home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Людям, страдающим расстройством психики, желательно всё упрощать и расставлять по полочкам.

Пытаясь справиться с реальностью, чтобы хоть как-то вписаться в нормальную жизнь, Конрад решил смотреть на своё существование как на путь к достижению всего двух целей — получать желаемое и уничтожать все препятствия, мешающие этому.

То, чего он желал сейчас, вампир видел со всей ясностью — он хотел обладать Наоми, во плоти и крови.

Однако Рос томился в заточении, у Наоми отсутствовало тело, и над ними обоими, возможно, довлело проклятие Тарута. Одна цель и три препятствия.

Таким образом, список первоочередных действий не вызывал вопросов, и этот список был коротким. Получить свободу, покончить с Тарутом. Выяснить, как воскресить Наоми.

Каким бы невозможным ни казалось последнее, Конрад знал, что нужно лишь отыскать подходящего чародея и принудить его сделать это. Хотя вампиру было прекрасно известно, что во всём мире и даже во всех других измерениях вселенной найдётся не так уж много колдунов, способных воскресить умершего. А уж тех, кто согласится это сделать, и того меньше.

Что касается его заключения — совершенно очевидно, что его братья не вернутся. По крайней мере, не в ближайшее время, пока не закончится война. Если им вообще удастся выжить.

Смогут ли валькирии взять приступом «Горное Облако»? Определённо это возможно. Однако им потребуется время для подготовки.

Время, которого у Конрада не было. Запасы крови в холодильнике рано или поздно закончатся. Кроме того, проклятие Тарута не давало Росу покоя.

А значит, сегодня было самое время начинать работать над пунктами его списка.

Едва Конрад проснулся вечером, Наоми принесла ему чашку крови и отправилась на очередную охоту за газетами. Всё складывалось удачно. Он хотел, чтобы она ушла. Схватив банное полотенце, вампир устремился вниз по лестнице.

Так или иначе, Конрад был намерен снять наручники. И, если сломать их невозможно, значит, оставался лишь один способ.

В старом сарае он отыскал топор. Чурбан для рубки дров стоял рядом.

Если он будет пить много крови, то сможет восстановить руку за три или четыре дня. Правда, ему придётся рубить их по очереди. Так что полная регенерация займёт как минимум дней шесть. А это значит, что он пропустит вечеринку, обещавшую так много возможностей для охоты. Без рук убивать становится весьма затруднительно…

Внезапно Конрад услышал… телефонный звонок? Нахмурившись, вампир быстро пошёл на едва различимый звук и оказался в небольшой гостиной в отдалённой части дома.

Звонок, казалось, доносился из-за стены. Повесив полотенце на плечо, Конрад поднял руки и хлопнул по ней ладонями — стена глухо отозвалась, словно была полой. Губы Конрада изогнулись в ухмылке. Подвижная панель. Ему уже доводилось видеть такие в старых домах.

Конрад внимательно осмотрел панель, определив, где она начиналась и заканчивалась, и попытался отыскать запор. Возможно, он был спрятан под обшивкой. Конрад ощупал бывшее некогда белым, но потемневшее от времени, дерево.

«Вот он!»

Вампир нажал и услышал тихий щелчок.

Отодвинув панель, он обнаружил, что прямо за ней были складированы газеты. Впрочем, Наоми не требовалось открывать двери, чтобы войти.

Оказавшись внутри, мужчина прищурил глаза. Это была танцевальная студия — её студия — с закреплёнными вдоль стен станками и полностью отделанная зеркалами. Итак, он нашёл то самое «то там, то здесь», где укрывалась Наоми, её секретное место.

Откровенно женственное пространство, декорированное в приглушённых розовых и красных тонах, драпированное шёлком и украшенное обсыпающимися позументами. Однако все зеркала были разбиты, как будто кто-то бил по ним кулаком — или обрушил на зеркальные поверхности телекинетический удар.

У дальней стены стояла небольшая раскладушка. На ней лежали одеяла, которые всё равно не могли согреть Наоми. Небрежно брошенная пара ни разу не надетых балетных туфель валялась поверх одеял. Рядом со стоящим на полу сейфом Конрад заметил внушительную груду гальки и ящики с ликёром.

На столе он обнаружил массу всякой всячины, разложенной так, словно это были сокровища. Среди прочего там лежали зажим для денег Себастьяна, уже умолкший телефон Николая и гребень для волос из кармана Мёрдока. Судя по всему, гребень приглянулся Наоми, и она стащила его.

«У неё будет тысяча таких», — решил Конрад.

Рос медленно обходил гнёздышко своей миниатюрной призрачной хозяйки, наполненное безделушками, украденными девушкой у жильцов поместья. Видимо, эти вещи позволяли ей чувствовать связь с миром живых. В замешательстве Рос опустился на раскладушку. Это всё, что было у Наоми. И в Эланкуре сосредоточен весь её мир.

«Несмотря на это ты грозил сжечь его дотла».

