home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

Следующая неделя пролетела незаметно. С головой окунувшись в судебный процесс, Тейлор неожиданно обнаружила, что настало утро пятницы.

К сожалению, именно в это утро Тейлор застряла в одной из тех ужасных пробок, которые принесли Лос-Анджелесу дурную славу. Возможно, она уже опоздала.

Что касается суда, то последние четыре рабочих дня прошли гладко. Истцы наконец почти завершили изложение своей версии и начали вызывать в суд последних свидетелей в поддержку дела о нанесении морального ущерба. Судя по скептическим взглядам членов коллегии присяжных, Тейлор пришла к выводу, что им ничуть не хотелось дарить кому-то тридцать миллионов долларов за иллюзию сексуальных домогательств; которые на самом деле не имели места. В наши дни, и уж особенно в Лос-Анджелесе, присяжным хотелось видеть такой процесс, какие показывают по телевизору. Они ждали драмы. Скандала. В эпоху кабельного телевидения от компании «Хоум бокс офис» за тридцать миллионов долларов все мечтали стать очевидцами захватывающих событий.

Тейлор снова подумала, насколько важно выиграть процесс. Точнее было бы сказать, что процесс выиграть необходимо. Потому что в последнее время работа осталась единственным смыслом ее жизни.

Она надеялась, что приезд Кейт и Валери поможет обрести ясность и спокойствие. Однако на деле все запуталось еще больше.

После ночного разговора в прошлую пятницу, намереваясь провести уик-энд без стрессов, подруги больше ни разу не упомянули имя Джейсона Эндрюса. В субботу они проснулись поздно и посвятили себя радостям калифорнийской жизни: походу по магазинам на Родео-драйв, безумно дорогому ленчу в «Айви», послеполуденному лежанию на пляже и ужину в изящном бистро в Санта-Монике. Пусть вечер и не отличался блеском предыдущего, проведенного в обществе «самого сексуального мужчины», зато он позволил подругам расслабиться, отдохнуть и поговорить о разных разностях, выбросив из головы лишние тревожащие мысли.

В воскресенье, после позднего завтрака, ужасаясь стремительности времени, Тейлор отвезла Вэл и Кейт в аэропорт. Прощаясь, Вэл впервые осмелилась напомнить о личной жизни.

– Позвони на следующей неделе и сообщи, как пройдет суббота. – Она крепко обняла подругу. – Буду с нетерпением ждать новостей о втором свидании со Скоттом Кейси.

Тейлор понимающе улыбнулась:

– Хорошо, если у тебя не хватает смелости сказать правду, давай скажу я. Ты считаешь, что я совершаю ошибку. Правильно?

Вэл покачала головой:

– Нет. Я вовсе не считаю, что ты совершаешь ошибку. Думаю то же самое, что и Кейт: доверяй собственной интуиции. Надеюсь, ты услышишь внутренний голос, что бы он ни советовал.

Подруги помахали на прощание, поднялись в самолет и улетели в Чикаго, а слова Вэл запали в душу. Они вспоминались даже воскресным вечером, когда Тейлор с Дереком допоздна работали над материалами дела, и на суде, во время перекрестного допроса свидетелей обвинения.

И вот в пятницу утром, в типичной калифорнийской пробке, они снова всплыли в памяти.

Тейлор Нетерпеливо забарабанила пальцами по рулю.

Посмотрела на часы – волнение с каждой минутой нарастало. Ей еще ни разу не доводилось опаздывать на судебное заседание. Но сегодня судьба распорядилась иначе: откуда ни возьмись появилось указание на объезд по бульвару Уилшир на автостраду, которой она совсем не знала.

Поглядывая в окна, она пыталась обнаружить название какой-нибудь знакомой улицы. Да, сейчас к «РТ-крузеру» можно было предъявить серьезную претензию: неужели глупая машина не могла обзавестись навигационной системой?

Неожиданно пробка сдвинулась с места. Увы, для Тейлор это оказалось новым испытанием, так как она понятия не имела, куда ехать. Понимая, что сейчас не время проявлять независимость и гордость, вытащила сотовый и набрала номер Дерека, чтобы получить дорожную инструкцию. Ассистент ответил немедленно, уже из зала суда. И она услышала облегчение в его голосе, когда сказала, что едет на работу, а вовсе не сбежала в Италию, на озеро Комо, чтобы нырять вместе с парнями с яхты Джорджа Клуни.

Тейлор нашла в бардачке листок и ручку и кое-как нацарапала ценные указания Дерека относительно улиц и поворотов. Потом приступила к уточнению плана действий. Она никогда не могла устоять перед соблазном делать сразу несколько дел.

