home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

– Мне все равно, что написано в сценарии. На самом деле все происходит, так как говорю я.

Тейлор стояла перед столом адвокатов и упрямо смотрела на Джейсона. Они работали уже десятый час подряд. Несколько минут назад она взглянула на часы и с ужасом увидела, что уже так поздно. Наверное, если бы он не оспаривал каждое, даже самое маленькое, изменение сценария, дело пошло бы быстрее.

– Не понимаю, в чем разница, – упрямился Джейсон. Он держал в руке сценарий и воинственно размахивал солидной стопкой бумаги.

– Разница огромная, – настаивала Тейлор. – Хотя вы и думаете, что, сидя во время выступления адвоката противной стороны, можете выглядеть «задумчивым» и «равнодушным», – она пальцами изобразила в воздухе кавычки, процитировав его недавние слова, – в настоящем суде ничего подобного не происходит. Во время прений в присутствии судьи вы обязаны стоять.

Показав на сценарий, она уже в десятый раз задала провокационный вопрос:

– Неужели, прежде чем писать все это, никому не пришло в голову посоветоваться с профессиональным юристом?

Так-так, подумал Джейсон. Очевидно, не он один отличался задиристым нравом.

Он смотрел, как Тейлор встала возле скамьи присяжных – как можно дальше от места для дачи свидетельских показаний. Утром, едва войдя в репетиционный зал суда, она мгновенно разрушила ту очаровательную дружелюбную атмосферу, которая возникла в кабинете благодаря футболке со смешной надписью. Да, погрузившись в работу, она сразу стала серьезной. Однако Джейсон надеялся, что еще настанет счастливая минута, когда броня снова спадет, пусть и ненадолго. Впрочем, он не имел ничего против десятичасового дефиле адвоката по залу суда.

– Итак, мы говорили о разнице между прямым и перекрестным допросом, – напомнила Тейлор строгим учительским тоном, стоя у дальнего конца скамьи присяжных. – Во время прямого допроса в отличие от перекрестного следует стоять возле присяжных, чтобы свидетель, отвечая на вопросы, смотрел в их сторону. Таким образом, вы призываете их к вниманию и создаете впечатление, что свидетель обращается не к вам, а к ним.

Джейсон нахмурился и заглянул в сценарий:

– Но если я стою так далеко – почти в противоположном конце зала, – то как же мне удастся швырнуть в свидетеля книгой?

Тейлор нетерпеливо подошла, явно раздосадованная вопиющим неуважением к судебной практике.

– А что, в сценарии говорится, что вы бросаете в свидетеля книгу? – Она выхватила сценарий. Принялась листать, разыскивая возмутительную сцену. Нашла, прочитала и растерянно посмотрела на Джейсона. – Но здесь нет ничего подобного.

Он улыбнулся. Попалась. Тейлор воинственно нахмурилась:

– Ужасно смешно.

– И так просто. – Он рассмеялся, но тут же приготовился выслушать неминуемую колкость.

Однако Тейлор молчала: она снова углубилась в сценарий. Пролистала несколько страниц.

– Этот диалог… – Она недоговорила, словно расстроившись. Присела на стол рядом с Джейсоном.

Он увидел, что именно она читает: ключевую сцену, где безжалостным перекрестным допросом его герой уничтожает главного свидетеля противной стороны. Эпизод очень ему нравился, так что ее сомнения удивили его.

– И что же плохого в этом диалоге? – уточнил он, заглядывая через плечо. – Не нахожу ничего недозволенного.

– Дело не в том, что он плох, – ответила Тейлор. Посмотрела на него и замялась, слегка покраснев. – Ладно, не обращайте внимания, во мне просто сверх меры взыграл юрист.

Джейсон удержал ее взгляд. Он никогда не допускал компромиссов в работе, даже в мельчайших деталях. А мнение Тейлор Донован определенно заслуживало внимания.

– Нет уж, давайте начистоту. Хочу знать, что вас смущает.

Его серьезное отношение тронуло се. Честно говоря, на протяжении всех десяти часов работы актер не переставал удивлять. Она считала, что нарушение им прежних договоренностей ради поездки в Лас-Вегас красноречиво свидетельствовало о его легковесном отношении к делу. Но вот неожиданно оказалось, что Джейсон искренне заинтересовался различными судебными приемами и процедурами, которые она продемонстрировала. Задал немало уточняющих вопросов, и некоторые оказались совсем неглупыми.

Поэтому Тейлор повернула текст сценария таким образом, чтобы можно было читать вместе.

– Начнем с того, что эта сцена задумана как перекрестный допрос. Так ведь? – Она показала на тот абзац, который вызвал сомнения.

Джейсон нахмурился.

– Да. И что же? – Он подвинулся ближе, чтобы лучше видеть.

