home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Война 19… Года»

В своем посмертном труде «Война 19… года» Дуэ развернул картину воздушной войны, противопоставив в ней две различные военные системы: с одной стороны, германскую, построенную на новых основаниях, вследствие того, что Германия, связанная ограничениями Версальского договора, вынуждена была изыскивать новые боевые средства и подготовлять скрытые вооруженные силы; с другой стороны, общепринятую военную систему с многочисленными видами боевых средств в лице франко-бельгийских армий.

Этот труд Дуэ является как бы конкретным примером, иллюстрацией к его теории, изложенной в главной работе «Господство в воздухе». Но, как часто бывает со всякими попытками приложения на практике неверных теорий, Дуэ достиг результата, обратного своему замыслу: он наглядно показал слабые стороны своей теории, а тем самым и ее несостоятельность в целом.

В самом начале своей работы Дуэ допускает условность, которая не могла бы иметь места в действительности: он ограничивает войну рамками борьбы только между упомянутыми тремя государствами, поставив все прочие европейские государства в положение строгого нейтралитета до самого конца войны.

Дуэ дает Германии воздушную армию в составе 1500 тяжелых бомбардировщиков с общей грузоподъемностью в 3100 т бомб и централизует все управление вооруженными силами Германии в руках начальника Большого генерального штаба.

Главные аэродромы воздушной армии размещаются в центральных районах Германии, а ближе к границам развертывается сеть оперативных аэродромов. Боевые запасы Дуэ определяет в 90000 т бомб; топливо — на 30 вылетов всей воздушной армии, исходя из ее потребностей на первый месяц войны; в дальнейшем боевое питание должно обеспечиваться промышленностью, подготовленной для производства 3–4 тыс. т бомб в сутки, т. е. в 8 раз больше, чем вся дневная продукция пороховой промышленности Германии после ее развертывания в мировую войну. Видимо, Дуэ был далек от мобилизационной подготовки воздушного флота, не углублялся в расчеты по его снабжению и потому привел в своей работе явно несостоятельные цифры. Неубедительно звучат его слова и о выборе бомбы: он без всяких доказательств взял для действий тяжелых бомбардировщиков универсальную бомбу в 50 кг, с тем чтобы сбрасывать такие бомбы залпом по 20 штук. Решение это находится в противоречии со всей современной практикой и не может быть принято на веру в качестве наилучшего.

Какими же силами обладал противник Германии? Дуэ определил на военное время авиацию Франции в составе 5316 действующих самолетов и Бельгии — в составе 660 действующих самолетов против 1722 и 200 самолетов (соответственно) в мирное время.

Мы не будем оспаривать этих цифр, так как не в них существо дела, но должны отметить, что тройное увеличение сил воздушного флота в короткий предмобилизационный период нереально и к нему не подготовлена ни одна страна.

Дуэ приводит затем ряд расчетов, по расположению и материальному обеспечению авиации и ставит перед Францией задачу: подавать на фронт ежедневно по 5000 т авиатоплива, а всего за три месяца войны 450000 т.

Несомненно, вопрос о горючем для питания авиации в будущей войне составит огромную проблему, но к нему нельзя подходить с такой легкостью, как это сделал автор, не вникая в значение приводимых им цифр, столь же несостоятельных, как и отмеченные выше по боеприпасам. Если взять в расчет весь боевой состав французской авиации и определить среднюю месячную норму летной работы в 50 часов (во время мировой войны она не превосходила 20–25 часов), то при современных моторах самой большой мощности вся месячная потребность французской авиации в топливе составит 35–40 тыс. т, а не 150 тыс. т, как это выходит у Дуэ.

Аэродромную сеть Франции и Бельгии Дуэ разбил на две полосы. Аэродромы более глубокие предназначались для использования в качестве опорных баз, пунктов формирования, тренировки и т. д., что вполне отвечает современным потребностям воздушного флота и что Дуэ очень ярко и правильно подчеркивает в своих работах. Эта часть рассуждений, если оставить в стороне цифровые вычисления, представляется очень ценной. Интересны также организационные мероприятия в области ПВО, и, несомненно, правильно был сделан прогноз в вооружении истребителей пушками калибра 20 мм, что теперь полностью подтвердилось.

