home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



*** Питер не ошибся.

Кунц в это время поднимался в удобном бесшумном лифте на восьмой этаж, где жила его подруга Лорри

Винс. Одно время Кунц часто встречался с ней, были даже мысли о женитьбе, но встреча с Эвис заставила его забыть обо всем.

Достав из кармана ключ, Кунц открыл полированную входную дверь и оказался в прекрасно обставленной комнате.

Громадное окно во всю стену закрывали гардины розового цвета. На полу лежал ковер ручной работы. Мебели было немного, но она была изящная.

На широком диване лежала женщина в шикарном полупрозрачном пеньюаре цвета спелого абрикоса. Она смотрела телевизор. Эта была Лорри Винс.

Она лениво повернула голову:

- Что с тобой? Опять что-нибудь приключилось? - вместо приветствия спросила она.

- Отстань!

Она засмеялась:

- Ах, узнаю Кунца! Ты ни на минуту не можешь забыть о своих делах! И знаешь, ты сейчас похож на вагнеровского героя - ну, вылитый Зигфрид! Молчаливый, строгий, исполненный непередаваемого достоинства!

- Зато ты стала чересчур болтливой, - проворчал Кунц. - Лучше встань-ка, да принеси мне тот сверток, что я у тебя оставлял.

- А не поздновато ли сейчас? - спросила она. - Ты ведь говорил, что это просто вещественное доказательство, которое ты хочешь отнести в участок. Но в эти часы никого из начальства там уже нет… Одни дежурные.

Кунц тяжелым взглядом посмотрел на нее. В его глазах загорелись холодные огоньки:

- Лорри, ты ведь знаешь, что у меня часто ночные дежурства…

Лорри, почувствовав за спокойствием Кунца плохо скрытое бешенство, поспешно встала:

- Да, да, конечно, сейчас принесу, - быстро сказала она и скрылась за дверью.

Кунц вышел в прихожую и от нечего делать начал рассматривать путеводитель по городу, валявшийся на телефонном столике. Когда ожидание наскучило, он быстро прошел через гостиную и бесшумно открыл дверь спальни.

Лорри стояла на коленях между кроватью и секретером и что-то разглядывала, наклонив голову. Почувствовав взгляд, она быстро оглянулась и побледнела, увидев Кунца.

Взгляд Кунца остановился на пистолетах со свинченными глушителями, которые лежали на куске плотной бумаги, и нескольких гранатах. Тут же были различные карты, фальшивые документы и сверток с героином.

- Кунц грустно улыбнулся:

- Мне жаль, но ты оказалась слишком любопытной, - он начал медленно подходить к ней.

- Боже мой, значит, - прошептала она, - ты связан с убийством этих людей. Я могу верить или не верить, но вот доказательства: ты убивал, предавал их… Ты, ты…

- Не стоило утруждать себя и сверх всякой меры интересоваться чужими делами, - сказал он, приближаясь к Лорри. - В следующий раз будь поосторожнее, крошка, а сейчас мне очень жаль тебя…

Медленно протянув руку, он схватил ее за воротник пеньюара и притянул к себе.

Она не сопротивлялась. На это у нее не было ни сил, ни воли. Лорри походила на кролика перед удавом.

Кунц методично бил женщину по лицу. Выражение его лица было спокойным. Казалось, он сам не понимает, что делает, загипнотизированный действом.

Наконец, собрав последние силы, Лорри взмолилась:

- Ты убьешь меня…

Он, очнувшись, отпустил ее и отошел в сторону. Лорри рухнула на пол.

Кунц взял сверток и посмотрел на Лорри, лежавшую на полу, с невеселой усмешкой:

- Я сожалею, но тебе не стоило делать этого, Лорри, это было неосторожно с твоей стороны.

Кунц вышел из квартиры, осторожно закрыл за собой дверь и медленно шагнул к лифту. *** Питер Джилмер зашел в лифт, который поднял его на восьмой этаж, и отключил ток. Лифт стоял, но открыть дверь снаружи было невозможно.

Стоя в темной кабине, он наблюдал сквозь маленькой окошко за лестницей. Он прижимался лицом к стеклу, чтобы все время иметь в поле зрения дверь квартиры. Из нее никто не выходил.

Питер ждал, и ждать пришлось недолго.

Дверь открылась, из квартиры вышел мужчина со свертком в руке, осторожно закрывший за собой дверь.

Питер сразу узнал Кунца.

Кунц было направился к лифту, но передумал, остановился, достал из кармана пистолет с глушителем…

Он чувствовал себя так, будто его исхлестали плетьми. Одна мысль не давала покоя: он где-то ошибся, сделал неверный шаг, его погубила чрезмерная самоуверенность, а тут еще эта сучка Лорри…

Кунц с силой рванул на себя дверь, ведущую в коридор. В голове шумело так, что он даже не услышал шума открывающейся двери лифта.

Через некоторое время Кунц услышал за спиной шаги. Не оборачиваясь, он на цыпочках побежал по коридору. Пистолет он держал на уровне плеча, дулом вверх, как опытный стрелок, готовый выстрелить в любое мгновение.

Питер бежал следом.

Все повторялось, как в кошмарном сне: коридоры, лестницы, снова коридоры…

Бежать, бежать все быстрее и быстрее, только бы избавиться от преследователя!..

На одной из лестничных площадок Кунц остановился и перегнулся через перила. В ту же секунду он увидел Питера. Лицо полицейского показалось ему огромным. Кунц успел заметить еще, как Питер поднял руку и прицелился.

В тот же миг Кунц бросился бежать. Он бежал наперегонки со смертью, а смерть в образе Питера Джилмера уже почти дышала ему в спину.

Добежав до пятого этажа, Кунц сделал обманное движение, и Джилмеру показалось, что противник скрылся в коридоре.

А Кунц, сняв туфли, в одних носках, мягко, по-кошачьи, несся в это время, перепрыгивая через ступеньки на спасительный третий этаж. Только бы успеть - и он будет спасен, время работает на него!

Вот, наконец, коридор, вот и лестничная площадка перед дверью его номера.

Кунц торопливо достал из кармана связку ключей. Он больше всего боялся теперь, что не успеет вовремя открыть все замки - каждую секунду здесь мог появиться Питер. Но вот щелкнул последний замок, дверь открылась.

Он влетел в прихожую, захлопнул дверь, налег на нее всем телом и принялся лихорадочно щелкать замками, одновременно настороженно прислушиваясь, не загремят ли сейчас шаги перед его номером.

