home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 34

«Злобный, жестокий, с садистскими наклонностями, вечно алчущий крови».

Так думали о нём все, кого он захватывал и допрашивал, чтобы получить информацию о Таруте. Дурная слава знаменитого Конрада Роса была воистину притчей во языцех. Конрад устало вздохнул и опустился на ступени у парадного входа поместья, разглядывая кружку с кровью у себя в руках.

Они действительно считали его таким. Впрочем, это было хорошо… потому что на самом деле он уже не был тем прежним Конрадом Росом.

Уставившись в кружку, вампир прокручивал в голове события сегодняшней охоты. Это был последний шанс, последняя зацепка на пути его поисков, но все усилия в очередной раз пошли прахом. Он снова потерпел неудачу.

Конрад оказался в тупике. Нужно было начинать всё сначала, но он не знал с чего. Эта бесконечная гонка изнуряла его. Вампир безмерно устал. Но каждый раз засыпая, он видел всё более и более зловещие сны.

Во снах ему являлась Наоми в своём чёрно-белом призрачном образе, с бледной кожей и залёгшими тенями вокруг глаз. Она билась во тьме, словно в ловушке, рыдая и задыхаясь от ужаса.

Эти видения были столь мучительны для Роса, что он уже задумывался, не насланы ли они сонным демоном. Своего рода наваждение, которое Тарут мог использовать как оружие против своего врага.

Конрад практически перестал спать, вместо этого отправляясь на охоту в самые разные точки планеты, лишь бы там в это время была ночь.

Он побывал во всех убежищах демона, перетряхнул все логовища его соратников, неутомимо разыскивая хоть какую-то информацию. За время поисков на него дважды нападали. И оба раза с ним сражались смертные из Капслиги, которые на свою беду решили потягаться с Конрадом Росом. Конрад преподал им урок, но не стал убивать. Эти люди уж слишком незначительный противник для вампира, чтобы их убийство можно было оправдать самообороной.

А Тарут оставался неуловим.

Конрада долго грызли сомнения, не делает ли он всё только хуже, оставаясь рядом с Наоми. В конечном итоге Рос просто смирился с тем, что и так знал с самого начала — сделанного не вернуть, вред уже нанесён. Наоми в опасности с момента их встречи на вечеринке. Ему предложили воплощение его мечты, и он эгоистично принял это предложение.

Даже если бы Конрад ушёл и провёл вдали от неё тысячу лет, она продолжала бы оставаться бесконечно ценной для него, важнее всего прочего. И потерять эту девушку — самый ужасный его кошмар.

Ах, если бы он мог обратить её в вампира. Тогда бы она не была столь хрупка и уязвима. Но Конрад знал — женщины не переживают обращения. Ни одна из его четверых сестёр не восстала…

Тогда в глубине души он даже был рад, что этого не произошло. Сестры были такими нежными созданиями, что он просто не мог представить их поднявшимися из могилы с чашами крови в руках. Однако в последнее время Конрада посещали мысли, что ему хотелось бы увидеть, как они повзрослеют… Может быть, им удалось бы приспособиться и принять эту новую жизнь? Впрочем, этого не суждено узнать.

Опустошив кружку, вампир телепортировался прямо в ванную комнату, принял душ и побрился, давая Наоми возможность поспать подольше. Стоя под струями горячей воды, Конрад еле слышно выругался. Он совсем забыл распланировать этот вечер. Какой уголок мира показать сегодня Наоми?..

Когда он вошёл в комнату, Наоми уже не спала и встречала его улыбкой. Эта девушка заставляла сердце Роса стучать быстрее только тем, что находилась рядом.

— Ты уже встала и оделась? Но не для выхода?

Наоми была одета в красное неглиже, которое едва удерживало её пышную грудь. Распущенные волосы свободно ниспадали на плечи, как ему нравилось. Несмотря на усталость, избитое и измученное тело вампира тут же пробудилось под полотенцем.

Каждый раз, когда он обладал этой девушкой, он всё глубже увязал в её чарах. После трёх с лишним сотен лет бесплодных мечтаний о сексе у него накопилось множество нереализованных желаний. И она продолжала осуществлять их, потрясая мужчину до глубины души.

— Я не хочу выходить сегодня вечером, — заявила Наоми. — Мы можем отдохнуть и здесь, — она села на постель и похлопала ладошкой, приглашая присесть рядом с собой. — Давай я сменю повязку на твоей руке.

