home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Наоми в очередной раз потрясённо взирала, как неистово Конрад сопротивлялся двум мужчинам. Себастьяну достался сокрушительный удар головой, Николай же едва не лишился руки, повстречавшись с клыками Конрада.

И всё же его сопротивление ни к чему не привело. Они снова сделали ему укол. За мгновенье до того, как лекарство подействовало, Конрад со сведёнными бровями и стиснутыми зубами уставился прямо на Наоми. И этот взгляд показался ей почти невыносимым.

«Когда это моё любопытство успело уступить место состраданию к этому вампиру?»

Его братья обращались с ним, как с животным, потому что буквально считанные дни назад именно как животное он себя и вёл. Наоми понимала, что этого мужчину необходимо было держать в цепях, ведь при его невероятной силе, вырвавшись на свободу, вампир мог представлять опасность.

Однако сейчас он вёл себя намного лучше. А они не дали ему ни единого шанса…

Босого, с отяжелевшими веками, Николай и Себастьян отвели его в огромную главную ванную комнату дома. Конрад покорно следовал за ними и бормотал что-то своим низким, захватывающим дух голосом. Его руки по-прежнему были скованы за спиной. Братья, должно быть, намеревались его выкупать. Заинтригованная, Наоми последовала за ними.

Что ж, пожалуй, это был второй грязный секрет Наоми. Будучи призраком, она сделалась в некоторой степени вуайеристкой.

Наоми и раньше наблюдала за мужчинами в душе, однако, нужно признать, никогда прежде она не была столь решительно настроена выяснить, как выглядит тело одного вполне определённого мужчины.

Пока Себастьян регулировал температуру воды и распаковывал мыло, Николай сорвал с Конрада остатки лохмотьев, в которые превратилась его рубашка.

Наоми, зависнув в воздухе у противоположной стены ванной комнаты, задохнулась от восхищения при виде могучего телосложения вампира. Конрад так долго находился в лежачем положении, что девушка и не представляла себе, насколько в действительности он высок. Этот мужчина возвышался бы над ней, как башня, встань она рядом с ним.

У него оказались тонкая талия и узкие бёдра, но при этом широкие плечи, будто специально созданные для того, чтобы женщина могла цепляться за них во время секса. Рельефные мышцы груди и плеч, напряжённые до предела из-за скованных за спиной рук, представляли собой завораживающую картину.

Всё в нём дышало грубой мужской силой. Множество шрамов, похожих на тот длинный тонкий шрам, который тянулся от живота до груди, покрывало его тело. Однако, несмотря ни на что, Наоми поняла, что ей нравятся эти свидетельства его суровой прежней жизни. Она даже попыталась представить себе, как он мог получить каждую из этих отметин в бою.

Девушка видела, как яростно сражался Конрад, и каждый раз это было просто невероятное зрелище. Она с лёгкостью могла представить себе, как три сотни лет назад этот могучий военачальник бесстрашно врывался на поле боя, размахивая мечом над головами врагов…

Внимание Наоми привлекла потрёпанная повязка на руке Конрада. Себастьян также нахмурился при виде этих бинтов, а когда сорвал их, под ними обнаружилась необычная почерневшая рана.

— Это что ещё, к чёрту, такое? — пробормотал Себастьян.

Рана выглядела так, будто Конрада порвало дикое животное, а потом кожа вокруг укуса отмерла.

«Интересно, почему те ужасные, зияющие раны на его груди закрылись, а эта нет?» — удивилась девушка.

— При его силе всё давно должно было зажить, — сказал Николай, взглянув, прищурившись, на руку Конрада. — Может быть, нужно промыть рану, и тогда она залечится.

— Господь всемогущий, ты только взгляни на все эти шрамы, Николай.

— Я незнал, что он получил столько ранений во время войны, — отозвался старший брат и обошёл Конрада, чтобы осмотреть его спину.

— Может, он получил их ещё до войны, — предположил Себастьян, рывком выдёргивая ремень Конрада из его штанов. — Сам подумай — он никогда не снимал рубашки, даже когда работал. И вечно где-то пропадал в одиночку. Что мы вообще о нём знаем? Да он мог быть разбойником с большой дороги… — Себастьян запнулся, заметив выражение лица Николая. — Что?

— Иди и сам посмотри.

Наоми также последовала приглашению, и мгновенье спустя все трое с нахмуренными лицами рассматривали искусно сделанную чёрную татуировку, покрывавшую всю правую лопатку Конрада. Татуировка была необычной, состоявшей из резких линий, складывавшихся в странный узор, но в то же время завораживала.

— Разве это не знак Капслига Урр? — нарушил, наконец, тишину Николай.

«А это что ещё такое? И почему они побледнели при одном его упоминании?»

— Не может быть, — произнёс Себастьян сорвавшимся голосом. — Мы бы знали об этом. Они вербуют в свои ряды в самой ранней юности. Он не смог бы скрывать принадлежность к ордену на протяжении двадцати лет.