Он присел на корточки. Ноги не держали его. Голова была тяжелой, словно ведро с мокрым песком.

- Ах, черт, - захрипел Кунц. Голос, казалось, доносился откуда-то из-за стены. Он никак не мог взять себя в руки, его трясло.

Он закрыл глаза, чувствуя, что никогда еще так близко не был к помешательству…

Поняв, что проиграл, Питер сунул пистолет в карман и стал медленно спускаться по лестнице. Он чувствовал себя обманутым и опустошенным.

Он вышел на улицу, немного постоял, прислушиваясь и не зная, что надеется услышать. Но было тихо. Питер подошел к стоянке, сел в машину и уехал. *** На первом этаже огромного отеля находился ночной клуб. Это было прибежище гомосексуалистов, где смазливые блондины встречались со своими друзьями или занимались поисками новых.

Изредка здесь можно было послушать игру органиста, играющего в стиле Жан-Мишель Жарра.

Женщины сюда почти никогда не заходили, а если и появлялись, то только лесбиянки.

Кунц, окинув взглядом это заведение, быстро прошел к лифту и поднялся на третий этаж.

Выйдя из лифта, постоял, прислушиваясь. Потом бесшумно пошел по длинному коридору и остановился у двери комнаты N112. Снова настороженно прислушался и огляделся.

Дверь номера напротив была приоткрыта. Кунц на цыпочках подошел к ней, приоткрыл пошире и заглянул внутрь.

В комнате царил ужасный беспорядок.

От двери, через маленькую прихожую, до самой кровати валялись различные предметы женского туалета: черное шелковое белье, вечернее платье, чулки. Перед дверью лежали черные замшевые туфли.

Возле кровати - открытый чемодан из свиной кожи, из которого беспорядочным ворохом выглядывало разноцветное женское белье.

Со стула свисал прозрачный голубой халатик с короткими рукавами.

На кровати лежала обнаженная женщина. Глаза были закрыты, из полуоткрытого рта вырывалось шумное дыхание пьяного человека. Ее упругие груди с коричневыми сосками соблазнительно торчали вверх.

Кунц прикрыл дверь и вернулся к номеру 112.

Магдэгар при звуке открывающейся двери рывком схватил пистолет, лежащий на столе, но увидев своего агента, опустил руку и сел.

- А, это ты… - Магдэгар затянулся, выпустил с шумом дым и облизнул пересохшие губы.

Лицо у него было красное и злое, волосы растрепанные, а вся его одежда измята.

- Я так понимаю, вы согласны заплатить хорошие деньги тому, кто знает и укажет, где находится робот, - заявил Кунц, переходя к делу и стараясь не вдыхать глубоко затхлый запах комнаты.

- Что ж, я не против. - сказал Магдэгар, кивая головой и щуря воспаленные глаза. - Деньги действительно будут хорошие, если информация, которую ты, как я полагаю, принес, подходящая.

Он медленно выдвинул ящик стола, достал оттуда пачку стодолларовых ассигнаций. Положил на край стола, достал еще одну, точно такую же, потом, по одной, еще три. Старательно сложил их в ряд. Задвинул ящик и внимательно посмотрел на Кунца, не говоря ни слова.

- Что ж, неплохо, особенно если учесть, что последний раз именно моя информация помогла кому-то вовремя спасти задницу, - хмыкнул Кунц.

По коридору прозвучали шаги.

Магдэгар встал, подошел к двери, закрыл ее на ключ и повернулся к Кунцу:

- Я жду.

Они принялись обсуждать какой-то план.

Внизу хлопнула парадная дверь. Натужно затрещали ступеньки. Голосов никаких не было. Усилился только шум приближающихся шагов. Но этот стук, казалось, был металлическим - им показалось, что задрожало здание. Оба содрогнулись, понимая, что игра в «кошки-мышки» подходит к концу.

С пистолетом в руке, уже не таясь, Кунц выскочил в коридор, потом на лестницу, на секунду остановился, пытаясь определить, откуда исходит шум, и стремглав, обливаясь потом, помчался наверх.

Стук и шум исходили снизу.

Встревоженный бегством Кунца и приближающейся опасностью, Магдэгар весь напрягся. Вскочив с кресла, как кошка, держа оружие наготове, он прислушался.

Но звуки прекратились так же внезапно, как и возникли. Наступила такая тишина, что Магдэгар услыхал тиканье часов на своей руке. Он еще немного подождал, прислушиваясь и надеясь, что, в конце концов, это какая-то случайность. Тяжело переводя дыхание, Магдэгар провел ладонью по вспотевшему, напрягшемуся лицу.

Вдруг тяжелый грохот возобновился.

Магдэгар подошел к балконной двери и выглянул на залитую солнцем улицу, надеясь, что это обычный шум какого-то разгружаемого груза, но под окнами никого не было.

Нет, металлический, равномерный и тяжелый звук шел явно изнутри.

Неужели это ЕГО шаги?!

Магдэгар потихоньку подошел к двери и приоткрыл ее.

По коридору шел мальчик лет семи.

- Эй, малыш! - позвал его Магдэгар. Мальчик остановился.

- Поди-ка сюда, смотри, хочешь такую игрушку? - он показал ребенку пистолет.

Глаза у мальчика загорелись:

- Да, сэр, хочу.

- Тогда иди сюда! Мальчик вошел в комнату.

Магдэгар, обливаясь потом, быстро втолкнул его на середину комнаты и запер дверь на ключ. *** Мэрфи приближался к отелю. Его шаги гулко стучали по тротуару.

Возле отеля, испуганно прижимаясь к стене, стояла молоденькая худенькая девушка с копной рыжих волос, перевязанных белой ленточкой, и большими голубыми глазами. Сейчас они были полны слез.

К ней приставали, не давая пройти, двое здоровых молодых полисменов, только что вышедших из бара и наполненных алкогольным весельем и игривостью.

- Сэл, смотри, какая крошка нас встречает, - протяжно сказал один из них и обнял девушку за талию.

Та отбросила его руку.

- В чем дело, - спросил другой, давясь от смеха и выдыхая винный перегар. - Разве ты не знаешь, что твой гражданский долг помогать полиции не только работать, но и отдыхать? Или ты не любишь ребят в форме?

- Ребята, прошу вас, отпустите меня, я тороплюсь домой, у отца сердечный приступ после того, как его уволили из компании «Оу-Си-Пи»…

- О, тем более соглашайся, крошка! Денег у вас нет, а мы хорошо заплатим! - каждый вытащил по пачке мятых купюр, протягивая их девушке.

