home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Демон ярости Кейдеон Вуд скорее согласился бы, чтобы ему вырвали его чёрные когти или отпилили рога, чем идти в этот бар — грязная забегаловка для байкеров с кучкой постоянных посетителей преимущественно из одних демонов.

Однако если бы Кейд не был вынужден вместе со своими людьми сопровождать сегодня Ридстрома, он бы снова отправился следить за ней. А Ридстром и так уже стал слишком подозрительным из-за его постоянных ночных отлучек.

К тому же, здесь у них была назначена деловая встреча с предсказательницей.

— А вот и звезда вечера, — пробормотал Кейд, когда Никс в сопровождении ещё одной валькирии вошла в бар. Братья уже несколько дней разыскивали Никс, и, наконец, один общий друг устроил им эту встречу.

Ридстром обернулся и увидел, как к двум миниатюрным женщинам, вошедшим в бар, тут же начал клеиться демон пафоса. Вот только мускулистый байкер выглядел очень молодым, слишком молодым, чтобы связываться с валькириями намного старше него.

— С дороги, — бросила Никс, не удостоив демона и взглядом.

Когда тот и не подумал сдвинуться с места, её спутница ощутимо напряглась.

— Отвали, — велела она. — Пока цел.

Низко опущенная ковбойская шляпа не позволяла разглядеть её обладательницу. Однако Кейд мог побиться об заклад, что под этой шляпой скрывалось пылающее лицо Реджин Лучезарной. Вспыльчивая валькирия никогда не упускала возможности затеять драку.

— Мою подругу уже несколько недель так и подмывает с кем-нибудь сцепиться, — сообщила Никс. — И она вполне в настроении надрать задницу нескольким дошколятам их же лопатками в их же песочнице. Прислушайтесь к совету — убирайтесь.

— Не-а, красотки, — воспротивился демон с характерным для Кокни [40] девятнадцатого века акцентом. — Сдается мне, что ежели две пригожие штучки навроде вас забрели в такое место, то они не прочь пустить демона к себе промеж ножек.

Никс закатила глаза.

— Только об этом и мечтала! — раздражённо заметила она. — Это я всегда с удовольствием, но с условием — чтобы он и близко не был на тебя похож.

— А вот это совсем нелюбезно, — прорычал демон, преградив Никс дорогу рукой и не позволяя валькирии пройти.

Кейд покачал головой. Придурок не ведал, что творит.

— Нет, — вмешалась Реджин. — Нелюбезно с нашей стороны было бы воткнуть твои кривые рога тебе в задницу.

— Может, нам предупредить парня? — спросил Ридстром.

— Оставь, пусть разберутся с этим задротом, — отозвался Кейд. — Спустят пар немного, зато потом будут в хорошем настроении.

К тому же, это представление могло хоть немного отвлечь его от мыслей о ней.

Одним молниеносным движением Никс схватила преграждающую ей путь руку и ослепительно улыбнулась, обнажив свои маленькие клыки. Глаза демона расширились, когда пришло запоздалое понимание, но валькирия уже сжала ладонь, дробя кости неудачливого ухажёра. Он взвыл так, что у всех остальных в баре сразу отпала всякая охота принять участие в стычке, за исключением одного его сородича, всё же имевшего глупость влезть.

Покрытое шрамами лицо Ридстрома озарила ухмылка.

— Если валькирии поблизости, скучно не бывает.

— Эй, Никс, — выдала Реджин несколько минут спустя, — мой демон визжит, как сучка во время течки, а твой?

— Тоже, как повизгивающая сучка, — непринуждённо ответила Никс. — Сучка без яиц.

Пока Никс забивала левый рог бедолаги в розетку на стене, Реджин развлекалась, награждая второго демона очередной порцией ударов ниже пояса, которыми так славилась. В какой-то момент в запале драки шляпа слетела с головы валькирии, и её сияющее лицо открылось взору окружающих, заставив зрителей инстинктивно отшатнуться.

Несмотря на то, что Никс была значительно старше и поэтому сильнее, жестокий нрав Реджин давно стал притчей во языцех.