Конрад попытался представить себя на её месте, каково это быть запертым здесь, словно в ловушке. И хотя он и сам не мог покинуть поместье, Конрад всё же, в отличие от Наоми, знал, что рано или поздно выберется отсюда.

Не мудрено, что она так сильно к нему привязалась. Эта девушка, должно быть, доведена до отчаянья.

Вампир почувствовал, как задел что-то задником сапога, наклонился и увидел альбом в кожаном переплете. Смахнув слой пыли с обложки, Рос открыл его, не обращая внимания на протестующий скрип кожи, потерявшей от времени эластичность.

Страницы были аккуратно пронумерованы, а содержимое — театральные афиши и статьи об успехах Наоми — тщательно покрыты тонким слоем воска.

Конрад поднял взгляд, отчасти ожидая, что в любую минуту она появится здесь и примется распекать его за вторжение. Однако девушка без сомнений увлеклась охотой за газетами, словно терьер, которому бросили кость. Поэтому Конрад начал читать…

Одна из статей была озаглавлена «Балет для бастардов? Культурной элите придётся потесниться». В статье цитировали Наоми, заявившую, что дети из Французского Квартала и Сторивилля [89]обязательно будут обеспечены местами на её представлениях.

В другой статье мисс Наоми Лapecc и её друзья обвинялись в неоднократном нарушении законов округа о благопристойном поведении.

«Русский князь и местная балерина» — гласил очередной заголовок. Пальцы Конрада впились в кожаный переплёт.

«Везде эти чёртовы русские!»

Когда репортер спросил Наоми, не намеревается ли она в ближайшее время переехать в Москву, она ответила: «Уехать из Нового Орлеана? Никогда, и уж точно не ради мужчины, князь он или нет Этот город в моей крови». Что ж, слова Наоми стали пророческими, даже смерть не заставила её покинуть Новый Орлеан.

Почему Конрад решил, что Наоми может выбрать его, если она отвергла даже князя? Разочарование тяжким грузом легло на сердце вампира Недавно она сказала ему, что они слишком разные. В любой другой ситуации эта девушка, скорее всего, даже не удостоила бы его повторным взглядом.

С другой стороны, в России чуть ли не каждый второй был князем!

Конрад уже собирался отложить альбом, когда заметил в самом конце небрежно вложенную вырезку, выделявшуюся на фоне общего собрания навощённых страниц. Вырезка не была обработана воском и распадалась на части от времени.

Нахмурившись, мужчина всмотрелся в выцветшие строки, пытаясь разобрать написанное.

«Известная балерина безжалостно убита отвергнутым нефтяным магнатом.

В субботу вечером в собственном доме была убита широко известная и досточтимая жительница Нового Орлеана, Наоми Ларесс. Балерину заколол ножом в грудь Луис Робишо, один из самых влиятельных представителей городской элиты. Сразу после этого он покончил с собой, перерезав себе горло.

…её прошлое туманно и покрыто тайной, однако Ларесс сумела подняться на вершины славы и стать профессиональной танцовщицей, получившей национальное признание как прима-балерина…

«Это было так ужасно», — заявила одна из свидетельниц, пожелавшая сохранить анонимность, поскольку на вечеринке подавалось запрещённое законом спиртное. — «Она ещё дышала, когда он повернул нож в ране и сказал ей, что хочет, чтобы она почувствовала это! Кровь была повсюду, на ней, вокруг неё. Я подумала, что упаду в обморок».

Трясущиеся руки Конрада стиснули альбом. Он уставился в растрескавшееся зеркало, и его глаза пылали красным так сильно, как никогда прежде.

Наоми была не просто убита, этот монстр сделал всё возможное, чтобы она… страдала. Конрад знал, что её закололи ножом. Тысячу раз представлял себе, какую боль она, должно быть, испытала. Однако он и вообразить не мог, что кто-либо способен был не просто вонзить клинок в её хрупкую грудь, но и провернуть лезвие внутри, говоря ей, чтобы она прочувствовала это как следует.

«И я даже не могу прикончить этого ничтожного ублюдка».

Ошеломлённый открывшимися ему подробностями смерти девушки, Рос рассеянно накрыл ладонью её, словно кукольные, туфельки и поглаживал пальцами шёлковую поверхность. Смерть Наоми была ужасающей, её посмертное существование жалким, но Конрад мог сделать его лучше.

Нужно только освободиться.

Даже если Наоми не испытывала к нему такого влечения, какое он испытывал к ней, эта девушка была замечательной и заслуживала лучшей участи. И уж точно лучшего отношения с его стороны.

Теперь его решимость укрепилась ещё больше. Вампир отложил туфельку и устремился прочь из студии.

Подойдя к чурбану для рубки дров, Рос схватил топор. Цепи, сковывавшие его руки, существенно осложняли задачу, однако он думал, что сумеет замахнуться так, чтобы справиться с одного удара.

Не было ли это сущим безумием? Нет. Он сделает это ради Наоми.

«Так чего же ты ждёшь?»

Поднимая топор, Конрад безжалостно взглянул на свои руки.

Эти руки — препятствие.


Глава 21 | В оковах мрака | Глава 23