home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 29

Тейлор напрасно искала Джейсона среди собравшихся в доме гостей. Наконец, украдкой взглянув на «Ролекс» некоего увлеченного мартини джентльмена, поняла, что давно не уделяла внимания Скотту. Поддавшись чувству вины, решила вернуться на веранду.

Возможно, просто не в меру разыгралось воображение, но почему-то складывалось впечатление, что, едва она вышла в сад, все вокруг тотчас замолчали. Направляясь к тому бару, где в последний раз видела своего кавалера, она уже не сомневалась, что гости дружно ее рассматривают. Быстро посмотрела вниз, желая убедиться, что с платьем не случилось никакой непредвиденной неприятности. Все оказалось в полном порядке, красиво упакованная грудь присутствовала на положенном месте, а потому Тейлор мысленно пожала плечами и решила, что присутствующие просто не понимают, что за незнакомка бесцельно бродит в одиночестве среди великолепного собрания.

Подойдя к бару, в углу она заметила Скотта. Тот безудержно хохотал вместе с приятелями и, казалось, даже не замечал ее отсутствия. Мешать счастью не хотелось, но не хотелось и бродить одной подобно потерявшемуся в супермаркете ребенку. Мелькнула мысль присоединиться к развеселой компании.

Но на смену рискованной идее тут же пришла другая: Тейлор сообразила, что до сих пор не проверила второй бар – тот, который располагался в противоположном конце танцевальной площадки. Может быть, Джейсон окажется именно там? В конце концов, на бал она пришла прежде всего для того, чтобы встретиться с ним.

Тейлор пересекла устроенный на свежем воздухе бальный зал. Судя по всему, классическая часть музыкальной программы подошла к концу. Тейлор понятия не имела, кто такой диджей Эй-Эм, но остальные, очевидно, отлично его знали, а потому, едва прозвучало имя, дружно бросились танцевать.

Тейлор добралась до второго бара и внимательно оглядела всех, кто сидел возле стойки. Увы, Джейсона не оказалось и здесь. Она тяжело вздохнула. Оставалось лишь стоять в одиночестве, ведь даже идти было некуда.

Но в этот миг толпа слегка сдвинулась, и в поле зрения попал край веранды.

У балюстрады, вольготно засунув руки в карманы брюк, стоял Джейсон. В смокинге он выглядел так… что не находилось слов. С сияющей улыбкой смотрел на Тейлор, и она тоже радостно улыбнулась в ответ.

Впервые за весь вечер одиночество отступило.


Пробираясь сквозь плотную толпу танцующих, Джейсон не сомневался, что, как только подойдет к Тейлор, умные, интересные и легкие слова найдутся сами собой. Но стоило оказаться рядом, как не только умные, интересные и легкие, но и вообще все слова куда-то пропали. Да и мысли не спешили приходить.

А все оттого, как она выглядела этим вечером. Незабываемо!

Мерцающее белое атласное платье в греческом стиле обтекало фигуру изящными складками. В противоположность традиционной высокой прическе, которую выбрали почти все присутствующие дамы, пышные волнистые волосы спускались ниже плеч.

Да, красавицы в длинных черных платьях и с бриллиантовыми ожерельями выглядели настоящими принцессами. Но Тейлор казалась Джейсону богиней.

Он остановился и, пораженный, замер, не в силах произнести ни слова. Тейлор беспокойно поежилась.

– Ты прекрасна.

Джейсон наконец сумел победить оцепенение.

Она зарделась от смущения.

– Это всего лишь платье.

«Нет, это ты!» – едва не выкрикнул он, но, к счастью, нашел силы сдержаться.

– Где же твой спутник?

Тейлор показала в сторону бара, где Скотт в компании друзей как раз поднял пивную бутылку в очередном разухабистом тосте.

– Вон там, празднует встречу с другими членами братства.

Джейсон усмехнулся:

– По-моему, это из другого фильма.