— Только не Реджин! — послышалось со всех сторон и тихие проклятья, после чего все в баре притихли.

— Эта сверкающая милочка как-то заставила меня проглотить транзисторный радиоприёмник, — пробормотал один из изрядно выпивших посетителей у стойки бара.

Избитые противники валькирий тут же ретировались, воспользовавшись представившейся возможностью.

Реджин лишь пожала плечами, подняла свою шляпу и, отряхнув её от пыли, ослепительно улыбнулась подруге.

— Ну и задала ты ему жару, Никси!

— А твой дворовый стиль кун-фу был как всегда неподражаем! — отозвалась Никс, заправляя выбившиеся тёмные локоны за свои заострённые ушки.

Как и ожидалось, девушки теперь пребывали в великолепном расположении духа.

Увидев, что шоу закончилось, Ридстром поднялся и направился навстречу дамам, и Кейду ничего не оставалось, как последовать за ним. Демоны пересекли бар широким шагом, и даже самые суровые завсегдатаи сочли за благо убраться с их пути.

— Никс, — поздоровался Ридстром, приблизившись. Валькириям пришлось задрать головы, чтобы взглянуть возвышавшемуся над ними мужчине в лицо.

— Король Ридстром, — приветствовала его Никс с улыбкой. — И твоя неизменная тень и телохранитель, Кейдеон Создатель Королей.

— Не желаете присесть за наш столик? — пригласил Ридстром и повёл Никс к их столу в дальнем конце зала, а Реджин и Кейд последовали за ними.

— Прошу извинить меня за наёмников Кейдеона, — Ридстром кивнул в сторону людей брата, не скрывая своего неодобрения. — Некоторые из них остановились в городе. На какое-то время.

Порой Ридстром мог быть не менее жестоким, чем Кейд и его наёмники, но он никогда не терял хороших манер.

Кейдеон иногда спрашивал себя, откуда только брат сумел набраться всего этого. Сам он не мог похвастаться умением держать себя в обществе.

Никс картинно помахала парням Кейда, не обращая внимания на их хмурые лица. Двое из них показались валькирии знакомыми — дымный демон Рок, беглец, живущий в двух измерениях одновременно и в обоих разыскиваемый с пометкой «Подлежит безжалостному уничтожению», и сидящий в самом углу в темноте Гримслейд.

Грим принадлежал к воинственной расе демонов, обитающих под землёй, и он вырос во тьме и в поистине адских условиях. Поэтому, когда Реджин села рядом с ним, у демона едва не случился сердечный приступ. Валькирия не знала, что Грим питал настоящее отвращение лишь к двум вещам — ко всему блестящему и ко всему прекрасному. А Реджин была и тем и другим одновременно.

— Марикета Долгожданная сказала, что ты хотел со мной поговорить, — сообщила Никс Ридстрому, присаживаясь за стол.

— Да, мне нужен твой совет.

— Мой совет? — она прижала руки к груди. — А не ты ли недавно говорил, что я «сумасшедшая», которая явно «больна на голову»? Хнык-хнык, Ридстром. Хнык-хнык. Я была так раздавлена, что едва не слопала галлон [41] мороженого «Бен энд Джерриз» [42] , только вот незадача — валькирии же не едят.

— Это Бауэн тебе сказал? — прищурился Ридстром.

— Ну, я, вообще-то, Всезнающая!

— Тогда ты также знаешь, что я тогда назвал тебя красавицей, — заметил Ридстром, хотя льстить было совсем не в его правилах.

Кейд, однако, отметил про себя, что Никс на самом деле была симпатичной крошкой. Впрочем, представить себе валькирию, которая была бы нехороша собой, было просто невозможно. Кейд впервые увидел одну из них, когда ему едва исполнилось девять лет, и с тех пор он был пленён красотой воительниц.

Никс поправила причёску и обронила:

— Хотя этой топорной попыткой заигрывания ты лишь констатировал очевидный факт, я всё же прощаю тебя.

Затем она театрально вздохнула и добавила:

— Думаю, теперь ты захочешь со мной переспать, — и, не обращая внимания на бурные протесты ошалевшего Ридстрома, продолжила: — Увы, здоровяк, я не свободна.

