home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Следующий день в Лютиен начался с переговоров с высшим руководством Великого леса по вопросу поставки им коммутатора и артефактов дальней связи. Я во всех красках расписывала им, какие выгоды принесет использование данного изобретения, и какую роль оно сыграло в случае со спасением принцессы Ариниэль. В конечном итоге, после двух с половиной часов уговоров я убедила их, что возможность получить доступ к подобным артефактам стоит того, чтобы подписать мирный договор с чернолесьем. Кроме того в качестве дополнительных бонусов я приплела и увеличение товарооборота между двумя державами. Так же я знала, что основной проблемой светлых была затрудненная торговля с гномами Северных драконьих гор. Дело в том, что кратчайший путь к ним пролегал через чернолесье, и светлым приходилось вести караваны через пол континента в обход. Поэтому я обещала решить с Тамиром вопрос о пропуске караванов транзитом через нашу территорию.

Денег за коммутатор я решила со светлых не брать – это позволяло мне представить все как жест доброй воли с нашей стороны. Кроме того, я все равно на этом ничего не теряла: коммутатор, который я собиралась отдать светлым – был стоящий сейчас в Рондейле. Все было очень просто – был уже готов новый коммутатор на тысячу абонентов, а сейчас осталось произвести недостающие «Телефоны». Поэтому светлым доставался откровенный секонд хенд. Естественно, знать об этом им было не обязательно.

Еще через день я наконецто отправилась домой. Мне предстояло провести в пути пять дней – три дня от Лютиен до границы и потом еще два дня от границы до Рондейла. Филадил и Ариниэль вызвались проводить меня до моста через Эйне. У меня сложилось впечатление, что эти двое вообще не расставались.

Мы ехали по северному тракту, ведущему к Чернолесью, Ариниэль немного отстала, и о чемто говорила с командиром выделенного мне в сопровождение отряда стражи.

– Когда собираешься надеть на нее обручальные браслеты? – подмигнула я Филу.

Он немного смутился, но на физиономии было написано явное удовольствие.

– Наверное, когда вернемся. – Прошептал он мне. – Я уже заказал ювелиру, и к тому времени будут готовы.

– Ну, удачи тебе, – улыбнулась я. – Ариниэль – хорошая девушка. Я рада за тебя.

– Меня бесят местные ограничения, – продолжал шептать Фил. – Ариниэль уже можно замуж, а мне жениться нельзя. Теперь ждать больше восьмидесяти лет пока совершеннолетия достигну.

– Кому ты это рассказываешь, – вздохнула я, и потрясла своими браслетами.

Мы еще какоето время проехали молча.

– У вас уже чтото было? – поинтересовалась я.

– Еще бы, – гордо выпрямился Фил, – все как положено. Благо с этим делом у эльфов без заморочек.

Потом он посмотрел на меня и спросил.

– А у тебя как? – потом хмыкнул и уточнил. – Я имею в виду… ну как оно, как девушке этим заниматься? Какие ощущения?

– Ооо! – Закатила я глаза. – Ощущения фантастические. Поначалу конечно странно было и страшно. Но уже давно привыкла и мне нравится.

– Не жалеешь… ну в смысле, что стала девушкой?

– Неа, – помотала я головой. – Ни капельки. Честно.

– Ну а эти… как их… месячные?

– Ну, раз в два года можно и потерпеть. Неприятно, неудобно, некоторые дополнительные телодвижения нужно делать, но не смертельно. У человечек вон каждый месяц такое, и ничего – живы. – Сказала я.

Тут вернулась Ариниэль и мы стали болтать с ней.

Дорога через Великий Лес прошла без происшествий. Ночевали мы в придорожных трактирах, а последнюю ночь провели дома у Оравиэль.

Когда подъехали к Эйне, я связалась с Тамиром чтобы сообщить, что уже скоро буду дома.

– Привет, любимый, – пропела я в трубку, – я уже на мосту и вижу высланный мне эскорт.

– Привет, любимая. Прости, но не смогу тебя увидеть, – сразу огорошил меня Тамир.

– Что случилось? – разволновалась я, почуяв в его голосе какуюто тревогу.

– Война, – сказал Тамир. Как будто ушат холодной воды выплеснул мне на голову. – Сканды какимто образом смогли провести армию через перевал Семи ветров. Все наши заставы уничтожены, на границе с Солидором и Империей Ож тоже непонятные движения войск. Пока не нападают, но мы не можем снять наши войска с тех направлений и перекинуть их к перевалу.

– Ты где сейчас? – перебила я его.

– Я с войсками уже почти у перевала. Часа через три мы доберемся туда.

– Демоны! Тамир, почему ты мне не сказал раньше!?

– Ты бы рванула сюда. – Честно ответил он. – А ты еще не восстановилась. Хочешь верь, а хочешь нет, но у меня такое впечатление, что вся эта затея с похищением Ариниэль была затеяна с целью убрать тебя из Чернолесья. И если не убить, то вывести из игры на какоето время.

– Что ты такое говоришь? – возмутилась я, – светлые тут ни при чём…

– Я и не говорю, что светлые в этом замешаны, – перебил меня Тамир – надеюсь, ты не будешь отрицать, что хотя ты еще не окончила свое обучение, тем не менее являешься одним из сильнейших магов Чернолесья?

– Не знаю, – нервно сказала я, – не мне судить.

– Я всегда знал, что ты у меня скромница. – Сказал Тамир. – Дело в том, что у противников есть два очень сильных мага. По приметам – это те же маги, которые учувствовали в нападении на Великий Лес. Наши маги им ничего не могут противопоставить. Ректор академии и твой куратор считают, что скорее всего ты могла бы им противостоять, поэтому тебя и постарались убрать. Ктото неизвестный в курсе твоих способностей и мне это не нравится.

– Тамир, – сказала я дрожащим голосом, – но в таком случае, что вы можете им противопоставить? Я нужна вам.

– Ты еще не восстановилась.