Тейлор повернулась и обвела его внимательным взглядом:

– А с кем ты?

– Ни с кем. Если, конечно, не считать Джереми. Привел его потому, что парень сходит с ума по дочке Бредстоуна.

Тейлор неопределенно кивнула. Интересно, ей приятно, что он один, без спутницы? Следовало немедленно выяснить. Джейсон предложил ей руку:

– Пойдем танцевать.

Тейлор на мгновение задумалась, а потом молча вложила свою ладонь в его – теплую и сильную.

Джейсон направился на площадку. Пары медленно двигались под песню группы «Мэззи стар». Неподалеку, словно ястребы, кружили фотографы. Джейсон оглянулся по сторонам и выбрал укромный уголок, надежно защищенный низкими ветками окружавших лужайку деревьев. Отвел Тейлор в безопасное место и заключил в объятия.

Они танцевали под нежную музыку, а в густой листве, словно разноцветные звезды, мерцали лампочки. Молчание продолжалось долго. Джейсон с удовольствием ощущал в своей руке узкую ладонь, с наслаждением вдыхал аромат неведомых нежных духов. Даже на высоких каблуках Тейлор доставала ему лишь до подбородка. Можно было шептать на ухо, и никто вокруг не услышал бы ни слова.

– Я вот думаю, – тихо начал он, – что теперь ты наконец можешь от меня освободиться.

Тейлор подняла голову:

– В каком смысле?

– Ну, работа над сценарием в целом закончена, так что спасаться от прессы больше незачем, а, насколько мне известно, друзей в этом городе у тебя нет…

Тейлор улыбнулась:

– Валери постоянно вспоминает тот вечер.

– И если не планируешь стукнуть себя молотком по голове, новое сотрясение мозга вряд ли сумеешь получить, – поддразнил Джейсон. Но уже в следующий миг на лице появилось серьезное выражение. – Вот я и подумал, что не осталось ничего, чем можно было бы удержать тебя рядом с собой.

Зеленые глаза посмотрели внимательно.

– А что, если мне просто нравится быть рядом с тобой?

Джейсон затаил дыхание.

– Это правда?

Тейлор медленно кивнула:

– Хочу кое-что тебе сказать. Знаю, как вела себя и что говорила прежде, но…

Она замолчала, словно сомневаясь, стоит ли продолжать, но потом решительно заглянула ему в глаза:

– Я так жестоко ошибалась. А в последние две недели поняла, что если убрать камеры, репортеров, огромный дом и роскошную машину… то в итоге останется не такой уж плохой парень. Если честно, он мне очень нравится.

Простые слова подействовали магически.

– Тейлор, – прошептал Джейсон и привлек ее ближе.

Но она покачала головой:

– Не надо. Не надо ничего говорить. Просто хотелось признаться, чтобы ты знал правду. И все.

Она попыталась отстраниться, но Джейсон держал крепко.

– Не уходи. Не уходи сейчас.

– Надо уйти.

– Но почему? Из-за Скотта?

Тейлор покачала головой:

– Мы оба прекрасно знаем, что Скотт здесь ни при чем. Проблема вовсе не в нем.

– Тогда в чем же?

Тейлор долго молчала. В глазах застыла тревога.

– В тебе. Да, проблема в тебе, Джейсон. Просто… я не в силах пойти на это с тобой.

Слова застали его врасплох. Пока Джейсон искал ответ, Тейлор вырвалась из объятий. Да, он почувствовал, как пальцы выскользнули из ладони. Она скрылась в толпе и мгновенно исчезла из виду.

Джейсон застыл, глядя в пространство. В душе царил хаос, но одно было ясно и одно было важно. Он знал, что любит ее.


Спустя некоторое время Джереми отыскал друга. Джейсон сидел на скамейке возле фонтана, в дальнем углу огромного парка. Веселье продолжалось в стороне, на холме. Звуки музыки и смех доносились издалека и не очень-то гармонировали с мрачным видом и угрюмым настроением Джейсона.

