home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Толстый Вилли и его шутка

Как-то так получилось, что вся моя предыдущая жизнь научила меня тому, что если принял решение и обдумал его — сразу его реализуй. Этому учил меня КВН, потом армия и весь мой журналистский опыт. Потому что если сразу не реализуешь — то потом или передумаешь, или заленишься, или обскачет кто-нибудь. Такое человек существо, что если сразу не сделал что-то, то потом найдет тысячу поводов этого вовсе не делать.

Поэтому я сразу решил сделать две вещи которые задумал — поставил вариться сосиски, и после этого вытащил с антресоли коробку, куда добросовестно сваливал старые бумаги и сотовые телефоны, записные книжки и ежедневники.

— Где ж он был-то? — искал я телефон Толстого Вилли. — Я ж помню, что записывал его в книжку. Еще тогда Надька Мамедова была, мы бухали, и она все ржала надо мной — мол кто сейчас книжкой записной пользуется, когда есть телефоны, планшеты и виртуальные ежедневники. А я ей еще сказал — вот исчезнет электричество совсем, сдохнут все гаджеты — а у меня телефон Толстого Вилли — хоба — и есть. А она мне — если все электричество сдохнет, то на хрена тебе его телефон? А я ей — я этим листочком костер разведу. И пока мы с ней говорили, Вилли как раз свалил по-английски. А вот он!

Я нашел телефон Вилли и внутренне взмолился чтобы:

1 — Вилли не поменял этот телефон;

2 — Вилли его пожизненно не отключил;

3 — Вилли был в реале или хотя бы вышел в него в течении ближайшего месяца;

4 — Вилли не угодил за это время (а мы не виделись года два… или три) в сумасшедший дом (на предмет усиленной геймерской деятельности) или в клинику связанную с ожирением (фастфуд… чертов фастфуд…);

5 — Чтобы Вилли за это время попросту не дал дуба.

И — ух ты — после третьего гудка трубку сняли и знакомый с детства голос тягуче произнес.

— Да, я вас слушаю.

— Вилли, нефига себе. Днем и в реале. Чего случилось то?

— А, Никифор привет (в школе, да и после нее меня звали Никифор или Киф — производная от фамилии Никифоров). Я ж на работе. Кто ж мне тут даст играть.

— Ты на работу устроился? Ты ж нонконформист, борец с системой. Пассивный конечно. Чой та? Смена идеалов?

— Я с системой борюсь, она со мной. Я с ней в сети, она со мной в реале. Я программным кодом, а она голодом, отсутствием тепла и табака. Кушать захочешь — и на работу пойдешь. И про пассивного ты полегче. Хорошее слово, но есть в нем что-то… «Пассивный борец» — звучит как-то оскорбительно. Тебе чего надо, чего звонишь-то? Ясно что не просто так — ты уж года три как не появлялся.

— Ты в Файролл играл? — напрямую спросил я.

— И сейчас играю. Ну не прям сейчас конечно, но каждый вечер в игре — промедлив секунд десять ответил Вилли. — А тебе зачем?

— Статью я пишу о Файролле. Вот начал играть. Денек поиграл, шестой уровень взял, тут меня и грохнули. Вилли, вряд ли во всей этом мире есть человек, который лучше чем ты объяснит мне как, чего, куда и почему.

Мне показалось, что Вилли как-то с облечением выдохнул.

— Да конечно, не вопрос. Ты где сейчас?

— В Эйгене. На точке возрождения.

— А, это у Западных ворот. Налево от входа, метрах в трёхстах, есть таверна «Одинокий тролль». Недорого и прилично. И кабинеты есть, чтоб не помешал кто спокойно поговорить… Давай там в 19–00 по Москве. Я с работы приду, пожру и туда.

Я согласился не думая.

— Тебя сколько раз на перерождение-то пустили? — поинтересовался Вилли.

— Один.

— Всего? Уууу. Я по первости столько летал. Раз триста, если не больше. Ладно, до вечера!

И Толстый Вилли повесил трубку.

Ну да, унизительно — твердил я себе — но в конце-то концов тут каждый второй так бегает. В подштанниках. И потом, это — не реал.

Я пытался заставить себя дойти до кабака «Одинокий тролль». Вроде бы — триста метров, чего тут идти. Ну да, вот только это не маленький городок, где бродит максимум два десятка игроков. Это Эйген, столица. И эти триста метров идут как один к трем по сравнению с большинством мест Файролла. А потом еще таверна, где встретят глупым ржанием и шуточками.

И все-таки я заставил себя встать и пойти. Когда я вошел в ворота, я ждал какой угодно реакции кроме той, которую получил.

— Чего браток, полетать отправили? — спросил бородач-лучник, проходящий мимо.

— Я б дала тебе штаны, но я их не ношу — с сочувствием сказала магичка, стоящая у книжной лавки.

— Ох уж эти агры — пробурчал мрачный гном — открой окно обмена.

Я открыл и туда упали десять золотых.

— Портки купи. И рубаху. Не срамись — сказал гном и не слушая моего «Спасибо» быстро уковылял на коротеньких ножках.