– Демоны. Я знаю!!! – закричала я, глотая слезы. – Я доберусь до Материнского Дерева как можно скорее и сразу телепортируюсь к тебе. Мне нужен будет только маркер, поскольку я никогда не бывала в тех местах.

– Тебе опасно будет здесь находиться, – попытался урезонить меня Тамир.

– Нет!!! – уже орала я на него, – если все, что ты говоришь – правда, то это вам там опасно находиться без меня.

– Хорошо, – неожиданно легко сдался Тамир, – ты права. Поэтому поспеши.

Я разорвала контакт и повернула заплаканное лицо к Филу и Ариниэль.

– Мне нужно спешить, – мертвым голосом сказала я, – Тамир в опасности.

– Думаешь, это игроки сделали ход? – спросил напрямую Фил.

Я молча кивнула.

– Тогда я с тобой. – Набычившись сказал Фил.

– Что за игроки? – вмешалась Ариниэль, – вы о чем?

– Потом объясню, – сказал ей Фил, – сейчас нет времени.

– Тогда я с вами, – сообщила Ариниэль.

– Это может быть опасно, – предупредила я. – Твой отец будет против.

– Без Фила я не вернусь, – заупрямилась Ариниэль.

– Демон с вами, – бросила я понимая, что они не отстанут, а терять время на заранее безнадежный спор я не хотела.

Сказав своему эскорту, что двое светлых со мной и под мою ответственность, я, не оглядываясь, погнала Шилен в сторону столицы.

Это была такая же сумасшедшая гонка, как и погоня за похитителями Ариниэль. Двухдневный путь был проделан меньше чем за один день.

Как только въехали в Рондейл я сразу же распорядилась эскорту сопроводить Филадила и Ариниэль во дворец и выделить им покои рядом с моими, а сама отправилась на главную площадь города к Материнскому Дереву. Около трех часов я провела в трансе, восстанавливая свои силы. Потом отправилась во дворец, понимая, что как бы я не хотела отправиться к Тамиру немедленно, для полного восстановления мне необходим сон.

Добравшись до своих покоев, я не раздеваясь упала на кровать и как только моя голова коснулась подушки, провалилась в глубокий сон.

Я брела через лес очень похожий на тот, что растет на границах чернолесья. Черные стволы мертвых деревьев тонули в желтоватом тумане. Туман был вязкий и липкий на ощупь, и было очень неприятно ощущать его на своем теле. Создавалось ощущение, что он цепляется за мою кожу крошечными присосками. В отличии от пограничного леса здесь под ногами лежал толстый ковер из влажной от тумана листвы. Листья были черными и полуразложившимися, видно было, что опали они уже очень давно.

Не знаю, сколько часов я так брела, но вот неожиданно выбралась на небольшую круглую поляну, поросшую черной травой. Посреди поляны стояла клетка, в которой спиной ко мне сидел человек.

Подойдя ближе, я увидела, что это Гедеон.

– Здравствуйте, Гедеон, – сказала я несколько удивленно, – что это вы здесь делаете?

Он подскочил от неожиданности и повернулся ко мне.

– О! Тинувиэль, – растерянно сказал он – вечно вы, эльфы, так тихо подкрадываетесь.

– Я не подкрадывалась, – честно сказала я.

– Да да, вы просто всегда так ходите, – махнул он рукой. – Лучше объясни, как ты сюда прошла?

– Вообщето я не пойму, как здесь оказалась и где это «здесь»? – сказала я – я помню, что легла спать и потом очнулась в этом лесу.

– Это не важно, – опять махнул рукой Гедеон. – Если ты смогли пройти сюда даже в мире грез, то и освободить ты меня сможешь.

– Кстати, что вы делаете в клетке? – поинтересовалась я.

– Сижу, как видишь, – ехидно заметил Гедеон.

– Я вижу, что сидите, – также ехидно ответила я – но мне казалось, что вы могучий маг и даже, ябы сказала, один из легендарных Архимагов. Я права?

– Права, – понурил голову Гедеон, – но как видишь даже меня можно поймать. Убить не смогли, но вот запереть здесь… – он снова махнул рукой.

– Может, всетаки объясните, что происходит? – сказала я.

– Игра вышла изпод контроля, – тихо сказал Гедеон. – Один из игроков решил нарушить правила и лично вмешался в игру. Второй игрок погиб. Убит. Меня тоже пытались убить, но смогли только поймать в ловушку.

– Сканды напали на Чернолесье и у них два очень сильных мага, – сообщила я, – настолько сильных, что все наши маги бессильны.

– Да. – Кивнул Гедеон, – этот взбесившийся Шанур сошел с ума. – Он начал сжимать, разжимать кулаки в бессильной ярости. – Он нарушил все правила и превысил все лимиты. Против Чернолесья сейчас сражаются два созданных им Архимага.

– То есть он сделал своих представителей подобными вам? – удивилась я.

– Ну не совсем так, – начал юлить Гедеон. – Мы уже несколько переросли возможности, доступные Архимагам.

– А поподробнее, – заинтересовалась я.

– Может, сначала вытащишь меня из этой клетки? – предложил Гедеон.

– Неа, – замотала я головой, – чтото мне подсказывает, что если выпущу, то обманете меня – наивную девушку.

– Демон. – Чертыхнулся Гедеон, – сам ведь дал тебе эту купеческую хватку.

– Можете гордиться, – улыбнулась я.

– Ладно, слушай. Ты, вероятно, обращаешь внимание, что все постоянно поминают богов, ну вроде: – «Слава богам» – или – «Пусть боги помогут нам».

– Да я и сама так постоянно говорю.

– Верно. А видела ли ты хотя бы один храм хоть одному богу?

– Нет, – удивленно сказала я.

– Видишь ли… – Гедеон замялся, подбирая слова – скажем так, в этом мире нет богов… Они были… Раньше. А теперь нет.

– И куда они делись?

– Мы их победили. – Разве руками Гедеон. – Мы – это Архимаги. Победили и заняли их место.