Конрад глянул на неё с подозрением.

— Ты опять что-то задумала? Намереваешься вынудить меня что-то сделать?

Наоми потянулась за бинтами:

— У меня кристально чистые намерения в отношении твоего тела.

Стоило Конраду опуститься на постель рядом с ней, как она приподнялась на колени и обмотала бинтом руку мужчины.

— Эта твоя охота… тут дело не только в том, кто из вас первым нанесёт удар, я права? — вдруг спросила Наоми. Конрад кивнул, и она потребовала: — Расскажи мне всё.

— Только после того, как ты раскроешь свой секрет, — тут же воспротивился вампир, потому что мысли об этом уже проели ему мозг.

— Ты хочешь, чтобы мы поссорились, Конрад? Я предпочла бы провести эту ночь, массируя твою спину и занимаясь с тобой любовью, но если ты настаиваешь…

— Ты должна знать, я позволяю тебе уходить от ответа, лишь пока у меня есть незаконченные дела, но когда я освобожусь, вызнаю всё, что ты от меня скрываешь.

У Конрада имелось две теории. Возможно, она заключила сделку с чародеем, одним из тех, к кому он тоже хотел в своё время обратиться, чтобы воскресить её. Какой-нибудь колдун вполне был способен вернуть ей смертное тело, но их братия в уплату за услуги могла потребовать выполнения совершенно немыслимых и ужасных обязательств.

С другой стороны, такие чары были под сноу и ведьмам, но Конрад сомневался, что тут приложила руку ведьма. Несмотря на заявления Наоми о том, что у неё «достаточно денег», все её сбережения за восемьдесят лет инфляции давно могли превратиться в ничто. Так что вряд ли у Наоми нашлось бы достаточно средств, чтобы могущественная ведьма хотя бы приехала на встречу с ней. Конрад слышал, что некоторые из них носы воротят даже от миллионных сделок.

— Quel doiimiage [121], как жаль, — вздохнула Наоми. — Если ты не отступишься мы так и будем ссориться. А мы могли бы насладиться этой ночью. Лучше расскажи мне, куда сегодня завела тебя охота?

— В Москву.

— Ты был осторожен?

— Я всегда осторожен, — но его ответ даже близко не был правдой. Чтобы достать осведомителя, у которого могла быть хоть какая-то информация о Тару те, Конрад устроил засаду в под земном логове демонов и был вынужден отбиваться от двух шаек одновременно, пока вытаскивал воющую жертву за рога на поверхность.

Даже осознавая, что у него появились причины быть более осторожным, потому-что кое-кто очень важный ждёт его дома, Конрад не мог позволить другим думать, что он изменился. О Господи, но как же он изменился!

Сегодня Конрад выдвинул осведомителю свой обычный ультиматум: «Говори, или я выпью тебя досуха и узнаю всё сам, а потом перебью всех, кто есть в твоих воспоминаниях». Но эта крыса так воняла страхом и дешёвым пойлом, что Конрад не только не смог заставить себя выпить крови демона, он нашёл эту перспективу отвратительной.

Ведь перед этим он целовал сладкие губы Наоми Как можно пить из грязного демона, а потом этим же ртом прикасаться к своей Невесте?.. Слухи о его прошлой жестокости пока что помогали Росу поддерживать репутацию, но однажды настанет день, когда кто-нибудь распознает блеф. И что будет тогда? Что будет, если для того, чтобы защитить свою Невесту, ему придется стать прежним?

Если он будет вынужден это сделать, Конрад снова превратится в наводящего ужас красноглазого падшего.

— Ну вот. Готово.

Наоми закончила бинтовать руку, запечатлев поверх повязки поцелуй. Странно, Конрад без колебаний и страха мог ворваться в логово демонов, битком набитое его врагами, но глядя на эту миниатюрную, улыбающуюся ему балерину, он чувствовал, что боится до чёртиков.

С её появлением всё в его жизни перевернулось с ног на голову. Была ли его жизнь столь великолепна до неё, чтобы об этом стоило сожалеть? Чёрт, нет Но, по крайней мере, раньше ему всё было ясно. Теперь же казалось, что он ничего не понимает, и все, даже самые простые вещи, нужно переосмыслить заново.

