home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 32

— Куда ты ходил этим утром? — спросила Наоми, прикончив самый восхитительный круассан, когда-либо выпекавшийся в истории человечества.

После возвращения Конрада они дважды занимались любовью… и вампир горел желанием продолжать, но Наоми взмолилась: «Еда. Твоя смертная хочет есть».

Тогда он спросил, чего бы ей хотелось из всего, что угодно, на свете. «Горячий круассан с маслом, caf'e au lait [112] и свежевыжатый апельсиновый сок», — ответила девушка, и Конрад в два счёта переместился во Францию и доставил завтрак для неё прямо оттуда.

— Мне нужно было кое-что сделать, — ответил вампир, возвращая Наоми в реальность. И она вдруг обратила внимание, что он, оказывается, успел постричься. Хотя волосы по-прежнему оставались чуть более длинными, чем следовало, но именно так ей нравилось. Их кончики до сих пор не просохли после душа. А ещё он был одет в новую одежду, элегантную, чёрную и, безусловно, дорогую.

Этот мужчина был красив, как дьявол. А пылающие красные глаза придавали образу вампира воистину сатанинский вид.

Наоми подумала, что красный цвет этих глаз всегда будет напоминать ей неистовое пламя.

— Кое-что? И что именно?

— Я купил тебе вещи, — он протянул ей пакеты с надписью «Harrods». Много пакетов. Очевидно, Рос и в Лондоне успел побывать. — Тебе нужна одежда. А здесь… подарки, — голос мужчины предательски сел, и Конрад откашлялся в кулак.

Не трудно было догадаться, что никогда прежде ему не приходилось покупать что-либо женщине.

В пакетах обнаружилось всё, что можно было только вообразить, — туфли, платья, пуловеры, слаксы. Наоми нашла набор для ванной, включавший несколько шампуней, различную парфюмерию и косметические средства.

— Продавщица сказала, что здесь есть всё, что тебе может понадобиться.

Наоми перебирала покупки, наслаждаясь прикосновением к различным тканями и любуясь дизайном одежды. И главное, среди всех купленных Коном вещей не было ни одного вечернего атласного платья чёрного цвета!

— Вампир, у тебя безупречный вкус! — восхищённо резюмировала девушка.

Он пожал плечами, однако Наоми могла бы побиться об заклад, что ему была приятна её похвала.

Среди прочего Наоми на глаза попалась бархатная коробка. Внутри оказался инкрустированный драгоценными камнями гребень для волос.

— Конрад, какая прелесть! — восхитилась девушка, но вглядевшись в блики света, игравшие на гранях камней, нахмурилась. — Они что, настоящие?

— Конечно.

— Значит, ты богат?

— Чрезвычайно, — Конрад гордо расправил плечи. — А разве я не похож на того, кто имеет деньги?

— О, нет. Не в этом дело. Просто это так мило. Я обожаю такие гребни.

— Знаю. Ты стащила похожий у Мёрдока.

Наоми застенчиво заулыбалась и продолжила исследовать содержимое пакетов. В одном из пакетов лежало нижнее бельё всех мыслимых расцветок и фасонов. Наоми выгнула бровь и извлекла на свет пару крошечных чёрных бикини.

— Дай-ка угадаю. Это что, такое теперь носят в Лондоне?

— Знала бы ты, чего мне стоила эта покупка.

— Они дорогие? — удивилась Наоми, и Конрад покраснел.

— Не в этом смысле. Просто когда я представил твоё тело в этих трусиках… я едва смог идти дальше. У женского белья появилась совсем другая привлекательность в моих глазах с тех пор, как я почувствовал и поцеловал всё то, что в него может быть облачено.

Наоми прикусила нижнюю губу:

— Ты возбудился прямо в магазине? — он отвернулся и кивнул, а Наоми подумала, что с удовольствием взглянула бы на такую картину. — В следующий раз можешь взять меня с собой. И я примеряю их для тебя.

Конрад снова на неё посмотрел и вдруг спросил:

— Наоми, скажи мне, как произошла эта трансформация?

Ну вот, он и сделал это. Задал ей этот вопрос, который она так боялась услышать.

— Это останется моим секретом. Я поклялась, что никогда и никому не расскажу, как это произошло. Прости, я не могу тебе сказать.

— Ты мне не доверяешь? — изумился он.

— Не надо, Конрад, — отрезала Наоми. — Если ты будешь настаивать, я всё равно ничего не расскажу, и мы просто поругаемся.

— Но как ты себе это представляешь? Я не могу оставаться в абсолютном неведении о том, как моей невесте удалось превратиться из призрака во вполне себе живую смертную!

— Я прошу тебя, сделай это для меня и отступись. Почему бы тебе просто не принять это, как что-то хорошее, что случилось с нами? Зачем изводиться пустыми вопросами?

— Я не могу просто так от этого отмахнуться.

