home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ОБЕСПЕЧИВАТЬ ВЫПОЛНЕНИЕ ЗАКОНА».

И еще:

«Директива N4 отменена.

Системы работоспособности в порядке».

- Мэрфи, привет! - слышит он голос Мэри и выплывает из небытия. - Добро пожаловать домой, дружище, - улыбаясь, говорит она. *** Операция длилась несколько часов. Несколько часов напряженной работы, переживаний… все валились с ног от усталости. Только когда все нормализовалось, позволили себе пойти отдохнуть.

Мэрфи остался один.

Ника долго ворочалась, но никак не могла заснуть - не давали покоя переживания прошедшего дня. Она тихонько приподнялась и погладила по волосам Мэри, спавшую рядом. Как она была ей благодарна за Мэрфи! Девочка потихоньку встала и пошла к Мэрфи.

- Я не могу заснуть, - пожаловалась она Робокопу. - А как чувствуешь себя ты?

- Эффективность работы систем - 93 процента, - ответил Мэрфи. - Все, что выше 90 процентов, считается нормой.

- А почему Мэри называла тебя Мэрфи? Это что, твое имя?

- Меня так звали раньше.

- Когда раньше?

- Я не могу тебе ответить точнее, но знаю, что именно так меня когда-то называли.

Ника села рядом.

- Ну, а теперь, когда тебе стало лучше, ты же останешься с нами, правда? - говорила она, глядя Мэрфи в глаза. - Знаешь, Берта говорила, что если мы продержимся еще два дня, то они от нас отвяжутся, оставят нас в покое, и тогда нам не надо будет прятаться и всего опасаться. - Ника вздохнула. - А я найду своих родителей…

- Твоих родителей? - спросил Мэрфи.

- Да. Их схватили полисмены, а меня спасла Берта и Большой Сэм.

Мэрфи, включив электронный мозг, мгновенно восстановил список возможных участников сопротивления, полученный в полицейском участке. И вздрогнул от полученной информации:

- Давид Хелоран - ликвидирован 15.8.

- Кенко Хелоран - ликвидирована 15.8.

- Что с тобой, Мэрфи? - удивилась Ники, увидев, как он дернулся.

- Родители… - произнес Мэрфи. - Ты скучаешь без них, девочка?

- Да, - грустно вздохнула она.

- Все будет хорошо. Ты помнишь их, значит, они никуда не исчезли, никуда не делись, они всегда будут с тобой, - сказал Робокоп.

Его слова подействовали на ребенка успокаивающе. Она положила голову к нему на колени и закрыла глаза.

- Мэрфи, я тебя очень люблю и рада, что ты с нами, - произнесла она сонным голосом.

Через минуту она спала.

Мэрфи поднял руку в черной кожаной перчатке и нежно погладил Нику по волосам. Он не помнил, когда ему в последний раз было так же хорошо, как сейчас…

К ним подошла Мэри:

- Я услышала голоса и…

Мэрфи знаком показал ей говорить потише, кивая на спящую малышку.

- Ты балуешь ее, Мэрфи, сейчас ей полагается лежать в постели, - сказала она шепотом.

- Пусть еще немножко побудет со мной, - попросил Мэрфи.

Мэри улыбнулась, но в горле у нее что-то перехватило - пожалуй, этот робот способен на человеческие чувства больше, чем некоторые люди.

- Да, конечно…

Утром Берта отдала приказание Томасу Брэду и Сильвестру Максвеллу привести помещение базы в боевую готовность. А сама с Большим Сэмом и Марено начала обсуждать план предстоящих операций, чтобы отразить напор противника. Она предполагала, что именно сегодня полисмены реабилитационной службы предпримут новую попытку захвата базы.

Доктор Лазарес внимательно прислушивалась ко всему, о чем они говорили.

- Ладно, Берта, - сказал Томас Брэд. - Мы все сделали, как ты велела. Но что делать вот с этой штукой?

Все повернулись в его сторону, рассматривая непонятный предмет, напоминающий крылья. Берта на минуту задумалась.

- Боже мой! - присмотревшись повнимательнее, воскликнула Мэри. - Откуда это у вас?

Она подбежала к тележке, где лежала эта непонятная штуковина, и начала разглядывать ее со всех сторон.

- А, ерунда, стащили из полицейского арсенала, - сказала Берта, раздумывая, что же делать с этим предметом.

- А что? - важно сказал Марено, решив блеснуть своими познаниями. - Это, если я не ошибаюсь, система уничтожения самолетов Ф-27.

- Нет, нет! - замахала руками Мэри. - Это опытный экземпляр летательного аппарата для роботов, но мы еще не успели испытать его.

- Ты уверена в этом? - спросил Марено.