– Эээ, – только и смогла сказать я.

– Так что теперь наши способности значительно превышают способности Архимагов. – Закончил Гедеон, – ну а теперь вытащишь меня из этой дурацкой клетки?

– Смешно, – сказала я.

– Что смешно? – Не понял Гедеон.

– Вы практически бог и просите у меня помощи.

– Ой, кто бы говорил, – засмеялся Гедеон.

– Что смешного, – теперь не поняла я?

– Ты думаешь, простой смертный смог бы добраться сюда?

– К чему вы клоните? – все еще не понимала я.

– Скажи, Тинувиэль, – начал Гедеон, – давно ли ты начала использовать фиолетовые нити силы в своих заклинаниях?

– Ну, посерьезному, совсем недавно, – сказала я, – когда спасала принцессу Ариниэль, я взламывала защиту странного шамана орков при помощи фиолетового плетения. А потом сразу использовала фиолетовое плетение для портала, чтобы увеличить дальность прыжка. А к чему этот вопрос?

– Видишь ли, девочка моя, – улыбнулся Гедеон. – Архимаги не видят фиолетовых нитей. Это уровень богов.

– То есть вы хотите сказать…? – округлила я глаза.

– Ты богиня. – Подтвердил мою догадку Гедеон. – Только я не знаю, как? Я такого в тебя не закладывал. Да и если бы хотел, то не мог бы.

– Но вы какимто образом стали из Архимага богом. – Указала я ему на некоторую нестыковку.

– Нам повезло, – честно признался Гедеон, – нам удалось убить богов по одному. Пять Архимагов на одного бога. Убив первого, мы получили часть его силы и со вторым нам уже легче было справиться. Так мы убили их всех и разделили их силу. Правда, двое из наших погибли в этих битвах.

Я тупо смотрела на Гедеона, пытаясь переварить полученную информацию.

– Может, всётаки вытащишь меня из клетки? – жалобно попросил Гедеон.

Я вздрогнула, выходя из оцепенения, и переключилась на магическое зрение. На этом уровне восприятия клетка выглядела не как физический предмет, а как сложнейшее сдерживающее плетение. К моему счастью и к счастью Гедеона, долго возиться не пришлось, так как заклинание было рассчитано на прорыв изнутри, а не снаружи, о чем я и сообщила Гедеону.

– Шанур идиот, – хохотал Гедеон, – думал, что если он убил Криса, а меня запер, то никто больше не сможет пробраться сюда. Его ждет большой сюрприз.

– А в чем проблема добраться сюда? – поинтересовалась я.

– Кроме богов и демиургов, сотворивших этот мир, в это место никто попасть не может.

– Мрачноватое местечко кстати. – Заметила я.

– Раньше здесь было очень красиво. – Сказал Гедеон. – Во времена богов. А мы тут все запустили. – Махнул он рукой.

– Ну, вот и все, – сказала я, разрывая заклинание.

Клетка рассыпалась в прах, и Гедеон встал в полный рост и потянулся.

– Спасибо, девочка моя, – поблагодарил он, галантно поцеловав мне руку. – Я твой должник.

– Да ладно, – махнула я рукой – считайте это моей благодарностью за новую жизнь.

– Тамир хорош? – хохотнул Гедеон.

– Очень, – улыбнулась я.

– Думаю, нам стоит объединить усилия против этого безумца Шанура. – резко перешел на серьезный тон Гедеон – Убив Криса, он усилился и одному мне с ним не совладать. А ты молода и у тебя еще опыта нет, а голой силой его, поверь, не одолеть.

Я кивнула головой, соглашаясь с Гедеоном.

– Теперь поспеши. – Сказал Гедеон. – Боюсь, что твой Тамир в опасности. Как только Шанур узнает, что я свободен, он начнет действовать.

Я открыла глаза и не сразу поняла, где я нахожусь. От резкого перехода от сна к яви у меня случилась небольшая дезориентация.

«А сон ли это был»? – задала я себе вопрос, – «или я действительно только что общалась с Гедеоном»?

Я решила отложить решение этого вопроса на потом. Снился мне Гедеон или нет, но в одном он был прав – Тамиру грозила опасность пока я не рядом с ним. Вскочив с кровати, я быстро прошла в ванную и умыла лицо. Потом также быстро проследовала к соседним покоям, в которые должны были поселить Фила и Ариниэль. Постучав в дверь и дождавшись приглашения, я вошла в комнату и увидела, что они оба уже одеты и сидят за столом, накрытым на троих.

– Только тебя ждем, соня – улыбнулся Фил.

– А я гляжу, вы быстро освоились, – улыбнулась я в ответ и села на свободное место.

– Ты хорошо вышколила прислугу, – заметила Ариниэль, – они выполняли мои указания и даже не кривились, что я светлая.

– Я ее не вышколила, – засмеялась я – просто хорошо к ним отношусь. И они знают, что просто так я ничего не делаю. Раз вы со мной, значит так нужно.

Быстро поев, мы сразу отправились на конюшню. Я связалась с Тамиром еще на пути туда.

– Жду твоего маркера, милый, – сразу без приветствий начала я.

В трубку я услышала звон битвы и тяжелое дыхание Тамира.

«Демоны, он в бою», поняла я.

– Подожди секунду, милая. – Прохрипел он. – Сейчас немного освобожусь и отойду вглубь наших позиций. – Сказал он и разорвал связь.

Телепортироваться пришлось раскорячившись. Филадил и Ариниэль положили мне руки на плечи. Шилен и сильфе Фила я положила руки на морды, а вот с сильфой Ариниэль пришлось помучиться. Я носком сапога коснулась ее ноги и сразу телепортировалась. Удалось. Все перенеслись со мной.