— Неправда, ты свободна, — возразила Реджин.

— А вот и нет, — настаивала Никс. — Майк Роу, звезда телешоу «Грязная работёнка» [43] , совсем скоро осознает, что я — любовь его жизни, — она мечтательно вздохнула. — Он даже поручил своим адвокатам связаться со мной, конечно, под предлогом… — Никс изобразила пальцами кавычки, — «запретительного судебного приказа» [44] .

Выдав это, валькирия опять переключила внимание на совершенно ошеломлённого Ридстрома.

— Итак, что касается моего совета… Чего ты хочешь, Ридстром, найти женщину, предназначенную тебе судьбой, или победить узурпатора твоего трона, Оморта Бессмертного? Что ты выберешь? Свою королеву или корону, которую твой брат благополучно потерял?

Кейд стукнул стаканом об липкий стол. Он облажался и прекрасно об этом знал. И ему ежечасно об этом напоминали. Кейд наизнанку выворачивался, чтобы исправить ситуацию — но раз за разом терпел неудачу.

— Мне будут пенять этим до конца моих дней? — огрызнулся он, не в силах от волнения скрыть свой плебейский говор. Обычно у Кейда это лучше получалось.

Он хотел быть похожим на своего старшего брата. На самом деле, очень хотел. Кейд часто представлял себе, как бы это было, если бы его уважали, если бы его ценили за мудрость и справедливость. Однако, по мнению Ридстрома, младший брат был «вспыльчивым, импульсивным и бестолковым».

Люди Кейда зарабатывали деньги, делая работу, за которую не брались даже отъявленные головорезы. Так уж вышло, но в характере Кейда просто-напросто отсутствовали какие-либо моральные барьеры.

Впрочем, и у Ридстрома были свои тайны. И Кейд совершенно случайно был посвящен в некоторые из них. Кое-что могло и невозмутимого Короля Ридстрома напрочь лишить его хвалёного хладнокровия.

— Да, я проверяла. Это будет висеть на тебе всю жизнь, — заявила Никс со всем авторитетом предсказательницы, которая ни разу не ошибалась — по крайней мере, ни разу за последние три тысячи лет.

Остальные демоны усмехнулись, кроме Грима, который окидывал Реджин нервными взглядами и неосознанно царапал когтями стол.

Ридстром открыто обвинял Кейдеона в потере своей короны, а Кейд в свою очередь ни разу не принёс брату извинения. Кейд полагал, что большинство братьев решили бы этот конфликт простым «Прости» и «Всё наладится, не переживай» в ответ. Но не он и его брат. Они спокойно не могли даже идти рядом по улице, чтобы не наброситься друг на друга с кулаками.

И при всём при этом братья Вуд были практически неразлучны на протяжении целых столетий.

— Зачем заставлять меня делать выбор? — спросил Ридстром. — Ты могла бы сказать мне, как получить и то, и другое.

Никс хитро подмигнула демону.

— Тогда это не будет так… забавно? — Валькирия пытливо взглянула на Кейда, а затем выжидающе уставилась на Ридстрома, словно подталкивая его к ответу.

— Я хочу… свою корону.

— Прекрасно, — ответила Никс, и взгляд валькирии гневно потемнел. — Вот ты и спустился по дереву решений до своего листа. Всего четыре слова — и обе ваши судьбы только что изменились коренным образом, — она обернулась к Кейду. — А ты? Что ты готов сделать, чтобы вернуть брату его королевство?

Что угодно, мать его, — процедил он.

Никс вздохнула, словно не одобряла его ответ, но удивлена им не была.

— Ты бы пожертвовал жизнью ради этого?

— Да, — не задумываясь, согласился Кейд. Он и так уже достаточно пожил. Кейду было больше тысячи лет от роду, а жил он одиночкой, не имея никого родного на свете, кроме брата и сестёр.

Умерев, он мог, по крайней мере, искупить свою вину. Если кто-то должен был расстаться с жизнью, чтобы спасти их королевство, так уж лучше он.

— А ты отрёкся бы от женщины, которую предназначила тебе судьба? — спросила валькирия, и демоны за их столом притихли.