Надо же, — удивился я. — Народ-то большей частью отзывчивый.

Я почти уже дошел до таверны, когда услышал рев, в котором почти не было ничего человеческого.

— Эй, голопопый — горлопанил здоровенный варвар, весь в железках и с огромным боевым молотом за спиной — иди сюда, я спою тебе колыбельную.

Я ведь уже упоминал о том, что у Толстого Вилли крайне специфический юмор. Ну вот так оно и есть.

— Да ты подрос — сказал я ему когда подошел — поди, не каждая табуретка выдержит.

— Реализм — вот что главное. Согласи, смешно будет мне с моими 140 килограммами играть каким-нибудь худосочным эльфом. Открой окно обмена.

Он перекинул мне пять пар штанов, столько же рубашек и курток, меч, дубину, палицу и щит. Все самое недорогое, без дополнительных статов.

— Держи вспомоществование. Летать тебе еще не перелетать, хоть будет что одеть. Один комплект одень, остальные в комнату положи.

— Куда? — спросил я.

— Ты мануал вообще читал?

— Ну, я так, почитал гайды по прокачке, по истории мира.

— Вот ты дятел. Ладно, смотри — ты можешь зайти в любую гостиницу, там тебе предоставят комнату. Ну, не бесплатно конечно, но и не смертельно дорого. Это твое личное помещение, кроме тебя туда могут пройти только те, кого ты сам пригласил и только в твоем присутствии. Вещи, оставленные там, никогда не пропадут и их кроме тебя никто не заберет. Поэтому все наиболее ценное и нужное, что не надо постоянно носить с собой, надо держать там.

— Век живи — век учись — подхалимским тоном сказал ему я.

Одев штаны и прочую одежду я почувствовал себя более уверенно.

— Вилли, а можно я тебе еще вопросы позадаю? — спросил у него я.

— Пошли в отдельный кабинет и на все вопросы будут ответы. Или не будут — смотря что за вопросы.

Мы прошли в отдельный кабинет — в таверне были и такие.

— Ну чего у тебя за вопросы? — сказал Вилли сделав заказ миловидной подавальщице — (Мяса и пива. Мяса много, пива в пять раз больше чем мяса).

— Не вопрос. Вопросы. Первый — как сделать чтобы агры не очень докучали?

— Прокачаться до большого уровня, обзавестись серьёзными шмотками и оружием.

— Это долго.

— Купить персонажа, уже раскачанного до серьезного уровня.

— А такое возможно?

— Возможно все. Очень многие качают персонажей на продажу. Это не слишком законно, но по большому счету администрация смотрит на это сквозь пальцы. Хотя, конечно, она, администрация, этого не любит.

— И сильно они гоняют за продажу персонажа?

— Да вообще не гоняют — недоказуемо. Ну, если только прямо в игре покупку-продажу не замутить. Но таких идиотов нет, по крайней мере я о таких не слышал.

— И сколько стоит персонаж?

— Ну, тут все индивидуально. Скажем, если бы ты решил продать своего — копейки бы не выручил. Кому он такой нужен. Если бы я решил продать своего со всеми доспехами и имуществом в комнате — на выручку купил бы квартиру. Не в самом центре, однокомнатную, но в пределах Садового кольца. Ну, а если топовые игроки станут продавать, там такие деньги будут…

— За твоего перса — квартиру?

— А ты как думал. Это — бизнес. Большой и серьезный. Тут такие деньги вертятся — мама моя. Да в любой игре класса «ААА» всегда серьезные деньги. В Корее вон какой-то черт аккаунт от сильно неновой игры продал — правда аккаунт козырный — все сеты собраны, все данжи пройдены, дракон ручной в комплекте, все квесты выполнены — в общем фулл. Десять лимонов подрезал.

— Долларов?

— Ну да. Там в корейских было, но если на баксы — десять миллионов.

— И чего он, этот игрок?

— А я знаю? Может автосалон открыл, может кофеварки делает, может долги раздал, может день и ночь деревянным мечом манекен бьет. Откуда мне-то знать.

— Я то думал — просто игра.

— Прям тебе, думал он. Тут, в игре народ живет, и кто наверху — живет неплохо. Не забывай, тут есть прямой перевод виртуального золота в живые деньги — а значит, есть белый и черный рынок. Вот например, скажи мне, какая радость в ПК? Нет, есть некоторое количество ушлепков с комплексами, школоты и просто нездоровых людей. Но многие ПКшат для заработка. Вот он грохнул игрока, забрал его шмотки и вещи. Пусть с каждого не так и много, но как говорил Раскольников «Десять старушек — это уже рубль». Все это продать, и получить за это игровое золото. Потом продать его и получить уже реальные деньги.

— Так это ж сколько надо перебить игроков?

— Так и им спешить некуда. С тебя серебрушка, с него серебрушка. Охотятся они по двое, по трое и скажем тройка ПКшников 23–25 уровня с нормальной амуницией свободно может завалить танка 40 уровня. А это не только деньги, но и вещи, которые можно скинуть на аукцион. Вот и считай. Но и это не все. Знаешь, какие бабки в кланах вертятся — ой-ой-ой. И чем круче клан, тем более серьезные деньги в него заряжены. Ну и отдача соответственная.

