home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

В субботу вечером голливудские знаменитости наряжались и приводили себя в порядок, а неистовые рекламные агенты сбивались с ног, улаживая важнейшие детали события и договариваясь, кто, когда и с кем приедет.

Тейлор Донован спокойно сидела в своей квартире. Она никуда не собиралась.

Проявленная ею непростительная слабость на балконе в Лас-Вегасе ясно показала, что бывают обстоятельства, когда ей следует опасаться общества Джейсона Эндрюса, потому что их отношения не имели права зайти дальше сугубо профессионального общения.

Да, решение означало, что субботний вечер предстояло провести в полном одиночестве, в то время как единственный знакомый в Лос-Анджелесе мужчина (не считая коллег) устроил крупнейший светский прием года. Больше того, поскольку одинокое сидение дома совпадало с тем самым днем, в который должна была состояться ее свадьба, пришлось выслушивать нудные жалобные тирады Дэниела – он звонил трижды.

А главное, мужественно принятое решение игнорировать вечеринку означало добровольный отказ от встречи с Джейсоном.

Тейлор напомнила себе, что последнее обстоятельство только к лучшему. Вечер в Лас-Вегасе не оставил в ней иллюзий относительно намерений Джейсона, а собственная непроизвольная реакция на балконе встревожила. Сможет ли она и, главное, захочет ли и дальше удерживать его на расстоянии?

Сцену на балконе Тейлор прокрутила в голове уже множество раз.

Папарацци успели сфотографировать пару почти в момент поцелуя, и теперь все обложки «желтых» газет и журналов кричали об одном:

«Джейсон и Таинственная Женщина! События развиваются!»

«Жаркие ночи в пустыне! Джейсон в Вегасе вместе с Таинственной Женщиной!» и «Роман в Лас-Вегасе!»

Каждое утро Линда прилежно оставляла на стуле Тейлор новый таблоид, и каждое утро она прилежно отправляла его в корзину для бумаг.

Ну может быть, только разок-другой взглянув на обложку.

Лишь одна фотография вызвала интерес и заставила посмотреть внимательно. Сама Тейлор стояла спиной к камере, но лицо Джейсона попало в кадр. И что-то вето взгляде поразило: наверное, отрешенное выражение, с каким он смотрел в ту минуту. Глаза говорили, что в мире не существовало никого и ничего, кроме их двоих.

Мысль показалась нелепой. Нелепой и опасной, способной вовлечь в серьезные неприятности.

Вот почему Тейлор приняла решение остаться дома.


Она не пришла.

Джейсон стоял на балконе своего особняка в Беверли-Хиллз. Вечер выдался многолюдным и шумным. Гости оккупировали все доступное пространство: толкались вокруг бассейна, разгуливали возле гостевого дома и даже проникли на баскетбольную площадку. Хорошо хоть, что охране удавалось удерживать их на улице. Пока удавалось.

Сам он потерял интерес к гостям уже больше часа назад, когда опоздание Тейлор вышло за рамки общепринятого. И сейчас снова, уже в который раз, он взглянул на главные ворота – единственный доступный вход в поместье.

– По-моему, она не придет.

Джейсон сурово взглянул на стоявшего рядом Джереми. Допускать страшную возможность – это малодушие, но озвучивать опасение – самое настоящее предательство.

– Придет, – решительно возразил Джейсон, хотя в душе и сам сомневался.

– Не знаю… уже поздно. – Джереми скептически покачал головой.

Джейсон посмотрел на часы. Прошло целых четыре минуты с тех пор, как он смотрел в последний раз, а Тейлор все еще не появилась.

– Кажется, ты всерьез расстроен. – В голосе Джереми звучало удивление, смешанное с любопытством.

Джейсон снова остановил друга строгим взглядом. Выслушивать колкости почему-то не хотелось. И в этот момент возле парадных ворот что-то мелькнуло. Вернее, кто-то.

Заметив изменившееся лицо друга, Джереми тоже посмотрел в сторону ворот. Теперь уже оба наблюдали, как по дорожке шла Тейлор Донован.

Джейсон потерял дар речи.