– Дело в том, что ни один из ваших вопросов не является наводящим. – Тейлор заметила, что ученик вопросительно склонил голову, и поспешила объяснить: – На перекрестном допросе их задавать нельзя, потому что процедура ориентирована на то, чтобы контролировать ответы свидетеля. А вы принуждаете свидетеля говорить то, что необходимо вам, и ничего больше. И уж определенно не побуждаете его давать какие-то объяснения.

Тейлор подняла сценарий и показала:

– Ну, например, вот это. Ваш герой спрашивает: «Так в чем же конкретно, мистер Роббинс, состояло в тот вечер ваше намерение?» А еще через несколько строчек ваш герой говорит: «Что ж, расскажите, о чем вы подумали, когда поняли, что ваша жена мертва» Проблема в том, что подобные вопросы дают свидетелю широкое поле для маневров. Лучше бы сказать так…

Она повернулась лицом к Джейсону и, на мгновение задумавшись, начала пересказывать сцену другими словами:

– «Итак, в тот вечер вы намеревались сообщить жене о завязавшемся романе, не так ли? – Тейлор с легкостью вошла в роль. – Не испытали ли вы, мистер Роббинс, чувство облегчения при виде безжизненного тела супруги в бассейне?»

Она продолжала показывать – экспромтом, на ходу придумывая слова текста, – а Джейсон слушал и понимал, что с каждой секундой сцена становится сильнее и масштабнее. А еще он смотрел с восхищением, не скрывая от самого себя, как красива мисс Донован во время работы.

Красива настолько, что не хотелось отводить взгляд.

В этот момент Тейлор заметила, с каким выражением он смотрит. Замолчала и смущенно улыбнулась:

– Простите. Наверное, окончательно вас замучила своими рассуждениями.

Улыбка подействовала на Джейсона странным, непредсказуемым образом. Чтобы произнести пару слов, пришлось откашляться.

– Вовсе нет, – заверил он. – Пожалуйста, продолжайте. Тейлор с любопытством склонила голову:

– Вы чрезвычайно серьезно относитесь ко всему этому, да? То есть хочу сказать, вряд ли роль адвоката будет особенно сложной в вашей карьере.

Джейсон не спешил с ответом, обдумывая неожиданную тему. Потом слегка подвинулся, коснувшись рукой ее плеча.

– Давно вы работаете адвокатом? – внезапно спросил он. Тейлор прищурилась, явно удивленная этим вопросом:

– Шесть лет. А что?

– И сколько же дел выиграли?

Она сухо, просто улыбнулась:

– Все, в которых участвовала.

– А сейчас уже процессы требуют меньшей подготовки? Ведь опыт, наверное, помогает?

– Нет, готовлюсь ничуть не меньше, чем раньше.

– Почему же?

– Потому что всегда хочется добиться наилучшего результата.

Джейсон посмотрел с особым выражением:

– Ну вот, и в моей работе точно так же.

Тейлор одобрительно кивнула:

– Вполне понимаю вас.

Джейсон улыбнулся. Внезапно оба стали самими собой и забыли обо всем, что происходило вокруг.

А спустя мгновение в кармане Джейсона зазвонил сотовый телефон и разрушил настроение.

Он неохотно отвлекся и достал неразлучное чудо техники. Посмотрел на экран, а потом извиняющимся тоном пояснил:

– Простите, это мой рекламный агент, Марти. Если немедленно не отзовусь, с ним случится удар. – Джейсон театрально закатил глаза.

Тейлор улыбнулась. Почти как юристы-партнеры, подумала она.

– Марти! Как дела? – Джейсон разговаривал почти нежно, зная, что своими выходками едва не свел парня с ума. Недаром Джереми шутил, что рекламный агент мистера Эндрюса – самый занятой персонаж во всем шоу-бизнесе.

Тейлор смотрела, как актер слушает монолог своего помощника и с каждой секундой становится все серьезнее и сосредоточеннее.

– Понимаю. – наконец разочарованно заключил он. Тейлор решила, что, скорее всего, уплыла какая-нибудь выгодная роль. – Наверное, этого следовало ожидать.

Коротко попрощавшись, он отключил телефон. Смотреть в ее сторону Джейсон не спешил, а когда наконец повернулся, в глазах читался неподдельный гнев.

– Ну вот, мисс Донован. Кажется, у нас проблемы.


Тейлор стояла у окна холла и смотрела на собравшуюся у входа огромную толпу папарацци. Вооруженные камерами, готовые к прыжку, словно хищники на охоте, они кровожадно ожидали кадра стоимостью в пятьсот тысяч долларов. Самые решительные из репортеров даже забрались на высокие деревья у подъезда.