— А в чем отдача то?

— А вот тут старик думай сам. Есть темы, которые я и с школьными друзьями обсуждать не стану. Политика, понимаешь. Пиво вон пей.

Пока мы говорили, НПС-официантка принесла пиво и мясо. Вилли стал в себя заливать пиво литрами, я пока скромничал.

— А вообще если летать не хочешь, тебе надо к клану прибиваться. Только к хорошему, сильному клану. Чтобы ПКшник понимал — он тебя на перерождение отправил и все. И капут ему. Будет ему черный список клана и массовая охота по всему континенту. Только тебя в такой клан не возьмут.

— Почему?

— А на кой хрен ты им сдался. Шестой уровень, танк. Такого добра по Файроллу — стада бегают. Тебя только в нубоклан возьмут.

— Нубоклан?

— Ну да. Лузеры собирают кланы, специально в стартовых локациях и у выхода из Нублэнда пасутся и народ заманивают. Мол проведем паровозом по игре, все будет круто. А по факту свое эго тешат — мол да я, кланлидер… Есть у нас такой, Армендакил, рулит кланом «Великая армия Файролла». Как есть клоун. Народ назазывает и давай его строить по армейскому образцу. Народ посмотрит — ему-то это накой надо — за свои же деньги с неадекватом общаться? И ходу из клана. А он снова к Нублэнду и снова зазывает. Клоун…

— А к тебе в клан нельзя? Как кстати он называется?

— «Вестники ветра» называется. Но ко мне нельзя. Я конечно не последний человек в своем клане, но у нас прием с 45 уровня, не меньше. Бывают исключения, но только решением или общего совета или кланлидера лично. И в случае особой полезности. И это у нас еще мягко. У Седой Ведьмы в «Гончих Смерти» например ограничение 60+. И еще не всякого берут. Ты пей давай!

Я закинул в себя кружку и мир слегка поплыл в очертаниях.

— Так чего ж мне делать?

— Качайся. Развивай умения. А дальше — видно будет. Кстати у меня к тебе деловое предложение. Ты ж статью будешь писать?

— Буду.

— Упомяни мой клан — мол хороший клан, дружный, славный.

— Накой тебе это?

— Во первых пиар и здесь никому не мешает. Во вторых сто золотых. В третьих дотянешь до 45 уровня — тебе этого не забудут, будет лишний козырь. Ну как?

— Да не вопрос. И у меня просьба.

— Излагай.

— Не говори никому что я журналист. Не надо.

— Да тебя все равно никто не знает. Но — не вопрос.

Толстый Вилли перекинул мне сто золотых и поднял вверх кружку.

— Бахнем за сотрудничество и я преподам тебе последний урок!

Я бахнул эту кружку и понял, что я себя не контролирую. Что временно я стал Буратинкой — деревянным человечком. С коротенькими-коротенькими мыслями и пуговичными глазками.

А вот и последний урок — сказал Вилли и подошел к моей тушке разместившейся на полу — контролируй себя во всем. Тут не реал, вариант — стошнил и протрезвел не катит. Теперь с полчаса без движения будешь валяться.

И тут же в подтверждение его слов появилось сообщение:

Вы пьяны, как матрос. Ограничение в передвижении — от 10 до 30 минут

Он закатал меня в ковер, лежащий на полу и запихал под лавку у окна.

— Ы! — радостно улыбнулся он. — Хорошая шутка! Если что — стучи в личку!

— Шутник — думал я — то-то все подливал. У него-то небось навык алкоголить до упора раскачан!

Вообще, шутки Толстого Вилли всегда отличались непредсказуемостью, как я и говорил. Помню в школе его заложил классной руководительнице, за какой-то грешок, один наш одноклассник, так Вилли в столовой исхитрился и сыпанул стукачу в кофе слабительного напополам с рвотным. Потом стоял в сортире и с умилением смотрел, как этот бедолага не знает, какой стороной к унитазу повернуться. Специфический у его юмор в общем. Но в целом — удачно повстречался. Одежда, информация какая-никакая, сотня золотых — это лучше чем ничего. Жизнь-то налаживается!

В это время дверь в кабинет скрипнула и в него вошли, судя по шагам, три человека.

— А кто был этот здоровый? — спросил женский голос.

— Это Дикий Вилли из «Вестников» — ответил густой и басовитый мужской. — Да забудь. Герв, ну что скажешь?

— Мне не очень по душе то, что ты сделала, Элина, но теперь все равно ничего не изменишь. Решение принято и гарантии «Гончим Смерти» даны — сказал третий голос, также принадлежащий мужчине, но в отличие от первого голоса какой-то тихий, вкрадчивый.

Я вообще ничего не понял, но моя чуйка сообщила мне:

— Ну все, ты попал…


В большом мире | Акула пера в Мире Файролла | Волонтер клана