Мэрфи остановился в трех шагах от них, наблюдая за этой сценой:

- Она же сказала вам - нет.

Полисмены не оглянулись.

Мэрфи нажал на спусковой крючок…

- Ступай домой, девушка, надеюсь, больше тебя никто не тронет.

Насмерть перепуганная девушка еще мгновение стояла, а потом изо всех сил бросилась бежать. *** Мэрфи вошел в отель.

Показался пожилой управляющий-японец с невозмутимым выражением лица.

Мэрфи показал ему жетон полицейского:

- Где Магдэгар?

- Номер 112, - ответил управляющий и кивком головы указал в сторону лифта.

- Надеюсь, здание застраховано.

Брови японца медленно полезли вверх.

Минуту спустя Мэрфи стоял перед дверью комнаты N 112.

После нескольких выстрелов в замок дверь настежь распахнулась.

Мэрфи оказался в заколдованном царстве абсолютной тишины. В комнате стояла темная, похожая на старинную, мебель, множество уютных кресел и диванчиков со стеганой обивкой, на полу лежал цветастый ковер. Камин, много цветов в огромных вазах - на полу, на низеньких столиках. Но этот простор, покой и уют пахли затхлостью, несвежестью, как слишком надолго запертая квартира, которую не проветрили после ночной попойки. Зловоние превратило красоту в ничто. К тому же Мэрфи уловил, что вся комната пронизана волнами страха и опасности. Эти волны были почти осязаемы…

Пол Магдэгар всегда и во всем старался быть первым. У него совершенно отсутствовало понятие совести и порядочности, деньги, только деньги были для него всем смыслом и счастьем в жизни.

Он был из той породы людей, которые просто чудом остаются на свободе, в то время, как их законное место в тюрьме.

Он был совершенно неразборчив в добыче средств к роскошному существованию. И единственное, чего он достиг не подлостью, это то, что он был прекрасным стрелком.

Он был своим парнем среди проституток, гомосексуалистов, наркоманов, и все знали, если Магдэгар берется за работу, то выполняет ее безупречно, какой бы она ни была - просто грязной или кровавой.

Повернув голову, Мэрфи увидел сидящего за столом возле стены Магдэгара с автоматом. Вторая рука была опущена под стол.

- Не спеши, Мэрфи! - закричал он.

- Отчего же не поторопиться? Я хочу передать тебе привет от Энн Льюис, - сказал Мэрфи, направив на шефа реабилитационной службы пусковую установку.

- Без глупостей, ржавая банка! - снова закричал Магдэгар. - Стоит мне нажать вот на эту штуку, как ты вылетишь через все потолки прямо в небо, а вниз посыплется дождем твоя начинка. А если тебе хочется разыграть героя, то посмотри на этого засранца, - он вытащил из-под стола мальчика. Ребенок, зажав рот обеими руками, захлебывался от рыданий, его глаза умоляюще смотрели на Робокопа.

- Он же ре-бе-нок, а робот не может убить ребенка, но если в твою паршивую башку придет какая-нибудь оригинальная идея, то я - не робот, я разорву этого гаденыша на куски, ведь сейчас он - мой страховой полис.

Магдэгар рывком поднял ребенка над полом. Малыш, растопырив руки, отчаянно закричал уже во весь голос.

Магдэгар знал, что делал. Мэрфи не оставалось ничего другого, как подчиниться. Все привитые ему понятия и программы делали невыносимыми даже мысль о том, что ребенку может быть причинен вред.

Магдэгар, прикрываясь мальчиком, подбежал к окну и открыл его. Затем, отшвырнув ребенка в сторону, выскочил на террасу. Оттуда он прыгнул на асфальт, но, не удержавшись, успел сделать только два шага вперед и свалился набок. Смягчая удар, он несколько раз перевернулся через себя, вскочил и бросился к подъезжающей полицейской машине, которая резко тормознула рядом.

- Стой, стой! - закричал он, пытаясь открыть дверцу машины.

- Что случилось? - шофер-полицейский высунулся из окна.

Раздался выстрел. Пуля просвистела совсем рядом с ухом Магдэгара. Но он, не обращая внимания, рывком открыл дверцу и заскочил в машину.

- Поехали! Быстрей, черт бы тебя побрал! - кричал Магдэгар, едва переводя дыхание.

Шофер дал полный газ.

Мэрфи выбежал из отеля.

Длинный «фольксваген» розового цвета, быстро промчавшись по улице, остановился у входа со страшным скрежетом.

Из машины выскочил широкоплечий негр в черном костюме и с белым шарфом вокруг шеи. Он подошел к даме в длинном вечернем платье и меховом манто, поджидавшей такси и нервно оглядывающейся по сторонам.

- Где деньги? - он грубо схватил ее за руку и рывком повернул к себе.

Дама что-то залепетала.

Негр достал нож и приставил его к бедру женщины:

- Ты только зря отнимаешь мое время, и мне это не нравится, - зашипел он.

- Сэр, я вынужден на время воспользоваться вашим автомобилем, - сказал ему Мэрфи. - Извините, это крайне необходимо, я из полиции.

Негр отпустил руку женщины и начал медленно поворачиваться к Мэрфи. Дама, используя момент, вскочила в такси, машина тронулась.

- Какого хрена, ты, подонок… - наконец обернулся нервный тип. Но, увидев Робокопа, выронил нож и прикусил язык. - Я хотел сказать, да, да, конечно, господин полицейский, - мямлил он, вытаскивая ключи. - Я законопослушный гражданин, я понимаю, мы все должны помогать полиции…

Мэрфи сел в «фольксваген» и помчался вперед.

Несколько минут спустя розовый «фольксваген» начал догонять автофургон, а затем сел ему на хвост.

Широкий автофургон занимал собой всю полосу дороги, не давая возможности обогнать его.

Некоторое время машины неслись почти рядом по длинному прямому шоссе.

Через несколько сотен метров впереди показался грузовик, который, не торопясь, громыхал навстречу.

«Фольксвагену» пришлось уступить дорогу, и он немного приотстал. Едва он снова начал догонять авто-фургон, чтобы обойти его, как мимо промчался автокатафалк с развевающимися лентами венков, и он снова был вынужден отстать.

- Прикрой меня! - крикнул Магдэгар шоферу, перебираясь в салон фуры.

Вооружившись гранатометом и пристегнув себя ремнем к стенке, он распахнул заднюю дверь и открыл шквальный огонь по машине Мэрфи.

