home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Охота и охотники (начало)

После посещения надгробия, как обычно находящегося у самого выхода из города я еще немного постоял около него, прикидывая — пошнырять мне еще по улицам в поисках побочных квестов, или ну его? В результате решил что ну его — мороки больше чем прибыли. Как уже показала практика, в этой игре все самое интересное попадается на каких-то кривых и побочных путях. А набрать квестов вроде «Принеси десять волчьих клыков» или «Собери десять одуванчиков полевых, лекарственных» дело нехитрое, да и выполнить их несложно. Но ведь скучно. Я не осуждаю людей, задающихся целью выполнить вообще все квесты в игре — не в конкретно этой, а вообще. Я не называю их «задротами». Просто — они такие, а я вот такой. И это не хорошо и не плохо.

Еще раз хлопнув себя по лбу, я добежал до ближайшего вендора и скинул ему весь накопившийся в сумке хлам — какие-то шкурки, ятаган злобного, но полагаю теперь пожизненно покойного орка Ээуыхха, еще какой-то хлам — в общем шесть золотых за все. Я и не торговался даже — лень. Ну, советовала матушка на пару с бабулей торговаться, — но не каждый же раз.

На выходе из Фладриджа я ожидал увидеть очередную дорогу из желтого кирпича, но нет. Оказалась, что тут дорога сначала замощена досками, а через километр она и вовсе превратилась в обычную, земляную. То ли шутки разработчиков, то ли жадность бургомистра. В целом — разрыв шаблона, конечно.

Идти мне было далековато. По дороге километров пять — на глазок, да потом еще по лесу. Если каждый день покрывать такие расстояния — размышлял я — то со временем можно к этому привыкнуть, а потом и нравиться начнет. Тем более мне было о чем поразмыслить на ходу.

Об эксперименте с народным сознанием, который дал такие неожиданные, но забавные результаты, о третьем очерке, который я уже придумал, и который оставалось только записать. И о четвертом тоже, который тоже уже сформировался в голове. О том, что я вроде обещал Эльке сгонять с ней в Испанию, но так этого и не сделал. И знаете — хорошо думалось. И я очень расстроился, когда у меня выскочило сообщение:

«Внимание. Рядом находится игрок с именем „Ээуыых“, занесенный вами в черный список»

и дорогу мне загородили три фигуры.

— А ты думал, что от нас так легко отвязаться? — раздался знакомый, уже даже где-то родной голос Ээуыыха.

— Слушай, ты за мной следишь что ли? — спросил его я. — Чего тебе спокойно не живется, а? Ты меня раз убил. Потом я тебя разок. Ну и все. И квиты. И разбежались.

— Ятаган мой где? — спросил орк. — Продал поди, собака?

— Не поверишь — полчаса назад — честно ответил я — в Фладридже. Если побежишь быстро-быстро — может еще выкупишь. Вендор самый ближний к выходу. Ну тебе ко входу значит.

— Вот тебя сейчас прибью — и побегу.

«Беги-беги» — подумал я. «Там тебя и примут. Я там минимум двоих из Гончих видел. Они тебе такой ятаган выдадут. Будет тебе там и белка, будет и свисток. Хотя странно, что он в город идти не боится. Может просто не знает, что на него охота объявлена?».

Кстати, а враги-то мои одеты куда более хреново, чем в наши предыдущие встречи. Как-то они облезло выглядят. Видать спешно выгребли из своих комнат то, чего там было, на аукцион не ходили.

— Как-то бомжевато выглядите, мальчики. Денежек нету?

— Да мы очень спешили — ответил Ээуыых. — Тебя боялись пропустить.

— А с чего вы взяли, что я тут пойду?

— Так дорога одна. Ты ж тогда явно в город шел. Город в том направлении, куда ты шел только один, вот мы сразу после смерти похватали что было в комнатах, свиток последний использовали и в Фладридж. А потом тут засаду устроили — не пойдешь же ты назад в Торкбридж. Квестов в Фладридже наберешь и вперед пойдешь. Сутки сидели, никого не трогали, из игры по очереди выходили, чтобы поспать — но тебя дождались.

«Логично, в уме не откажешь. Вот почему собственно их никто из Гончих не урыл ни разу — они все это время тут торчали. Они действительно не знают, что они сутки как объект охоты».

Я был абсолютно спокоен от осознания того, что моя смерть будет практически сразу отомщена, и от того, что даже сдохнув, я особо ничего не потеряю — наиболее ценные предметы в гостинице, деньги там же, а нынешняя сбруя и оружие — так аукцион мне в помощь. И получше куплю. А мысль, о том сюрпризе, который ждет моих уже закадычных врагов, меня безумно тешила.