Шум битвы сразу ударил нам по ушам. Я быстро огляделась магическим зрением и поняла, что дела у нас, мягко говоря, отвратительные. Пара наших магов еще держали жиденький щит от магических атак, который то и дело пропускал вражеские заклинания, и были на грани полного магического истощения. Я тут же нашла глазами вражеских Архимагов, и поставила защиту. Сделала я это как обычно нестандартно и с фантазией. Вместо того, чтобы как наши маги, пытаться накрыть все наши войска и потратить на это море сил, я накрыла защитным куполом вражеских магов, вывернув отражающее поле наизнанку. Защита была моей разработки и более эффективной и без характерных для остальных магов этого мира изъянов, а главной ее фишкой было двойное плетение. Первый ее слой был обманкой, которую должны были видеть вражеские маги и пытаться ее пробить. А когда бы им это удалось, то их ждал бы большой сюрприз, поскольку основное заклинание было во втором слое.

Вражеские Архимаги были очень озадачены, когда их неслабые удары вдруг вернулись им назад, не отлетев от них и пары метров. Только надетые на них защитные амулеты спасли их.

Наши же маги, поняв, что противникам теперь не до них, обессилено опустились на землю.

Как я успела заметить – это были ректор академии Эдигор и мой куратор – лерра Эгера.

Быстро влив каждому из них немного энергии, чтобы удержать их в сознании, я подскочила к Тамиру.

Филадил уже стоял с ним плечом к плечу, и они ловко отбивались от наседавших воинов скандов. Мы с Ариниэль выхватили луки и принялись поливать противников градом стрел как из спаренного пулемета. Ариниэль иногда бросала цепные молнии и фаирболы, а я отбрасывала особо настырных врагов телекинезом, используя их как шары для боулинга, сбивая их телами с ног их же товарищей.

Архимаги противника все еще безуспешно пытались справиться с моим отражающим куполом. Они наивно пытались пробить его грубой силой. Но вся прелесть была в том, что первый слойловушка был проницаем для их заклинаний, а скрытый от них второй слой отражал все посланное в него.

«Интересно» – подумала я – «что будет раньше? У них разрядятся защитные амулеты или они догадаются действовать головой, а не грубой силой».

В это время рядом с магами противника материализовался высокий седобородый мужчина. От него веяло огромной магической силой, и я поняла, что это и есть Шанур, о котором упоминал Гедеон в моем сне. Я успела первой. Я растянула купол отражения, уже накрывающий двух Архимагов, на Шанура, прежде чем тот ударил мощным заклятием. Отраженным ударом Шанура у одного из его магов пробило последний из амулетов и он, падая на землю, исчез, успев телепортом сбежать с поля боя.

– Тамир, Ариниэль – закричала я, указывая на оставшегося мага и Шанура.

Они поняли меня без слов и метнули по боевому заклинанию, к ним присоединились и ректор с Эгерой. Второй маг тоже не выдержал и предпочел удрать с поля боя. В это время Шанур смог пробить мое заклятие и стал готовить чтото мощное против нас. Я начала плести защитное заклинание и в это время Шанур замер, а потом разразившись грязными ругательствами тоже телепортировался. Я оглянулась, и увидела стоящего рядом Гедеона.

– Долго же вы добирались, – ухмыльнулась я.

– Думаешь, из обители богов так легко выбраться? – Хмыкнул он мне в ответ.

– Ну, я вроде быстро выбралась, – сказала я ему.

– Ты прошла туда через мир грез, – объяснил он мне, – а мне пришлось выбираться физически. Прямой телепорт туда не возможен. Только на границу.

Наши воины, поняв, что враги лишились магической поддержки, ударили в полную силу и бой превратился в избиение младенцев. Сканды пытались бежать, но убежать в лесу от эльфов… Это просто смешно. Уничтожение разрозненных группок врага продолжалось до темноты. Уйти не удалось никому.

Я ходила с ректором, Эгерой и Гедеоном по полю боя, исцеляя раненых. Потом я и Гедеон стали вливать силы в лежавших в беспамятстве от магического истощения магов.

Наконец я смогла обняться с Тамиром. Наши объятия переросли в долгий поцелуй, и мы никак не могли оторваться друг от друга, пока за моей спиной не послышалось легкое покашливание Гедеона. Мы прервали поцелуй, но из объятий Тамир меня так и не выпустил, а я и не особо стремилась их покидать.

– Я понимаю, что вы давно не виделись, – хитро улыбнулся Гедеон. – Но, может, всётаки представишь нас королю. – Он указал на себя и Филадила с Ариниэль.

– Конечно, – ни капельки не смутившись сказала я и, протянув руку ладонью вверх, указала Тамиру на Филадила. – Это мой названный брат Филадил.

– Ты хороший воин, Филадил, – сказал Тамир и протянул Филу руку для пожатия, – было приятно сражаться с тобой плечом к плечу.

– Могу сказать о тебе тоже самое. – Улыбнулся Фил в ответ и пожал протянутую руку.

– Это Ариниэль, – продолжила я знакомство. – Принцесса Великого Леса.

– В Великом Лесу очень отважная принцесса, – улыбнулся Тамир и поцеловал Ариниэль руку.

– А в Чернолесье очень галантный и привлекательный король, – улыбнулась Ариниэль.

Я погрозила ей кулаком и смеясь сказала:

– И не думай, подружка, соблазнить моего жениха.

Мы все засмеялись.

– А это Гедеон – один из таинственных, «великих и ужасных» Архимагов, о которых ходят легенды.

– А тот бородатый, что только что позорно бежал с поля боя, был второй, – усмехнулся Гедеон, пожимая руку Тамиру. И добавил: – Приятно познакомиться с одним из величайших и старейших королей этого мира.

– Только вот не нужно про старейших. – Засмеялась я, – Тамир у меня молодой и красивый.

Гедеон поднял руки, как бы сдаваясь:

– Не буду спорить с тобой, о прекраснейшая из богинь.

Все уставились на меня.

– Это он так шутит, – решила я превратить высказывание Гедеона в шутку, сама при этом укоризненно глядя на Архимага.

