home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Старый воевода Хорнимир, превозмогая немощь, мерил княжеский двор широкими, тяжелыми шагами, бормотал под нос. Дружинники мертвого князя хмурились и молчали. Впервые за долгие годы Хорнимир не знал, как подступиться к разговору. Наконец он глубоко вздохнул, снял шелом и начал:

– Други! Признаться честно… ничего не понимаю. Олег на нашей земле, его дружины сильнее. Он может взять весь город силой, если захочет. Много крови прольется славянской. А мы…

– Нужно драться, – выпалил кто-то.

– Да подожди ты! – рыкнул воевода, продолжая вышагивать по двору.

Под прицелом сотен глаз Хорнимир беззастенчиво чесал лысый затылок, был похож на простого пахаря, который подсчитывает, как распорядиться скудным урожаем.

– Ратиться с Олегом без толку, – заключил Хорнимир. – Вы и сами это знаете. А признать власть за Олегом или этим мальчиком… как его?

– Шут его знает… То ли Ингорем, то ли Херраудом прозывают.

– Да, Чернобог разберет!.. Эх… Наш князь убит. И как бы горько это ни звучало: правда ныне на стороне Новгородца, не на облаке она, на земле этой, правда-то! Осколод, по всему выходит, был клятвопреступником…

Мы можем признать власть за княгиней Дирой, но нам не удержать Киева. Я-то свое пожил, а вы и сами сгинете, и семьи свои погубите. Нужно покориться.

– Легко же ты сдался! – выпалил Добродей. Со всех сторон послышались одобрительные крики. Впрочем, они были слабей и неуверенней, чем хотелось старшему дружиннику.

– Верно воевода сказал. Ты, Добродей, себя новому богу препоручил, а у нас жены, детишки… – посетовал кто-то.

Хорнимир ни капли не смутился, смело встретил взгляд Добродея. «Мальчишка! Бородой разжился, а ума не нажил…» – с горечью подумал воевода, но кивнул:

– Самому тошно. И все же это разумное решение. Зачем драться с Олегом? Если примкнем к Новгородцу…

– Мы присягали Осколоду! – крикнул кто-то.

Но и от этого возгласа Хорнимир отмахнулся и продолжил рассуждать, вроде бы и с собой говорил, а как бы и со всеми:

– Знаю. И клятва обязывает нас беречь Диру и ее право на престол. Эх, жаль, наследника у Осколода нет… Боги, видать, разгневались… Но Дира – да, тоже может княжить… Только… Будет ли? Она у себя в покоях заперлась. Слышите, как воет?

И снова молчание, тяжелое и злое. Только редкие вскрики княгини режут слух.

– Олегу простой люд каждые ворота отворил. Булгарский конец прислал старшин – присягают. Я говорил с Олегом. Он крови не боится, но и не желает ее. Варяги всюду имеют дозор, сейчас Новгородец хозяйничает в Киеве. Княжий терем и крепость обещал не трогать, пока… и нас не тронет, до поры.

– Мы должны оставаться с Дирой, – тяжело отозвался Златан. – Осколода защитить не смогли, так хоть ее…

– Детский лепет, – крякнул воевода.

– Это по чести! По правде!

Хорнимир махнул рукой:

– Пусть так. Кто хочет – может оставаться здесь и кровь пролить, когда Олег пойдет к княгине. Кто не хочет вступаться за Диру – могут по домам или в ноги к Олегу. Осуждать никого не будут. Корить – тоже.

Добродей шагнул вперед, руки чесались выхватить испытанный меч и решить вопрос, как подобает мужчинам, а не меряться языками. Но больно стар противник.

– Ты сам-то как поступишь, воевода?

– Олег прав в главном, – отозвался Хорнимир, – но я не могу поступиться клятвой, кою давал Осколоду и Киеву. И даже когда он предал веру предков, я ему не изменял. И сейчас я не знаю, как поступить. От той клятвы лишь сам себя могу освободить, чего бы Олег ни твердил.

– А что говорит твоя совесть, воевода? – не унимался Добродей.

– Моя совесть на стороне Киева, – буркнул тот. – Понимай, как хочешь.

«Я – словен, и Киев мне, по всему выходит, до балды. Но как изменить Дире? Никак не можно!» – подумал Добря, но смолчал.


* * * | Кровь на мечах. Нас рассудят боги | * * *