Поэтому я совершенно спокойно сказал:

— Ну че, шелупонь! Айда к блатному! — и встал в боевую стойку.

Орки похоже маленько оторопели от такого моего спокойствия и наглости. По крайней мере, обходить с двух сторон они стали меня как-то немного опасливо и даже неуверенно, видимо не зная, чего ждать от чувака 22 уровня, готового драться с тремя противниками, да еще и более высокоуровневыми.

Я спокойно смотрел, как они берут меня в «клещи». Явно убивать меня собирался сам Ээуыых, дабы забить возникший у него комплекс. Двое остальных должны были его страховать и если чего пойдет не так прибить меня, чтобы грешным делом я не нанес их лидеру вреда. О длительных мучениях речь не шла, стало быть Ээуыых по каким-то причинам отказался от этой мысли. Может зауважал, может опасался моего клана, — а ну как еще кто из придорожных кустов вылезет. Второе было более вероятным. Эта мысль меня повеселила и я улыбнулся.

— Лыбься, лыбься — процедил орк. — Сейчас тебе не до улыбок будет!

— Не, не, не — ответил ему я. — Ты же порядочный злодей. Ты должен сказать мне что-то вроде «Я сейчас сотру эту улыбку с твоего лица своей сталью». Ну, или там «Эта улыбка будет на твоем лице, когда я снесу твою голову с плеч».

— Давай босс — сказал один из подручных Ээуыыха по имени Грык. — Слышишь, кто-то на лошади едет!

Совсем недалеко от нас и впрямь был слышен цокот конских копыт. Судя по всему, кто-то куда-то ехал неспешной рысью.

— Это непись, они в такие дела не лезут — ответил орк. — Да игроки рысью и не ездят. Да и нет в таких локациях конных игроков. У тех, кто тут качается, денег и умений на лошадей нет. А хаи тут только портально бывают.

— Да прям — влез в разговор я. — Это кавалерия меня спасать едет. Всадники со станции Роса!

— Да кому ты нужен. Ну, повезло тебе раз. Думаешь, всю жизнь везти будет?

— Кому повезет, у того и дракон снесет — не полез в карман за словом я.

Вместо ответа Ээуыых нанес верхний удар саблей, который я принял на щит. Скинув удар с щита вправо я ткнул палицей в живот орка, надеясь если не пробить его защиту, то максимально оттолкнуть его от себя.

— Держитесь, дружище! Я уже рядом! — услышал я голос откуда-то сверху и дробный звук копыт.

— Чего за… — Грык не закончил фразу. Его прободало длинное копье, которое держал в руке всадник на вставшем на дыбы коне.

— Твою мать! Ты кто вообще такой! — возмущенно заорал Ээуыых, вполоборота повернувшись к всаднику. — Ты же непись! Почему?

— Потому! — ответил я, нанося ему удар в височную часть головы и про себя сказавший — «Меч возмездия». Ну не упускать же возможность?

Удар был не только усилен скиллом, но похоже прошел и критом, потому что жизнь орка резко ушла в красное деление.

— Ээээ! — заорал он — и попытался достать меня снизу, нанеся серповой удар саблей.

Я подпрыгнул и махнул палицей еще раз, и снова попал в голову. Вот собственно на этом и закончилась очередная наша с Ээуыхом встреча. Два-один в нашу пользу.

Незнакомый мне непись в это время спешился, достал длинный меч и крайне ловко прибил третьего спутника невезучего Ээуыыха, орка по имени Мрук.

— Это все, враги кончились, милсдарь? — обратился непись ко мне, снимая шлем.

— Ну по ходу да — ответил я ему, вглядываясь в его имя.

— Позвольте представиться — тут же сказал непись. — Гунтер фон Рихтер, рыцарь Ордена Плачущей Богини.

Этот Гунтер фон Рихтер был совсем еще юным рыцарем, с открытым лицом, непослушным хохолком русых волос и с белозубой улыбкой. Впрочем он являлся еще обладателем длинного меча, широких плеч и боевого коня — что меня и спасло.

— Аааа. Вот оно что — сказал я вслух. — А я-то понять не могу — кто мой спаситель?

— Священная обязанность рыцарей ордена Плачущей Богини — помочь любому попавшему в беду, особенно если это друг ордена — немного пафосно, но искренне сказал рыцарь.

— Хорошая обязанность, правильная — поддержал его я — твори добро на всей Земле!

— Где? Причем тут земля? Я ж не пахарь! — непонимающе посмотрел на меня рыцарь.