После каждого выстрела машину бросало из стороны в сторону, постепенно начали отлетать различные детали: фара, крыло, бампер, капот. От машины остался один остов. Тем не менее, Мэрфи продолжал преследование.

Робокоп открыл ответный огонь по автофургону.

Стенки и крыша автофургона были покорежены пулями, но так как они были сделаны из пуленепробиваемой стали, то выстрелы только решетили их, не доставая Магдэгара.

- Командир! - вдруг закричал шофер.

Магдэгар повернулся и увидел впереди ребят, катающихся посреди дороги на роликовых коньках. Услышав шум приближавшихся машин, мальчишки разбежались.

Магдэгара осенило. Он полез в карман, вытащил толстую пачку долларовых ассигнаций и с размаху швырнул их на асфальт.

Купюры разлетелись по шоссе, а затем, подхваченные ветром, весело затанцевали, покрывая собой все большую площадь.

Увидев такое, дети бросились на дорогу и начали собирать деньги, ссорясь и вырывая их друг у друга, бегая туда-сюда за случайно вырвавшейся бумажкой. Мозг Мэрфи мгновенно отозвался на электронный сигнал тревоги:

- Внимание! На дороге - дети!

Не останавливаясь, Мэрфи резко крутанул руль, машина свернула на обочину. Он остановился и вышел из нее.

Автофургон удалялся на бешеной скорости, а Магдэгар со злорадной улыбкой что-то прокричал ему, размахивая руками и подпрыгивая.

- Ребята! Смотрите, смотрите! - радостно закричал какой-то чумазый мальчуган.

Мальчишки, увидев вышедшего из машины робота, вначале замерли от восторга, а потом, подбежав, обступили его тесным кольцом, не переставая удивляться чуду.

- Сэр, сэр! Скажите, пожалуйста, вы тот самый, да? - теребили они Мэрфи.

Мэрфи, ничего не отвечая, поднял в приветственном жесте руку, отчего мальчишки просто застонали, гордясь таким обращением, потом сел в машину и, вывернув с обочины на шоссе, погнал дальше. *** Кунц сел в свой автомобиль, включил мотор, однако не тронулся с места.

Он видел, как умчался на автофургоне Магдэгар, как за ним последовал Мэрфи.

Только тогда Кунц развернулся и помчался в противоположном направлении.

Проехав увеселительный квартал, освещенный кричащими световыми рекламами, он свернул на бульвар. Крайне возбужденный, чувствующий себя, как канатоходец, идущий по очень высоко натянутой проволоке и без страховочной сетки внизу, Кунц не сразу заметил остановившуюся в нескольких десятках метров впереди него знакомую машину.

Из нее вышел мужчина, который легким шагом пошел по тротуару, размахивая на ходу руками. Кунц содрогнулся - это был Питер Джилмер.

Кунц сбавил скорость и медленно поехал за ним, сверля спину полицейского взглядом, полным ненависти. У него даже руки задрожали при мысли, что бы он сделал, попадись тот ему в удобной ситуации.

Питер шел, время от времени поднимая голову и поглядывая на номера домов, будто искал что-то определенное.

В конце улица ответвлялась узким переулком, ведущим к Истерн-сити. Вдоль него тянулись огромные строения складов, и даже днем здесь царил сумрак. Место было малолюдным. Питер свернул как раз в этот переулок.

Увидев, что Джилмер исчезает из виду, Кунц прибавил скорость.

Войдя в переулок, Питер обратил внимание на работающий мотор и звук движущейся машины. Он обернулся.

Обычно машины здесь не ездили, переулок был слишком узок для этого.

Питер понял, что этот «бьюик-ривьера» охотится именно за ним.

На секунду остановившись и бросив молниеносный взгляд по сторонам в поисках убежища, Питер в метрах двухстах впереди увидел калитку, ведущую в какой-то двор. Сообразив, что это именно то, что ему нужно, он, не раздумывая, побежал туда.

Его черный плащ развевался, словно крылья. Задыхаясь, Питер изо всех сил рвался к спасительной калитке.

Какое-то время бежавший Питер и «бьюик-ривьера» находились приблизительно на одном и том же расстоянии, но когда Кунц разгадал план Питера, он прибавил скорость.

Питер бросил взгляд назад. Поняв, что ему не уйти, он закричал, но по инерции сделал последний рывок, пытаясь достичь места спасения.

Оставалось каких-то несколько метров, когда машина настигла его. Она подбросила Джилмера так, как бык на корриде подбрасывает незадачливого матадора…

Пролетев по воздуху, Питер упал на спину. Струйка крови вытекала из уголка его рта, руки еще конвульсивно царапали асфальт, но голова уже беспомощно откинулась назад. По асфальту расплывалось темное пятно…

Кунц огляделся. Улица была по-прежнему пустынна и сонно молчалива.

Кунц тихо двинулся к распластанному на асфальте телу. Через мгновение колесо пошло по лицу Питера, превращая его в кровавую массу…

На лице Кунца появилась довольная усмешка. Ну, вот и все. Он почти свободен.

Теперь его путь лежал в сторону района Кадиллак-Хайц. *** Берта нервничала. Прошло несколько часов, а Мэрфи все еще не появился. Чтобы скрыть волнение и раздражение, она предложила Марено поиграть в карты.

Время тянулось невыносимо долго. Но и карты не могли отвлечь ее:

- Господи, ну где же этот робот, черт бы его побрал! - то и дело повторяла она.

Марено, придавая своему голосу как можно более невозмутимый тон, пошутил:

- Берта, нам ничего не стоит поездить по кварталу и послушать, где гремят выстрелы, чтобы убедиться, что этого парня черт еще не прибрал.

Мэри отвлекала Нику тем, что показывала ей на компьютере новые фокусы.

Ника подключилась к электрической сети и несколько раз посигналила светом.

- А это что такое? Ника, это твоих рук дело? - не поняла поначалу Мэри.

- Конечно, - с гордостью ответила Ника. - Я подключилась к системе управления.

- Вот молодец! - восхищенно воскликнула Мэри. - Дай-ка и я попробую.

Сделать это ей не удалось из-за сильного грохота. Все вздрогнули.

Из мрака вырос Кунц.

- Парень, ты рехнулся, - вскочила Берта. - Меня чуть инфаркт не хватил. Ладно, ребята, я уже ждать не могу. Пойдемте кто-нибудь со мной.

Кунц преградил ей дорогу:

- Не торопись, у меня есть идея получше. Думаю, вы с ней согласитесь. Сядьте-ка все и успокойтесь. Мы всегда понимали друг друга…

Кунц выхватил пистолет и направил его на них.