Вот этим, в отличие от его жизни, оказалось не так легко пожертвовать. «Ответь на чёртов вопрос»,— встряхнул себя Кейд. Он всё равно не мог быть с ней. Эта женщина была запретным плодом. — «Ридстром сейчас прожжёт во мне дыру. Он знал? Да отвечай же».

— Да, я бы сделал это.

— Прекрасно, — она обернулась к Ридстрому. — Что касается твоей короны… Ты и шайка Кейда уже многие месяцы ищете одного чрезвычайно мерзкого колдуна, который единственный знает, как победить Оморта Бессмертного.

— Мы никому об этом не рассказывали, — удивился Ридстром и, прищурившись, устав и л ся н а в алькир ию.

— Не переживай, я растрезвонила об этом по всей округе, — отмахнулась Никс. Ридстром окинул её сердитым взглядом, и она добавила: — Но здесь есть одна проблема.

— Какая?

— Этот колдун… был убит, — ответила валькирия и поднесла руку к уху. — Ух ты, я прямо слышу, как рухнули твои надежды и разбились вдребезги.

— Как? — выдавил Кейдеон, проводя рукой по лицу.

— Его выпил досуха один красноглазый вампир.

Кейд и Ридстром заметно напряглись.

— Этот кровопийца… он ещё жив? — Кейд подался вперёд, уже представляя себе, как станет пытать вампира, чтобы добыть украденные у колдуна воспоминания. Братья Вуд вампиров не жаловали.

— О, да, — ответила Никс. — И я даже знаю, где он.

Ридстром королевским движением руки подал ей знак продолжать. Никс замерла.

Кейд уткнулся в стакан и отхлебнул большой глоток. «Мать твою, Ридтром, ты только что всё испортил»,— только и успел подумать демон.

Ты смеешь мной помыкать? — глаза Никс сверкнули серебром от злости. — Будто я твоя придворная гадалка, или того хуже, ученица у этой гадалки на побегушках? — она понизила голос. — Я в два раза старше тебя, и двое из моих троих родителей — боги.

Ридстром, должно быть, уже понял, что сделал глупость, но не уступал.

— Никс… — настойчиво повторил демон, медленно и предостерегающе.

— Ох, Ридстром, — валькирия застенчиво улыбнулась ему и почесала, как котенка, под подбородком, — у этой сумасшедшей такая каша в голове, что она совсем забыла, куда подевала пиявку! — сообщила она и поднялась, делая вид, что уходит. — Бывай! Ночь коротка, а нам с Реджин нужно успеть ещё кое-кому сегодня надрать задницу.

— Никс, останься. Я уйду. Ты можешь поговорить с Кейдом, — взмолился Ридстром, очевидно, полагая, что Кейду больше повезёт в общении с ней.

Как правило, Кейдеону удавалось ладить с женщинами значительно лучше, чем его брату. За исключением того единственного случая, когда он первый и последний раз говорил со своей суженой. И Ридстром не уставал с удовольствием напоминать ему, какой «идиотский вздор он тогда нёс».

Кейд признавал, что оказался в тот раз не на высоте, но «идиотский вздор»? Чёрта с два!

Ридстром тем временем велел всем отойти к барной стойке, и демоны тут же подчинились. Все, кроме Рока, который, грязно выругавшись, исчез, бросив напоследок лишь:

— Меня опять призывают.

«Твою ж так, и кто теперь меня подвезёт?» — подумал Кейдеон. Ни он, ни Ридстром больше не могли телепортироваться. Они потеряли эту способность после неудачной попытки свергнуть Оморта — тот околдовал обоих, лишив возможности перемещаться в пространстве.

«Я верну Ридстрому его чёртову корону, даже если это, мать его, убьёт меня…»

Когда они остались наедине с валькирией, Никс спросила:

— Ты придёшь на собрание в эти выходные?

Кейдеон кивнул.

— Как там союз, складывается? — поинтересовался демон. Он слышал, что Никс активно прилагала руку ко всем событиями этого Воцарения. А раз Никс принимала в этом столь живое участие, это могло означать лишь одно — у нынешнего Воцарения ожидался аппокалиптический размах. В противном случае Никс Всезнающая предпочла бы заняться любимым занятием валькирий — пройтись по магазинам.