Все перевели взгляд на Гедеона, чтобы убедиться, что это действительно была шутка.

– И ничего я не шучу, – не поддержал меня Гедеон. – Разве она не прекрасна, как богиня…?

«Фух. Ну, слава богам», вздохнула я с облегчением. Но оказалось, я рано расслабилась.

– Молодая, конечно, и не опытная, – продолжал между тем Гедеон, – ей еще учиться и учиться.

Я бессильно зарычала.

– Что ты там от меня скрываешь? – обратился ко мне мой любимый.

– Ничего, – отвела я глаза.

– Скромность украшает девушку, – засмеялся Гедеон. – Но какой смысл скрывать правду от друзей и любимого, Ти?

– И толку с этого знания? – ехидно ответила я. – Вы же сами сказали, я молодая и не опытная.

– Чтото я ничего не понимаю… – начал Филадил.

– Да нечего тут понимать, – попыталась я отмахнуться, но понимала, что разговор уже всех заинтересовал и замять его не удастся.

– Дело в том, что твоя сестра достигла силы богов в своем магическом искусстве. – Сказал Филу Гедеон. – И это не моя заслуга.

– То есть она превысила тот уровень, который вы ей установили? – догадался Филадил.

Естественно Тамир и Ариниэль были не в курсе наших отношений с Гедеоном и ничего не поняли.

– А можно как нибудь поподробнее, – попросил Тамир, глядя по очереди на нас троих.

Я вздохнула, понимая, что пришло время рассказать любимому все о себе.

– Может присядем? – предложила я.

Мы отошли к паре поваленных заклинаниями деревьев и уселись напротив друг друга. С одной стороны я с Тамиром и Фил с Ариниэль, а с другой Гедеон.

– Думаю начать лучше вам, – кивнула я Гедеону, – мы с Филом будем дополнять по мере необходимости.

Гедеон согласно кивнул и начал рассказывать:

– Более десяти тысяч лет назад жило пятеро друзей Архимагов. Вы скажете – «Такого не может быть. Архимаги обычно соперничают друг с другом». Обычно это правда. Но с нами было наоборот. Мы дружили со времен учебы и нам удалось сохранить дружбу на долгие годы.

В этом была наша сила. Это позволило нам победить всех одиночек в нашем мире. С одной стороны мы добились поставленных себе целей, но с другой зашли в тупик. Нам не к чему было больше стремиться. Мы просто маялись от скуки. И чтобы не передраться друг с другом наш негласный предводитель Шанур предложил потягаться силами с богами.

Не буду рассказывать, как проходила битва, но нам удалось победить богов, разделив их. В общемто, они сами были виноваты – не восприняли нас всерьез.

Однако верховной богине Тэе удалось нас потрепать. Двое из наших друзей погибли, а на месте нашей с ней битвы возникла территория сейчас называемая «Выжженная земля». В конечном итоге мы победили, но Тэе удалось устроить нам неприятный сюрприз.

Наверняка вы все слыхали историю возникновения Великих болот. Так вот то, что сейчас говорят – это так сказать официальная версия, придуманная нами. В реальности на территории великих болот находится обитель богов. Великий храм, из которого происходит вся магия этого мира. И Тэя смогла запечатать это место. Позже мы смогли пробиться в обитель, но вот в храм так попасть и не смогли.

– А дроу… – перебила я – похожие на меня, кто они?

– Говорят, так выглядели одни из слуг богов. – Пожал плечами Гедеон. – но, глядя на тебя, я уже даже и не знаю, насколько это правда. Вряд ли слуги могли обладать божественной силой. А то, что она есть в тебе, нет сомнений.

– А боги, – не унималась я, – как они выглядели?

– Нет, – помотал головой Гедеон, – на тебя совсем не похожи. Но это еще ни о чем не говорит, поменять облик для них не составляло труда.

Гедеон задумчиво помолчал и продолжил:

– Мы победили богов и заняли их место. Силы наши возросли неимоверно. Но, не попав в храм, мы так и не обрели полного божественного могущества.

– Постепенно власть нам надоела, и мы опять чуть не скатились к войне друг с другом. Но тогда я предложил друзьям Игру. Выяснять отношения друг с другом посредством посредников и интриг. Сначала мы брали посредников из местных, давали им те или иные способности и создавали для них те или иные ситуации, а потом наблюдали, кто из них выпутается и останется в живых. Чьи посредники выживали – тот игрок и признавался победителем.

– Потом, что бы разнообразить игру, мы ограничили способности, которые можно дать игроку, придумав «Капсулы Абсолюта». Затем стали брать игроков из других миров. Ну, а в последний раз решили сделать два в одном, так сказать. Взяли души людей из другого мира, и поместили их в тела местных, так сказать аборигенов. Так появились Тинувиэль и Филадил которых вы знаете, – улыбнулся он Тамиру и Ариниэль.

Те в свою очередь посмотрели на нас и одновременно спросили:

– Так ты из другого мира.

Я развела руками.

– А кроме того она была парнем в своем мире, – быстро добавил Гедеон и отскочил от моего пинка.

Я в гневе раздувала ноздри, не находя, что сказать этому прохвосту.

– Что за мода, разбалтывать все мои тайны. – Наконец выдавила я.

– Это правда? – спросил Тамир.

– Надеюсь, это не помешает нашим отношениям? – спросила я, все еще гневно косясь на Гедеона.

– Нет, – улыбнулся Тамир. – У меня нет сомнений, что Гедеон говорит правду… Но, честно говоря, мне даже както не верится, что ты могла быть когдато парнем… Ты ведь идеал женственности.

И он прижал меня к себе и поцеловал.

– А ты случайно не был девушкой у себя в мире? – спросила тем временем Ариниэль у Фила.

– Нет, он был здоровым, рыжим орком, – засмеялась я.

Гедеон тоже заржал, увидев, как скривила носик Ариниэль.

– У нас в мире нету орков, – оправдываясь, пробубнил Филадил. – У нас там только люди.