– Истинное безумие, – изумленно пробормотала Тейлор. – В жизни не видела столько объективов в одном месте.

Джейсон стоял за ее спиной. Он-то как раз ничуть не удивился.

– Не знаете, как им удалось выведать, что я здесь? Загипнотизированная зрелищем, Тейлор даже не заметила ноток раздражения.

– Можно предположить, что проболталась одна из секретарш.

Она оглянулась и увидела, что здание опустело. Здесь, в Лос-Анджелесе, нередко приходилось засиживаться на работе допоздна, так что картина представлялась вполне привычной.

– После семи все двери запирают, – пояснила она. – Теперь этот выход – единственный.

– Как удобно.

Джейсон даже не пытался скрыть разочарование. Он и вообще чувствовал себя так, словно получил удар в живот, – стой самой минуты, как Марти сообщил, что пресса разнюхала о его местонахождении. Стоило ли удивляться? Следовало предвидеть, что Тейлор Донован непременно воспользуется его именем ради собственной известности. Ничего нового. Но почему же в этот раз так горько, так обидно?

Она неожиданно отвернулась от окна и посмотрела на него. Джейсон подумал, что это всего лишь роль, в которой она сначала изображает раздражение, а потом интересуется, достаточно ли хорошо выглядит перед камерами. Короче говоря, готовится к крупному плану.

Тейлор пожала плечами, словно принимая неизбежность ситуации.

– Что ж, полагаю, здесь вы окажетесь в своей стихии. – Она показала на стеклянную дверь, единственный путь на волю: – Наслаждайтесь.

Сказав это, Тейлор Донован совершила немыслимое. Она ушла.

Отойдя на почтительное расстояние, обернулась, явно собираясь попрощаться.

– Было… интересно, мистер Эндрюс. И решительно направилась к лифту.

Джейсон замер в полной растерянности, утратив дар речи. Странно, но рядом с этой непредсказуемой особой подобное состояние случалось нередко.

Еще пару секунд он ошеломленно смотрел вслед. Потом наконец обрел голос.

– Подождите! – Тейлор резко остановилась и обернулась. – А вы разве не пойдете?

Она посмотрела с искренним удивлением:

– С ума сошли? Да ведь там не меньше сотни объективов. Выйду позже, когда толпа рассосется.

Джейсон едва не раскрыл рот от удивления.

– Нет, давайте выясним. Не хотите показываться рядом со мной?

Он смотрел с таким искренним недоумением, что Тейлор не смогла сдержать улыбки. Умен, но абсолютно не понимает ситуации.

– У меня же через неделю суд, – терпеливо пояснила она. – Не могу рисковать, поскольку могут обвинить в попытке повлиять на решение присяжных посредством появления в средствах массовой информации в обществе известного лица. За это судья может отстранить от процесса. – Тейлор взглянула на него с подчеркнутой строгостью. – Кроме того, мой клиент пытается отвести обвинение в сексуальном домогательстве. А потому должен выглядеть как можно приличнее. В данном аспекте было бы преступной небрежностью связывать его с вами.

Джейсон едва не рассмеялся. Что ж, обижаться не приходилось.

И в этот самый момент, в полной мере осознав полное безразличие мисс Донован к той шумихе, в которой погрязла его жизнь, Джейсон внезапно испытал странное чувство – легкую панику, лаже страх, словно попал на вершину «русских горок».

Ощущение оказалось настолько новым, что не удавалось понять, в чем его причина и в чем суть, но сомнений в его подлинности не оставалось.

Он не хотел, чтобы Тейлор уходила.

– А как же фильм? – торопливо спросил он, пытаясь придумать хоть что-нибудь, чтобы ее задержать. – Вы же сказали, что в сценарии есть недоработки. – Внимательно посмотрел, пытаясь определить, какое впечатление произвели его наивные слова. – И как же я? Мы даже не прошли до конца сцену в суде. Мне необходима уверенность, я не могу играть фальшиво.

Тейлор повернулась к нему и остановилась. Серьезно посмотрела в глаза и вдруг улыбнулась:

– В вас погиб блестящий юрист, Джейсон. Она впервые назвала его по имени.

А потом так же неожиданно отвернулась и нажала кнопку лифта.

Не успел Джейсон придумать достойный ответ, как Тейлор Донован исчезла.

Он стоял в холле в полном одиночестве и смотрел на закрытые двери лифта. И совсем не замечал, что папарацци уже прицелились сквозь огромные окна и пошли в наступление. Подобно волчьей стае, они хищно подобрались вплотную, окружили. Однако Джейсон не замечал даже ярких вспышек камер. Он думал лишь об одном.

Эта встреча не может, не должна оказаться последней.


Глава 6 | Твой дерзкий взгляд | Глава 8