– Проследи, чтобы вещественные доказательства были готовы, сложи аккуратно, стопкой, – поучала она, рискованно держа в руках и телефон, и ручку с листком бумаги, и руль. – Не хочу позволять свидетелям думать между вопросами.

– Неужели Фрэнк все-таки отважится выставить своих дамочек? – усомнился Дерек. – Они так уныло выступают!

Внимательно глядя вперед, Тейлор наконец-то заметила нужный поворот. Слава Богу! Направила машину к наклонному съезду, все еще продолжая разговаривать.

– Это понимаем мы с тобой, – ответила она, – но Фрэнк, судя по всему, живет в собственном…

Неожиданно откуда ни возьмись на ее полосу вылетела другая машина, не оставив времени на маневр. Но Тейлор все-таки резко вывернула руль вправо, пытаясь увильнуть, спастись на соседней полосе, и…

И почувствовала удар другой машины.

Все произошло мгновенно, словно ослепительная вспышка молнии: колеса «РТ-крузера» отказались подчиняться, Тейлор стукнулась головой о боковое стекло, мир закружился, завертелся, а потом…

Машина неожиданно замерла в кювете.

Сработала подушка безопасности.

Хорошо еще, что глупый «РТ-крузер» обзавелся хотя бы этим полезным приспособлением.

Тейлор со стоном освободилась из плена воздушного мешка. Осторожно потрогала голову в том месте, которым стукнулась о стекло. Было больно, но на пальцах не осталось ничего теплого, липкого и текучего, и уже одно это можно было считать хорошим знаком. Она принялась проверять все остальные позиции по порядку: пальцы на руках действуют, пальцы на ногах шевелятся, зубы, кажется, целы.

Прошло всего лишь несколько секунд, как слева послышался отчаянный стук. Она обернулась на звук и увидела возле окна человека средних лет в голубом костюме и галстуке с Микки-Маусом. Он рывком открыл дверь.

Первой пришла в голову мысль о том, что ее, Тейлор Донован, сейчас спасет некто в голубом костюме и галстуке с Микки-Маусом.

Второй пришла мысль о том, что она, Тейлор Донован, вовсе не нуждается в спасении.

Потом пришла мысль о том, что она, Тейлор Донован, странным образом думала о себе в третьем лице, и вот это уже трудно было считать хорошим знаком.

Микки-Маус сунул голову в машину:

– Мисс! Вы не ранены? С вами все в порядке?

Тейлор уверенно улыбнулась.

В конце концов, она ведь Тейлор Донован. Не сомневаясь, что немедленно проявит свое обычное чувство юмора и находчивость и сможет доказать, насколько спокойна и уверена в собственных силах, она показала на свой сотовый телефон.

И потеряла сознание.


– Говорю вам, все в порядке. Волноваться абсолютно не о чем. Я прекрасно себя чувствую.

Доктор что-то писал, не обращая внимания на заверения Тейлор. А она сидела на краю смотрового стола и думала о том, что у службы неотложной медицинской помощи Лос-Анджелеса наверняка существуют более важные дела, чем заботиться о небольшой шишке на ее голове. Неужели в этом городе никто не страдает от тепловых ударов?

Тейлор уже успела позвонить в суд. Судья, к счастью, проявил полное понимание. Согласился отложить заседание до понедельника и попросил поберечь себя в выходные. Теперь оставалось л ишь вырваться из этой проклятой больницы.

Доктор наконец перестал писать и захлопнул файл.

– У вас сотрясение мозга, Тейлор. А это означает, что отпустить вас я смогу исключительно под присмотром взрослого человека.

– Но я же в полном порядке, – настаивала она. – Посмотрите. Видите? – Она покрутила перед носом доктора пальцами на руках и ногах. С последними, правда, возникли некоторые проблемы из-за узких туфель, и зрелище оказалось недостаточно впечатляющим.

– Простите, но такова твердая позиция госпиталя. Вините в излишней осторожности своих коллег-юристов. – Он улыбнулся.

Тейлор застонала. Нет, вовсе не из-за неуклюжей атаки на свою профессию и даже не из-за того, что голова болела сильнее, чем в семь лет, после драки молодого поколения Донованов с братьями О'Мэлли. Дело в том, что она отчаянно ненавидела госпитали – наверное, даже больше, чем самолеты. В них прочно держался какой-то странный угнетающий запах.

Доктор взглянул с сочувствием:

– Нет ли в нашем городе кого-нибудь, кому вы могли бы позвонить и попросить приехать?

Тейлор пыталась решить, удобно ли позвонить секретарше и попросить пожертвовать вечером пятницы ради собственной израненной персоны. Но в этот момент сотовый подал голос.

Она смущенно показала на поющую сумочку, которую оставила на стуле в углу кабинета.