- Отчего же мне не знать, если я сама разрабатывала это устройство, - сказала, улыбаясь, Мэри. Для нее это было приятной неожиданностью - увидеть здесь свое детище.

Лицо Берты расплылось в улыбке. Недаром она тогда почувствовала, что эта штука может оказаться очень и очень полезной для них.

- Вот так да! Скажи, пожалуйста, - восхищенно произнес Большой Сэм, - какие люди у нас здесь собрались - самые настоящие ученые!

Мэри подошла к Мэрфи, склонилась и начала отвертывать гайки. Аккуратно разложив их на скамье, взяла длинную отвертку и принялась за работу. Ее искусные руки сновали в гуще проводов, проверяя контакты и реле.

- Осталось только подключить к главной оперативной системе управления и отладить, - сказала Мэри и принялась за знакомую работу.

Ника внимательно следила за ее движениями. А восхищенный Марено вообще ни на шаг не отходил от доктора, удивляясь, что женщина может быть таким классным инженером.

- Главный недостаток, - продолжала Мэри, - что эта система сжигает много энергии, поэтому необходима дозарядка либо в процессе действия, либо непосредственно после функционирования летательной системы.

Доктор посмотрела на маленький экран. Этот аппарат был подключен к электронному мозгу Робокопа, и экран фиксировал все мысли, которые были в голове Мэрфи.

Сейчас на экране было лицо умирающей Энн Льюис, которая протягивала вперед руки и о чем-то беззвучно шептала.

- Ника, дай-ка мне вон ту проволочку, - обратилась Мэри к девочке.

- Эту?

- Да, - Мэри быстро соединила какие-то контакты, и все услыхали:

- Найди их! Мэрфи, обещай, что найдешь, - прозвучало с экрана. И все увидели последние минуты жизни Льюис.

При этих словах Мэрфи встал, резким движением сбросил с плечей аппарат и, высоко подняв руки, направился к выходу. Все опешили, ничего не понимая. Только Мэри сразу же догадалась о его намерениях.

- Что происходит, а? - спросил Марено, разводя руками.

- Извините, - Мэрфи кивнул головой.

- Эй, парень, не перегрелся ли ты? Куда отправился? - удивленно крикнула Берта.

Мэрфи повернулся к ним:

- У меня есть задание. Мне нужно его выполнить. Я обещал это сделать.

Все переглянулись.

- Все в порядке, - поспешила Мэри успокоить новых друзей. - Он всегда выполняет все, что обещает. А потом возвращается… *** Пожилой, коренастый, плотно сложенный мужчина с головой, лысой, как яблоко, безостановочно трещал, нападая на дежурного полицейского участка сержанта Рика за то, что у него угнали машину, угонщики скрылись, а полицейские занимаются чем угодно, только не отработкой денег налогоплательщиков.

Сержант Рик безуспешно пытался вставить в этот поток слов какое-то объяснение и казался очень смущенным.

- Ты меня насмешил! - верещал лысый. - Какой робот? Робот - пришелец? Робот - привидение? И ты всем так отвечаешь? Может, я попал не в полицейский участок, а на представление юмориста?

Дверь едва не слетела с петель от резкого удара. Мужчина обернулся и проглотил язык. На пороге стоял робот.

Полицейские разлетелись в разные стороны. Рик вскочил со своего места с выпученными от удивления глазами:

- Мэрфи?

- Добрый вечер, сержант Рик, - подошел к нему Мэрфи. - Я хотел бы с тобой поговорить.

- Ты знаешь, что выдан ордер на твой арест? - спросил сержант.

- Да.

- Ты извини, это я так, на всякий случай спросил, - замялся Рик.

- Пожалуйста, укажите мне, где находится штаб-квартира реабилитационной службы.

- А-а-а… - с облегчением выдохнул сержант. - Прямо по коридору, там лесенка есть, дверь одна-единственная, так что не промахнешься.

- Можете вызывать пожарную службу, - бросил на ходу Мэрфи, идя по направлению к лестнице.

Штаб-квартира полицейской реабилитационной службы хотя и находилась рядом с полицейским управлением, но жила своей собственной жизнью и действовала автономно. И жизнь здесь проистекала бурно. То и дело звонили телефоны, в трубки громко кричали дежурные, офицеры отдавали приказы, а подчиненные носились каждый по своему поручению.

Мэрфи открыл дверь.

В суматохе его вначале никто не заметил. Каждый был занят своим делом.

- Всем подразделениям быть готовыми к 22.00, - объявил дежурный диспетчер, получив радиограмму.

К нему наклонился молодой офицер и попросил прикурить:

- Хикс, дай-ка огоньку…

- Если ты, подонок, не против, я предлагаю свои услуги, - Мэрфи, направив на них огнемет, выстрелил.

