home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава одиннадцатая

ПОЯСНЕНИЯ ШЕРЛОКА ХОЛМСА

— Боюсь, Уотсон, я никогда не научусь понимать женщин. Их поступки абсолютно нелогичны, а поведение диктуется чувствами, а не разумом. Возьмём, к примеру, мисс Эндрюс. Они с отцом планируют гнусное, жестокое, тщательно продуманное преступление. И вот их разоблачили. И как она поступает? Её охватывает безудержная ярость, она нападает на меня, словно дикая кошка, а в завершение устраивает истерику и ударяется в слёзы. Стоит ли удивляться, что я предпочитаю иметь противниками расчётливых, хладнокровных преступников типа профессора Мориарти. По крайней мере, за их действиями можно увидеть работу ума. В случае с женщинами единственное, что можно предсказать, так это непредсказуемость их поступков. — Обрушиваясь в своей речи на весь женский пол и мисс Катриону Эндрюс в частности, Шерлок Холмс взволнованно ходил по комнате.

Вернувшись на Бейкер-стрит, мы снова устроились в нашей гостиной. Я уже успел обработать раны, которые нанесла моему другу девушка. Они представляли собой лишь глубокие царапины, однако Холмса возмутило само то, что мне пришлось оказывать ему врачебную помощь. Нападение девушки сильно уязвило его. Я знал, что гнев Холмса вызван не столько иррациональностью Катрионы Эндрюс, сколько его собственной неспособностью предугадать, что дело примет подобный оборот. Он страшно не любил, когда поведение людей обманывало его ожидания, и потому нападение девушки совершенно выбило его из колеи.

Я оставил возмущённую речь без ответа, зная, что в подобных обстоятельствах лучше держать рот на замке, приняв на себя роль молчаливого слушателя. Через некоторое время, напустив на себя скучающий вид, я глубоко вздохнул и тем самым оборвал друга на полуслове.

— Господи Боже, — стараясь говорить как можно мягче, произнёс я, — да сядьте же, наконец, и выкурите трубку. Это поможет вам успокоиться.

Холмс, сощурившись, возмущённо на меня посмотрел, однако послушался. Некоторое время мы сидели в молчании. Только было я вознамерился обратиться к Холмсу за объяснениями, как в дверь деликатно постучали и в комнату вошёл Хардкасл. Пододвинув к камину ещё одно кресло, он опустился в него и закурил.

— Итак, мистер Холмс, я был бы вам крайне признателен, если бы вы смогли внятно объяснить, каким образом сэр Алистер Эндрюс и его дочь связаны с убийством и похищением папируса. Пока они находятся под арестом, но исключительно потому, что взять их под стражу попросили вы. Я не хочу, чтобы меня уволили, а потому рассчитываю получить от вас весомые доказательства их вины.

Холмс кивнул и откинулся в кресле.

— Конечно, дружище, — произнёс он. Тон его свидетельствовал о том, что к моему другу возвращается присущее ему хладнокровие. — В деле, о котором вы говорите, замешано четыре человека. Четыре крайне жадных субъекта, цель которых — заполучить «Книгу мёртвых», написанную Сетафом. Двое из них уже в ваших руках. Это сэр Алистер Эндрюс и его бессовестная дочь. Впрочем, они вступили в игру уже после кражи папируса.

— Тогда кто же проник в музей и похитил его?

— Себастьян Мельмот и Тобиас Фелшо.

Хардкасл раскрыл рот, будто бы собираясь уточнить у Холмса, уверен ли тот в сказанном, но тут же закрыл его, поняв, что лучше этого не делать. Он, как и я, уже давно усвоил, что перебивать Холмса не стоит.

— Вы ведь, не сомневаюсь, знаете Мельмота и его приятеля-аристократа Фелшо?

Хардкасл кивнул и пояснил:

— Лично, разумеется, нет. Мы, мягко говоря, вращаемся в разных кругах, но Скотленд-Ярду известна эта странная парочка. Они замешаны в каких-то тёмных делишках, однако, с моей точки зрения, не пойдут на убийство. Не из того теста слеплены.

— Вот именно, что из того самого, — холодно ответил Холмс.

Инспектор затянулся и, нахмурившись, произнёс:

— Вы забыли об одной маленькой детали: Мельмот мёртв. Несколько дней назад он погиб в результате несчастного случая на охоте.

— Никогда не принимайте на веру сплетни об этом негодяе. Слухи о его смерти сильно преувеличены. Поверьте мне на слово, инспектор, Себастьян Мельмот жив и здоров. Для Мельмота и его сообщника убийство — плёвое дело. Они ведь собираются победить саму смерть. Именно для этого им и понадобилась «Книга мёртвых». Они считают, что в ней сокрыт секрет бессмертия.