На ней было платье, в котором невозможно войти в зал суда: черное, без бретелек, с разрезом до критической точки, оно откровенно следовало каждому изгибу фигуры. Длинные волосы лежали на обнаженных плечах пышной волной, а взгляд был подернут дымкой. Он еще никогда не видел Тейлор такой… волнующей и жаркой. Вдалеке звучал голос Джереми: кажется, друг предупреждал, что лучше закрыть рот, пока не влетела ворона.

Наконец Джейсон опомнился и посмотрел на насмешника.

– Я же сказал, что придет, – уверенно заявил он. Потом стремительно сбежал с балконной лестницы и вклинился в толпу. Наконец добрался до Тейлор. Взгляды встретились и больше не размыкались.

Джейсон подошел вплотную и остановился:

– Вы здесь.

– Да.

Он храбро посмотрел на платье:

– Думаю, вы не часто надеваете его на судебные заседания.

– Вряд ли оно имело бы там успех.

Джейсон рассмеялся:

– Да уж… наверное, несколько затруднительно стоять перед судьей, у которого эрекция распирает штаны.

– А что, платье действует таким образом?

Тейлор опустила глаза к молнии на брюках Джейсона. Подобной смелости он не ожидал, а потому растерялся. Зато в ее взгляде вспыхнули веселые искры.

– О, вы покраснели! Замечательно!

Джейсон улыбнулся насмешливой дерзости и схватил гостью за руку:

– Пойдемте. Покажу вам свои владения.

Сквозь притихшую толпу он повел Тейлор к дому.


Джейсон водил ее по коридорам и комнатам, а она удивлялась глубокому интересу к архитектуре и серьезным знаниям, которые, судя по всему, он приобрел самостоятельно. Он с увлечением показывал каждую деталь, начиная с тиковых полов и заканчивая причудливыми карнизами. Постепенно становилось ясно, что он лично участвовал в разработке дизайна построенного пять лет назад огромного, площадью в двенадцать тысяч квадратных футов, особняка в стиле французской Нормандии.

Джейсон показал шесть гостевых комнат, личные апартаменты с двумя гостиными, зеркальный холл со сводчатым потолком, винный погреб, парилку, проекционный зал и двухэтажную библиотеку. Несколько раз Тейлор ловила себя на мысли, что подобного богатства видеть еще не приходилось. Деньги ее не особенно впечатляли. Фирма платила свыше четверти миллиона долларов в год: значительно больше, чем получали остальные члены семейства Донован. И все же этот дом превосходил все фантазии и вызывал легкое головокружение.

Закончив экскурсию, Джейсон повел гостью на террасу, к одному из баров. Передавая французский мартини, который она заказала, поддавшись нормандскому духу, осторожно поинтересовался:

– Простите, что за важные дела задержали вас до полуночи?

– Ничего особенного. Просто пришлось по пути заглянуть на вечеринку к Джеку Николсону.

– Вообще-то Джек сидит вон в том кресле, в десяти футах от вас, и преспокойно курит сигару.

Тейлор повернулась, чтобы посмотреть на знаменитость, а Джейсон не собирался сдаваться:

– Я ведь понимаю, что вы сомневались, стоит ли идти. Так почему же все-таки решились?

Тейлор беззаботно пожала плечами:

– Подумала, что будет интересно.

– Но ведь вы очень заняты, устаете. Тронут вниманием.

Легко отмахнувшись от благодарности, Тейлор отошла от бара, и Джейсон последовал за ней. Они медленно прогуливались по парку, среди гостей.

– Не придавайте большого значения, – заметила Тейлор. – Всего лишь решила, что несколько часов отдыха и развлечений пойдут на пользу.

– И эти несколько часов вы решили провести со мной. Сделали выбор.

– Решила принять участие в вечеринке. А вы всего лишь случайно оказались ее хозяином.

– А еще выбрали это платье.

– Надеюсь, не считаете, что одежда женщины свидетельствует о ее намерениях?

– Нет, не считаю. Но когда женщина решается провести долгожданное свободное время со мной, поневоле начинаю проявлять любопытство.

Тейлор остановилась в уединенном уголке сада. Прислонилась к стене, сжимая в руке бокал мартини.

