home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четвёртая

НЕОЖИДАННОЕ СОБЫТИЕ

— Исчирканный календарь с расписанием скачек и ворох спортивных газет о них же навели меня на мысль о том, что и Дженкинс, и Дейвентри пытали счастье, делая ставки, а как вы знаете. Уотсон, человек азартный крайне редко бывает богат.

Я улыбнулся и кивнул.

Мой друг чиркнул спичкой, поднёс огонёк к трубке и принялся её раскуривать. На несколько мгновений его лицо скрылось за густыми клубами серого дыма. После того как мы вернулись из Британского музея домой, на Бейкер-стрит, прошло уже несколько часов. Весенний день клонился к вечеру, и на улице зажгли фонари. Холмс сидел, закутавшись в синий халат. Мне представлялось совершенно очевидным, что мой друг доволен собой и в настроении поболтать.

— Думаю, — промолвил он. кинув спичку в камин, — раскрытие этого дела не займёт у нас слишком много времени.

— Вы полагаете? Но ведь ещё столько вопросов остаётся без ответа…

— Я вполне могу на них ответить.

— Да неужели? — резко спросил я, пытаясь скрыть недоверие.

— На самом деле, Уотсон, никакой особо сложной головоломки я в этом деле не вижу.

— Ну и кто же злоумышленник? Кто украл папирус?

— Постарайтесь подойти к решению этой задачи объективно и логично. Похищен свиток. Другие, куда более ценные экспонаты остались нетронутыми. Всем им предпочли старый папирус. Значит, ценность для вора представлял не сам папирус как таковой, а его содержание.

— Ну да, это я как раз могу понять. Папирус содержал текст с невразумительным объяснением, как добраться до гробницы Сетафа.

— И его «Книги мёртвых».

— Но зачем кому-то понадобился этот текст? Египтологи уже бились над ним, однако так и не смогли расшифровать. С чего преступник решил, что это получится у него?

Шерлок Холмс издал тихий стон.

— Уотсон, Уотсон, — с некоторым жаром произнёс он, — взгляните на вещи шире. Не ограничивайтесь лишь наиболее вероятными и очевидными версиями. Рассмотрите и другие версии: маловероятные, невероятные и неочевидные.

— Неочевидные, — повторил я, покачав головой. — Боюсь, мне не уследить за ходом ваших мыслей.

— Свиток содержит шифр. Шифр лишь способ кодирования информации. Зададимся вопросом, что нужно для того, чтобы расшифровать эту информацию?

— Ключ.

— Именно. Как нам объяснили, Сетаф был человеком умным и проницательным. Он великолепно понимал, что от грабителей гробницу Хентави не сможет защитить ничто. Папирус мог попасть в руки к расхитителям и раскрыть им местонахождение его собственной гробницы, где хранилась «Книга мёртвых». Дабы этого избежать, он придумал шифр, который под силу разгадать лишь человеку, фанатически увлечённому поиском жизни за порогом смерти. К шифру должен быть ключ, и Сетаф, вероятнее всего, нанёс его на другой папирус, который спрятал в некоем особом месте, предназначенном для того избранного, что воспользуется секретом бессмертия древнего мудреца.

— И вы считаете, что злоумышленнику попал в руки этот самый второй папирус с ключом к зашифрованному посланию Сетафа?

— Именно. Вот почему папирус, долгие годы хранившийся в Британском музее, представляет для злоумышленника такую ценность. Ему было крайне важно заполучить свиток.

— Поразмыслив над вашими словами, я теперь не исключаю, что вы правы.

— Ага, вы наконец начинаете мыслить шире, не ограничивая себя рамками доступных нам сведений.

— Может, и так, — кивнул я, — однако ума не приложу, как у злоумышленника оказался ключ к шифру.

— Мне часто доводилось читать о египетских древностях, то тут то там всплывающих в антикварных магазинах Лондона. Сюда их провозят контрабандой и сбывают нечистоплотные дельцы, подавляющее большинство которых не отличит египетскую письменность от ацтекской. Подобная торговля предметами старины велась на протяжении долгих веков.

— И вы считаете, что свиток с ключом к шифру оказался в одном из таких магазинов и его купил человек, знавший подлинную цену документа?

— Одна из вполне вероятных версий. Попробуем над ней поработать и увидим, куда она нас приведёт.

— Версия достаточно фантастическая.

— Чепуха. В неё отлично вписываются известные нам факты. Если верны мои предположения относительно личности нашего злоумышленника, он наверняка нанял людей, чтобы те держали под присмотром антикварные лавки и немедленно ставили его в известность, как только там появится что-нибудь интересное. А интерес у него вызывал любой предмет со знаком Сетафа — половинкой скарабея.

— Вы уверены?

— Нет. Однако моя версия не просто правдоподобна — она весьма вероятна.

— Значит, злоумышленник на самом деле охотится за «Книгой мёртвых»?

— Браво, Уотсон!

— Но разве он сможет продать «Книгу»? Ведь неизбежно возникнут вопросы о том, как она попала ему в руки.