— Экий вздор! — воскликнул полицейский.

— Совершенно с вами согласен, но Мельмот считает иначе. Для него папирус Сетафа сродни Священному Граалю. Ради завладения свитком он не остановится ни перед чем, даже перед убийством. И вот совсем недавно он получил то, о чём давно мечтал: документ, который позволит раскрыть тайны папируса Хентави. Он мог добраться до папируса либо честным путём, либо бесчестным. Он выбрал бесчестный путь и выкрал документ из Британского музея, прибегнув к помощи достопочтенного Фелшо. Убийство, с его точки зрения, добавило всему предприятию пикантности. Да-да, не удивляйтесь, именно такой человек нам сейчас противостоит.

Инспектор содрогнулся и шумно вздохнул:

— Я слышал, что он со странностями.

— Не просто со странностями, — вставил я. — Мы имеем дело с бессердечным злодеем.

— Итак, — продолжил Холмс, — после некоторых изысканий я пришёл к выводу, что от «ключа», составленного Сетафом, нет никакого толку. Ключ не более чем бессмыслица, специально придуманная древнеегипетским мудрецом, чтобы одурачить тех, кто станет охотиться за «Книгой мёртвых». Или же, скажем иначе, тех, у кого не хватит прозорливости понять, что ключ на самом деле абракадабра. Не будем забывать, что Сетаф был готов передать свою книгу лишь мудрейшему из мудрейших.

— Позвольте уточнить, — почесал голову Хардкасл, — вы хотите сказать, что если ключ, как вы его называете, и существует на самом деле, толку от него всё равно никакого.

— Совершенно верно. Это ложный след, который Сетаф оставил для тех, кто недостоин тайного знания.

— Вот хитрец-то! — позволил себе усмешку Хардкасл.

Холмс кивнул и продолжил:

— Насколько я могу судить, после кражи события разворачивались следующим образом. После того как в руках у Мельмота оказались оба свитка — папирус Хентави и ключ к нему, он решил, что перевести их не составит никакого труда. Таким образом этот заносчивый молодой человек рассчитывал узнать, где находится гробница Сетафа, в которой хранится «Книга мёртвых». Его надежды не оправдались, и он, как и прежде, продолжал обретаться во тьме неведения. Поскольку он никак не мог взять в толк, что ключ бесполезен, то принялся искать помощи на стороне. Именно поэтому он обратился к сэру Джорджу Фавершему, который отказался ему помочь. Сэр Джордж, желая обойти своего конкурента Эндрюса и обессмертить собственное имя, попав во все справочники и учебники, сам предпринимал отчаянные попытки отыскать «Книгу мёртвых». Стоит ли удивляться, что он не испытывал ни малейшего желания помогать двум мерзавцам? Возможно, убийство египтолога планировалось заранее, а может, решение было принято спонтанно, когда Фавершем отказал им в помощи. Сказать сложно. Тем не менее я нисколько не сомневаюсь, что именно два наших приятеля убили сэра Джорджа, а потом перевернули вверх дном всё у него дома, чтобы пустить полицию по ложному следу, заставив её искать обычных взломщиков.

— Если всё, что вы говорите, правда, на их совести уже два убийства.

— Минимум. — Холмс снова зажёг свою трубку и тепло улыбнулся. Мой друг, раскрывая детали запутанного дела заворожённым слушателям, снова чувствовал себя в своей стихии. — После убийства Фавершема злоумышленники обратились за помощью к сэру Алистеру Эндрюсу. Он оказался куда менее щепетилен, чем коллега, и, вне всякого сомнения, согласился помочь им при условии, что, после того как они узнают всё их интересующее из «Книги мёртвых», она достанется ему, а вместе с ней — и лавры первооткрывателя. — Тут Холмс усмехнулся. — Но, вопреки ожиданиям Мельмота и Фелшо, Эндрюс и его дочь, сколько ни тщились, не смогли разгадать шифр, придуманный древним мудрецом более двух тысяч лет назад. Естественно, в ходе дешифровки они пытались воспользоваться папирусом-ключом, отчего запутались ещё больше, как, собственно, и было задумано Сетафом. Сработала ловушка, которую он расставил в незапамятные времена. Злоумышленники оказались в тупике. Именно поэтому им понадобился я.

— Вы?

