home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава девятая

СЛОЖНОСТИ

Уже через два часа после приключений в поместье Фелшо мы с Холмсом сидели в вагоне первого класса, который под перестук колёс вёз нас домой, в Лондон. Будто бы совершенно забыв о том, что мы пережили в лесу, мой друг устроился у окна и, окутавшись густыми сизыми клубами табачного дыма, целиком и полностью погрузился в изучение документов, которые нам удалось добыть в домике егеря. Время от времени он отвлекался, чтобы сделать запись в блокноте, что-то бормоча себе под нос, при этом не предпринимая ни малейшей попытки заговорить со мной. Я удобно устроился на диване, откинулся на спинку и смежил веки. Вскоре я погрузился в сон.

Когда я проснулся, был уже поздний вечер и купе заливал янтарный свет двух газовых ламп. Холмс, как и прежде, сидел у окна, но теперь он всматривался во мрак ночи, а ястребиные черты его лица отражались в окне. На коленях у него лежали исписанные листки. Я глянул на часы. Мы должны были приехать в Лондон минут через сорок.

— Ну и как? Вам удалось разобраться с ключом? — кинул я пробный камень.

Холмс, глубоко ушедший в свои мысли, ответил не сразу. Он посмотрел на меня с таким видом, будто бы только что обнаружил моё присутствие в купе.

— Думаю, да. Несколько мест остаются для меня не совсем понятными, однако, после того как я сверюсь с картой Древнего Египта и наведу кое-какие справки, надеюсь, всё встанет на свои места. Подлинное содержание сильно отличается от того, что кажется истинным на первый взгляд. Весьма типично для Сетафа.

— Хотите сказать, что уже разгадали шифр?

— А что вас так удивляет?

— И вы ещё спрашиваете! Самые выдающиеся египтологи долгие годы бились над загадкой, и всё без толку. А вы справились с ней всего за несколько часов. Есть чему удивляться. Потрясающе. Невероятно. Поразительно.

— Вы говорите о проделанной мной работе чересчур эмоционально, награждая её эпитетами, какие обыкновенно употребляют писатели, — проворчал Холмс. — Вы совершенно правы, египтологи действительно пытались разгадать шифр Сетафа, но они подходили к проблеме с точки зрения знатоков Древнего Египта, а я — с позиции дешифровщика. И не так уж важно, кем составлен шифр — древним египтянином или марсианином. Всякий составитель шифра неизбежно следует определённой модели. Суть дешифровки сводится к тому, чтобы правильно выявить эту модель. А уж национальность автора тайнописи или взрастившая его культура — дело десятое.

— Так, значит, вам известно, где находится «Книга мёртвых»?

Холмс хитро улыбнулся:

— Я вам уже сказал, что, похоже, смогу дать ответ на этот вопрос, после того как сверюсь с картой Древнего Египта. Это позволит мне убедиться в верности кое-каких данных, оказавшихся в нашем распоряжении. — С этими словами Холмс закрыл глаза и притворился, что спит.



Дома, на Бейкер-стрит, нас поджидал ещё один сюрприз. В прихожей я чуть не упал, споткнувшись об огромный чемодан, и лишь каким-то чудом сумел удержаться на ногах. На пороге комнаты, видимо потревоженная поднятым мной шумом, появилась миссис Хадсон.

— А вот и вы, джентльмены. Ну наконец-то, — взволнованно произнесла она с обеспокоенным выражением лица.

— Что случилось, миссис Хадсон? — как можно более вежливо поинтересовался Холмс, внимательно осматривая чемодан.

— Молодая леди… Та, что вы принимали у себя вчера… Мисс Эндрюс…

— Да, что с ней?

— Она там, в вашей комнате. Настаивает на встрече с вами.

— Насколько я понимаю, это её чемодан?

— Совершенно верно, мистер Холмс. Мне кажется, она вбила себе в голову, что ей непременно надо поселиться здесь, в этом доме. Не знаю, что послужило тому причиной, мистер Холмс, однако мне бы хотелось вам объяснить, что я не располагаю комнатой для ещё одного постояльца…

— Мисс Эндрюс хочет здесь поселиться? — ахнул я. — Что ей взбрело в голову, Холмс?