– Поездка в Лас-Вегас была частью нашего договора, – просто заметила она. – Я же обещала вам вечер, помните?

Джейсон подошел вплотную, уперся рукой в стену и заглянул в зеленые глаза:

– Но появление здесь ничем не обусловливалось, решение принимали только вы. Так почему же пришли?

Отвечать не хотелось. Честно говоря, Тейлор и сама плохо понимала, зачем приехала. Просто внезапно прыгнула в машину и через двадцать минут оказалась здесь. Решение пришло импульсивно, само собой, в последний момент.

После двадцати минут макияжа.

И тридцати минут работы над волосами.

И четырех переодеваний.

Да, совершенно импульсивно, в самый последний момент.

Избегая требовательного взгляда Джейсона, Тейлор показала на нарядную толпу:

– Наверное, вам пора вернуться туда. Некрасиво бросать гостей.

– А ну их! Надоели.

– Уверена, что о многих из присутствующих дам вы прежде так не думали.

Едва произнеся неосторожные слова, Тейлор тут же пожалела.

И правда, Джейсон иронично склонил голову и насмешливо улыбнулся:

– Хм… смахивает на ревность. Как интересно!

Надо же было сморозить такую глупость! Сама дала ему оружие! Вес дело в том, что он стоял слишком близко. Отвлекал, лишал самообладания и собранности. Надо было как можно быстрее выпутаться из затруднительной ситуации.

Тейлор решительно посмотрела ему в глаза:

– Какого бы признания вы ни добивались, все равно не услышите.

Выскользнула из-под руки и гордо удалилась.


Джереми не собирался уходить с балкона. Только здесь можно было спокойно потягивать пиво, не опасаясь приключений: не бояться, что изрядно подвыпивший двадцатилетний юнец начнет задираться, а скорее раздетая, чем одетая молодая актриса затеет флирт, считая, что таким образом сможет добраться до Джейсона.

Джереми ненавидел голливудские порядки, но все же терпел по двум причинам: во-первых, как неотъемлемую часть собственной профессиональной жизни – жизни сценариста; а во-вторых, как необходимую часть жизни Джейсона. С этой стороной существования друга, ставшего кинозвездой, приходилось мириться точно так же, как с постоянным присутствием папарацци.

Джереми ничуть не удивился, когда Джейсон вновь появился на балконе – одинокий и раздраженный. Сам он считал, что друг избрал совершенно неверную тактику. Но Джейсон отличался поразительным упрямством: если уж он что-то решил, то никакие доводы не действовали.

– Ну что, успешно? – поинтересовался Джереми, когда Джейсон встал рядом и облокотился на перила. С балкона открывался отличный вид на заполненный гостями сад.

– Возможно… – неопределенно ответил Джейсон. Взглянул недовольно, поскольку заметил, что Джереми курит в непосредственной близости от дома. Однако промолчал: курение считалось привилегией сценариста, так что приходилось терпеть.

– Что… возможно? – Джереми выпустил колечко дыма.

Джейсон не спешил отвечать.

– Кажется, моя тактика начинает действовать.

– Не думаю. Кстати, посмотри – она разговаривает сейчас с Хейденом Стоуном.

Джереми показал вниз – туда, где Тейлор мило беседовала с представительным режиссером.

Джейсон недоверчиво покачал головой и даже отошел от перил.

– Ничего не понимаю! – огорченно воскликнул он. – Она должна немедленно появиться здесь… Или обнаженной лежать на кровати в моей спальне, чтобы сделать сюрприз. Или передать тайную записку: назначить свидание в беседке, написать, что готова терпеливо ждать – обнаженной. Или нежиться в ванне, в пене, с бокалом шампанского в руке…

– Обнаженной. Идея ясна.

– Идея, уважаемый Джереми, заключается в том, что сегодняшний вечер мыслился совсем иначе.

Джереми торжественно положил руку на плечо «самого сексуального мужчины».

– Прости, Джейсон, но ведь может случиться и так, что ты не в ее вкусе.

Он пошутил, однако на лице друга появилась тревога.

– Ты действительно считаешь, что такое возможно?