— Да неважно. Спасибо вам Гунтер фон Рихтер, они бы меня непременно убили, если бы не вы. Не скажу, что это было бы страшно, но как минимум неприятно.

— Смерть не бывает приятной и нестрашной. Но и умереть можно по-разному — наставительно сказал Рихтерт. — Впрочем, рыцарь всегда готов к смерти. Такое уж наше ремесло.

— Ну да. Самурай должен, прежде всего, постоянно помнить, что он может умереть в любой момент, и если такой момент настанет, то умереть самурай должен с честью. Вот его главное дело.

— Отлично сказано. А кто такой самурай?

— Это очень далеко на востоке есть такой народ — самураи. Все в белых портках, в белых куртках и с мечами. И все сплошь воины. Вот они и изобрели свои правила и назвали — Кодекс воина. Бусидо, если по ихнему. А потом их Магистр, по имени Дайдодзи Юдзана их записал.

— Интересно было бы прочитать. У нас тоже есть Кодекс. Правда, он небольшой и не так славно сформулирован. А вы собственно куда направлялись? Если в Фладридж — мы могли бы проделать путь вместе. Беседа с вами весьма интересна. Мой отец говорил — дорога с хорошим попутчиком короче вдвойне.

— Извините дружище, но я как раз из Фладриджа. Дело у меня образовалось. Ведьма покоя местным жителям не дает, вот я и подрядился ее пришибить.

— Ведьма? — рыцарь подобрался как терьер, почуявший лису.

— Ну да. Она тут где-то неподалеку обитает.

— Вы не будете против, если я к вам присоединюсь? Обет, давно произнесенный мной, вменяет мне в обязанность изничтожать ведьм, где бы я их не увидел.

— Против? Да вы шутите. Почту за честь и величайшую радость.

Еще бы. Заполучить рыцаря-НПС в спутники. Пусть и с тараканами в голове — но ведь и с мечом. Пусть на себя первый удар примет, а там видно будет.

— Далеко ли отсюда эта нечестивая тварь? — сурово и деловито спросил Рихтер.

— Да нет — ответил я. — Версты три, но лесом.

— Версты? — поднял брови Рихтер.

— Ну, в общем нет, недалеко. Минут пятнадцать ходу.

— Так чего мы тратим время?

Рыцарь вдел копье в специальный крепеж на сбруе коня, снял щит, висящий на крюке, приделанном к седлу и закинул его на спину.

— А лошадка? Не украдут? Не убежит?

— Неет — Гунтер потрепал коня по холке. — Он умный и в обиду себя не даст! И уж точно не убежит. Пошли?

— Кхе-кхе — раздалось у меня за спиной.

Это было неожиданно. Я подпрыгнул и в развороте поднял палицу. Увидел стоящего передо мной человека, опустил палицу и открыл рот.

Передо мной стоял долговязый человек в черном костюме, белой сорочке и черном галстуке. И с чемоданчиком.

— Гордона Фримена я не видел. И вообще — я не при делах, — на автомате вырвалось у меня.

А вы чего ждали? Увидеть такой типаж в игре. Тем более фэнтазийной.

— Позвольте представиться. Игровой администратор номер 19.

— А имя? — спросил я.

— Номер 19. Это имя.

— Милсдарь Хейген. Вы с кем говорите? — немного обеспокоенно спросил меня Гунтер.

— Неигровой персонаж нас не слышит — пояснил номер 19.

— Не слышит — согласился я — но волнуется. Вы сейчас мне что-то скажете и уйдете. А он меня за душевнобольного примет. А мне с ним еще ведьму бить между прочим.

— Для вашего спокойствия — номер девятнадцать щелкнул пальцами и Гунтер фон Рихтер застыл на месте.

— Итак, уведомляю вас — бесстрастным голосом сообщил номер 19 — что игроком Ээуыых была подана жалоба, входящий номер 14347, о несанкционированном вмешательстве в его игровой процесс неигрового персонажа класса «Рыцарь», что повлекло его игровую смерть, смерть его соратников и проигрыш в поединке. Вы что-то можете сообщить администрации игры в моем лице?

— Конечно могу — сообщил я номеру 19. — И много. Во-первых выигрыш в поединке был конечно несомненный — втроем-то на одного.

— Несущественно. Процесс убийства игрока игроком заложен в игровой процесс. К тому же жалоба не на вас, а на неигровой персонаж. Вы являетесь свидетелем. Если не желаете давать свидетельские показания, вы можете отказаться от дальнейшей беседы. В этом случае неигровой персонаж будет деактивирован, а ситуация возвращена в первоначальное состояние. В случае доказательства вины неигрового персонажа, будет произведена та же процедура.