— Тогда мне придётся выдвинуть это одним из условий, от выполнения которых зависит, будем ли мы вообще вместе, — заявила Наоми серьёзным тоном.

— Одним из условий? А у тебя их много?

— Да, собственно говоря. Ты должен пообещать мне, что не будешь никого убивать, пока я с тобой. Разве что при самозащите.

Он прищурил глаза.

— Это обещание я могу дать.

— И ещё одно… — уронила Наоми.

Проснувшись этим утром, Наоми осознала, как близок был вампир прошлой ночью к тому, чтобы вонзиться ей в шею клыками. Если Конрад выпьет её крови, все усилия пойдут прахом. Ни ей, ни Мари и Нике не будет уже нужды хранить секрет Наоми. С её кровью к нему перейдут воспоминания Наоми, и он узнает всё, что она скрывает. А это будет означать её конец.

Наоми же намеревалась продлить своё существование как можно дольше. И она проживёт ровно столько, сколько Конрад будет пребывать в неведении относительно того краткого срока, который им предопределён.

— Я знаю, раньше я говорила тебе, что не стану отказывать, если ты захочешь моей крови. Но я передумала.

— Договорились, — поспешно согласился он. — Этого не произойдёт.

Наоми нахмурилась. Это был ответ, на который она, в общем-то, наделась, но такой бескомпромиссный тон её несколько смутил.

— Ядумала, ты этого хотел. Ты боишься увидеть мои воспоминания? Возможно, воспоминания о других мужчинах?

— Вампиры никогда не видят воспоминания своих невест о других мужчинах. На некоторых вещах нас очень переклинивает. Такие воспоминания могли бы стать навязчивой идеей. Но я не стану пить из тебя, потому что могу нечаянно убить.

— Разве твои братья не пьют из своих жён?

— Их жёны — бессмертные. Они не могут от этого умереть. А я могу осушить тебя за несколько секунд.

— Значит, ты не допустишь этого даже случайно?

— В моей жизни не бывает случайностей.

Наоми внимательно всмотрелась в лицо вампира.

— Что ж, как я понимаю, ты согласен на все мои требования?

— А ты и раньше непременно проговаривала условия, на которых отдавала своё тело?

— Да, я всегда так делала, — поджала губы Наоми. — Впрочем, раз уж теперь я намерена использовать твоё тело таким же образом, с удовольствием послушаю твои условия.

Конрад встал и зашагал по комнате.

Временами мне нужно будет уходить. Но я буду делать это во время твоего сна. Я наложил на Эланкур защиту, поэтому поклянись, что не выйдешь за пределы поместья в моё отсутствие.

— Хорошо, только я не собираюсь много спать, — «Высплюсь на том свете». —А куда ты собираешься уходить, если ты завязал со своим ремеслом? — вампир заколебался, и Наоми добавила: — Я была свидетелем твоего выздоровления, Конрад. Я не вынесу, если ты скатишься вновь.

— Я должен выследить демона, который оставил мне эту отметину. И убить до того, как он убьёт меня.

— Тогда это — самозащита? — переспросила Наоми. Он коротко кивнул. — А ты будешь пить его кровь?

— Я очень постараюсь, чтобы до этого не дошло.

— А что насчёт Кейда и Ридстрома? Они разыскивали тебя.

— Ридстром пытается вернуть свой утраченный трон. И ему нужна информация, которую я… получил. Они на всё пойдут, чтобы её добыть.

— Получил? Ты имеешь в виду из памяти колдуна, которого осушил? — Конрад пожал плечами. — Почему бы тебе просто не рассказать им всё, что знаешь?

— Я бы так и сделал, если бы мог. Мой разум проясняется, но я до сих пор не могу по своему желанию выдёргивать из него конкретные воспоминания, — вампир подошёл и сел на край кровати возле Наоми. — Почему ты не поверила прошлой ночью, что я выпью демона досуха?

— Потому что ты не такой плохой, как о тебе все думают, — заявила она, повторяя свои слова, произнесённые несколько дней назад. — И потому что ты начал смотреть вперёд, вместо того, чтобы оглядываться назад.

Конрад шумно выдохнул.

— Неужели ты действительно веришь, что я смогу перестать думать о том, как ты вернулась в мир живых? Смогу смириться с тем, что не знаю этого?

Наоми лишь пожала плечами, и его взгляд скользнул по её обнажённой груди.

— Это зависит от того, насколько сильно ты хочешь проводить со мной время.

— Ты прекрасно знаешь, как сильно я этого хочу, — рявкнул Конрад, начиная злиться.

— Значит, тебе понравилось сегодняшнее утро? — он метнул в сторону девушки сердитый взгляд, будто её вопрос был совершенно абсурдным. — Только представь, что в твоём распоряжении каждый день может быть цветущая, жаждущая тебя женщина, — промурлыкала Наоми. — Ты сможешь делать со мной всё, что пожелаешь. В любое время, когда тебе заблагорассудится. Ты сможешь заниматься сексом, когда захочешь. И для этого тебе только нужно принять всё таким, как есть.

