home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 27

Предписанные доктором сутки наблюдения заканчивались в пять часов вечера. Хотя уезжать из поместья не хотелось, Тейлор все же покинула гостеприимный рай.

Джейсон остановил «астон-мартин» на ведущей к ее дому дорожке и выключил мотор. С минуту оба сидели молча.

– Возвращение к действительности, – вздохнула Тейлор. – В добрую старую квартиру.

– Знаешь, когда захочется приехать ко мне, можно просто позвонить. И даже вовсе не обязательно разбивать голову.

Тейлор рассмеялась. Как хорошо, что он снова начал шутить! Весь день вел себя так тихо, задумчиво, что она испугалась, не случилось ли чего-нибудь по-настоящему плохого.

– Спасибо, запомню, – пообещала она. Хотела поблагодарить за то, что приютил в трудную минуту, но в этот миг в сумочке запел сотовый. Что за вредное создание! Всегда выбирает самый неподходящий момент!

Несмотря на неблагоприятные обстоятельства, Тейлор все-таки решила посмотреть и убедиться, что звонит не Дерек и никакого кризиса на работе не произошло. Она чувствовала на себе настороженный взгляд Джейсона. Да, он следил, как она вынула телефон и посмотрела на экран. Оказалось, что звонит Скотт, и Тейлор молча сунула телефон обратно в сумку.

– Это же он, правда? – спросил Джейсон.

– Сейчас переключу на автоответчик.

Однако телефон не собирался сдаваться и немедленно запищал снова. Тейлор вспомнила, как совсем недавно кое-кто другой с таким же упорством добивался внимания, и улыбнулась.

– Должна признаться, что вы, кинозвезды, на редкость упорны, – шутливо призналась она, безуспешно пытаясь игнорировать настойчивые призывы.

Лицо Джейсона потемнело.

– У меня с ним нет ничего общего.

Тейлор хотела всего лишь развеселить его, а вместо этого нечаянно оскорбила. Захотелось сказать, что он прав: не стоило даже сравнивать.

Телефон продолжал требовать внимания, и Джейсон с каменным лицом уставился вперед, в ветровое стекло.

«Скажи, – приказывал Тейлор внутренний голос – Скажи хотя бы это. Он так много для тебя сделал и честно заслужил доброе слово».

Но она не могла.

Потому что знала: эти слова неизбежно повлекут за собой другие. В отношениях с Джейсоном происходило нечто, к чему она пока не была готова. Последние сутки вместили слишком много событий; чтобы привести мысли в порядок, требовалось время.

Тейлор не знала, что делать.

Заметив его нерешительность, Джейсон окончательно рассердился и включил мотор.

– Ты бы ответила на звонок, – посоветовал, не оборачиваясь.

Тейлор послушно кивнула, схватила сумочку и вышла из машины. Едва дверь закрылась, Джейсон сразу тронулся с места. Она стояла на дорожке и беспомощно смотрела, как «астон-мартин» скрылся за поворотом. А через несколько секунд осознала, что телефон все еще звонит.

Черт возьми, Скотт! Совсем о нем забыла. Да, снова забыла.

Нажала кнопку приема, заранее зная, какое слово услышит первым.

– Красавица! – С энтузиазмом приветствовал Скотт, едва Тейлор откликнулась. Услышав этот голос, сотни женщин оказались бы на седьмом небе от счастья.

– Привет, Скотт. – Она старалась говорить ровно, хотя сердитый демарш Джейсона откровенно расстроил. Медленно пошла по дорожке, отперла дверь и вошла в квартиру.

– Весь день о тебе думаю, красавица, – заявил Скотт. Почему-то вдруг показалось, что, возможно, он даже не помнит, как ее зовут.

– Спасибо, у меня все в порядке, – заверила Тейлор. – Хотела позвонить, но потом решила не беспокоить.

Ложь, ложь, ложь. Но сказать правду – «знаю, что мы поцеловались несколько раз, но вот только совсем о тебе забыла» – не хватило мужества.

– Ты не слишком обиделась из-за того, что не забрал из госпиталя?

– Нет, что ты, ни капли! – заверила Тейлор. В этом не покривила душой: уж она-то лучше других знала, что порой работу приходится ставить выше личных интересов.

Вот почему неожиданное появление Джейсона в отделении «Скорой помощи» так поразило. Оно разделило мир на «до» и «после».

До этого момента Тейлор могла хотя бы делать вид, притворяться перед самой собой, будто успешно справляется с чувствами к «самому-самому». Причем львиная доля этого сомнительного успеха опиралась на твердую уверенность в том, что его внимание не больше чем мимолетная фантазия, желание избалованной звезды получить игрушку, в обладании которой только что было отказано.

Но те чувства, которые читались на его встревоженном лице там, в госпитале, без сомнения, были реальными. И к этому она оказалась неготовой.