Мой друг едва мог сдержать улыбку:

— Прошу вас, не беспокойтесь. Я нисколько не сомневаюсь, что нам не составит труда во всём разобраться. При этом я надеюсь, миссис Хадсон, вы сможете изыскать возможность и приютить на одну ночь юную леди? — Холмс глянул на часы в прихожей. — Уже почти полночь. Было бы бессердечно и неблагоразумно выпроваживать юную даму за порог в столь поздний час. Вы согласны, Уотсон?

Я промолчал. Я был слишком ошарашен.

— Ну, вот и славно, — воскликнул Холмс, приняв наше с миссис Хадсон молчание за знак согласия.

— Ладно, мистер Холмс, будь по-вашему, — глубоко и очень тяжело вздохнула миссис Хадсон. — Но только на одну ночь.

— Разумеется. Ну что ж, Уотсон, пойдёмте узнаем, чего от нас хочет эта упорная юная леди. — С этими словами он направился вверх по лестнице в гостиную.

В тот самый момент, когда мы переступили порог, наша гостья, мисс Катриона Эндрюс, от нас ровным счётом ничего не хотела, потому что спала. Я вошёл сразу вслед за Холмсом и увидел, что девушка, в том же наряде, что и накануне, сидит в кресле у камина, уронив голову на грудь. Моё внимание в очередной раз привлекла её внешность. Строго говоря, в общепризнанном смысле её никак нельзя было назвать красавицей, однако в её глазах, чётко очерченных губах и прямодушии таилось нечто невероятно привлекательное. Тем более удивительным представлялось мне, что у неё нет спутника, который разделил бы с ней бремя тревог и забот. Видимо, всё своё время она посвящала отцу.

— Бокал бренди нашей гостье, Уотсон. И ещё один, если не возражаете, мне.

Холмс скинул пальто. Пока я разливал бренди, он зажёг газовую лампу.

Шум, что мы подняли, разбудил девушку. Она зашевелилась в полудрёме, но потом, встрепенувшись, вскочила и уставилась на моего друга.

— Наконец-то вы вернулись, мистер Холмс. Ну же, не молчите! Какие у вас новости?

— Успокойтесь, мисс Эндрюс. Смотрите, Уотсон налил вам бренди. Выпейте, это приведёт ваши нервы в порядок.

Девушка глянула на меня и слегка дрожащей рукой взяла бокал.

— Спасибо, — тихо промолвила она.

— Так-то лучше, — проворчал Холмс, усаживаясь напротив неё. — Ну а теперь, прежде чем мы поделимся с вами новостями, не могли бы вы сначала объясниться. Что вы здесь делаете? Зачем напугали миссис Хадсон, приехав сюда с чемоданом?

Прежде чем ответить, девушка глотнула бренди, одновременно внимательно посмотрев на моего друга. Она уже стряхнула с себя остатки сна, и черты её лица утратили мягкость, приобретя обычное, суровое и решительное выражение.

— После того как мы вчера распрощались, я долго думала над вашими словами. Я тщательно перебрала в памяти события, предшествовавшие исчезновению моего отца, и теперь нисколько не сомневаюсь, что ваше предположение верно. Его похитили, потому что он многое знает о свитке. Таким образом, план наших действий очевиден: нам надо ехать в Египет. Там мы нападём на его след. Именно поэтому я здесь. Я собрала всё необходимое и готова хоть сейчас отправиться в дорогу.

Лицо Холмса осталось совершенно бесстрастным, и он промолчал, но я не смог сдержаться и перебил девушку.

— Неужели вы думаете, что мы позволим вам сопровождать нас, мисс Эндрюс? — воскликнул я. — Подобное путешествие таит в себе массу смертельных опасностей…

Продолжить мне не дали. Девушка с полыхающими от возмущения глазами обрушилась на меня с отповедью.

— Позволим? — резко оборвала меня она. — Позволим?! К вашему сведению, доктор Уотсон, на дворе не Средневековье. Ни вы, ни кто-либо другой не имеет права указывать мне, что делать. Я свободная гражданка демократического государства и вольна поступать как угодно, если мои действия не выходят за рамки закона, христианских заповедей и представлений о морали. Быть может, это я должна решать, позволить ли вам отправиться со мной в Египет. Не забывайте, я прекрасно знаю страну и её обычаи. Думаю, у вас хватит ума понять, что я буду вам неоценимым помощником.

— Я только хотел сказать… — промямлил я, ошеломлённый страстностью тирады мисс Эндрюс.