– Я пошутила, – успокоила я Ариниэль, – он был человеком, но действительно очень крупным и рыжим. И любил отыгрывать орка в ролевых играх.

Ариниэль не стала уточнять, что такое ролевые игры и поспешила заверить Фила, что он все равно ей нравится.

– И почему же вы теперь вмешались в игру? – поинтересовался Тамир.

– Похоже Шанур сошел с ума. – Покрутил головой Гедеон – Он нарушил правила игры и сделал своих представителей гораздо сильнее, чем полагалось, а также решил уничтожить остальных Архимагов. Собственно он уже убил Криса, третьего из нас. Меня ему удалось пленить и запереть в обители богов, но он не учел Тинувиэль. Да в общем то, никто ее не учел. Тинувиэль смогла меня освободить из места, в которое никто из обитателей этого мира попасть не мог. Похоже, в игру вступила какаято третья сила. И я даже не представляю, кто бы это мог быть.

Я было решила рассказать Гедеону свое видение о храме посреди великих болот. Но потом почемуто решила оставить это в тайне.

– Шанура необходимо остановить, – продолжал Гедеон. – Сейчас он скорее всего в своей главной башне в столице Империи Ож. Я займусь разведкой и буду координировать ваши действия, а вы должны будете добраться до империи и проникнуть в его башню. И лучше вам это делать, перемещаясь обычным образом – телепортации он сможет отследить. Я же смогу от него закрыться.

– В сердце империи? – не поверила я.

– Официально империя не находится в состоянии войны ни с Великим лесом, ни тем более с Чернолесьем и на ее территории находится немало как светлых, так и темных эльфов. Так что не вижу никаких проблем. – Невинно проговорил Гедеон. – Кстати, Ти, мне очень не помешал бы один из ваших артефактов для связи. – Хитро улыбнулся Гедеон. – Я был в вашем мире и видел ваши мобильные телефоны, но так и не догадался, как сделать подобное и себе. Это лишний раз подтверждает твои способности.

– Не подлизывайтесь, Гедеон, – все еще сердясь на него, ответила я.

Затем я обратилась к Филу:

– Дашь этому старому болтуну свою трубку?

– Ну почему же старому? – делано обиделся Гедеон, пряча в карман протянутый Филом артефакт. – Я молод, бодр и полон сил.

– Настолько молоды, что никак не наиграетесь в свои глупые игры, – поддела я его.

– Дерзкая девчонка, – засмеялся на мою колкость Гедеон, – из тебя получится замечательная богиня, – сказал он и растворился в воздухе раньше, чем я успела пнуть его ногой.

– Вот же заноза, – разочаровано проговорила я.

– Моя невеста богиня, – улыбнулся Тамир.

– Моя сестренка богиня, – подхватил Фил.

– Сестра моего парня богиня, – засмеялась Ариниэль.

– Вы что, все сговорились?! – не выдержала я, и накинулась на них с кулачками.

От перевала Семи ветров мы двигались на юг, сначала вдоль хребта Белых гор, а затем вдоль границы с Солидором до самых рубежей Чернолесья, граничащих с Империей Ож. Границу Черного леса и империи разделяла полоса шириной в лигу, покрытая лишь травой да мелкими кустиками. Приближение к посту, через который должны были пересекать пределы империи добропорядочные граждане, я учуяла издалека.

– Фу, чем это пахнет? – сморщила я свой носик.

Через минуту и Филадил с Ариниэль учуяли то же самое.

– Это люди. – Сказала Ариниэль. – Скоро имперский пограничный пост.

Еще через пару минут запах учуял и Тамир.

– Как обычно, – хмыкнул он, – немытые тела, перегар и вонь испражнений – вечные спутники имперских легионов.

На таможне нас встретили пропитые рожи имперских вояк. Как и обещал Гедеон, проблем с пересечением границы не было, вопросов никаких нам не задавали, а лишь потребовали заплатить въездную пошлину и пропустили.

– Кстати, – заметил Тамир, когда мы отъехали от имперской таможни на приличное расстояние, – никто не обратил внимания, что Ти почуяла запах людей раньше всех.

– И что? – не понял Филадил.

– А сейчас день, – продолжил Тамир, – я учуял его позже всех.

– И солнце мне не режет глаза, как раньше, – заметила я, – хотя в темноте я хуже видеть не стала.

– Видимо просыпается твоя божественная сущность. – Пожала плечами Ариниэль – скорее всего ты уже даже не дроу, а только выглядишь как дроу.

И тут же без предупреждения применила на меня магию жизни светлых.

Я и Филадил застыли на месте, а Тамир схватился за мечи и тоже замер.

– Ну и чего вы перепугались, – как само собой разумеющееся проговорила Ариниэль, – видите, и ничего с ней не стало. Она больше не дроу. Можешь кстати попробовать применить светлую магию, – подмигнула она мне, – думаю, у тебя теперь должно получиться.

Я еще некоторое время постояла в нерешительности, а потом кинула на Ариниэль тоже заклинание, что она применила только что на мне.

– Ну вот видишь, – довольно сказала Ариниэль, – получилось. Богине все равно, какую магию применять.

– Опять вы с этой богиней – рассердилась я.

– Зачем же отрицать очевидное, – подъехал ко мне поближе Тамир, – почему ты никак не желаешь признать этот факт?

– Мне страшно. – Честно призналась я, уставившись на гриву Шилен. – Быть богиней – это… Это такая ответственность. Судьбы людей… целых народов зависят от богов. А если я не справлюсь?

– Если ты уже начала об этом думать, то из тебя получится хорошая богиня, – тепло улыбнулся мне Тамир. – Я четыре тысячи лет правлю народом дроу, и уж поверь мне, коечто в этом понимаю.