— Пока что на нашей стороне Ликаны, Обуздавшие жажду, Фурии, Духи, благородные эльфы, несметное число демонархий, Дом Ведьм, возможно ЦРУ и даже один колумбийский наркобарон. Нимфы заняли выжидающую позицию и сохраняют нейтралитет.

Реджин открыла, было, рот, но Никс оборвала её, не дав произнести и слова:

— С ним было проще всего, Реджи.

Лучезарная валькирия пожала плечами и снова принялась наблюдать за соревнованием по армрестлингу в другом конце бара.

— Может, ты всё же хочешь мне что-нибудь сказать про этого кровопийцу? — поинтересовался Кейдеон у Никс между делом, стараясь придать своему голосу непринуждённый тон.

— Я не знаю, сможете ли вы с ним совладать, — ответила Никс. — Он несказанно могуч.

Кейд заскрежетал зубами.

— Хотел бы я, чтобы ты видела, как я разделался со своим последним врагом. А это было, как два пальца об асфальт.

Никс воззрилась на потолок, а когда вновь взглянула на демона, в её глазах светилось удивление.

— Очень мило. Но я не рассмотрела, что ты сделал с его позвоночником.

Она могла заглядывать и в прошлое? Ходили такие слухи…

— Я заставил его ползти за ним, перед тем как отсечь ему голову, — ответил Кейд и нахмурился. — А ты что делаешь, когда вырываешь кому-то хребет?

— То же самое. Это же классика, её нельзя переписать. Кстати, насчёт бесхребетности — как идут дела с твоей дамой сердца, Кейд?

Кейдеон изучающе уставился на валькирию поверх своего бокала. «Никс видит меня насквозь. Она знает, что я чувствую. Она знает». Кейд славился своей жестокостью, он был наёмником, одно имя которого вселяло страх. Однако иногда он хотел свою женщину так отчаянно, что его буквально выворачивало наизнанку. Вот только она была слишком молода и слишком человечна — и то и другое единственные две вещи недостижимые и запретные для демона.

Человеческая женщина не переживёт, если демон заявит на неё права в своём истинном демоническом обличье.

Кейд больше не мог отрицать, что она была его, и другие женщины абсолютно перестали его интересовать. Каждый раз, когда он смотрел на неё из темноты, его уверенность росла.

Он задумался, знала ли Никс о фотографии, которую он хранил рядом со своей кроватью, и в ту же секунду Никс понимающе улыбнулась ему. Кейдеон выругался.

— Всезнающая, Кейд, — тихо произнесла она.

Кейд пожал плечами, в очередной раз пытаясь придать себе безразличный вид.

— Так ты расскажешь мне о вампире, или нет, милая? Ни тебе, ни мне на самом деле не хочется здесь торчать.

— Я расскажу тебе, — ответила Никс, не сводя восхищённого взгляда с его рогов. — Только если ты дашь мне облизать твои каменно-твёрдые рога…

— Никс! — внимание Реджин вернулось к их разговору.

— Кто это сказал? — воскликнула Никс, недоумённо распахнув глаза. — Я этого не говорила! Ох, ну ладно, вампира зовут Конрад Рос. Но с ним надо быть начеку. Он в одиночку одолел мага-некроманта Ботропа Живого Мертвеца.

— Это был Рос? — Кейду доводилось слышать об этом наёмном убийце. И Кейдеон вынужден был признать, что кровопийца делал свою работу хорошо. У его убийств был неповторимый, ужасающий почерк. А в их деле это было очень важно. — Где он?

— Чтобы его найти, вам нужно следовать за тем, кто преследует вампира во сне.

— Я не говорю по-предсказательски, — ответил Кейд, но Никс не стала ничего объяснять. — Это всё, что ты можешь мне сказать?

— Хочешь знать больше? — Никс выгнула брови. — Тогда ты должен был позволить мне лизнуть твои рога.


Глава 12 | В оковах мрака | Глава 14