Да, можно было противостоять обаянию, остроумию и дьявольской улыбке. Можно было игнорировать то обстоятельство, что нив жизни, ни в кино ей не встречались мужчины привлекательнее. Но Тейлор оказалась беззащитной перед реальным человеком, каким Джейсон предстал, сбросив маску кинозвезды. Да, вот в этого доброго, заботливого человека действительно трудно было бы не влюбиться. Опасная, очень и очень опасная мысль. Влюбитьсяв кого-то означало вступить в азартную игру. Влюбиться в известного покорителя женских сердец, а проще говоря, бабника… ну, это Тейлор уже проходила. Результат оказался катастрофическим.

Ну а влюбиться в самого главного из всех бабников, в знаменитого любимца публики, который открыто, перед телекамерами, признавался в своих холостяцких убеждениях? Это уже поистине безумие.

И все же… новые чувства вовсе не означали, что отношения, сложившиеся между ней и Джейсоном, были обречены оборваться на беспросветно мрачной ноте. Какие-то слова все-таки предстояло сказать.

Тейлор настолько погрузилась в собственные мысли, что пропустила мимо ушей, чем Скотт закончил свою длиннющую тираду по поводу трудной, загруженной съемками недели. Включилась она тогда, когда услышала о домашнем курином супе, и подумала, что он приглашает приехать сегодня вечером.

– О, это очень мило, – быстро ответила Тейлор. – Но дело в том, что мне необходимо отдохнуть. А потом придется наверстывать упущенную работу.

На мгновение воцарилось молчание.

– Но у нас же запланирована встреча.

Резкий тон показал, что Скотта не столько огорчила невозможность ее увидеть, сколько рассердил отказ. А может быть, вызвало раздражение отсутствие должного восхищения и поклонения.

– Да-да, понимаю. Мне очень жаль, но, видишь ли, я так измучена, – драматично покаялась Тейлор. Ложь, ложь, ложь. – Может быть, немного отложим?

Прежде чем ответить, Скотт снова помолчал.

– Вообще-то собирался пригласить при встрече, но поскольку обстоятельства изменились… – Он задумался, а потом продолжил: – Тебе доводилось слышать о Черно-розовом бале?

Черно-розовый бал был благотворительным светским раутом, на который требовалось являться в черных костюмах и черных галстуках (отсюда и «черный»). Он ежегодно проводился в особняке Тони Бредстоуна, шефа одной из крупнейших киностудий. Вечер считался самым элегантным и роскошным событием светской жизни Голливуда: обед из пяти блюд, за которым следовали танцы и благотворительная лотерея. Все вырученные средства перечислялись в фонд борьбы с раком груди (отсюда и «розовый»).

Скотт спрашивал, не хочет ли она составить ему компанию.

Тейлор колебалась.

Скотт Кейси, разумеется, видел лишь одну причину, по которой девушка могла не взвизгнуть от восторга, услышав его предложение, – если уже заранее получила приглашение на этот благотворительный раут из уст «самого».

– В списке гостей я заметил имя мистера Эндрюса, – подчеркнуто произнес он. – Очевидно, наш общий друг сумел меня опередить?

Тейлор ничего не смогла с собой поделать; разочарование прорвалось даже в голосе.

– Нет… нет, Джейсон ничего не говорил.

– Что ж, красавица, – уверенный тон мгновенно вернулся. – Может быть, пойдешь со мной?

И она согласилась.

Если честно, то согласие не имело практически никакого отношения к Скотту, но зато непосредственно касалось Джейсона. Он так стремительно уехал, что теперь уже трудно было предположить, когда состоится следующая встреча. Черно-розовый бал казался удачным шансом.

Ведь ей нужно было многое сказать Джейсону Эндрюсу.

Теперь это можно было сделать уже в следующую субботу.

Вот почему она согласилась.


На другом конце города, в доме на вершине Голливудских холмов, Скотт выключил телефон с той же мыслью.

В следующую субботу, сказал он себе.

Вот уже несколько недель Таинственная Женщина Джейсона Эндрюса вызывала острый интерес «желтой» прессы, светских обозрений и новостей кинобизнеса. Можно было подумать, что весь мир затаил дыхание и мечтал лишь об одном: узнать, что за темноволосая особа привлекла столь Пристальное внимание «самого сексуального мужчины».

Скотт прекрасно понимал, что в следующую субботу появится блестящая возможность познакомить публику с Тейлор Донован. А заодно и показать, каков на самом деле тот, кого назвали просто-напросто «другим претендентом». Пусть планета увидит, что Таинственная Женщина Джейсона Эндрюса предпочла иные, более сочные пастбища.

А если точнее, то выбрала его, Скотта Кейси.

Получить главную роль в фильме «Окраина в полночь» – это одно. И совсем иное – нанести удар по самолюбию так называемого Короля Голливуда.

Конечно, пока еще мисс не упала к его ногам. Но вскоре все должно было измениться. Уж в этом сомневаться не приходилось.

Все случится в субботу вечером.