– Простите, – обратилась Тейлор к доктору. – Забыла выключить.

Доктор лишь невозмутимо пожал плечами:

– Это Лос-Анджелес, мисс Донован. Мне приходилось видеть, как женщины даже детей рожают, болтая по телефону.

Тейлор слезла со стола и открыла сумочку. Достала телефон, увидела, что звонит Скотт, и с удивлением ответила:

– Да?

– Эй! Красавица! – Голос Скотта звучал жизнерадостно. – Звоню, чтобы узнать, во сколько завтра за тобой заехать.

Проклятие! Она совершенно забыла о свидании. В очередной раз.

– Мм… видишь ли, возникла небольшая проблема. – Тейлор отошла в угол кабинета и постаралась говорить как можно тише, чтобы не услышал доктор. – Дело в том, что я угодила в небольшую аварию, – прошептала она в трубку. – Ничего серьезного, но что-то вроде сотрясения мозга все-таки случилось. И теперь меня не выпускают из больницы. Говорят, что отдадут только в надежные руки. Такова политика госпиталя.

Тейлор замолчала, решая, стоит ли продолжать. Однако ужасная перспектива остаться на ночь в больничной палате пересилила сомнения.

– Вот я и подумала: ты ведь не будешь против перенести свидание с вечера субботы на вечер пятницы, правда? – спросила она с легким смехом, призванным скрыть мучительное смущение. – Тебе всего лишь придется проследить, не начнется ли после еды рвота. Хотя в Лос-Анджелесе это скорее можно считать признаком излишнего потребления алкоголя, чем следствием сотрясения мозга, гак ведь?

Вместо ответного смеха (пусть даже всего лишь из вежливости) в эфире повисло долгое молчание.

Ладно, подумала Тейлор, наверное, шутка и вправду не слишком удалась. Что ж, придется списать на травму. Голова работала не слишком исправно.

Наконец Скотт ответил, причем его голос прозвучат еще более смущенно и неловко, чем ее собственный:

– Черт побери, Тейлор. Послушай… в другое время был бы рад помочь. Но, видишь ли, сейчас съемки в самом разгаре, и уехать со студии никак не получится. Да и неизвестно, сколько еще продержит режиссер. Ты же понимаешь, красавица?

Тейлор кивнула. Чего, собственно говоря, она ожидала? После одного-единственного свидания?

– Конечно, какие проблемы? – беззаботно ответила она, пытаясь скрыть ужасную неловкость. – Пожалуй, позвоню тебе потом, когда все уладится. – Торопливо попрощалась и отключила телефон.

Обернулась и встретила внимательный взгляд доктора. Сомнений не оставалось: он слышат каждое слово.

– Здесь не тюрьма, – заметил он с понимающей улыбкой. – Можете не ограничиваться одним звонком. Знаю, что в городе вы недавно, но все равно наверняка успели познакомиться с кем-нибудь еще.

Да, Тейлор действительно подумала о «ком-нибудь еще», с кем познакомилась в Лос-Анджелесе. Если бы это было возможно!

Наверное, в сказочном мире Валери Тейлор действительно могла бы позвонить Джейсону Эндрюсу (знаменитому голливудскому актеру, названному самым сексуальным мужчиной на планете) и он немедленно примчался бы в госпиталь подобно рыцарю на белом коне и в сверкающих доспехах. Спас бы ее и увез в свой замок – далеко-далеко, на край земли.

Но она жила в реальном мире. И прекрасно знала, что в этот самый момент Джейсон очень занят на съемках. А потому не собиралась звонить еще одному мужчине, чтобы выслушать еще один отказ. А особенно этому мужчине.

Тейлор снова уселась на стол и с печальной решимостью покачала головой.

– Нет, больше мне звонить некому, – ответила она. – Все заняты.

– И даже коллеги? – настаивал доктор. – Мне очень не хочется держать здесь вас ночью, как арестанта.

Тейлор растерянно развела руками:

– Кажется, выбора нет.

Доктор неохотно кивнул. Вздохнул и открыл рот, чтобы что-то сказать, однако не успел произнести ни слова.

– Она поедет со мной.

Голос прозвучал от двери. Тейлор обернулась… И увидела, как в кабинет входит Джейсон Эндрюс. Не обращая внимания на удивленный взгляд доктора, он уверенно приблизился.

– Да, Тейлор, поедешь со мной. Ко мне домой, – повторил твердо.

От удивления она едва не потеряла дар речи.

– Что ты здесь делаешь?

Джейсон с улыбкой пожат плечами.

– Узнал, что ты попала в больницу, и приехал. Вот и все, – чуть смущенно ответил он.