- Вам не стоит утруждать себя беготней и поисками, потому что еще минута-другая, и все будет кончено, не знаю, будете ли вы мне благодарны, но задачу я вам облегчу, это уж точно, вы меня знаете…

- Ах ты, сука продажная, - побагровевший Марено вскочил, собираясь броситься на предателя с кулаками, но его удержали Сэм и Сильвестр.

- Вот тебе и наш спокойный Марено! Что ж ты, парень, себе позволяешь? Право, я не ожидал от тебя такого, ведь здесь же женщины и ребенок! - издевался Кунц.

Неожиданно позади Кунца вырос Томас Брэд. Одной рукой он придавил его к себе, а другой приставил пистолет к виску:

- Брось оружие, Кунц!

Кунц поднял руки и застыл, как статуя, с зажатым в руке пистолетом.

- Эй, ублюдок! Где твои хваленые сноровка и сообразительность? Я же сказал - брось пистолет! Здесь не школа для слабоумных - я дважды повторять не буду!

Пальцы Кунца разжались, пистолет упал на пол.

- Мне придется здорово тебя огорчить, недоносок, если ты сейчас же не скажешь, что имел в виду, когда говорил, что все должно кончиться через несколько минут, - Марено, ухватив Кунца за горло, тряс его изо всех сил.

Голова Кунца болталась из стороны в сторону, зубы лязгали, он было, собирался открыть рот, но не успел…

Желтое пламя сверкнуло в разных местах помещения, послышались выстрелы и топот ног. В комнату ворвались полисмены реабилитационной службы.

Повстанцы выхватили оружие. Началась перестрелка.

- Мэри, уводи Нику! - крикнула Берта.

- Бежим, Ника! - Мэри схватила девочку за руку и потащила за собой.

Полисмен, плашмя лежавший на полу, трижды выстрелил в Берту. Одна из пуль чиркнула ей по лицу. Берта залилась кровью.

Помещение сотрясалось от выстрелов.

Спрятавшись за ящиками, Томас дважды пальнул в том направлении, откуда раздавались выстрелы. Но высокий полисмен, появившись сзади, выстрелил ему в спину.

Томас, обливаясь кровью, свалился на пол. Пальцы его разжались…

Увидев замертво упавшего друга, Марено бросился на широкую спину полисмена.

Тот удивленно вскрикнул, споткнулся и выпустил оружие. Марено схватил его за горло. Выпрямившись, полисмен поднял Морено на себе. Марено сжал зубы, еще крепче ухватившись за горло врага. Он весь перекосился от напряжения, но знал, что если выдержит напряжение еще немного, то победит.

Полисмен отбивался изо всех сил. Он прижал Марено к стене, придавив всем своим телом. У парня перехватило дыхание, но он держался из последних сил. Наконец, Марено последним конвульсивным движением сдавил ему кадык, полисмен захрипел, несколько раз дернулся и, затихнув, сполз на пол.

- Бежим отсюда, Марено, живей! - крикнул ему Большой Сэм. - Нас предали! Нужно уходить за баррикады!

Прячась за ящики, они начали отходить.

Мэри с Никой подбежали к вентиляционной решетке и, вцепившись в нее что есть силы, начали тянуть. С одной стороны решетка поддалась. Они потянули еще раз, решетка отогнулась.

- Ника, живее лезь, - Мэри помогла девочке выбраться на ту сторону. - А теперь беги, малышка, беги! - Мэри начала задвигать решетку обратно. - Беги, не жди меня! Мне здесь не пролезть!

- Нет, нет! - плакала Ника. - Не бросай меня, я снова останусь одна! Они и тебя убьют!

- Беги! - услышав приближающиеся шаги, снова крикнула Мэри и резко отскочила в сторону.

Повернувшись, она увидела идущего к ней Магдэгара и нескольких полисменов.

- Ну, голубушка, мы пришли за твоим приятелем. Где он? - спросил Магдэгар, оскалясь.

- Пошел к дьяволу! - ответила доктор Лазарес.

- Отвезите ее в штаб, - приказал Магдэгар. - я разберусь с ней позже. Рано еще применять физические меры воздействия, по крайней мере, я так обещал, - он многозначительно посмотрел на Мэри. *** Инспектор полиции Джонсон и сержант Рик находились в полицейском управлении. Инспектор негодовал по поводу огромных убытков, которые понесли городские власти и полиция:

- Я говорю о повреждениях на сотни миллиардов долларов.

- Но, сэр, - возразил сержант Рик. - Иначе мы не смогли бы выполнять нашу работу.

- В таком случае… - инспектор сделал длинную паузу. - Дальнейшие разрушения будут отнесены на ваш счет. Буду высчитывать из вашей зарплаты.

- Послушайте, - сержант поднял вверх указательный палец. - В конце концов, это ваша идея - реабилитационный центр.

Дверь распахнулась, в управление вошел Магдэгар с несколькими полицейскими. Он остановился перед сержантом:

- Мне нужно пятьдесят ваших людей. Полностью вооружите их и отправьте в район Кадиллак-Хайц.

Сержант молча смотрел на него. Магдэгар переглянулся с инспектором:

- Мы должны очистить этот район к определенному сроку, - пояснил он.

- Мы больше не можем выполнять эту работу, - наотрез отказался сержант.

- Сержант, - вступил в разговор инспектор. - Это и мой приказ тоже…

Рик не дал ему договорить:

- Полицейские не могут действовать против мирного гражданского населения, - невозмутимо стоял на своем сержант.

- Но как же так? - опешил инспектор. - Вы что, хотите потерять пенсию? Вы проработали пятнадцать лет, а сейчас хотите все отправить к чертовой матери?

Магдэгар, подчеркивая каждое слово, вставил:

- Вы, надеюсь, не забыли, что работу этого полицейского участка финансирует фирма «Оу-Си-Пи»?

Сержант скривил лицо, сплюнул и, сорвав с груди полицейский жетон, бросил его на пол:

- Вот что я думаю о вас и вашем сраном «Оу-Си-Пи»! - заорал он.

Все полицейские немедленно отвлеклись от своих дел и стали внимательно следить за тем, чем закончится словесная перепалка.

Сержант встал и пошел к выходу.

- А вы подумали о своей семье? - бросил ему в спину Джонсон.

Рик повернулся:

- Именно поэтому я и ухожу. Свою семью я защищу как-нибудь сам.