Мысль заметно подняла настроение. Скотт вышел на балкон. За то время, пока он звонил Тейлор, картина не изменилась: три красотки, которых он подобрал в одном небольшом ресторанчике, весело плескались в бассейне, потягивая «Маргариту» со льдом. Неподалеку нежился в шезлонге Роб, поедая «Читос» и вытирая жирные руки полотенцем.

Скотт уселся рядом с приятелем.

Ну и как же идет приручение незнакомки?

Скотт молча уставился на пакете чипсами «Читос». Еще двадцать минут назад он был полон, а теперь практически опустел.

В ответ Роб скорчил гримасу:

– Они же печеные.

– Какие угодно. Не смей лезть в мой бассейн с этой оранжевой гадостью на руках. – Скотт посмотрел на девушек, которые дружно и призывно улыбались. – А что касается твоего вопроса, так приручение незнакомки идет прекрасно. Пригласил ее на Черно-розовый бал. В следующую субботу.

– Ну, знаешь, она в долгу.

– Можно подумать, правда? Но ей, видите ли, сегодня нужно «отдохнуть». – Скотт пальцами изобразил в воздухе кавычки. Потом скрестил руки над головой и посмотрел на девушек, решая, не прервать ли их невинные забавы чем-нибудь более существенным. – Так что дам Марти поручение организовать, чтобы нас с ней непременно сфотографировали вместе, – поделился он планами с Робом. Три дня назад мистер Кейси подписал официальный контракте Марти Шепердом и теперь собирался активно пользоваться услугами опытного рекламного агента. – Ну а потом можно будет запустить в прессу и ее имя. – Скотт гордо улыбнулся, весьма довольный собственной смекалкой. – Представь заголовок: «Тейлор Донован – та самая особа, которую раньше знали как Таинственную Женщину».

Роб смял пустой пакет и взглянул с некоторым сомнением:

– По-моему, ты говорил, что у нее проблемы с прессой. Из-за работы, судебного процесса или чего-то еще в том же духе.

– Да, так оно и есть. Но меня ведь это не касается, правда?

Скотт снова посмотрел на девушек. Они уже не только улыбались, но и махали руками.

– Леди… как водичка?

В ответ самая бойкая немедленно сняла верхнюю половину купальника и улыбнулась еще шире. Две другие последовали ее примеру.

– Кажется, слегка холодновата. – Скотт явно наслаждался зрелищем. Встал с шезлонга и выразительно посмотрел на Роба: – Ну вот, теперь ты наелся, так что вполне можешь свалить отсюда.

Роб не поверил.

– Шутишь? – Он ткнул грязным оранжевым пальцем в сторону девушек, уже успевших утратить и нижнюю часть купальников: – А как же это?

Скотт с сожалением покачал головой:

– Прости, приятель, но это все мое. Я же всегда говорил, что тебе лучше воздерживаться от десерта.

И Скотт красиво нырнул в бассейн. А когда вынырнул рядом с тремя обнаженными красотками, Тейлор Донован занимала его мысли меньше всего на свете.


В середине недели Джейсон встречался с Марти Шепердом, чтобы обсудить подробности рекламной кампании фильма «Ад», который выходил на экраны уже в следующую пятницу. Предстояло пережить сумасшествие, рассредоточенное по всей стране: пресс-конференции, фотосессии, множество телевизионных шоу с самыми известными ведущими: Эллин, Одрой Уинфри и Барбарой Уолтере. И все это за оставшиеся до премьеры четыре дня.

Поскольку к субботе буря должна была благополучно утихнуть, Марти спросил, не собирается ли Джейсон на Черно-розовый бал Тони Бредстоуна. Джейсон вознамерился язвительно ответить, что не собирается. Бредстоун возглавлял ту самую студию, которая снимала «Окраину в полночь». Он же (по сведениям Джейсона) отказался принять предложенные финансовые условия и решил обойтись менее одаренным (опять-таки по сведениям Джейсона) и менее дорогим актером Скоттом Кейси.

Но Марти, словно между прочим, заметил, что если бы Джейсон решил принять приглашение, то мог бы взять с собой Наоми Кросс, поскольку Тейлор Донован уже дала согласие Скотту Кейси.

Услышав новость, Джейсон ощутил, как в животе стремительно растет и углубляется яма. Или дыра.

Он ненавидел себя за то, как обошелся с Тейлор в субботу вечером: что-то уж слишком разозлился. А потом стеснялся позвонить. Но за два последних дня остро назрела необходимость в разговоре, причем не телефонном, а личном, глаза в глаза.

Так что если уж речь зашла о субботе, то почему бы и нет? К черту Скотта Кейси – он всего лишь жалкий слабак, а потому его присутствие ровным счетом ничему не помешает. Главное, удастся поговорить с Тейлор и сказать ей то важное, что необходимо сказать.

Теперь это можно будет сделать в следующую субботу.

Вот почему он согласился.


Глава 26 | Твой дерзкий взгляд | Глава 28