home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



(добавлена в 1926 г.)

Как я уже отметил в предисловии к настоящему второму изданию, при первом опубликовании своего труда «Господство в воздухе» я не считал уместным изложить полностью все свои мысли относительно воздушной проблемы, чтобы не ударить слишком сильно по сложившимся и господствующим взглядам. Этим преследовалась цель облегчить принятие и проведение в жизнь определенной программы-минимум, которая должна была бы в свое время явиться новой отправной точкой для дальнейшего движения вперед.

Читатели найдут в этой второй части настоящего труда дополнение к первой, которая является не чем иным, как повторением[64] первого издания «Господства в воздухе».

В 1921 г. существовала лишь вспомогательная авиация, — хотя она и не носила такого наименования, — т. е. существовали лишь авиационные средства, предназначенные для облегчения и дополнения сухопутных или морских действий, и воздушное оружие, несмотря на услуги, которые оно оказало в течение войны, рассматривалось, особенно в военных кругах, как излишняя роскошь. Если это был период, когда мало заботились о сухопутной армии и морском флоте, то это был также период, когда об авиации никто не заботился.

При таком фактическом положении вещей моя задача заключалась во внедрении понятия «господства в воздухе», в создании первого представления об его значении, в том, чтобы побудить приступить к изучению средств, наиболее пригодных для борьбы за завоевание господства в воздухе, и в том, чтобы добиться признания идеи независимых воздушных сил, не подчиненных сухопутной армии и морскому флоту. Все это надо было делать после великой войны, в течение которой авиация применялась лишь в качестве вспомогательного средства. Иначе говоря, надо было итти против сложившихся и твердо установившихся взглядов всех тех, — а имя им было и есть легион, — кто, подготовляя будущее, не может отрешиться от прошлого.

Задача была достаточно трудна сама по себе; это наглядно доказывается тем обстоятельством, что, несмотря на подобие официальной марки, данной «Господству в воздухе» самым фактом его издания попечением военного министерства, ни одна из высших военных сухопутных и морских инстанций не соблаговолила заняться данным вопросом, вокруг которого сохранялось абсолютнейшее молчание вплоть до похода на Рим.

Очевидным образом, мысли, содержащиеся в «Господстве в воздухе», должны были показаться в высшей степени дерзкими или даже прямо экстравагантными, если только равнодушие не являлось следствием общей прирожденной умственной лености.

Однако, мною была принесена большая жертва с целью умилостивить богиню непонимания: я допускал сохранение вспомогательной авиации! В «Господстве в воздухе» (смотри книгу первую) я стремился доказать огромную важность независимой авиации (воздушной армии), но допускал, что одновременно могла бы продолжать свое существование и вспомогательная авиация, в то время как я был, как и сейчас остаюсь, убежден в том, что одна несовместима с другой.

Это было малодушием, — я с этим согласен, — но с чем не приходится иногда мириться, чтобы добиться победы здравого смысла!

Впрочем, каждый, прочитавший «Господство в воздухе» хотя бы с некоторым вниманием, должен был бы отчетливо понять, что я считаю вспомогательную авиацию бесполезной, излишней и вредной.

Действительно, в главе VIII «Воздушная армия и вспомогательная авиация», после того как я пришел к выводу, что

«государственная оборона может быть обеспечена лишь воздушными силами, способными, в случае вооруженною столкновения, завоевать господство в воздухе»[65], я несколько ниже[66] добавил:

«Легко понять, что все воздушные средства сухопутной армии и морского флота были бы уничтожены неприятельской воздушной армией, которая завоевала бы господство в воздухе».

Это означает, что вспомогательная авиация оказывается бесполезной, если не удается завоевать господство в воздухе. А на войне то, что является бесполезным, оказывается не только излишним, но и вредным, ибо оно могло бы быть применено с пользой иным путем.

Это до такой степени верно, что в главе VII я утверждал:

«Всякое усилие, всякая доля энергии, всякое средство, отвлеченные от этой основной цели (завоевания господства в воздухе), представляют собой уменьшение вероятности завоевания господства в воздухе, увеличение вероятности потерпеть поражение в случае войны. Всякое отвлечение от основной цели является ошибкой!»[67].

Поэтому я считал ошибкой сохранение вспомогательной авиации, бессильной в борьбе за господство в воздухе, но я допускал ее дальнейшее существование, чтобы не смутить чересчур умы, поддерживая слишком решительный шаг, а именно — необходимость уничтожения вспомогательной авиации, единственной в то время признанной и допущенной, и создание одной лишь независимой авиации, представляющей собой абсолютную новинку, которой не создала даже война.

Но хотя я и допускал существование вспомогательной авиации, я не желал входить в рассмотрение ее сущности. И действительно, в главе XIX я писал:

«Установив, что организация вспомогательной авиации входит в компетенцию учреждения, ведающего непосредственно организацией армии и флота, я совершенно не буду входить в рассмотрение ее сущности»[68],

и заявлял, что вспомогательная авиация сухопутной армии и вспомогательная авиация морского флота должны:

«а) содержаться соответственно за счет бюджетов армии и флота;

б) быть переданными в непосредственное подчинение соответственно одной и другому, в полном и абсолютном смысле, начиная с организации и кончая применением»[69].

Это было бы логично, при допущении существования вспомогательной авиации, но я преследовал цель более отдаленную. Я полагал, что если бы была создана воздушная армия, обладающая действительной ценностью; если бы сухопутная армия и морской флот были вынуждены выделять из соответствующих бюджетов средства для создания собственной вспомогательной авиации и если бы военно-сухопутное и военно-морское командование было обязано серьезно изучать организацию и применение собственной вспомогательной авиации, то оно автоматически пришло бы к заключению, что эта авиация является бесполезной, а потому не только излишней, но и вредной для общего дела.

Таковы основные причины, удержавшие меня тогда от заявления, которое я делаю сегодня, что единственной воздушной силой, имеющей право на существование, является воздушная армия.


Заключение | Господство в воздухе. Сборник трудов по вопросам воздушной войны | * * *