Во второй части труда Дуэ рассматривает оперативно-тактические вопросы, вкратце характеризует оперативные замыслы высшего командования и общие задачи авиации обеих сторон в соответствии с военной Доктриной: франко-бельгийская авиация устремлялась на поддержку сухопутных армий с тем, чтобы отогнать противника за Рейн, а германская — на завоевание господства в воздухе и на подавление неприятельской страны.

Куда же Дуэ направляет первые удары французской воздушной армии? Оказывается, дальние французские бомбардировщики устремляются бомбардировать мости на Рейне, по которым еще не начаты оперативные перевозки, и германские города, совершенно забыв о мощной германской авиации, которая в это время готовится на своих аэродромах к сокрушительным налетам на Францию и Бельгию.

Искусственность такого построения первых воздушных операций является или непростительной для автора ошибкой, или, что вернее всего, предвзятостью, допущенной для того, чтобы позволить германской авиации оправдать теорию самого Дуэ.

С внешней стороны операция германской воздушной армии выглядит грандиозно: 1500 бомбардировщиков, построенных в 8 колонн, — в каждой из первых четырех по 3 волны, в прочих по 8 волн, — идут, одна колонна за другой, на 30-минутной дистанции уничтожать франко-бельгийские города, главные железнодорожные узлы и некоторые аэродромы.

Франко-бельгийская авиация, предупрежденная об этом вторжении, готовится его отражать. Развертывается воздушное сражение сотен бомбардировщиков с сотнями истребителей, в котором целиком погибают две первых волны германских бомбардировщиков, терпит значительные потери третья волна, а прочие почти беспрепятственно идут к своим целям, так как разбитые истребители противника не в состоянии сопротивляться новым и новым волнам. В результате: германская авиация потеряла 643 корабля (т. е. около 40 % всего боевого состава), от истребительной авиации противника осталось всего несколько сотен самолетов.

На следующий день германская воздушная армия в составе около 900 самолетов изготавливается к очередному налету для разрушения железных дорог и городов и легко выполняет его. После этого вторичного налета противник уже был сломлен, то война 19… года, как говорит Дуэ, в дальнейшем интереса не представляла.

Таким образом, воздушная армия Германии выиграла войну, что и хотел доказать Дуэ.

Все так просто! Победа по существу достигнута одними воздушными силами и достигнута молниеносно. Не представляли «интереса» (Дуэ этим хочет сказать — значения) действия ни всех сухопутных средств, ни морского флота. Мы не будем еще раз разбирать всю несостоятельность, химеричность такого «решения» войны. В такое «решение» не верят и его практически не учитывают даже те, кому Дуэ дает такую легкую и быструю победу. Как-никак, а гитлеровская Германия создает миллионную сухопутную армию и мощный морской флот! Очевидно, не для того, чтобы они своей бездеятельностью и ненужностью в будущих войнах были великолепной и очень дорогой иллюстрацией к теории Дуэ.

Итак, эту сторону построений Дуэ мы должны отбросить. Представляет интерес разбор непосредственных, действий воздушной армии, противоречивость и предвзятость самого оперативного содержания.

Дуэ направил германскую воздушную армию в глубь Франции и Бельгии 44 отдельными группами, изолированными друг от друга по фронту и в глубину; глубина волн растянулась по времени на 4 часа. Это значит, что германские бомбардировщики подставляли себя под удар небольшими частями по 30–40 самолетов, позволив истребителям противника повторно производить вылеты, пополняя топливо и боеприпасы. Согласимся с Дуэ, что истребители понесли громадные потери и что из 2500 самолетов осталось всего несколько сотен, но при этом будем помнить, что не каждый сбитый в бою истребитель был потерян, ибо поврежденные самолеты или раненые летчики садились на свою территорию в то время, как 643 германских корабля для Германии безвозвратно погибли. Следовательно, после 16 июня у союзников осталось около 4000 действующих самолетов, из них около 800 сохранившихся и дополнительно отмобилизованных бомбардировщиков, а у Германии осталось только 900 бомбардировщиков и, вероятно, около 150 разведчиков, причем значительное число вернувшихся домой бомбардировщиков, несомненно, имело повреждения; Дуэ проходит мимо этого обстоятельства, допуская вторичный вылет всей оставшейся воздушной армии на следующий день и обнаруживая этим или свое непонимание действительного положения вещей или новую предвзятость.

