home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЛЮДОВИК СВЯТОЙ,


ПОСЛЕДНИЙ КОРОЛЬ-КРЕСТОНОСЕЦ


Переходя к рассказу о правлении этого короля, никак не обойти его мать, королеву Бланку Кастильскую. Когда мы говорили о Людовике Льве, повода вставить слово и о его супруге попросту не было. Рядом с мужем ничем особенным она себя не проявила. Ревностная католичка, в религиозном духе воспитывавшая и десять своих детей - вот, пожалуй, и все. Но когда она стала регентшей при 12-летнем сыне Людовике IX - ее страстная, властная испанская натура развернулась во всей своей мощи.

В стране началась смута - и не могла не начаться, как только на троне оказался не Август и не Лев, а мальчик. Предшествующие короли слишком больно ущемили права больших сеньоров, слишком бесцеремонно оттягивали по любому поводу их земли. Теперь пришло время дать делу обратный ход, время феодальной реакции.

В коалицию объединились все, кого чем-то обидели или кто на что-то претендовал. И английский король, и свои герцоги и графы. Главным заводилой был граф Бретонский Пьер Моклерк.

Сеньоры не покушались на сам принцип королевской власти. Она стала традиционной, пустила глубокие корни в национальном сознании. Но подмять ее под себя они считали безусловно необходимым. Первым делом надо отстранить регентшу. Кто она такая? Мало того, что женщина - еще и чужеземка. Следующим шагом надо вернуть баронам все их урезанные доходы и земли, дать им весомый голос при принятии важнейших решений. Королевская же администрация не должна вмешиваться в дела сеньорий, потакать самоуправству городов. Надо также немедленно освободить всех знатный узников, томящихся в Лувре, вернуть им все права и достояние.

Пьер Моклерк особенно опасен был тем, что в его жилах текла кровь Капетингов - пусть младшей их линии. Он рассчитывал на поддержку Генриха Английского, обещая вернуть тому не только Нормандию, но и все прочие утраченные англичанами владения на континенте. Что с того, что Англия опять станет гораздо сильнее своей соседки?

Смута затянулась на пять с лишним лет (1226-1232 гг.). Сеньоры не брезговали ничем. Мало того, что напирали военной силой, они повели на Бланку пиар-атаку доступными для того времени информационными средствами. Из больших сеньоров Бланке остался верен граф Тибо Шампанский - человек довольно легкомысленный, к тому же талантливый поэт. В своих куртуазных стихах он допустил несколько довольно игривых пассажей по адресу королевы - впрочем, вполне допустимых законами жанра. Но из них сделали однозначные выводы, насочиняли скабрезных стишков, и бродячие жонглеры стали разносить их от площади к площади, от замка к замку. Сюда же приплели и кардинала Аньоло, считавшего своим долгом пребывать близ находящейся в опасности женщины - его пасквилянты тоже сделали обитателем ложа королевы. Добавляли, что регентша беззастенчиво грабит страну, а всю добычу переправляет в свою родную Кастилию. Дошли до того, что это она умертвила своего мужа Людовика Льва.

Но не на ту напали. Бланка сразу показала, что у нее не только мужественное и горячее сердце, но она еще и чрезвычайно умна - способна и на тонкую дипломатию, и на хитрость, и на коварство. А на обидные слова, при всем ее властолюбии, ей совершенно наплевать.

Она в полной мере использовала приверженность к королевской власти духовенства и городов. Сумела удержать около себя, несмотря на его шатания, Тибо Шампанского - и использовала его немалую военную силу, чтобы умерить агрессивные поползновения недругов.

За пределами страны ей оказывал поддержку папский престол. Используя опыт мужа, Бланка заручилась обещанием Фридриха II, что ни он сам, ни подвластные ему вассалы на стороне ее врагов в смуту не ввяжутся.

Действовала решительно и энергично. Поспешила провести коронацию сына в Реймсе, после чего поместила его под надежную охрану в Париже - во избежание похищения или чего похуже. Внося уговорами и посулами сомнения в душу одних противников, концентрировала все свои небольшие силы против других.

Отобрала ключевой замок у Пьера Моклерка, вынудила отделиться от коалиции графа Тулузского. Когда мятежные сеньоры, не решаясь нанести прямой удар по королю, вторглись во владения графа Тибо, собираясь совсем лишить его прав на Шампань - регентша поспешила на выручку своего единственного союзника.

В конце концов ей удалось утихомирить большинство недругов. Но Пьер Моклерк продолжал упорную борьбу: он ждал, когда подойдет английская армия. Наконец Генрих III высадился в Нанте, но со столь незначительными силами, что, разобравшись на месте в ситуации, поспешил вернуться обратно.

В 1231 г. участники коалиции выразили свою покорность королевской власти. В их числе был и Пьер Моклерк. Но последнюю отчаянную попытку он не мог не совершить и после этого. Ход он задумал ловкий: убедил Тибо жениться на его дочери. Но Бланка, прослышав об этих шашнях, сразу заставила одуматься шампанского графа и расстроила сватовство.

Почувствовав свою силу, королева заключила важный договор с Раймондом Тулузским. Этот могущественный граф и закоренелый еретик смирился перед ней до такой степени, что согласился разломать крепостные стены Тулузы и тридцати других своих городов. По другому условию договора он обязался преследовать врагов церкви, а во искупление своих прежних грехов отправлялся на пять лет в Палестину, биться с неверными. И самое главное для будущего Франции: договорились о том, что он выдаст свою дочь замуж за одного из братьев короля, который тем самым делался прямым наследником тулузского графства, которое составляло восточную часть Лангедока. Раймонд мог распоряжаться западной частью - что, по правде сказать, не так уж мало - учитывая его альбигойские подвиги и глубокую набожность Бланки Кастильской.

Осознание своей силы возбудило и властолюбие регентши, стало толкать ее на поступки своевольные. Она не церемонилась даже с высшими прелатами. Так произошло, например, когда в Бовэ вспыхнул мятеж против епископа. Тот был сюзереном города и сам собирался уладить конфликт. Но Бланка направила туда королевские войска, и сотни мятежных горожан были повешены. Затем королева своим личным повелением назначила нового мэра. Епископ был возмущен таким вмешательством в его прерогативы, и потянулся бесконечный обмен ударами. Королева требует с прелата постойную подать, епископ игнорирует, королева конфискует его земельные владения, он накладывает интердикт на свою епархию. Дрязги затянулись на годы и годы.

В 1229 г. студенты Парижского университета избили нескольких горожан. Случай рядовой, но королевские стражники покарали виновных просто зверски. Профессора выразили регентше протест, та отказалась его удовлетворить. В университете прекратились занятия, а когда не были услышаны и последующие жалобы - все, и профессора, и студенты дружно покинули Париж и разбрелись по другим университетским городам Европы. Где им были искренне рады - Парижский университет был одним из самых животворных источников богословской и философской мысли.

Властолюбие матери изрядно потрепало нервы повзрослевшему королю Людовику IX - Бланка передала ему власть с большой неохотой. Передать-то передала, но вмешивалась во все дела до скончания своих дней. Не говоря уж о том, что когда сын отправился в крестовый поход, она на шесть лет осталась местоблюстительницей престола. Доставалось и невестке, Маргарите Прованской. И не по воле ли Бланки Кастильской была лишена успения в аббатстве Сен-Дени мачеха ее мужа, королева Ингеборга?



предыдущая глава | Франция. Большой исторический путеводитель | cледующая глава