Длинные языки пламени тут же охватили диспетчера и офицера, одежда на них загорелась.

Мэрфи, стоя неподвижно, водил стволом огнемета по комнате, сжигая все и всех, пока ничего не осталось.

Вдруг в комнату вскочил офицер в бронежилете, вооруженный гранатометом. Весь заряд он выпустил в Мэрфи.

Но Мэрфи ничуть не пострадал.

Зато рядом с офицером стоял ящик с надписью «Не курить!», куда Мэрфи направил пламя огнемета.

Офицер со всех ног бросился бежать.

Раздался оглушительный взрыв. Взрывной волной офицера отбросило метров на десять вперед.

Мэрфи подошел к нему.

Офицер, пошатываясь, встал на ноги и прислонился к стене.

- Где Магдэгар? - спросил Мэрфи.

- Здесь его нет.

- ..?

- На конспиративной квартире.

- Где это?

Офицер вытащил из нагрудного кармана адрес Магдэгара.

Штаб-квартира реабилитационной службы пылала. Огромные языки пламени и клубы дыма вырывались из разбитых окон.

На улице уже выли сирены пожарных машин, которые на большой скорости съезжались к месту происшествия. *** Кунц пробирался по лабиринту подземных ходов. Он решил оставить лагерь повстанцев незамеченным.

Развязка наступит скоро, и ему незачем при этом присутствовать…

Из лабиринта на улицу он выбрался в четверть десятого.

Кунц подошел к своей машине, оставленной на стоянке несколько дней назад, посмотрел вокруг, сел в нее и поехал по Истерн-стрит вверх, пересекая одну авеню за другой.

Вначале он ехал мимо маленьких магазинов и лавчонок, потом мимо больших универмагов и дорогих магазинов, мимо квартала театров… подальше от района Кадиллак-Хайц.

Он наблюдал за мелькавшими лицами прохожих, спрашивая себя, неужели кто-то в этот момент испытывает такой же животный ужас, как он?

Наконец машина остановилась. Кунц вышел из нее и направился в кафе на углу. Войдя, он сел у стойки и заказал сэндвич и кофе.

Музыкальный автомат орал вовсю, заглушая голоса посетителей, кроме ближайших соседей по стойке:

- Знаешь, хочешь, верь, а хочешь нет, но играли мы так, что даже игральные кости загорелись…

- А мы были у Хансонов и так нажрались, что… ну, ты понимаешь. Моей старухе это здорово не понравилось, так что пришлось ее немного проучить, чтобы не скрипела над ухом…

Чужая болтовня немного успокоила его и даже способствовала появлению аппетита. Он заказал еще кофе, пирожки и жареную колбасу.

Здесь, на Истерн-стрит, он чувствовал себя в своей тарелке - в мире воров и проституток, альфонсов и прощелыг он был своим.

Кунц подошел к телефонному автомату и бросив туда никелевую монетку, набрал номер. Услыхав через несколько секунд озабоченный мужской голос, он, ни слова не говоря, повесил трубку.

Кунц вышел из кафе и быстрым шагом направился к своей машине. Это был длинный серебристо-серый «бьюик-ривьера». Ему невольно вспомнилось замечание лейтенанта Финча: «Слишком шикарная коляска для обыкновенного полицейского». Да, такие покупки можно оплатить, если только умеешь «играть в прятки», делая вид, что не видишь, как кто-то ловит рыбку в мутной воде и обделывает свои незаконные делишки. Но так устроен мир, и не ему менять заведенный порядок. Он всего-навсего воет вместе с волками, а это выгодно.

Кунц думал лишь о том, как бы составить приличный капитал. Деньги, которые ему платила компания «Оу-Си-Пи», переводились на счет в банк, и там у его уже собралась неплохая сумма. До сих пор сведения, которые он передавал, были весьма важными.

На юго-западе Детройта, где дома стояли в окружении высоких деревьев, Кунц остановился перед современным кирпичным зданием, которое своей формой напоминало корабль. Поставив машину на стоянку, он вошел в бар. *** Полицейский Питер Джилмер уже несколько раз брал на крючок полицейского Кунца, но тот всякий раз скрывался и уходил от преследования.

У Питера были с ним свои счеты, свести которые он намеревался при первом же удобном случае. Питер уже несколько дней выслеживал его, догадываясь, где сейчас Кунц и с какой целью.

Питер не мог простить ему убийства Энн Льюис. Он знал, что Кунц приложил к этому руку, что все происшедшее случилось по его, Кунца, наводке.