Гарри Силк, сидевший рядом, отложил в сторону бумаги, сорвал с груди жетон и, глядя на инспектора в упор, бросил полицейский знак рядом с жетоном Рика. Еще двое молодых полицейских сделали то же самое.

- Все сотрудники полиции одновременно являются и сотрудниками фирмы «Оу-Си-Пи»! - вопящий рот Магдэгара перекосился. - Вы потеряете все! Вы потеряете право на пенсию! Вас нигде не возьмут на работу!

Но его слова уже никого не волновали. Все остальные полицейские, бросив незаконченные дела и оставив задержанных, сорвали жетоны и бросили их в кучу к ногам Джонсона и Магдэгара.

Управление опустело.

Взгляд Магдэгара упал на одного из задержанных, судя по внешним признакам - одежде, нечесанной малиновой гриве, из банды Плашера. Он уже бочком пробирался к двери в надежде улизнуть. Магдэгар направил на него пистолет:

- А ну, сюда, урод!

Кривляясь своей изуродованной физиономией, ухмыляясь ртом, в котором не хватало не менее половины зубов, бандит подошел.

- Слушай, ты! - Магдэгар брезгливо поморщился. - Ты и твои друзья, вы не хотели бы заработать немного денег?

Подонок взглянул на Магдэгара. Торжествующая улыбка мелькнула на звероподобной роже, но тут же исчезла. *** Ника долго блуждала по лабиринтам подземных ходов, но выйти из здания никак не удавалось. Все выходы были завалены грудами металлической арматуры, некоторые - закрыты тяжелыми решетками, отодвинуть которые у нее не хватало сил. Это было похоже на настоящую западню.

Все тело девочки ныло и болело - в этих узких вентиляционных коридорах она могла только ползать или лежать.

Ника посмотрела наверх, туда, где почти у самой ее головы протянулись провода в пластмассовой оболочке. Ника освободила от изоляции небольшой участок провода, подключила к нему свой мини-компьютер и нажала кнопку.

На экране появилось привлекательное лицо дикторши, которая передавала последние новости:

- Три монахини и пятеро гражданских лиц стали жертвами Робокопа, который несколько дней назад взбунтовался, и теперь действует против гражданского населения. Особенно он активен в районе Кадиллак-Хайц, - девушка сделала паузу. Потом встала, швырнула листок с текстом и закрыла лицо руками. - Я больше не могу читать это вранье! - закричала она.

Ника подсоединилась к другому проводу.

На экране появилось помещение диспетчерской службы реабилитационной группы. На месте одного из диспетчеров сидел Магдэгар:

- Внимание! Говорит «Большой»! Всем подразделениям! Раздать оружие подонкам, действия их не ограничивать!

На другом экране Ника увидела Мэри, одиноко сидящую в комнате, больше похожую на камеру. Внезапно она вскочила и крикнула:

- Убийцы! Сукины дети! Мразь!

- Как приятно слушать тебя, милочка, - раздался издевательский голос Магдэгара.

Ника быстро отключила компьютер и поползла вперед по коридору в поисках выхода. *** Большой Сэм и Марено шли по улице, где на каждом столбе были расклеены листовки-обращения к жителям Кадиллак-Хайца о выселении их из занимаемых домов. Это была на редкость убогая улица, грязные фасады домов которой украшали только пожарные лестницы. Мусорные ящики теснились на тротуаре. Фонари с разбитыми стеклами были отключены. В конце улицы было несколько лавчонок с грязными витринами.

- Ну, что дальше? - угрюмо спросил Марено.

- Что, «дальше?» - посмотрел на него Сэм.

- Все! Игра окончена!

- Будет болтать! - оборвал его Сэм. - Берта говорила, что нужно продержаться еще немного.

- Увы, Берта убита…

В этот момент они услышали сирены полицейских машин. Звук нарастал. Марено и Сэм забеспокоились. Через минуту они увидели с десяток черных полицейских машин, свернувших на их улицу. На середине они остановились, из них стали выходить вооруженные полицейские. Первым вышел сержант Рик. Он поднял вверх обе руки и заговорил:

- Внимание! Через сорок минут в квартале начнется бойня. Женщины и дети прячьтесь в подвалы. Мужчины, берите в руки оружие, будете помогать полиции! Все вы отныне зарегистрированы в качестве помощников начальника полиции этого округа. Пора показать им, что мы в состоянии защитить себя.

Марено и Сэм подошли к Рику и пожали ему руку. Улица начала наполняться вооруженными мужчинами.

Через некоторое время раздались дикие вопли. На них надвигалась отвратительная орда, жаждущая крови.

- Ну, вот и они, - сказал Марено.

- Не стрелять до особого распоряжения, - приказал Рик.

Мэрфи спустился в подвал. Он знал этот путь - отсюда кратчайшая дорога до базы повстанцев. Но как только Мэрфи вошел туда, как к нему со всех сторон бросились полисмены реабилитационной службы. Все они держали оружие наготове. К Мэрфи вышел офицер:

- Ты арестован, Робокоп, я предлагаю…

Он не договорил. Не ожидая ничего хорошего, Мэрфи выскочил в окно. Матовые стекла брызнули тысячами осколков, а от металлической оконной рамы отлетел солидный кусок. Мэрфи почти добежал до двери, как вдруг створки с грохотом сомкнулись перед ним. Топот бегущих ног навел на мысль, что он попал в ловушку.

Мэрфи по штабелю ящиков быстро забрался на одну из верхних балок. Внизу раздались хриплые крики и загремели выстрелы. Пули насквозь пробивали потолок, расплющиваясь о стальные балки.

Несколько человек полезли по пожарной лестнице, к стоящим внизу подбегали остальные полисмены.

Мэрфи, стараясь выиграть время, ждал, пока внизу соберется побольше полисменов.

- Ладно, слезай, жестянка, я ничего тебе не сделаю! - Закричал офицер, но Мэрфи уловил в его голосе скрытую ярость против Робокопа, который посмел ослушаться и принять сторону повстанцев. Мэрфи начал медленно спускаться, стараясь выглядеть как можно более неуклюжим.

Офицер и десятка три полисменов ждали его внизу. При его появлении полисмены вскинули автоматы, но офицер жестом остановил их.

- Не спешите, ребята! Это - моя жестянка, я сам о нем позабочусь.

Он выстрелил. Мэрфи рухнул на пол. Офицер прицелился еще раз, но вдруг Мэрфи встал. Из его руки выдвинулась автоматическая пушка. Раздалось пронзительное шипение, пушка изрыгнула длинные языки пламени. Подвал заполнился душераздирающими криками, но вскоре все исчезло в чудовищном пламени.