Конрад тем временем продолжал бессвязно что-то бормотать своим хриплым голосом, даже не представляя себе, какое открытие только что сделали его братья.

— У него всегда были какие-то свои дела, и он вечно отмахивался от вопросов о том, где и с кем он был, — возразил Николай. — Боже правый, он всё это время охотился на вампиров с Капслигой. Немудрено, что обратившись, он сошёл с ума.

Лицо Себастьяна потемнело.

— Выходит, его с мальчишеских лет обучали уничтожать вампиров и разжигали в нём ненависть к таким, как мы.

А я взял и обратил его в одно из существ, которых он всю жизнь ненавидел, — Николай резко выдохнул сквозь стиснутые зубы, будто кто-то пнул его ногой в живот. — Для него это, скорее всего, было просто невыносимо.

— А как же их клятва?

«Что ещё за клятва?»— Наоми вся обратилась в слух.

Николай побледнел ещё больше, хотя, казалось, куда уж бледнее.

— При всех его недостатках Конрад никогда не нарушал своих клятв. Разве что, это могло случиться ещё до того, как ему исполнилось тринадцать…

«Что «это»?— Наоми ничего не поняла.

Братья замолчали на довольно продолжительное время. Себастьян был мрачен, а Николай преисполнен чувством вины.

— Он посвятил себя великой цели, делу, которое для него было важнее собственной жизни. Я должен был… — Николай провёл рукой по лицу. — Мне следовало поговорить с ним, я должен был оставить и ему, и тебе выбор той ночью.

— И тогда я наверняка отказался бы от обращения и никогда не встретил бы Кэдрин, — отозвался Себастьян. Он произнёс это так, будто едва избежал самой большой трагедии в своей жизни. Этот мужчина явно без ума от своей Невесты. — Кроме того, Конрад к тому времени уже почти отдал богу душу. Солдаты вспороли его ещё до меня, за много часов до того, как вы с Мёрдоком появились. Не думаю, что он вообще пришёл бы в сознание.

Наоми подлетела прямо к Конраду и, зависнув перед ним, вгляделась в лицо вампира. Его закололи в живот, а Наоми в сердце. И потом их обоих против воли превратили во что-то противоестественное. Ни один из них не просил для себя такой участи.

Конрад, оказывается, был героем, посвятившим свою жизнь великой цели. Наоми вздохнула и нежно погладила его по щеке.

«Что же случилось с тобою там вампир?»

— Знаешь, а ведь он никогда не сможет примириться с нашим существованием, — продолжил Себастьян. — Если только нам не удастся убедить его, что мы, всё же — не зло.

Николай покачал головой.

— Нам ни в чём не удастся его убедить, пока его разум не просветлеет ещё хоть немного. Давай для начала покончим с этим.

И они стащили с него штаны, освободив брата от последнего предмета одежды.

При виде обнажённого Конрада Наоми закачалась.

«Le dwnent est exquis» [29].

Скользнув взглядом вслед за дорожкой тёмных волос, спускавшейся от пупка мужчины, девушка задохнулась.

«О Боже, Боже, Боже».

Даже в расслабленном состоянии его размеры были впечатляющими.

— Конрад, посмотри на меня, — позвал Николай и помахал рукой перед пустым взглядом брата.

Конрад заморгал, явно не понимая, где он находится и как сюда попал.

— Ты хочешь мыться сам? — спросил Николай. — Мы могли бы связать тебе руки впереди.

Конрад прекратил бормотать и, казалось, сумел в какой-то степени стряхнуть с себя наркотическое оцепенение. В красных глазах на мгновенье полыхнуло пламя.

«Он явно обдумывает предложение».

— Сам, — прохрипел вампир спустя некоторое время.

Братья переглянулись, вероятно, пытаясь предугадать все возможные способы побега Конрада.

— Прекрасно, — согласился Николай.

Конрад приподнял запястья за спиной, и рельефные мускулы словно вылепленного искусным скульптором торса ещё больше напряглись, свидетельствуя о невероятной силе этого мужчины.

Расстегнув браслеты наручников, Николай снова защёлкнул их на руках Конрада, но на этот раз впереди. Затем он ослабил цепь на кандалах таким образом, чтобы у Конрада было больше возможности двигать руками. Когда Конрад не предпринял ни малейшей попытки к бегству, братья снова переглянулись. Очевидно, по их мнению, это свидетельствовало о поразительном прогрессе в деле исцеления их неистового брата. И Наоми полагала, что это действительно было так.

— Я положил полотенце и чистую одежду на полку, — сообщил Себастьян. — Эти вещи должны подойти, но если нет, у нас есть и другие…

— Разберусь, — рявкнул Конрад.