Джереми сел рядом, и Джейсон тяжело вздохнул:

– Охо-хо…

Воцарилось молчание.

– Понимаю, – наконец произнес Джереми.

Снова помолчали.

Наконец Джейсон заговорил:

– Это уже не игра. Если когда-нибудь и было игрой. – Он грустно посмотрел на друга. – Она мне не доверяет.

Джереми немного подумал и уточнил:

– А что, есть основания доверять?

Джейсон мужественно посмотрел в глаза безжалостной правде.

– Наверное, меня трудно назвать хорошим парнем. Джереми решил говорить честно, как и должен говорить настоящий друг.

– Знаешь, я отлично помню то время, когда мы вдвоем ехали через всю страну в твоем разбитом желтом «ниссане-датсуне» и надеялись как-нибудь устроиться и прожить в Голливуде. А еще очень боялись, что машина до Голливуда просто недотянет.

Джейсон слегка улыбнулся. Он и сам отлично помнил свою первую машину.

– А все эти годы в Лос-Анджелесе… – Джереми помолчал, словно представляя картину, – постоянно наблюдал, как ты вписывался в лихорадочную, безумную жизнь, которую заслужил трудом и талантом. Не буду врать: нередко приходилось волноваться и тревожиться. Поводов находилось немало. Когда все, о чем только можно пожелать, само плывет в руки, человек меняется.

Джейсон уже пристально смотрел на Джереми, ожидая строгой оценки этого человека, одного из немногих, чье мнение казалось важным.

– И вот этот эпизод с Тейлор… – Джереми неодобрительно присвистнул. – Что и говорить, придумал. Фокус Наоми – самое настоящее дерьмо, точнее и не скажешь. Ты показал свою истинную натуру. Самовлюбленную и эгоистичную.

Джейсон кивнул и печально уставился в землю.

– Кроме…

Он поднял голову, ожидая продолжения.

– Кроме тех случаев, когда человек тебе дорог. Да, тогда ты щедр, благороден и великодушен. Рядом с близкими ты отличный парень, Джейсон. И оттого живут на свете люди, которые не усомнятся в тебе до конца дней, какой бы задницей ты порой ни казался.

Джейсон улыбнулся с облегчением. Что ж, приятный сюрприз. Так Джереми еще никогда не говорил. Джереми сурово предупредил:

– Только смотри не расплачься.

– Еще чего! – рассмеялся Джейсон.

– Ну вот, а теперь конкретно о том, что касается Тейлор, – продолжил друг. – Да, на твоей совести немало ошибок. Нам обоим прекрасно известно, что ты творил с женщинами. Но сейчас важно, каков ты рядом с ней. И вот снова встает вопрос: существует ли почва для доверия?

Джейсон твердо посмотрел другу в глаза и так же твердо ответил:

– Да.

Джереми кивнул:

– В таком случае хватит игр. Начинай действовать всерьез. Если она любит, то увидит тебя настоящего.

Джейсон торжественно склонил голову. Если честно, мысль о признании пугала. Джереми тут же заметил его нервозность и добродушно похлопал по плечу:

– Ах, подумать только, мистер Голливуд! Такой нежный и робкий! Горжусь тобой!

Джейсон смущенно отстранился:

– Ладно, убирайся отсюда.

– Нет, я серьезно, – не сдавался Джереми. – Пользуясь собственным моральным превосходством, готов честно заявить, что никогда еще не гордился тобой так, как сейчас.

Джейсон удивленно поднял брови:

– И даже в колледже, когда мне удалось убедить двойняшек с первого курса в том, что ты – самый настоящий гитарист из «Ганз энд роузез»?

Джереми философски поднял палец:

– Тот случай – на почетном втором месте.


Глава 28 | Твой дерзкий взгляд | Глава 30