home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 40

Марикета взглянула в зеркало и слегка склонила голову.

— Первый раз смотрю на собственное отражение за последние несколько месяцев, — обронила она и добавила, обращаясь к ликану: — Не удивительно, что ты меня любишь. Разве я не самая прелестная прелесть?

— Оставь свои чары. Они не заморочат мне голову. У меня паршивое предчувствие, — пробурчал Макрив. — Ты отвернёшься тут же, как только почувствуешь, что дело неладно. Поняла?

Марикета кивнула:

— Ясно-ясно. А теперь поставьте два зеркала по обеим сторонам от меня.

Конрад осторожно уложил Наоми на раскладушку и поднялся.

— Разбитые зеркала на стенах, это всё, что тут есть.

— Тащи. Давай, неси их ко мне.

Вампир отодрал порядочного размера осколок со стены студии. Кровь струилась из его пальцев, пока он заталкивал зеркало острым краем в щель в деревянном полу и устанавливал осколок так, чтобы тот стоял вертикально.

— Это сработает? — спросил Рос.

— Должно, — ответила Марикета, задумчиво глядя на его окровавленные руки: — Неси второе.

Он повторил процесс. Ведьма продолжала смотреть на кровь, и вдруг её глаза расширились, словно она что-то для себя поняла, а потом сузились до тонких щёлок.

— Вытереть их? — уточнил вампир. Мари заколебалась.

— Оставь так, — ответила она спустя мгновенье и сглотнула.

— Ведьма, что происходит? — Конрад вперил в неё испытующий взгляд.

Мари отвернулась с почти виноватым выражением лица и отрезала:

— Мы готовы.

Зеркала буквально нависали над ней. Мари сжала кулаки и закрыла глаза. Когда её веки распахнулись, глаза ведьмы выглядели… как ещё два зеркала, мерцающие и отражающие всё, на что они смотрели. Пальцы Марикеты разжались, и свет вырвался из одной ладони, облачённой в перчатку.

Конрад поспешил обратно к Наоми, но девушка постепенно истаивала. И чем больше тускнели очертания тела Наоми, тем ярче набирал силу свет в ладони ведьмы.

Марикета приподнялась в воздухе и зависла. И как только её ноги оторвались от пола, слова на неизвестном языке полились из уст ведьмы. И каждое слово падало в тишине, напоённое магией и мощью. Свободной рукой Мари сжала кулак вокруг шарика света над своей ладонью, так, словно брала в руки дух Наоми.

— Сейчас она исчезнет, — предупредила Марикета вампира, не отрываясь от зеркала.

Когда рука Наоми пропала из его руки, безумие едва не рвануло наружу, сметая остатки разума вампира. Халат, ночная рубашка, кольцо, которое он ей подарил, остались лежать на раскладушке, а её не стало.

Конрад сглотнул. Затем взял кольцо, решительно настроенный увидеть ещё раз, как Наоми его оденет.

— Найди её могилу. — Ведьма опустила указательный палец и принялась делать круговые движения, будто размешивала что-то. — Я восстанавливаю тело.

Вновь и вновь она двигала пальцем по кругу, прилагая немалые усилия, словно преодолевая огромное сопротивление. Заклинание начало действовать. Марикета задыхалась, хватая ртом воздух.

— Ты можешь сделать это, Марикета. Верни мне Наоми, — взмолился Конрад.

Свет над ладонью ведьмы сделался ещё более интенсивным. Воздух сгустился и наполнился чем-то зловещим. Напряжение нарастало. Казалось, что по стенам забегали какие-то существа.

Макрив оглянулся.

— Что-то это хреново выглядит. Мы явно делаем то, чего делать ни в коем случае нельзя!

— Заткнись Макрив, — прошипел Конрад, несмотря на то, что тоже чувствовал угрозу, разлившуюся в воздухе, будто они бросили вызов силам намного более могущественным, чем можно представить. Силам, которым ничего не стоило раздавить их, как букашек, за то, что набрались наглости их потревожить.

Марикета снова запела слова заклинания. Свет над ладонью нарастал и нарастал… Ведьма выпростала руки вперёд и послала ещё больше магической энергии, подкрепляя заклинание. Дом начал дрожать до самого фундамента.

— Я должна… туда пробиться. Нужно… постареть…

«Постареть?»

Она бормотала непонятные слова заклинания, пела колдовскую песню всё громче и громче, пока не сорвалась на крик. Окна в студии вылетели наружу, разлетевшись на тысячи осколков. Газеты взвились в воздух и закружились в порывах ворвавшейся внутрь бури.

— Бауэн, я… не могу удержать…

— Марикета! — С рёвом Макрив бросился к ней, пытаясь вырвать Мари из зеркального плена. Но даже оборотень при всей его силище не смог сдвинуть с места эту хрупкую девушку, удерживаемую хваткой зеркал.

Серебряный глянец её глаз начал темнеть, словно они наполнились изнутри чернилами. А потом они стали чернеть непроглядной тьмой.

— Это плохо, плохо! — закричала Мари.