Взгляды встретились, и Тейлор, которой гордость никогда не позволяла проявлять смущение и растерянность, неожиданно обнаружила, что не знает, что сказать.

Джейсон ждал ответа, реакции. Так и не дождавшись, с тревогой повернулся к доктору:

– Говорили, что она в полном порядке. Как-то странно. Слишком тихая. Слишком молчаливая.

Теперь уже пожал плечами доктор:

– До вашего появления, мистер Эндрюс, мисс Донован чувствовала себя вполне удовлетворительно.

– О! Ах да, конечно. Такое нередко случается. – Джейсон потер руки. – Что же необходимо сделать, чтобы вызволить ее отсюда?

– Если вы согласны взять мисс Донован под свою опеку, то в течение следующих двадцати четырех часов вам придется не выпускать ее из-под контроля, – пояснил доктор. – Главное, когда уснет, будить каждые четыре часа и задавать несколько вопросов, чтобы убедиться, что пациентка находится в полном сознании. – Доктор серьезно посмотрел на Тейлор: – А вас попрошу дать слово пару дней вести себя как можно спокойнее. Если выдержите режим, то в понедельник сможете вернуться к работе.

Однако Тейлор все еще не могла отвести от Джейсона изумленный взгляд:

– Как же ты узнал?

– Что узнал?

– Что я попала в больницу.

– Звонил в офис, чтобы разыскать тебя. И Линда сказала, что ты здесь.

Доктор был вынужден прервать разговор, чтобы обратить внимание на некоторые существенные моменты:

– Как я уже сказал, мистер Эндрюс, вам необходимо регулярно будить мисс Донован и быстро задавать вопросы. Ну, примерно вот так. – Он повернулся к Тейлор, чтобы продемонстрировать, каким образом следует проверять вменяемость: – Помните, как меня зовут?

Тейлор взглянула с удивлением. Разумеется, она знала, как зовут доктора. Она прекрасно себя чувствовала.

– Доктор Сингер, – послушно ответила она.

– А что вы ели на завтрак сегодня утром?

– Я не завтракаю. Нет, подождите! Большая чашка кофе с обезжиренными сливками считается?

Доктор посмотрел так, что сомнений не осталось: не считается.

– А какую фамилию носила ваша мать до замужества? – неожиданно поинтересовался он.

– Дженнингс.

Раздраженная допросом – право, это уж слишком! – Тейлор снова повернулась к Джейсону:

– А зачем ты мне звонил?

Ответ нашелся не сразу.

– Неожиданно возник вопрос по ходу той сцены, которую мы снимали.

– Вы снимали? – недоверчиво переспросила Тейлор. – И ты уехал? Сюда? Ко мне?

Джейсон обратился к доктору и шепотом уточнил:

– А вы уверены, что с ней действительно все в порядке? Странно: прошло уже три минуты, а я до сих пор не услышал ни одного оскорбительного или резкого замечания.

Но Тейлор не собиралась шутить, а потому положила ладонь на руку Джейсона:

– Я серьезно. Ты прервал съемку и примчался сюда?

Лицо Джейсона тоже стало серьезным.

– Но ведь мне сказали, что ты в больнице. Разумеется, я не мог не приехать.

Он так просто это сказал. И так посмотрел. Тейлор внезапно показалось, что она снова в своей машине. Кружится, кружится, кружится. Джейсон Эндрюс.

Ее рыцарь на белом коне и в сверкающих доспехах.

Разумеется, если верить в красивые сказки.

Чтобы спрятать улыбку, она уставилась в пол. Но спустя мгновение Джейсон приподнял ее голову за подбородок и с опаской заглянул в глаза:

– И все-таки ты уверена, что хорошо себя чувствуешь? Скажи что-нибудь… нормальное. – Он бережно заправил за ухо прядь растрепавшихся волос, стараясь не задеть заметную шишку на голове.

А Тейлор лишь молча смотрела в его потрясающие синие глаза. Да, такого великолепного рыцаря не в каждой сказке сыщешь!

Сделав волевое усилие, она вынырнула из омута самых сексуальных на планете глаз и попыталась улыбнуться. Надо было хотя бы сказать спасибо за то, что приехал.

Но в этот момент она заметила то, чего не видела раньше. Пригляделась внимательнее.

– Подожди-ка. Ты что, в гриме?

Да, так оно и было. След пудры на лице. А еще остаток черного контура на нижнем веке… Вот это да!

Тейлор насмешливо подняла брови:

– Право, Джемсом, это же всего лишь госпиталь! Стоило ли так прихорашиваться?

И Джейсон, наконец, вздохнул с облегчением и широко улыбнулся. Посмотрел на доктора и отмел сомнения:

– Да, все в полном порядке.


Глава 23 | Твой дерзкий взгляд | Глава 25