- Это за Энн Льюис, - сказал Мэрфи.

На базе, куда он наконец добрался, не было ни пуши. Горели какие-то бумаги, лежали тела убитых. *** Отома-сан некоторое время молча наблюдал за Мэрфи, а потом легким шагом двинулся ему навстречу, размахивая в воздухе мечом. Руки автоматически выдвинулись вперед, левая закрывала грудь, а правая лицо.

Они приблизились друг к другу. Отома-сан нацелился прямо в лицо Мэрфи, но тот отразил удар. Отома-сан отступил, затем вновь двинулся вперед, сделал обманное движение, но Мэрфи избежал удара, уклонившись в сторону.

- Я из полиции Детройта, - сказал Мэрфи. - Назови себя.

Ответом Отома-сан было стремительное движение вперед. Меч, скользнув по правому виску Мэрфи, ободрал его. Следующим был удар в голову. Мэрфи пошатнулся, но удержался и сделал выпад в сторону противника. Отома-сан легко уклонился. Мэрфи рванулся за ним и нанес сильнейший удар в челюсть, но тот даже не пошатнулся.

- Вы арестованы за нападение на полицейского, - сказал Мэрфи.

На лице Отома-сан не дрогнул ни один мускул. Он разбежался, подпрыгнул и ударил ногами в грудь

Мэрфи. Робокоп потерял равновесие, сделал несколько шагов назад, но все же удержался на ногах. Отступая назад, Мэрфи натолкнулся на пусковую установку. Медлить было нельзя. Он вскинул ее, навел на цель, и в ту же секунду голова кибера разлетелась на части.

Мэрфи занялся поисками летательного аппарата, который они с Мэри испытывали накануне. Он нашел его в углу. Губы исказились в подобии улыбки… *** Доктор Лазарес металась в своей комнате, понимая, что ей ни за что не выбраться отсюда. Вдруг из вентиляционной отдушины послышался какой-то шорох. Она подняла голову. Лицо ее засияло.

- Ну, и как мы будем отсюда выбираться? - через решетку виднелось лицо Ники.

- Это твой компьютер помог тебе добраться сюда? Ника, попробуй подключить меня к передающей антенне…

Ника принялась за работу. Через некоторое время над Детройтом раздался голос Мэри:

- Граждане Детройта! Все, что делают с вами, это незаконно! Район Кадиллак-Хайц - это только начало. Они всех приберут к рукам. Здесь будет построен не город, а концентрационный лагерь. Но мы не можем, как роботы, подчиняться им. У нас есть гражданские права. Фирма «Оу-Си-Пи» - преступная корпорация. И она получит по заслугам. А сейчас вы должны защищать себя…

Город замер, слушая Мэри.

Магдэгар, позеленев от злости, отправил к Мэри офицера и двух полисменов, чтобы заставили ее замолчать.

Закончив обращение, Мэри начала баррикадировать столами и шкафчиками дверь, понимая, что Магдэгар этого так не оставит.

Через некоторое время раздался стук в дверь, потом в ней повернулся ключ, задергалась дверная ручка. Мэри стояла у двери с табуретом в руках. Несколько сильных толчков - и ее баррикада рухнула. В комнату ворвался офицер. Не дав ему опомниться, Мэри изо всей силы ударила его по голове, а когда он упал, вырвала из рук автомат. Вошедшие следом полисмены были встречены направленным на них оружием. Они подняли руки вверх, выпуская пистолеты. Мэри затолкала их в комнату, быстро повернула ключ, а затем швырнула его в мусорную корзину.

Она вызволила из неволи Нику, и они побежали по узкому коридору в сторону выхода. *** За ликующими подонками, стреляющими куда попало, шли два мощных танка. Бандиты расступились, пропустив их вперед. Танки открыли огонь. Сопротивления они не встретили - броню пробить было невозможно, а попасть в смотровые щели можно было только случайно. Земля дрожала от взрывов. Но вот нашлось кое-что получше, чем автоматы, и загорелся первый танк. От него вспыхнула вторая машина. Подонки приостановились. Огонь и дым ненадолго задержали наступление.

Бандиты начали забрасывать повстанцев гранатами. К грохоту гранат примешивался шум выпавших и разбившихся витрин, крики раненых и автоматные очереди… Языки пламени лизали здания, трава на газонах вся выгорела.

- Сержант, что же теперь будет? - спросил Марено, морщась от боли, пока Сэм перевязывал ему плечо.

- Гранаты к бою! - крикнул Рик. Он взял связку, перебросил ее через плечо и пополз мимо укреплений. И вдруг остановился. Среди оглушительного грохота он уловил пронзительный свист, шедший прямо с неба. Он посмотрел наверх. Над головой, словно ископаемая птица, сверкая в лучах заходящего солнца, летел Мэрфи.

- Матерь Божья! - облегченно вздохнул он и торжествующе засмеялся.

Мэрфи пронесся над рядами подонков, осыпая их градом зажигательных пуль. Их одежда, стоявшие неподалеку машины - все схватывалось огнем, превращаясь в гигантский костер. Подонки ополоумели от ужаса.

Мэрфи развернулся и еще раз прошелся над врагом. Охваченные пламенем бандиты, метались, неистово кружились, падали на землю, задыхались и хрипели.

- Бей этих гадов! - кричал Рик.

Повстанцы ликовали. Это была их победа, они ее заслужили.

Все происходящее в квартале Кадиллак-Хайц транслировалось в диспетчерскую службу.

Как только инспектор Джонсон и президент корпорации узнали, что полиция перешла на сторону повстанцев, что именно с их помощью ведутся бои, они были вне себя от гнева.

- Магдэгар! Что происходит? - вопил Блэк. - Операция практически провалилась!

- У нас есть предписание, которое мы должны выполнить, - сухо ответил Магдэгар.

Но Блэк метался в ярости:

- Я до сих пор возглавляю фирму, но теперь, Боже мой, мы разорены!

- Заткнись и сядь! - Магдэгар направил на него пистолет.

Блэк замолк, но продолжал стоять, растерявшись.

Инспектор Джонсон нервно теребил в руках носовой платок, видя, как вся его полиция помогает жителям квартала. Он зарычал, когда понял, почему вдруг подонки превратились в живые факелы.