Обычно Джереми не упускал случая подразнить самолюбивого кумира, однако сейчас почему-то пожалел: уж слишком тот огорчился.

– Если честно, то нет. Но в то же время не думаю, что она согласится признаться себе в возникшем чувстве.

Подобное суждение вселило в Джейсона новую энергию.

– Что ж, тем хуже для нее, – решительно изрек он, не обращая внимания на ироничный взгляд приятеля. – И не пытайся сбить меня с толку. Обожаю эту игру в недоступность. Почти как три недели предварительных ласк.

Джереми лишь закатил глаза. Экстравагантное заявление не имело смысла опровергать.

– Но уже пора двигаться к цели, которую и я, и она прекрасно осознаем, – продолжал рассуждать Джейсон.

– Полагаю, Злой Гений, твой план и состоит в достижении этой цели? – Джереми заметил на лице друга хитрую улыбку. – Ведь план существует, правда?

– Разумеется, – согласился Джейсон со скромной гордостью во взоре.

– Осмелюсь спросить, на чем он основан?

– На слабостях каждой женщины, – снисходительно пояснил Джейсон. – То есть на ревности. – Он снова облокотился на перила. – Стоит ей хотя бы раз увидеть меня с другой, как упрямство мгновенно улетучится.

Джереми нетерпеливо отмахнулся:

– Тейлор совсем не такая. Она ни за что не опустится до соперничества.

– Я думаю вовсе не об этом, – возразил Джейсон и внезапно замолчал, словно что-то представив. – Хотя могло бы получиться крайне увлекательно… – Он покачал головой: – Нет, единственное, чего я хочу, так это увидеть ее реакцию. Поверь, мне знакомо выражение разочарования и обиды. А если она разочарована и обижена, значит, ревнует. Все сразу станет ясно, и больше вопросов не возникнет.

Джереми нахмурился:

– Плохой план. Лучше послушай меня – могу предложить идею куда интереснее.

Джейсон с любопытством склонил голову, а Джереми таинственно понизил голос.

– Сознаю, это звучит несколько радикально, но в критической ситуации… – он выдержал драматическую паузу, – дай ей время… поверить тебе.

Он незаметно оглянулся, желая удостовериться, что никто не подслушал гениальный замысел.

Предложение не вызвало ни малейшего восторга.

– Не хочу тянуть время. Поверить! Еще чего! Слишком долго и сложно!

– Ну и что из того? – спокойно возразил Джереми. – Разве ты куда-нибудь уезжаешь? Или собираешься умирать? В таком случае не откажусь от твоего «астон-мартина».

– Просто устал ждать, – пожаловался Джейсон. – Хочу понять ее чувства. Да, необходимо срочно узнать, как она ко мне относится!

Джереми взглянул на друга с интересом: выбор выражений заинтриговал.

Однако Джейсону не хотелось продолжать обсуждение, а потому он резко повернулся и скрылся в доме.


А под балконом, в темном уголке сада, прятались Скотт и Роб. Приятели только что подслушали все, что сказал Джейсон.

Скотт просиял победной улыбкой:

– Я же говорил, что они не вместе!

Роб кивнул:

– То же самое я видел в Лас-Вегасе: Эндрюс явно неравнодушен к девушке. – Он выглянул из-за угла, стараясь рассмотреть среди гостей Тейлор. – Интересно, чего она добивается? Ведь парень способен без труда получить любую.

Скотт бесцеремонно дернул приятеля за руку и увлек обратно в убежище.

– Эй! – возмутился Роб, освобождаясь и потирая ладонь. – Всего лишь хотел узнать, что в ней такого особенного.

Скотт на мгновение задумался.

– Знаешь, пожалуй, это стоит выяснить. – Он решительно отодвинул Роба, который загораживал обзор. – Пора бы уж Таинственной Женщине Джейсона Эндрюса расстаться со своей тайной. – Он со значением улыбнулся и направился в нарядную толпу.

Роб восхищенно посмотрел вслед:

– Гениально! Классный план! – Он показал в сторону буфета и добавил: – Ну а я тем временем слегка перекушу.


Глава 14 | Твой дерзкий взгляд | Глава 16