— Доктор Уотсон, вы, как и многие другие мужчины, сначала говорите и только потом думаете.

— Будет вам, мисс Эндрюс, умерьте пыл, — позволил себе лёгкую усмешку Холмс. — Думаю, мы оба поняли, что вы хотите сказать. Вне всякого сомнения, мы не смеем ставить под вопрос вашу решимость и стойкость, однако я попросил бы вас ответить на один вопрос. Отчего вы столь уверены, что нам надо ехать в Египет?

— А куда же ещё? Гробница Сетафа находится именно там. Злоумышленники, похитившие моего отца, охотятся за «Книгой мёртвых». Разве не так?

Холмс кивнул.

— Таким образом, рано или поздно они отправятся в Египет. Вы сами говорили мне, что эти мерзавцы будут держать отца подле себя, покуда «Книга мёртвых» не окажется в их руках. — Девушка на секунду замолчала. Пламя, полыхавшее в её глазах, начало угасать. — Вы ведь по-прежнему так считаете?

— Считаю.

— Тогда какой смысл искать иголку в стоге сена здесь, в Англии, когда мы знаем, что она рано или поздно окажется в долине Нила?

— Мисс Эндрюс, вашим доводам сложно возразить. Однако смею заметить следующее. Несмотря на то что мне пока не удалось обнаружить иголку в том самом стоге сена, о котором вы изволили упомянуть, мне в руки попали новые сведения, которые позволят значительно сузить область поисков.

— Что это за сведения? Прошу вас, расскажите скорее, — просияла девушка, — если вы знаете, где сейчас находится мой отец, заклинаю вас, не молчите!

Страстная мольба девушки тронула Холмса, и он вкратце поведал ей, опустив кое-какие подробности, о нашей прогулке в Норфолк. Щёки мисс Эндрюс полыхали от волнения. Она сидела в кресле, подавшись вперёд, словно маленькая девочка, ловя любое упоминание о её отце.

Девушка была из той породы людей, которым свойственны резкие перепады настроения, сообразно чувствам, что одолевают их в тот или иной момент.

Когда Холмс закончил, она устало вздохнула, откинувшись на спинку кресла.

— Что ж, мы, по крайней мере, знаем, что он жив, — промолвила дочь египтолога.

— Совершенно верно.

— И этот факт доказывает, что ваша догадка о книге Сетафа верна.

— Мисс Эндрюс, я всего-навсего обычный человек, однако смею вас заверить, я никогда не строю свои умозаключения на догадках. Я сыщик-консультант, и в основе моей работы лежит дедуктивный метод.

— Прошу прощения. Так что вы теперь собираетесь делать? Ехать в Египет?

Повисла долгая пауза. Холмс нахмурился и, будто бы погрузившись в транс, уставился на пляшущий в камине огонь. Вдруг он резко повернулся к девушке и с напором произнёс:

— Да, вы совершенно правы. Нам надо ехать в Египет. Завтра же отправляемся в путь. Чем раньше мы окажемся среди древних песков, тем быстрее поставим точку в этом деле и вернём вам отца.

— Мистер Холмс, мне непременно надо ехать с вами. Я настаиваю!

— Мисс Эндрюс, я совершенно с вами согласен. Вам непременно нужно сопровождать нас с Уотсоном. И, как вы абсолютно справедливо изволили заметить моему другу, ваши познания о стране будут нам крайне полезны.

— У меня сейчас словно гора с плеч свалилась, — вздохнула девушка.

Холмс, стараясь на меня не смотреть, вежливо ей улыбнулся.

— Ещё мне бы хотелось взглянуть на бумаги, которые вы нашли в домике егеря. Быть может, мне удастся помочь вам их расшифровать.

— Всему своё время, — с энергией в голосе ответил Холмс, — ну а пока я позову миссис Хадсон, и она покажет вам, где расположиться на ночлег. Я же тем временем покурю трубку и покорплю над картами. Вам, Уотсон, я тоже настоятельно советую отдохнуть. Я хочу, чтобы вы уже в девять были в агентстве Кука.


Глава восьмая СЕКРЕТ, ТАИВШИЙСЯ В ДОМЕ | Шерлок Холмс и дело о папирусе | Глава десятая КАК ОБМАНЩИКОВ ОБВЕЛИ ВОКРУГ ПАЛЬЦА