Подобное предложение само по себе не могло ни привлечь его внимания, впрочем, Наоми готова была подкрепить его, продемонстрировав кое-что из того, что он мог получить.

Наоми усмехнулась. Это будет легче лёгкого.


— И всё же, скажи мне, кто был с тобой на вечеринке?

— Я повторяю, я не могу сказать, — Наоми поднялась на колени. — Давай забудем об этом, mon grand [113] .

Отвлечённый видом её напряженных сосков, он рассеянно воспротивился:

— Не могу, — Конрад скользнул ладонью по губам и нашёл удивительно эротичным то, что она абсолютно обнажена, а он полностью одет рядом с ней. Вампир встряхнулся, отгоняя от себя наваждение. — Наоми, я не хочу оставлять это так.

Наоми придвинулась ближе и как-то странно посмотрела ему в глаза. Он не смог угадать, что означал этот взгляд, но немедленно возбудился. Конрада охватило трепетное предвкушение. Сердце громыхало, как сумасшедшее, в груди.

Она скользнула ему за спину, приподнялась на коленях, и горячее дыхание девушки обожгло ему ухо.

— Есть так много других вещей, о которых мы могли бы поговорить, — промурлыкала Наоми, а её пальцы деловито принялись расстёгивать рубашку на груди вампира. — Например, о тайных фантазиях, которые тебе всегда хотелось воплотить в жизнь, — она откинула рубашку прочь. — Или мы можем пропустить разговоры и сразу перейти к делу. Как тебе такая идея?

Как Рос и представлял себе когда-то, она пыталась использовать на нём свои уловки. И вампир намеревался противостоять ей так долго, как только сможет. Как же это было… захватывающе…

Конрад резко втянул воздух, когда Наоми погладила его член через ткань брюк.

— Избавься от них, Конрад.

В один момент он сбросил ботинки, затем рывком потянул брюки, освобождая напряжённую плоть. Глаза девушки подёрнулись поволокой, словно ей действительно нравилась эта часть его тела.

— Ты думаешь, я не понимаю, что ты делаешь? — раздевшись полностью, он сел на кровать рядом с ней. — Ты хочешь держать меня на поводке с помощью секса. Ты думаешь, что сможешь мною управлять.

Она плавным движением опустилась на пол между его ног, и Конрад подумал, что разучился дышать.

— Наоми?.. — его голос дрогнул.

Она положила ладони на его колени, раздвинула их и прильнула к вампиру.

— Неужели так уж плохо быть на поводке… — выдохнула Наоми и принялась лизать грудь мужчины, постепенно спускаясь всё ниже, — если тебе нравится то место, куда тебя на нём ведут?

Глаза Кона широко распахнулись.

«Неужели она собирается?.. Она же не?..»

Когда губы Наоми достигли пупка вампира, его руки устремились к её волосам и легли на затылок девушки. А потом последовало первое прикосновение её влажного, маленького язычка…

И Конрад закричал:

— О боги… а-а-ах!..

Пальцы путались в её шелковистых волосах, а он потрясённо взирал, как она нежно лизала набухшую головку его члена, обводила языком по кругу.

Конрад застонал и ещё шире развёл колени. Руки вампира бесконтрольно вздрагивали, а она забирала его всё глубже. Её рот был обжигающе горячим для его чувствительной плоти. Член начал пульсировать под её языком, и Конрад не смог удержаться и начал толкаться в её губы.

Не прекращая своих ласк, Наоми взяла его руки и опустила их себе на грудь. Конрад тут же обхватил их ладонями и провёл большими пальцами по соскам девушки. И она в ответ принялась ещё более жадно его сосать.

Он хотел, чтобы это никогда не заканчивалось, но Наоми начала ласкать основание его члена своими мягкими ладошками, усиливая давление в его чреслах, доводя его почти до боли. Когда она постанывала, держа его член во рту, Конрад знал, что это потому, что ей нравится чувствовать его таким образом.

«Я должен… её предупредить».

За мгновенье до конца, уже на грани, он выдохнул:

— Сейчас… кончу! — однако Наоми вместо того, чтобы отпрянуть, начала действовать ещё более жадно. У Конрада отвисла челюсть. — Наоми! — он вскинул бёдра навстречу её жаждущему рту и кончил. — Какая же ты порочная… — простонал он, чувствуя, как семя изливается прямо на язык девушки…

А потом он поднял её с колен и прижал к груди. Конрад и представить себе не мог, что на свете существует такое удовольствие, и, потрясённый, сжимал свою женщину в объятиях.

Хотел ли он по-прежнему узнать, что случилось с её призрачной оболочкой? Безусловно.

Однако стоило ей положить его руку себе между бёдер, давая почувствовать, какой влажной она была от возбуждения, всё его любопытство улетучилось. Они вместе — и это главное сейчас.

Остальное — детали.


Глава 31 | В оковах мрака | Глава 33