— Нет, Мари, не делай этого!

Бауэн закрыл ей глаза рукой, но кожа оборотня тут же начала гореть, и спустя мгновенье на ладони Макрива зияли две сквозные дыры.

— О, Геката, нет! — вскрикнула ведьма.

Свет над её ладонями взорвался, словно бомба, полыхнув так ярко, что на мгновенье Конрад ослеп.

— Это что такое было сейчас? — заорал вампир. — Что происходит?

Марикета с трудом выдохнула:

— Наоми… воплотилась.

Конрад завертел головой.

— Где она? Скажи мне!

— В этом вся проблема. Я… — Марикета умолкла на полуслове, замерла и, не шевелясь и не мигая, смотрела в зеркало.

— О, Боги! Только не снова, Мари! — Макрив прикрыл глаза ведьмы другой рукой, и две дымящиеся дыры образовались на второй ладони оборотня. Он дёрнул Марикету ещё раз, но всей его недюжинной силы не хватило, чтобы сдвинуть девушку с места.

— В чём проблема, ведьма? Где Наоми? — Конрад сходил с ума от желания увидеть её. — Где она воплотилась? — Вампир повернулся к оборотню: — Приведи свою ведьму в чувства, Макрив!

Ликан оглянулся через плечо, оскалив клыки:

— Думай, что несёшь, вампир! Я едва держусь, чтобы не перекинуться!

— Как же мне найти Наоми? Разбей к чертям собачьим это зеркало!

— Не выйдет… это может убить Мари.

— Тогда поставь что-нибудь большое перед её глазами, — выкрикнул Конрад, пытаясь сохранить остатки самообладания.

— Она сожжёт всё!

— И как долго она может оставаться в этом трансе?

— Долбаную вечность, вампир! — проревел Макрив. Радужки его глаз сделались льдисто-голубыми, образ зверя проступил сквозь его облик. Если ликан обернётся из-за того, что его пара в опасности, даже Конраду не под силу будет с ним совладать. — Как я, мать твою, и говорил тебе!

Конрад метался из угла в угол, вцепившись пальцами в волосы на голове:

— Иисусе, я не знаю где Наоми!

Ему часто снились сны, что её у него забрали, и как бы он ни старался, Конрад не мог до неё добраться. Кошмары о том, как она… пыталась вырваться из ловушки в полной тьме? Конрад стиснул лоб.

Вот почему ведьма не смогла вернуть Наоми к нему сюда. Наоми была в ловушке, запертая где-то. Вот только, проклятье, где же?

«Стоп…»

Если ведьма успела восстановить тело Наоми и поместить душу девушки в тело, но потом её прервали…

Догадка заставила его вздрогнуть.

— О, Боже, я знаю, где она! — И он не мог телепортироваться туда, потому что никогда прежде там не был. — Мне нужна машина!

Макрив и ведьма пришли через зеркало. Николай же уехал на своей машине несколько недель назад.

Оборотень не обращал на него внимания, скользя по подбородку ведьмы пальцами:

— Мари, любимая, чёрт, это будет адски больно. — Он глубоко вздохнул и сделал шаг вперёд, вставая прямо перед глазами ведьмы.

Кожа на его груди начала плавится, словно её сжигали лазерами, но Макрив сжал зубы, превозмогая боль.

— Девочка, — почти рыкнув, проговорил оборотень, — когда всё закончится, нас ждёт серьёзный разговор.


«Где я?»

Наоми проснулась в темноте, в сыром замкнутом пространстве, и заморгала, пытаясь хоть что-то рассмотреть вокруг. Во всём теле не было и намёка на боль, вообще. Ощущалось так, словно её рана зажила, исцелилась полностью. Мари сделала это! Но где же все? Почему она здесь совершенно одна?

Ужасающие подозрения закрались в её разум, но Наоми заставила себя не верить им. Её дыхание сделалось рваным и звучало всё громче в тесном пространстве, в котором она оказалась.

Когда головокружение отступило, Наоми приподнялась и тут же ударилась обо что-то головой.

— Не-е-ет, — простонала она, и её охватила дрожь. — Это невозможно.

Слёзы заструились по лицу девушки.

«M`ere de Dieu [123] … Этого не может быть!»

Наоми лежала в собственном гробу, захороненном на Кладбище «Сент-Луис № 1», в склепе, принадлежащем французской общине. По меньшей мере ещё тридцать гробов находились рядом.

«Конрад придёт за мной. Как-нибудь он меня отыщет…»

Но время мучительно тянулось. Казалось, уже прошли часы. Наоми вдыхала затхлый воздух, стараясь не думать о телах, разлагающихся вокруг неё.

Её собственных костей в гробу не было… Похоже, она по-настоящему воскресла. Её тело восстановилось, а значит, она снова жива.

И теперь это заново рожденное тело могло опять умереть…

Изо всех щелей поползли насекомые.

Наоми завизжала. Она истерично кричала, пока не израсходовала тошнотворный воздух настолько, что стало практически нечем дышать.


Глава 39 | В оковах мрака | Глава 41