Ого! То есть если я промолчу, то я окажусь в компании трех злых до чертиков орков, жаждущих моей смерти. И угроблю этого славного и полезного мне рыцаря.

— Желаю дать показания — резво сообщил я. — Немедленно причем. Неигровой персонаж Гунтер фон Рихтер действовал абсолютно правильно — и в игровом и в человеческом (Что за бред! Какой человеческий фактор? Он программа!) смысле!

— Доказательства?

— Обратите внимание на принадлежность неигрового персонажа к ордену Плачущей Богини и на мой личный статус друга вышеупомянутого ордена и исходящие из него обязательства персонажа Гунтера фон Рихтера передо мной.

Номер 19 минуту помолчал, видимо считывая информацию.

— Жалоба 14347 рассмотрена. Игровой персонаж действовал в рамках заложенной в него программы. Отказать игроку Ээуыых в удовлетворении его требований.

— Это он, гад, специально так! — наябедничал тут же я. — Сознательно вводил в заблуждение администрацию. Он такой!

Номер 19 покачал головой.

— Любой игрок имеет право подать жалобу, и мы обязаны быстро и беспристрастно рассмотреть ее. Игрок Хейген, за добровольную и объективную помощь в рассмотрении жалобы вы заслуживаете поощрения со стороны администрации. Желаете получить награду?

У меня чуть не сорвалось «Нет, блин», но я удержался. Этот номер 19 запросто мог расценить это как ответ.

— Разумеется!

Номер 19 щелкнул пальцами.

На вас наложено благословение «Левая длань Творца»

+ 20 % защиты от урона огнем

+ 20 % защиты от урона холодом

+ 15 % защиты от ментального воздействия

+ 20 % к жизненной силе

+ 15 % к скорости восстановления жизненной силы

+ 15 % к скорости восстановления маны

Время действия — 1 час

— Ух ты! — восхитился я. — И это только «Левая длань». Чего ж там в «Правой»-то тогда?

— Если у вас нет вопросов я удаляюсь — сообщил мне номер 19.

— Спасибо за баф. И это, Гунтера разморозьте. Мне еще ведьму бить.

— Как только я уйду, он придет в себя. Желаю хорошей игры.

И номер 19 исчез. Ну, знаете, как исчезает изображение в телевизоре. Хоп — и нету. Темнота и жар.

Гунтер встрепенулся:

— Я заснул что ли?

— Да нет, просто моргнул так. Долго. Пошли что-ли?

И мы пошли.

Все-таки мне очень нравиться местный лес. Никаких буреломов, сухостоев, буераков и партизан. Идешь, птички поют, травка шелковистая и пахнет приятно.

— Скажите милсдарь Хейген, а что еще есть в той книге, что написал воин с Востока?

— Ну там много чего есть — ответил я. Еслия ему сейчас все процитирую придется объяснять кто такой «сегун», что такое какэмоно и почему самурай не должен ложиться ногами в сторону резиденции сюзерена. Долго будет.

— Ну скажите еще хоть одну их мудрость — попросил Гунтер.

— Если на войне самураю случится проиграть бой и он должен будет сложить голову, ему следует гордо назвать своё имя и умереть с улыбкой без унизительной поспешности.

— Да, это так. Мы с вами об этом и говорили. Непременно совершу паломничество на Восток. Вы туда не собираетесь кстати?

Опять восток. Такое ощущение, что меня сегодня просто подталкивают туда идти. А может это и не ощущение? Может так и есть?

За деревьями показался премиленький домик. Весь такой аккуратненький, с красной крышей, зелеными ставенками и белыми стенами. Стоял он на очаровательнейшей полянке, освещенной солнечным светом и покрытой цветами.

— Это логово ведьмы? — уставился я на Гунтера. — Ну не фига себе!

— Ведьмы хитры, — качнул головой Гунтер. — И глаза могут отвести и вообще. Не верьте ничему милсдарь Хейген.

Я еще раз глянул на него и сверился с картой. Я стоял в самом центре красного пятна.

— Ну да, мы на месте — сказал я рыцарю. — Пошли. Будем поглядеть.

Мы вышли на полянку и первое что увидели — очаровательную старушку, с седыми, аж белыми кудряшками, румяным морщинистым личиком, в белом переднике и с вязанием в руках, словно сошедшую с рождественских открыток. Она сидела на скамеечке около домика и вязала что-то, внешне напоминавшее большой носок. Услышав наши шаги, она подняла голову.

— Здравствуйте благородные рыцари — сказала она приятным голосом. — Что привело вас сюда?


Рыцарь и бургомистр | Акула пера в Мире Файролла | Охота и охотники (продолжение)