— Насколько я понимаю, Мельмот знал, что я являюсь автором монографии по дешифровке, и решил, что, кроме меня, перевести папирусы Сетафа больше никому не под силу. И тут он был прав. Я отмёл в сторону свиток-обманку и обнаружил, что местоположение «Книги мёртвых» указано в папирусе Хентави, который содержит шифр внутри шифра. С подобным за всю свою карьеру я сталкивался лишь дважды, один раз — в деле о ватиканских камеях. Вам может показаться забавным, но и там шифр бы измыслен священнослужителем. Разумеется, злоумышленники понимали, что, коль скоро решили иметь дело со мной, должны быть крайне осторожными. Им представлялось очевидным, что, выйдя на меня напрямую, помощи они не получат. Кроме того, Мельмоту хватило ума догадаться, что в краже папируса и убийстве сторожа я заподозрю именно его. Чтобы сбить меня со следа, он инсценировал собственную смерть. Он убил егеря из поместья Фелшо, обезобразив при этом лицо несчастного так, чтобы его нельзя было опознать. Фелшо разнёс трагическую весть о несчастном случае на охоте, приведшем к гибели Себастьяна Мельмота. На первый взгляд, я оказывался в тупике. Но только на первый. Злоумышленники знали, что меня, в отличие от всех остальных, так просто не обведёшь вокруг пальца. Они были уверены, что я не сдамся и продолжу расследование. И тогда меня, словно осла, пошедшего за морковкой, заманили в норфолкское поместье Фелшо, к домику егеря, где преступники загодя оставили бумаги, содержавшие достаточно сведений для дешифровки папируса Хентави. И они не обманулись в своих ожиданиях. Подойдя к решению задачи как знаток тайнописи, а не египтолог, я разгадал код.

— В самом деле? — просиял Хардкасл и приосанился. — Вы, право, удивительный человек, Холмс. Получается, теперь вы знаете, где находится эта «Книга мёртвых»?

— Скажем так, я знаю, где она находилась, — тихо ответил мой друг, одарив инспектора улыбкой. — Однако прежде чем мы доберёмся до этого, позвольте мне закончить мой рассказ. Итак, я разгадал шифр, а Мельмот хотел знать, что же написано в папирусе Хентави. И мне подбросили ещё одну головоломку. Настал черёд выйти на сцену мисс Катрионе Эндрюс. Она ввела меня в заблуждение, рассказав об исчезновении отца. Согласно плану злоумышленников, я должен был прийти к выводу, что её отца похитили и сделал это Мельмот, чтобы почтенный египтолог перевёл ему папирус. И пока я занимался поисками сэра Алистера, девушка могла оставаться подле меня. Сами понимаете, на то у неё были серьёзные основания. Преступники пытались убедить меня в том, что уже расшифровали папирус, дабы я кинулся за ними в Египет в надежде перехватить их у гробницы Сетафа. На самом деле не я шёл бы по их следам, а они — по моим, рассчитывая, что я их выведу к гробнице. Главное их заблуждение заключалось в том, что «Книга мёртвых» будто бы находится в Египте, в то время как она здесь, в Англии.

— В Англии? — вскричал инспектор. — Но где?

— Всему своё время, — холодно оборвал его Холмс. — Злоумышленники ждали, когда я отправлюсь в Египет. О моих планах их осведомляла мисс Катриона Эндрюс. Благодаря уличным мальчишкам я достаточно быстро выяснил, в каком отеле остановился отец девушки. Сегодня вечером я послал ей телеграмму, якобы от него, с просьбой явиться в отель к восьми вечера. Я постарался сгустить краски и подчеркнул, что дело не терпит отлагательств. Так нам удалось схватить наших пташек.

— А как же Мельмот и Фелшо? — спросил я.

— Эти ребята поумнее. Не сомневаюсь, что они уже обо всём знают.

— Мистер Холмс, я погляжу, дело весьма запутанное. Пока мне остаётся лишь восхищаться проделанной вами работой, но я всё же не понимаю, как нам схватить убийц и вернуть папирус Британскому музею.

— Друг мой, вы обладаете многими добродетелями, но терпение, увы, не из их числа, — с ленцой ответил Холмс и потянулся. — Я не сомневаюсь, что в течение сорока восьми часов две другие пташки тоже окажутся в наших сетях, а папирус снова будет в музее.

— Рад это слышать. Тогда, если позволите, я вернусь к вопросу, заданному вам ранее. Где находится эта чёртова «Книга мёртвых»?


Глава десятая КАК ОБМАНЩИКОВ ОБВЕЛИ ВОКРУГ ПАЛЬЦА | Шерлок Холмс и дело о папирусе | Глава двенадцатая ВИЗИТ В «КЕДРЫ»