Когда братья, наконец, ушли, он вошёл в просторную душевую кабину и, по-прежнему держась лицом к Наоми, встал под струи воды, позволяя им стекать по спине. Вампир выглядел совершенно измученным действием введённого ему лекарства. Он с трудом передвигал отяжелевшие и непослушные руки и ноги, но, казалось, наслаждался простым удовольствием, которое приносила горячая вода, омывая тело.

«Я завидую каждой капельке!» — невольно подумала Наоми.

Мужчина тем временем взял мыло и понюхал его. По всей видимости посчитав его приемлемым, Конрад намылил лицо и, прислонившись спиной к облицованной кафелем стене, позволил воде литься по груди.

А Наоми потрясённо смотрела, как стекая тёмными потоками, с его кожи отмывалась грязь, налипшая штукатурка и следы ожогов, открывая взору девушки красивое лицо.

Нет, не просто красивое, необыкновенное.

Наоми с самого начала предполагала, что вампир обладал приятной внешностью. Тем не менее, его противоестественные глаза и грязь, покрывавшая лицо, не позволяли ей в полной мере оценить его губы, мужественный подбородок и аристократическую линию носа.

Это было истинное потрясение, словно обухом по голове. Именно так Наоми себя чувствовала, когда разом увидела его чистое лицо и нагое тело. Ей доводилось слышать, что есть мужчины, настолько великолепные, что в их присутствии ошеломлённые женщины просто-напросто теряют дар речи и испытывают головокружение. Теперь она поняла, каково это.

Наоми вдруг пришло в голову, что несмотря на то, что она уже не в первый раз подглядывала за мужчинами в душе, ни один из представителей мужского пола в её прошлом не был и близко так сексуально привлекателен, как тот, который в данный момент украшал собой душевую кабину Наоми.

Конрад тем временем принялся намыливать грудь и руки, от чего великолепные мускулы заиграли под кожей, завораживая Наоми этим захватывающим дух зрелищем. Ей понадобятся недели, чтобы изучить все эти мускулы — как они работают, как заставляют его тело двигаться…

Рука с мылом опустилась ниже, и Наоми невольно сглотнула.

Ещё ниже…

Наоми показалось, что она разучилась дышать, когда его большая, покрытая шрамами ладонь опустилась на пах. Мужчина спокойно мылся, намыливая свою внушительную плоть и мошонку простыми, привычными движениями, в то время как она зачарованно следила за ним, не в силах отвести взгляд.

«Я дрожу?»

За все прошедшие восемьдесят лет Наоми ни разу не испытывала настолько непреодолимого желания прикоснуться к чему-то, как к телу этого мужчины. Лишь усилием воли девушка сдержалась, чтобы не потянуться к нему, притом, что прекрасно знала, что в любом случае не сможет ощутить этого прикосновения.

Внезапно рука Конрада застыла на члене, и красивое лицо залилось краской. Взгляд вампира на мгновенье остановился прямо на Наоми, но тотчас скользнул в сторону и беспокойно забегал. Это была типичная реакция обычно замкнутого, неопытного мужчины, который только что заметил, что он моется перед публикой.

Глаза Наоми округлились.

«Чёрт возьми, он меня видит», — осенило девушку, и она тут же нахмурилась. — «Но это значит, что он… игнорирует меня».

— Вампир, посмотри на меня. Пожалуйста, поговори со мной, — подала голос Наоми.

Однако он никак не отреагировал на её просьбу. Единственный мужчина на земле, с которым Наоми могла общаться, отказывался с ней разговаривать.

Но в таком случае…

— Ты находишь меня симпатичной, Конрад? Может быть, даже красивой? В конце концов, ты же меня видишь, не так ли? И я знаю, что ты также можешь меня слышать. И я это докажу. Ты посмел бросить вызов женщине, которая зарабатывала на жизнь, развлекая мужчин? Что ж, от меня ты так просто не отделаешься.

Лишь немногие знали, что была ещё одна причина, почему Наоми предпочла посвятить свою жизнь балету, вместо того чтобы пойти по стопам своей maman и превратиться в этакую роковую красавицу, соблазняющую толпы мужчин. Это было слишком…. просто. Слишком легко ей удавалось заставлять кровь мужчин кипеть и превращать их в бездумных животных, способных только глупо таращить на нее глаза.

Ей стоило лишь облизнуть язычком нижнюю губу и рассмеяться гортанным смехом, как мужчины бросались искать свои шляпы — чтобы прикрыть ими вполне ожидаемую Наоми реакцию на свои действия.

Слишком просто. А Наоми скучала, если ей не бросали вызов, если не нужно было что-то преодолевать, чтобы добиться желаемого результата.

Порочно ухмыльнувшись, Наоми решила, что самое время вспомнить своё туманное прошлое. Пора подключать тяжёлую артиллерию. Этот вампир и вообразить себе не мог, какой арсенал припрятан у Наоми.


Глава 8 | В оковах мрака | Глава 10