Вот уже несколько дней Питер вертелся возле бара на Стэнхоут-плейс. В этом баре пела Эвис Крекстон, молодая особа, в которую был влюблен Кунц.

Подъезжая в очередной раз к бару, Питер заметил машину Кунца, стоявшую на стоянке, и направился туда.

Перед главным входом в бар в зеркальной витрине можно было полюбоваться фотографиями выступавших здесь «звезд».

Не только сам бар, но и стойка в огромном зале, имели форму корабля.

Попасть сюда мог каждый, кто был при деньгах. Завсегдатаи - гангстеры, рэкетеры, игроки, сутенеры - отнюдь не были украшением бара. Атмосфера здесь была постоянно накалена. В прокуренном, пропахшем виски зале в любой момент можно было нарваться на неприятности…

Случайные посетители сидели у стойки, за столиками, пили, ели, курили, слушали музыку, громко болтали, совершенно не догадываясь, куда они попали.

Певица Эвис Крекстон стояла в голубоватом свете прожектора рядом с роялем. На ней было тонкое ярко-красное платье.

Эвис была высокая, с довольно широкими плечами, узкими бедрами и длинными стройными ногами. Ее пышные волосы цвета красного дерева были старательно уложены в прическу. Большие зеленые глаза ярко блестели. Макияж был верхом совершенства.

Метрдотель, негр высокого роста и атлетического сложения, направился к Питеру и предупредил, что все места заняты.

Питер с улыбкой предъявил ему жетон полицейского.

Негр испытующе взглянул на него:

- Простите, вы кого-нибудь ищете?

- О, нет. Просто хочу посидеть, развлечься.

- Что ж, желаю приятно провести время.

Питер Джилмер прошел в зал, огляделся. Краем глаза заметив, что Кунц здесь, отыскал укромное место у стены, сел в кресло.

Его заметила Эвис. Она насторожилась.

В перерыве Эвис подсела к Кунцу и, наклонившись, что-то прошептала на ухо.

Кунц быстро оглянулся. Взгляд его обежал зал и уперся в полицейского.

- Да, это он, - тихо сказал Кунц. Эвис подозвала метрдотеля.

- Кто этот человек, что только что вошел?

- Коп. Он вас обидел?

- Нет, но он преследует моего друга… Если можно, я хотела бы поговорить с ним.

- Конечно, сестра. Но если вы с ним не поладите, мигни мне.

Эвис улыбнулась:

- Спасибо, генерал!

Метрдотель подошел к Питеру:

- Сэр, с вами хочет побеседовать дама.

Питер слегка опешил:

- Дама?.. Какая дама? - удивленно спросил он, оглядывая зал.

- Наша певица Эвис.

Питер, пропустив негра вперед, пошел следом. Рядом с Эвис они остановились.

- Садитесь! - сказала Эвис. В ее интонации было нечто среднее между капризом и приказом.

Питер сел. Несколько минут они разглядывали друг друга и молчали.

- Я хотела бы знать, почему вы не оставите его в покое? - спросила наконец Эвис сдавленным голосом.

- Кого? Я что-то не понимаю, о ком вы говорите, - мягко проговорил Питер.

- Еще как понимаете! - взорвалась Эвис. - Вы преследуете его, чтобы убить.

- Вы отдаете себе отчет, в том, что говорите? - Питер вскочил.

- Не притворяйтесь и не пытайтесь меня запугать! Я не беззащитный цыпленок! Оглянитесь. Если вы тронете одного из нас, вам отсюда живым не уйти. Этим людям все равно, кто вы такой. Им достаточно только одного моего слова, - она с вызовом посмотрела на полицейского. - Надеюсь, у вас хватит ума, чтобы понять это.

- И что дальше?

- Дальше я повторюсь: почему вы преследуете его?

- Потому что не хочу допустить убийств, этого достаточно? - он посмотрел Эвис в глаза. - Вы его так горячо защищаете, но откуда вам известно, что его руки не залиты кровью? Вы разве так уж хорошо его знаете?

- Да, - твердо ответила она.

- И как долго длится ваше знакомство?

Поколебавшись, она ответила:

- Мы познакомились сразу после моего приезда в Детройт,

- Когда это было?

- Полгода назад.

Питер Джилмер усмехнулся:

- Ну, с тех пор прошла целая вечность!

- И все-таки я уверена в нем! - горячо заговорила Эвис. - Я ни за что не поверю, будто он может быть замешан в грязном деле.

Питер бросил быстрый взгляд туда, где еще недавно сидел Кунц. Он исчез. Питеру только и оставалось, как чертыхнуться, что его так ловко обвели вокруг пальца.


СЛУЖИТЬ ОБЩЕСТВУ, | Робокоп III | *** Питер не ошибся.