Мы тронулись дальше и через несколько минут въехали в лес. Человеческий лес был абсолютно не похож на эльфийский, даже на Дикий лес он был не похож. Возможно раньше, когда я сама была человеком, я бы не заметила разницы, сейчас я чувствовала, что это лес другой – он был болен и зол на все и на всех вокруг. Светило солнце, пели птицы, но лес мне казался мрачным и угрюмым, мои спутники тоже это чувствовали и все разговоры невольно утихли.

– Какой мрачный лес, – сказала Ариниэль.

Филадил с Тамиром молча кивнули в подтверждение. Я подъехала к ближайшему дереву и спешилась, подойдя к стволу, я обняла дерево, прижавшись к нему всем телом, и закрыла глаза, попыталась связаться с лесом и поговорить. Любого эльфа с самого детства учат этому. Лес отвечать не хотел – злился. Долго уговаривала его и в конце концов узнала, что источник его болезни находится в десяти лигах севернее от того места где мы находились.

Вернувшись в седло, я, молча, повернула в том направлении, мои спутники все поняли и ничего не спрашивая повернули туда же – если лес в беде, то эльфы не могут на это равнодушно смотреть. Даже если это чужой лес.

Два часа наши сильфы и никуры двигались бесшумными тенями между деревьями. Наконец вдали послышался непонятный гул – сотни человеческих голосов, удары топоров и кирок, ржание лошадей и скрип подвод смешались в раздирающую слух какофонию звуков. Мы спешились и, приготовив луки, быстро и бесшумно двинулись в ту сторону.

Почти на подходе путь нам неожиданно преградила мощная магическая защита с сигнализацией. Я подняла руку, показывая друзьям, чтобы остановились, а сама приступила к изучению плетения.

Заклинание было мощным и явно поставлено очень сильным магом.

– Что же там происходит, если они так качественно защищаются? – сказала я.

Мне понадобилось полчаса чтобы, не поднимая тревогу и не отключая всю защиту целиком, сделать проход для нашего маленького отряда. Пройдя еще с десяток метров, мы вышли к опушке.

Перед нами предстала огромная вырубка, посреди которой зиял провал карьера. Сотни людей с кирками трудились на дне, добывая какойто минерал, а десятки телег стояли и ждали погрузки. В магическом зрении было видно, что над карьером имеет место слабый, но устойчивый магический фон, источником которого оказался добываемый минерал.

– Что это за минерал? – поинтересовалась я.

К сожалению никто, даже Тамир, не знал.

Мы решили медленно обойти вырубку и разведать все вокруг. В результате через полчаса мы выяснили, что охрана здесь состоит всего из двадцати легионеров и одного не очень сильного мага, все остальные – просто рабочие.

Мага я просто погрузила в магический сон, а охрану мы нейтрализовали в лучших традициях стелс экшен – то есть без шуму и пыли.

После этого мы вежливо попросили рабочих сворачиваться и отправляться по домам. Затем был разбужен маг и произведен допрос с пристрастием. В результате мы выяснили, что работы здесь ведутся по приказу самого «великого и ужасного» верховного мага империи Шанура, а минерал ему нужен для изготовления какихто там капсул (Маг не знал, как они называются, но мы догадались, что это капсулы «Абсолюта»). При помощи этих самых капсул, он собирался создать себе маааааленькую такую непобедимую армию и захватить мир. И первый обоз из десяти подвод уже неделю как был отправлен в столицу.

– Скромные у дяденьки запросы, – ухмыльнулся Фил.

– И не говори, согласилась я, – доставая артефакт связи.

Я связалась с Гедеоном и сообщила свежую информацию о нашем общем «друге».

– Десять возов уже ушли в столицу, говоришь? – недобро прорычал мне в ухо Гедеон. – Из этого количества руды он может получить капсул достаточно, чтобы создать сотню мастероввоинов или десяток магистров магии.

– А если будет делать Архимагов? – поинтересовалась я.

– Один. Максимум два, – ответил Гедеон. – Постарайся какнибудь предотвратить возможность возобновить работу на этом карьере, а я проконтролирую известные мне места добычи.

– Есть у меня одна мысль, – недобро прищурилась я и дала отбой.

Выведя всех охранников за периметр, рабочие уже ушли сами, я при помощи магии разума внушила им ложные воспоминания о причинах, по которым они покинули карьер. Теперь все они были уверены, что рабочие выкопали какуюто нечисть, и всем пришлось бежать.

Затем я около часа трудилась над тем, чтобы перехватить на себя окружающее карьер защитное заклинание. Когда мне это удалось, я его слегка переделала так, что теперь если хозяин сюда и сможет добраться, то с наскоку пройти барьер у него не получится.

Затем я вновь связалась с лесом и сообщила ему хорошую новость о том, что с работами в карьере покончено и люди ушли, а затем мы совместно с ним наложили на это место запутывающие чары. Это была очень древняя эльфийская магия – любой, кто попытается теперь пройти в это место, будет незаметно для себя обходить его стороной и в результате окажется совершенно не там, где планировал. Эта древняя магия была хороша тем, что ни один маг не сможет ее обнаружить. Только эльф, поговорив с местным лесом, сможет сюда попасть, если лес ему позволит.

– Теперь пусть ищут свой карьер, – с улыбкой сказала я, разрывая контакт с деревом.

– Это очень древняя магия, – сказала Ариниэль. – Откуда ты ее знаешь?

– Кстати да, – заметил Тамир, – даже я не умею так. Слышал когдато от матери, что раньше эльфы так умели, но это уже давно перестало работать.

– Я читала в архиве академии, – растеряно проговорила я, – правда… – я замолчала.

– Что? – спросили все одновременно.

– Ну… – мялась я, – там было написано, что эта магия шла от богов. Видимо, когда Архимаги их уничтожили, она перестала действовать.

– Ну, вот и очередное подтверждение, – улыбнулся Тамир.

– Подтверждение чего? – спросил Филадил.

– Что боги вернулись в Алаварн. – объяснил Тамир, – по крайней мере одна богиня так точно.

Я промолчала, так как на это мне возразить было нечего.