- Ну, ладно, мистер робот, иди сюда и попробуй взять меня, - сказал он, вытаскивая из стола небольшой черный чемодан. Он нажал на кнопку, чемоданчик раскрылся. В нем находилось множество маленьких клавишей, кнопок и лампочек. Лицо Магдэгара расползлось в злорадной ухмылке. Он был готов к смертельному поединку. Ждать пришлось недолго.

Огромная стеклянная стена разлетелась вдребезги от мощного удара. В отверстие впрыгнул Мэрфи.

Несколько мгновений они молча наблюдали друг за другом.

- Чем могу быть полезен, господин полицейский? - подчеркнуто вежливо спросил шеф.

- Если вы не будете сопротивляться при аресте, то вы мне этим очень поможете, - ответил робот.

- Хотите арестовать меня? За что? - Магдэгар сделал удивленное лицо.

- За убийство полицейской Энн Льюис и многих жителей квартала Кадиллак-Хайц.

Джонсон и Блэк попятились к двери. Оставаться здесь дальше у них не было ни малейшего желания.

- Магдэгар, фирма «Оу-Си-Пи» - к вашим услугам. Можете ею владеть, распоряжаться… - Блэк не договорил и быстро скрылся за дверью.

Диспетчеры тоже поспешили оставить комнату.

- Куда же вы все убежали? Пропустите самое интересное! - крикнул вдогонку уходящим Магдэгар.

Но его уже не слышали. Вся компания бросилась бежать, чуть не сбив с ног идущих по коридору навстречу им Мэри и Нику. *** Когда Мэрфи расправился, как ему показалось, с кибером и бросил его в подвале, то он не видел дальнейшего. Голова Отома-сана не разлетелась, она потрескалась и деформировалась. Но через несколько минут начало происходить что-то странное: фигура кибера расплылась, черты лица стерлись. Из его тела выплыло прозрачное облако. Мало-помалу облако приобрело контуры фигуры Отома-сана. Фигура постепенно уплотнялась, и через несколько минут второй Отома-сан, точная копия первого, стоял и ждал, пока лежащий Отома-сан приобретет прежний вид.

И пока Мэри и Ника шли к кабинету Магдэгара, киберы уже атаковали Мэрфи. Они одновременно оторвались от пола и нанесли сильный удар в голову Робокопа. Он упал. Обе фигуры подошли к нему, направив ему в грудь мечи. Сияющий зловещей улыбкой, Магдэгар подошел и с видом победителя поставил ему ногу на грудь.

- Ни к чему проявлять излишнюю прыткость, иначе можешь распрощаться со своими девочками, - сказал он, глядя на входящих в кабинет Мэри и Нику.

Но тут Ника открыла свой компьютер с телеметрической системой управления и быстро начала нажимать кнопки. Она подключилась к программе управления киберов, сняла наведение на цель с Мэрфи и перевела на обоюдное поражение их самих друг другом.

- Что ты делаешь! - закричал Магдэгар, увидев, что девочка работает с компьютером. - Прекрати! Остановите ее!

Но было поздно. Киберы подняли глаза и бросились друг на друга. Они одновременно подняли мечи и снесли друг другу головы. Их мощные обезглавленные тела, из которых повалил густой дым, рухнули к ногам Магдэгара.

- Проклятая соплячка, что ты наделала? - схватился руками за голову Магдэгар. - Эти киберы сработаны так, что в случае их уничтожения прибор сработает на разрушение!

- Как это? - спросила Мэри.

Магдэгар указал на черный чемоданчик. На электронном секундомере оставалось 15 секунд.

- Через 15 секунд здесь все будет разнесено на атомы в радиусе двадцати ярдов! Нам конец!

- Тут ты ошибся, - сказал Мэрфи и, встав на ноги, надел на плечи летательный аппарат, на лету подхватил Нику и Мэри, крепко прижал их к себе и вылетел через пробитую стеклянную стену.

Оглушительный взрыв раздался за их спиной, разнеся все вдребезги. Здание сразу охватил вихрь пламени. *** Воздух был заполнен запахом гари.

Угол улицы был совершенно разбомблен. Пострадало много зданий. Кое-где уцелели только капитальные стены. Черными зубчатыми силуэтами поднимались они в небо. Между ними виднелись стальные балки, похожие на черных змей, которые, извиваясь, выползли из-под кирпичей.

Стояли обуглившиеся деревья. Наиболее тонкие ветки сгорели, листва почернела и скрутилась, торчали только стволы и самые толстые ветви. Они напоминали руки, трагически поднятые к небу в немой мольбе.

Сгоревшая трава на газонах мягко похрустывала под ногами.

Вокруг суетились люди. Они разгребали обломки, оттаскивали мусор подальше от домов, складывая его в кучу.

Суетились пожарные, гася еще кое-где дымившиеся здания.

Подъехали две большие, сверкающие на солнце машины черного цвета.

Из них вышли двое мужчин в черных костюмах. Это были мистер Конамицу и президент Блэк.

- Мистер Конамицу, - заискивающе говорил Блэк. - Я, конечно, понимаю, что все выглядит довольно неприглядно. Возможно, мы несколько переоценили собственные силы - уж слишком обширный район мы решили охватить. Но дайте нам шанс, и мы начнем все с начала. Что вы скажете?

- Что скажу? - медленно повернулся к нему Конамицу. - Вы уволены.

Блэк опустил голову.

Конамицу сел в машину и медленно поехал по улице, разглядывая истерзанные дома и лавируя между снующими людьми.

Некоторые бросили работу и смотрели - кто с ненавистью, кто потрясая кулаком вслед - на роскошную машину и респектабельного Конамицу, так нелепо выглядевших в этом пока печальном районе.

Навстречу машине шли несколько человек.

Конамицу вышел к ним.

Он остановился возле Робокопа и медленно склонил перед ним голову.

- Не удивляйтесь, - тихо сказал он. - Я преклоняюсь перед вашим мужеством непослушания. Это не всегда удается даже сильным личностям, которые иногда поставлены перед нелегким выбором. Как вас зовут? Мэрфи, кажется?

- Мэрфи - так называют меня друзья, - он обвел глазами своих единомышленников. - Вы зовите меня Робокопом, ведь я полицейский.

Он подхватил на руки Нику.

Девочка прильнула к его груди, крепко обнимая за шею.

Марено, Мэри, Большой Сэм о чем-то оживленно заговорили, уже не обращая внимания на Конамицу.

Он еще несколько минут смотрел на них, затем машина тихо тронулась с места.



ОБЕСПЕЧИВАТЬ ВЫПОЛНЕНИЕ ЗАКОНА». | Робокоп III | with BookDesigner program