Далее Дуэ почему-то бросил в воздух только одних истребителей для борьбы с тяжелыми германскими бомбардировщиками, между тем как по широко распространенным взглядам к этой борьбе должна привлекаться вся легкая авиация, до разведчиков включительно. А эта авиация у союзников имела в своем составе около 2000 действующих самолетов. Если допустить, что они потеряли бы даже половину своего боевого состава, разменяв два самолета на одного бомбардировщику, то в результате у Германии от воздушной армии остались бы разбитые части с общим составом около 400–500 частично поврежденных самолетов, а союзники располагали бы на 17 июня воздушными силами около 3000 действующих самолетов, из них 800 свежих бомбардировщиков. Вряд ли при таком соотношении сил можно говорить о там, что Германия завоевала своей воздушной армией господство в воздухе. Получается картина совершенно обратная: германская авиация подставила себя под удары на уничтожение самой себя, действуя так, как это предписал Дуэ. Мы еще при этом не учитывали огня зенитной артиллерии, которым Дуэ без всяких оснований пренебрег.

В чем же выражались действия германской авиации по завоеванию господства в воздухе? Оказывается, воздушная армия только незначительную часть своих сил бросила для ударов по аэродромам, а основным способом подавления неприятельской авиации оказалось сражение в воздухе, т. е. самый невыгодный для тяжелой авиации способ, ибо не подлежит сомнению, что в условиях огневого столкновения истребительных соединений с соединениями бомбардировщиков последние понесут более сильные потери, даже в том случае, если один бомбардировщик будет размениваться за 2–3 истребителя: истребители таким образом срывают бомбардировочную операцию, а самые потери истребителей во много раз легче восстанавливаются, чем потери бомбардировщиков.

Значит ли это, что наступательные действия крупных масс бомбардировочной авиации невыгодны? Отнюдь не значит. Нужно только действовать не так, как предлагает Дуэ в своей последней книге, и не нужно следовать его предложениям по вооружению воздушной армии.

Сложная воздушная операция не может быть проведена так примитивно просто, как ее изобразил Дуэ, — напролом, исключительно в дневное время. Задачей наступающего является такой выбор времени и маршрутов, такое обеспечение главного удара, при котором воздушный противник ослабляется, сковывается или отвлекается на другое направление. Для бомбардировочных соединений встречи в воздухе с главными силами истребителей невыгодны; необходимо активными действиями своей легкой боевой авиации, в том числе и истребительной, подавить истребителей противника возможно сильнее непосредственно перед вторжением своих бомбардировщиков. Кроме того, всеми возможными средствами необходимо подавлять и сковывать наступательную авиацию противника на ее аэродромах, чтобы эти силы не сорвали неожиданно вылет главной ударной массы бомбардировщиков, что совершенно упущено Дуэ и что составляет одну из серьезных ошибок его.

При этих условиях боевой состав воздушной армии, конечно, не будет отвечать тому, какой принял Дуэ для Германии и какой он защищает в своих работах.

Итак, по плану Дуэ авиация обеих сторон устремляется на подавление друг друга. В этой борьбе германский воздушный флот завоюет воздушное господство и значительно ослабит себя, даже если принять совершенно несостоятельные расчеты Дуэ. Сможет ли он тогда двумя-тремя ударами разрушить жизненные центры страны, сломить сопротивляемость противника? Все заклинания Дуэ не смогут кого-либо серьезно убедить в этом. Господство в воздухе ослабленных воздушных сил будет относительным, ибо авиация противника не уничтожена (и не может быть уничтожена совершенно). Пополнение ее в той или иной мере продолжается и именно в той мере, в какой господствующий в воздухе, но значительно ослабленный воздушный флот не сможет полностью преодолеть всей могущественной системы противовоздушной обороны противника.

А ведь пока воздушные флоты будут подавлять друг друга, сухопутные силы и морские флоты будут действовать, и эти действия представляют крупнейший «интерес», сколько бы ни старался Дуэ убедить нас в обратном.

В итоге пример приложения теории Дуэ, который по замыслу автора должен был подтвердить ее правильность, привел к совершенно обратным результатам, лишь подчеркнул всю несостоятельность самой теории и предвзятость обосновывающих ее расчетов.


«Господство в воздухе» | Господство в воздухе. Сборник трудов по вопросам воздушной войны | Развитие взглядов Дуэ