Будущее, семья, настоящий дом. Неужели это возможно даже для такого, как он?

— Ты беспокоишься обо мне, когда я ухожу? — спросил вампир.

— Каждый раз. Судя по тем крупицам информации, которые мне удалось выудить из тебя ты разыскиваешь демона восьми футов ростом и собираешься его убить, несмотря на то, что он, скорее всего, будет окружён воинами, готовыми головы сложить, защищая его. Я всё правильно поняла?

— Да.

Наоми язвительно изогнула бровь.

— Действительно, разве мне стоит волноваться? — она подтолкнула вампира, чтобы тот лёг на живот. — Как долго ты будешь охотиться на него?

— Пока не получу его голову, — ответил Конрад, вытягиваясь на кровати.

— И сколько на это может потребоваться времени?

— Если судить по моим последним достижениям… это может занять недели, месяцы даже годы.

— Так долго? — ахнула Наоми, усаживаясь мужчине на бёдра. — А что слышно о твоих братьях? Ты не смог ничего разузнать? — наклонившись вперёд, девушка начала разминать его ноющие мышцы.

Конрад подавил рвущийся стон.

— П… пока ничего.

— Это правда, что в мире Ллора грядет война? — поинтересовалась Наоми.

— В мире Ллора всегда война.

— Но это касается твоей семьи.

— У меня сейчас другие заботы.

— Благодаря братьям ты сейчас жив и рядом со мной, — Наоми принялась с нажимом массировать большими пальцами его плечи, снимая напряжение, сковавшее мышцы — Разве это плохо?

— Да, это просто ужасно, — ухмыльнулся вампир Наоми тихо рассмеялась.

Братья обещали ему лучшую жизнь, они говорили, что достаточно лишь отыскать свою Невесту, и всё наладится. Однако теперешнее его существование никак нельзя было назвать спокойным. И всё же, временами Конраду казалось, что… где-то в глубине души у него пустила ростки надежда. Вампир не был уверен, что они смогут быть счастливы вместе с Наоми. Она теперь смертная и слишком уязвимая, и кажется непоколебимой в желании не связывать себя с ним никакими обязательствами. А он до сих пор наполовину безумен, и за его головой охотится целый сонм убийц. Тем не менее, шанс у них всё же есть. А значит Конрад в долгу перед братьями за это.

— Ты удовлетворишься, если я пообещаю заняться их судьбой, как только покончу с Тарутом?

— Да, moil grand [122]. Я буду просто счастлива.

Конрад не собирался отвлекаться ни на что иное, пока не обеспечит безопасность Наоми. Жизнь и смертъначали приобретать для него новый смысл. Прежде он был убийцей, лишавшим жизни, теперь превратился в защитника. Лёгкость, с которой он принял на себя эту роль, изумляла его. Не удивительно, что его враги всегда старались разузнать, нет ли у Роса Невесты. Наоми стала его единственной слабостью. А ведь он никогда не думал, что такое может с ним приключиться. И никогда не представлял, какой сильной может быть такая привязанность. Поэтому Конрад не играл на подобных слабостях своих противников. Он просто не осознавал, какое влияние можно оказать на мужчину с их помощью Страх за неё затмил всё иное.

Ведь если Наоми умрёт, он не сможет даже выйти на солнце, чтобы последовать за ней. Конрад не питал пустых иллюзий, что там за чертой они встретятся, потом>-что за свои грехи он окажется совсем в ином месте, чем его возлюбленная.

И вновь Конрад видел три препятствия между ними. Проклятье Тарута, её тайна и… его собственные тёмные желания Каждый раз, когда они были вместе, он боролся с собой, чтобы не вонзиться клыками ей в шею. II вовсе не потому, что жаждал её крови. Конрад поглощал пакетированную кровь кружку за кружкой, чтобы не испытывать голода. Он шгт крови так много, что даже нарастил массу тела. Мышцы укреплялись и увеличивались в размерах, в то время как его выдержка наоборот всё слабела. Нет, не голод управлял им. Это его вампирская сущность требовала преодолеть последний барьер между ними Он должен был узнать вкус своей Невесты. Все его инстинкты буквально кричали, требуя разделил» с ней момент этого подлинного единения. Укус навсегда мог привязать Наоми к нему.

