет к магии – их толстая, бронированная, укрытая чешуей шкура поглощала любое заклинание.

У нас сложилась патовая ситуация. Дракон с Шануром не могли достать нас, а мы не могли достать их.

– И сколько мы тут сможем сидеть? – поинтересовался Филадил, имея в виду мою защиту.

– Пока еды хватит, – пошутила я – заклинание самодостаточно пока нас атакуют.

– Умно придумано – восхитилась Ариниэль.

– Да, – согласился Тамир – обычное заклинание огненной защиты уже истощило бы любого мага при подобной интенсивности атак.

Слова Тамира подтверждались бессильно бесящимся и потрясающим кулаками Шануром, то и дело посылающим в нашу сторону бесполезные заклятия и проклятия.

– Не был бы этот дракон таким здоровым, я бы вышел и крылья ему повыдергивал, – зло процедил Филадил.

– Братишка, ты гений – радостно вскрикнула я и бросилась целовать Фила.

– Ты чего? – стал отмахиваться от меня он – с ума сошла?

Я ничего не ответила, а дождавшись, когда дракон пойдет на новый заход, метнула в него телекинезом здоровенный кусок лежащей неподалеку стены.

Дракон опешил, когда ему в морду прилетел здоровенный каменный булыжник.

Второй и третий куски я метнула уже прицельнее и попала ему в левое крыло.

Дракон жалобно заорал и сбросив скорость начал резко терять высоту.

Промчавшись над нами совсем низко, он задел своим хвостом мой купол защиты.

Всетаки он не упал, а жалобно подвывая медленно, над самыми крышами домов, полетел на восток, то и дело сбивая хвостом крыши с попадающихся ему на пути высоких строений.

Шанур, скакавший до этого по крыше свой башни как сумасшедший, замер.

Я, понимая, что пешком, сначала до башни, а затем наверх, мы до него будем добираться долго, решила рискнуть. Оторвав телекинезом часть крыши, на которой мы все стояли, я начала левитировать ее прямо на крышу башни Шанура. Увидев это, он не стал ждать, а прокричав в нашу сторону несколько ругательств, телепортировался.

– Ну вот – расстроенно протянул Филадил – теперь снова за ним гоняться по всему миру.

– Пора связаться с Гедеоном – сказала я, сходя на крышу бывшей башни Шанура и доставая «телефон».


Глава 7 | Хроники Алаварна | Глава 9