– Похоже, Ти уже смирилась с этим, – засмеялась Ариниэль.

Я зашипела как лесная кошка и показала ей язык.

Нам пришлось вернуться к месту, где мы оставили наших скакунов, а затем, выйдя на дорогу, мы продолжили путь.

К вечеру дорога привела нас к краю леса, в этом месте язык степи шириною в два десятка лиг отвоевал себе место, и дорога пересекала его, что бы на другой стороне снова нырнуть в чащу. Примерно на середине этого участка пути стоял небольшой поселок. Несколько торговых обозов расположились лагерем на окраине, а в самом поселке мы обнаружили трактир и решили перекусить и остановиться на ночлег. Зал был полон – караванщики пили и разговаривали о своих торговых делах и на нас никто не обратил внимания. Мы прошли к лавке, и Тамир спросил трактирщика о наличии свободных комнат. К нашей радости караванщики в трактире только питались и пили эль, а спать они предпочитали в своих телегах, поэтому два свободных номера на двоих в трактире нашлись.

Тамир заплатил две серебрушки и попросил принести еду на всех в нашу комнату. Проводив нас наверх, трактирщик пошел распорядиться насчет еды, а Фил с Тамиром пошли ставить наших скакунов в конюшню.

– Первый раз в человеческом трактире, – сказала я, осматривая нехитрую обстановку в комнате. – Эльфийские трактиры просто дворцы по сравнению с этим. – Обвела я комнату рукой.

Комната была довольно большой, но скудно и просто обставленной. Простой деревянный стол, пару табуретов, двуспальная кровать. В углу на табурете стоял таз и кувшин для умывания, над ним висело треснутое зеркальце. Вот и вся обстановка. Снизу из зала доносился шум голосов, слишком громкий для эльфийского слуха.

– Если честно, то я тоже первый раз, – призналась Ариниэль. – Никогда раньше не покидала Великий лес.

– Из нас похоже только Тамир может таким похвастаться. – засмеялась я, – и то, наверное последний раз он это делал тысячу лет назад.

– Шестьсот лет… – проговорил вошедший Тамир. – Шестьсот лет назад, а не тысячу, – улыбнулся он.

– Фу. Какой ты старый – притворно возмутилась я.

Тамир только тепло улыбнулся мне в ответ.

Тут вернулся Фил, и сразу за ним вошла девушка с подносом. Поставив еду на стол она, молча поклонившись, удалилась.

– Не так вкусно как у нас, – с набитым ртом проговорил Фил, – но неплохо.

Фил был прав – готовили в этом трактире сносно.

– Когда я ем, я глух и нем, – напомнила я Филу.

Фил только беззаботно махнул в мою сторону и продолжил:

– И какие у нас планы?

– Да пока как бы ничего не поменялось, – хмыкнула я, – или ты имеешь ввиду наши ближайшие планы? – Хитро посмотрела я на Тамира, а потом на кровать.

Ариниэль заметила мои взгляды и тоже хитро поглядела на Филадила. Мы с ней тихонько захихикали.

– Что смешного? – спросили одновременно наши мужчины.

– Ничего, – продолжая хихикать, одновременно ответили мы с Ариниэль.

Ничего не понявший Филадил продолжил:

– Ну, свои ближайшие планы я знаю, – продолжая жевать, заявил он, – я собираюсь завалиться спать.

– Если ты так считаешь, дорогой братишка, – сказала я Филу, косясь на Ариниэль, – то боюсь, что ты ничего не знаешь о своих ближайших планах.

Тут уже и до Тамира дошел смысл наших с Ариниэль смешков и переглядываний и он прыснул со смеху, обдав удивленного Фила брызгами вина из пригубленного бокала.

– Я что, – попрежнему тупил Фил, – чтото пропустил?

– Ты говорила, что в прошлой жизни он был похож на орка? – обратилась ко мне Ариниэль.

Я кивнула, зажимая рукой рвущийся изо рта смех.

– Оно и видно, – притворно вздохнула она. – Такой же тупой.

– Фил, – решил проявить мужскую солидарность Тамир и объяснить тупящему Филадилу причину царящего вокруг веселья, – видишь ли. В ближайших планах у нас с Ти стоит безумная ночь любви. Как я понимаю, в планах у Ариниэль то же самое. И только ты планируешь провести эту ночь, проспав ее.

– Бедняжке Ариниэль бубудет тяжело реализовывать ее планы с тобой спяспящим, – сквозь смех и слезы выдавила я.

– Ты уж ее поддержи, – доверительно похлопал по плечу Тамир красного как рака Филадила.

Закончив ужин, Ариниэль с Филом отправились в свою комнату. Мы с Тамиром не удержались и пожелали Филу хорошо выспаться, и со смехом выслушали его злобное шипение.

Как только дверь за ними закрылась, Тамир привлек меня к себе и, уткнувшись мне в волосы, прошептал:

– Как же я по тебе соскучился, Ти.

– Я тоже по тебе соскучилась, – ответила я, крепче прижимаясь к его груди. – И еще кое по кому – я подняла голову, хитро взглянула я ему в глаза и запустила руку ему в штаны.

Трактир гудел, а мы как сумасшедшие целовались и срывали друг с друга одежду. Затем Тамир нежно уложил меня на кровать, а сам застыл, пожирая меня взглядом. Я бесстыдно раздвинула ножки, позволяя ему любоваться собой, а сама любовалась им. Его совершенным телом и прекрасным лицом, такими любящими и любимыми глазами и естественно его гордо торчащим достоинством. Один только вид этого мужского органа, приведенного в полную готовность, заставлял все у меня внутри сжиматься и пылать.

– Ммм – непроизвольно застонала я.

Этот полустон полувздох послужил для Тамира сигналом, и он медленно и нежно овладел мной. Всю ночь мы не прерывали наших поцелуев и ласк и только ближе к утру мы погрузились в сладкий сон, так и не разорвав наших объятий.


Глава 6 | Хроники Алаварна | Глава 8