home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПРЕЛЮДИЯ К МАРСЕЛЬЕЗЕ


То состояние, в котором пребывала Франция при Людовике XV, можно отнести еще к тому традиционному «старому порядку», который складывался веками. Порядку, по которому благородные потомки воителей и владельцев замков с рожденья пользовались множеством благ и привилегий, а другая часть народа наследовала зависимость от них и бремя налогов и повинностей.

Зависимое положение в первую очередь относилось к крестьянству. Личную свободу, как и право пользоваться значительной частью земли французские селяне обрели еще к XIV веку - по оплаченным немалой ценой «хартиям вольностей». Но и обязанностей перед господином оставалось еще немало. Сеньор обладал определенными судебными, административными и прочими правами на всей когда-то принадлежавшей ему как феодалу территории. Ему полагалась часть крестьянского урожая (иногда значительная), зерно крестьянин вез обязательно на мельницу сеньора - за что расплачивался частью помола. Где-то сохранялась даже барщина (особенно в Бретани). Продавая свою землю или недвижимость, крестьянин должен был отдавать господину 1/6 часть продажной ее стоимости, вступая в права наследства - тоже платил. У господ были и привилегии, специфические для отдельных областей: например, в течение определенного срока после сбора урожая только они имели право продавать молодое вино.

Долгое время зависимость смягчалась сложившейся с веками патриархальностью отношений (начиналось-то, как помним, с куда как выраженной отчужденности). Дворяне, духовенство утверждали, что это они во главе с королями «создали Францию» - и доля истины в этих словах была. В те домарксовы времена классовую сущность государства люди осознавали плохо, но в их исторической памяти накрепко засело, как великие короли и верные им бароны и рыцари собирали воедино древние галльские земли, устанавливали правосудие, истребляли разбойников, осваивали дебри и пустоши, основывали города, строили храмы и крепости, защищали свой народ от нашествий. Военная слава страны всегда была предметом гордости французов, а вклад в нее благородного сословия никто не оспаривал.

А если перейти на бытовой план - крестьяне, как правило, видели во владельце замка не только господина, но и покровителя, а тот чувствовал свою долю ответственности за их благополучие. Помогал в голодные годы, ремонтировал церковь, школу, устраивал мастерские для безработных, способствовал организации сельской милиции и общественных работ, защищал от произвола чиновников и сборщиков податей - и брал на себя многое другое. Он знал своих крестьян и имел обыкновение отвечать на их почтительные приветствия. Идиллию, конечно, вряд ли где можно было наблюдать - но ведь и люди были с сословным сознанием своих прав и обязанностей, знали свое место в этом мире.

Однако абсолютистская власть существенно искажала эту картину взаимоотношений. Львиная доля управления всеми делами была возложена на интендантов и их помощников, сельские дворяне оказались не у дел. Они превращались по преимуществу всего лишь в потребителей плодов крестьянского труда. К тому же господа в массовом порядке стали покидать свои замки: теперь, чтобы получить более-менее видную должность, надо было обязательно находиться при дворе или в Париже. Или хотя бы в крупном городе. В своих усадьбах они бывали только наездами, и смотрелись при этом «как золотой павлин на скотном дворе». Усиливало взаимное отчуждение и то обстоятельство, что феодальные повинности утвердились в те времена, когда сеньоры были главными получателями податей. Теперь же таковым стало государство, и всякий «довесок» к нещадным набегам сборщиков налогов сильно раздражал крестьян.

Правительство, хотя общественное значение дворянства постоянно снижалось, всячески поддерживало его привилегии. Все повинности крестьян в пользу сеньоров сохранялись. Более того: имея теперь мало контактов с подопечным сельским населением, господа начинали смотреть на него не более чем как на источник доходов. Было много случаев, когда владельцы замков подделывали хранящиеся у них старые договорные хартии - чтобы увеличить поборы или захватить часть общинных земель, а власти потворствовали таким проделкам.

Дворяне обретали и новые преимущества. Для того, чтобы получить патент на офицерский чин, претендент должен был доказать наличие у него не менее трех поколений благородных предков. Даже удостоверение учителя фехтования мог получить теперь только дворянин. Подобное же голубокровие проникло во французскую церковь: из 28 высших прелатов - архиепископов и епископов, только пять не были выходцами из старинных знатных родов.



предыдущая глава | Франция. Большой исторический путеводитель | cледующая глава