— А он и не собирается её продавать. — Холмс внимательно на меня посмотрел. — Он пустит её в ход.

Повисло молчание. Когда до меня дошёл смысл сказанного Холмсом, я почувствовал, как волосы на моей голове становятся дыбом.

— Хотите сказать, что злоумышленник верит… верит, что книга даст ему власть над смертью?

— Да.

— В таком случае этот человек — безумец.

— Похоже, вы правы.

— Чёрт возьми, вы так говорите, будто знаете, кто это!

— Знаю.

— Как?! — в изумлении вскричал я.

Холмс выдохнул облачко дыма и не без удовольствия взглянул на меня, явно наслаждаясь моментом.

— Холмс, не выводите меня из себя. Кто он?

— Себастьян Мельмот.

— Что?!

— Вы его помните?

— Да как же я его забуду! Не стану спорить, он ведёт себя крайне странно, отрицает общепризнанные нормы морали, но… неужели вы думаете, что он способен на кражу и убийство?

— Учитывая владеющую им навязчивую идею, думаю, он не остановится ни перед чем. Помните светлый волос, что я нашёл на пистолете? А запах парфюма? Уверен, когда Мельмот заглянул к нам в гости, он был надушён той же самой туалетной водой. Видите ли, Уотсон, после всех тех нелепых речей, что молодой человек произнёс здесь в вашем присутствии около года назад, я за ним тщательно приглядывал.

— Как?

— Читал газеты, а иногда и следил. Я знал, что он кое-что ищет и это кое-что необходимо ему как воздух. Поскольку его не первый день занимает проблема жизни после смерти, нисколько не сомневаюсь, что он давным-давно прознал о существовании свитка, указывающего местонахождение гробницы Сетафа, и всё это время занимался поисками ключа, который позволил бы ему расшифровать текст папируса. И вот теперь, насколько я могу судить, ключ наконец попал ему в руки.

— Если всё так, как вы говорите, Мельмот должен как можно скорее отправиться в Египет, чтобы заполучить «Книгу мёртвых».

— Да, но только в том случае, если ему удалось расшифровать текст, — едва заметно улыбнулся Холмс. — Мало иметь в руках ключ, нужно ещё уметь им воспользоваться. А это требует глубоких познаний о древнеегипетской цивилизации и образе мышления её представителей.

— И что же вы намереваетесь предпринять?

— Первым делом надо завтра утром заглянуть к Мельмоту в гости. Я выложу ему все свои подозрения. Будет занятно посмотреть на его реакцию. Знали бы вы, с каким удовольствием я с ним встречусь.



Когда мы подошли к дому Себастьяна Мельмота на Керзон-стрит, стояло тёплое майское утро, солнце ярко светило с бледно-голубого неба, покрытого перистыми облаками. Должен признаться, я был весьма встревожен и озабочен. Во-первых, мне казалось, что в версии Холмса слишком много допущений и натяжек, и потому я опасался, что мой друг, возможно впервые за всю свою карьеру сыщика, готов допустить серьёзную ошибку. Кроме того, перспектива вновь оказаться в обществе Мельмота, мягко говоря, не приводила меня в восторг. Мои ощущения были сродни чувствам ребёнка, боящегося темноты, когда дитя осознаёт иррациональность своего страха, но при этом неспособно его отогнать.

Холмс дёрнул за шнур, и мы услышали, как где-то в глубине доме за дверью приглушённо зазвенел колокольчик. Ждать пришлось долго. Наконец нам открыл мрачный молодой человек заносчивого вида, смеривший нас злым взглядом. Я, как впоследствии выяснилось — ошибочно, принял его за слугу Мельмота. Холмс извлёк из кармана жилетки визитную карточку и, не говоря ни слова, протянул её молодому человеку.

Юноша с сардонической усмешкой мельком глянул на неё, даже не посмотрев, не написано ли что-нибудь на обороте, после чего лениво прислонился к дверному косяку.

— Ну и чего вам? — изогнув бровь, поинтересовался он, небрежно помахивая визиткой Холмса.

— Прошу вас довести до сведения мистера Мельмота, что мне нужно срочно с ним увидеться по важному делу, — резко произнёс Холмс.

На какое-то мгновение по загорелому лицу заносчивого субъекта промелькнул призрак улыбки.

— Если вам нужно срочно повидаться с Себастьяном, лучше поищите его в другом месте. — На сей раз красные губы растянулись в более широкой улыбке, обнажив ряд ровных белых зубов.

— Я вам, сэр, не позволю выпроводить меня подобным образом, — с некоторой запальчивостью в голосе произнёс Холмс.

— Боюсь, у вас нет другого выбора, кроме как уйти. По всей вероятности, вы ещё не слышали последних печальных известий, — небрежно произнёс молодой человек, стряхивая с рукава несуществующую пылинку. — С прискорбием вынужден сообщить вам, что мистер Себастьян Мельмот мёртв.


Глава третья МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ | Шерлок Холмс и дело о папирусе | Глава пятая НОВЫЕ ЗАГАДКИ