Но Конрад был так силён… он мог осушить её за какое-то мгновенье. Это смертное тело будет отдавать кровь, пока она не умрёт у него в руках ещё до того, как он успеет вынуть клыки из её шеи. Конрад вздрогнул от ужаса, представив эту картину.

— Я сделала тебе больно'? — спросила Наоми, слезая с него.

— Что? Нет, нет, — он перевернулся на спину. — Я просто задумался, — как бы Конрад хотел наши способ привязать её к себе, не ставя под угрозу. — Наоми, я хочу поговорить с тобой о…

— О том чтобы сделать и мне массаж? — она откинулась назад, подняв руки над головой Искушающая улыбка заиграла на её губах. — О, я согласна, с превеликим удовольствием.

Они провели в постели всю ночь.

Конраду давно не мешало бы поспать, но он бодрствовал, хотя Наоми уже задремала. Он лежал и думал о том, сколько сил и времени тратит на охоту, и что из-за поисков демона совсем не может сосредоточиться на Наоми, чтобы увлечь её собой.

Прижав девушку к груди, он пытался придумать, как ему быть. Он уже купил кольцо и ждал удобного случая, чтобы сделать предложение.

Иногда он ловил её взгляд на себе и был уверен, что чувства Наоми к нему столь же глубоки, как и его к ней. В другие моменты казалось наоборот… как будто она лишь выжидает время, чтобы покинуть его.

«Как же убедить её остаться?..»

«А что если она уже беременна?» Ребенок свяжет их навечно, как ничто другое. Но это значит, что он станет отцом.

Конрад думал, что эта мысль неизбежно породит внутри него протест и неприятие.

Но, прислушавшись к ощущениям, понял, что не чувствует ничего подобного. Рискнув представить себе, как Наоми будет вынашивать их ребёнка, и как он станет их защищать от всего мира, вампир понял, что ничего правильнее этого не может быть. Она станет растить их малыша, а он будет о них заботиться. Так должно быть.

Конрад никогда прежде не хотел детей.

А теперь он хотел детей от Наоми.

«Но что если она ещё не беременна?» Сердце немедленно сжало тревогой.

Конрад устроил Наоми на кровати, а сам поднялся на колени между её раскинутых ног. Стоило ему развести бёдра девушки чуть шире, как она проснулась с лёгким вздохом. Наоми взглянула на него из-под тяжёлых спросонья век, и он, сжав свой член, направил его в тело возлюбленной, погружаясь в неё до предела.

Она вцепилась в бёдра мужчины, направляя его движения так, как ей нравилось. С каждым медленным погружением члена, пальцы Наоми всё сильнее впивались в кожу вампира.

Сияющие волосы девушки разметались по подушке. В голубых глазах тепло светилось доверие… и что-то ещё. Конрад заключил лицо Наоми в ладони.

— Ты прекрасна, Наоми.

— Конрад, — пробормотала она, — ты… ты мне так нужен.

Она сказала это так, как если бы впервые признавалась ему в любви.

— Ты тоже мне нужна, — прохрипел он в ответ, и внезапно его пронзило осознание. Конрад нахмурился, на мгновенье перестав дышать. Наоми однажды спросила его, был ли он влюблён раньше, и он легко ответил — нет. Теперь он понял, почему никогда не любил.

Потому что тогда ещё не встретил её.

Казалось совершенно естественным, что до встречи с Наоми никто не смог тронуть его сердце. Наоми же стала для него самой любовью, его любовь жила в этой девушке и без неё существовать не могла.

«Я люблю её…»

Он брал её снова и снова до самого рассвета, а с первыми лучами солнца заставил себя выбраться из постели, оставляя Наоми спать. Она повернулась, что-то тихо пробормотала, потянулась, словно разыскивая его, и обняла изящными руками подушку, всё ещё хранящую его запах. Когда она нежно прижалась к подушке, словно ласкаясь, вампиру показалось, что его сердцу не достает места в груди.

Он безумно хотел остаться, чувствовать её дыхание на своей коже, ощущать её мягкость и жар тела, прижимающегося к нему во сне.

Но у Конрада была цель. А на пути к этой цели были препятствия. Поэтому, несмотря на то, что он был совершенно измотан, вампир встал и принялся одеваться, бездумно натягивая ботинки и готовясь к новой охоте.

«Я получу эту женщину. Или умру, пытаясь».


Глава 33 | В оковах мрака | Глава 35