home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XXI.

Гражданская авиация

Вскоре по окончании войны я писал в статье «Politica aerea mediterannea (журнал «Nuova Antologia»[53] от 16 января 1919 г.):

«О будущем воздушного передвижения, как средства прогресса цивилизации, могут существовать различные мнения, но одно является определенным и неоспоримым: новое средство передвижения не может погибнуть. Машина, которую человек после тысячелетних бесплодных попыток сумел выковать себе благодаря своему гению и своей отваге, в истории развития средств передвижения является той, которая достигла наиболее быстрых и наиболее чудесных успехов. Нет возможности сказать, до каких пределов дойдет совершенствование крылатой машины; но все определенно показывает, что до остановки в этом совершенствовании еще весьма далеко.

Воздушное средство передвижения обладает двумя основными свойствами, которые, независимо от всяких иных условий, делают его необходимым:

а) оно является наиболее скоростным как по абсолютной своей скорости, так и потому, что оно всегда дает возможность связать пункт отправления с пунктом прибытия посредством прямолинейного маршрута;

б) оно является единственным вполне законченным в самом себе, потому что только оно одно не нуждается в дороге, понимая последнюю в том значении, которое обычно придается этому понятию.

Все средства передвижения, существовавшие до настоящего времени, всегда состояли из двух элементов, одним из которых являлась дорога. Паровоз сам по себе не может служить средством сообщения, как и автомобиль не дает возможности связать два пункта, соединенные между собой только тропинкой для вьючных животных. На море элемент дороги менее заметен; однако же и для морских средств сообщения человек был иногда вынужден производить грандиозные работы, чтобы открыть пути с наиболее коротким протяжением, например каналы Суэцкий, Панамский и т. п. Только летательный аппарат совершенно свободен и независим на всей поверхности земного шара и нуждается лишь в точках отлета и прибытия.

Оба основных свойства летательного аппарата делают его пригодным для ускорения существующих сообщений и для того, чтобы установить наиболее быстрым и экономичным образом чрезвычайно скорые сообщения между различными точками земной поверхности, как бы последние ни были отделены я удалены одна от другой. Увеличение скорости средств сообщения и уплотнение сети сообщений — это одна из потребностей человеческого общества, а потому воздушные сообщения неизбежно должны будут развиваться. И именно в силу своих специальных свойств они начнут развиваться путем организации линий сообщений большого протяжения, т. е. могущих дать большой выигрыш времени, и линий, пересекающих области, бедные или лишенные автогужевых и железных дорог, и потому способных к наиболее быстрому разрешению труднейшей проблемы сообщений в подобных областях. Невозможно, чтобы человек пренебрег средством, позволяющим сократить расстояние от Рима до Лондона до нескольких часов; несомненно также, что Александрия (в Египте) будет связана с Капштадтом воздушным путем ранее, нежели железной дорогой[54].

Более короткие воздушные сообщения и сообщения между пунктами, уже связанными между собой быстрыми средствами передвижения, последуют по мере того, как летательный аппарат будет приобретать большую популярность и становиться более практичным; во всяком случае, легко предвидеть, что в весьма близком будущем летательный аппарат будет широко применяться для целей спорта и дальнего туризма. В таком деле скептицизм наивен и опасен. Летательный аппарат превзошел самые пылкие ожидания, и война показала, что всякий скептицизм был плодом близорукости.

Наибольшее значение для Италии имеет то, что несомненно в скором времени будут созданы дальние линии воздушных сообщений, большая часть которых неизбежно будет пересекать Средиземноморский бассейн.

Ось трех великих европейских держав[55] направлена с северо-запада на юго-восток, и эта ось, будучи продолжена через Средиземное море, упирается в Суэцкий канал — в точку соединения Азии и Африки. Является очевидным, что большая часть линий воздушных сообщений будет расположена вдоль этого основного направления — с северо-запада на юго-восток, — образуя большой пучок, который, проходя из Англии через Францию и Италию, будет из этой последней раскрываться веером по направлению к Африке, Азии и Балканскому полуострову.

По своему географическому положению и по тому политическому положению, до которого ее подняла война, Италия неизбежно должна стать основным узлом воздушных сообщений Старого света. Это неизбежное обстоятельство, ставя Италию в привилегированное положение в отношении воздушных сообщений, в то же время налагает на нее обязанность как можно скорее привести себя в состояние соответствия новым требованиям, которые будут постепенно выявляться, чтобы не потерять громадных преимуществ, которые будут отсюда вытекать, под угрозой стать только удобным полем для иностранных воздушных сообщений.

Если географическое и политическое положение Италии в Средиземном море должно быть использовано в морской сфере, оно должно с еще большими основаниями быть использовано в сфере воздушной, как более обширной и такой, где мы можем достичь преимущества, опередив других, потому что в этой области все еще только начинается и мы находимся у себя дома.

По политическим, моральным и экономическим причинам, а также по соображениям безопасности воздушные сообщения над нашей территорией и над Средиземным морем должны совершаться под итальянским флагом. Такова должна быть основная концепция нашей воздушной политики, потому что Италия не должна ограничивать своего честолюбия стремлением стать удобной пристанью, к которой притягивались бы иностранные линии воздушных сообщений. Чтобы надлежащим образом использовать свое привилегированное и сложение, Италия должна не только быть в состоянии ответить потребностям международных средиземноморских воздушных сообщений, но и предупредить эти потребности так, чтобы самой вызвать развитие этих сообщений.

Совершенно очевидно, что организация воздушной линии Турин — Рим — Александрия (Египет) вызвала бы создание линии Лондон — Париж — Турин и воздушных линий из Александрии по направлению к Судану и Палестине. Мы должны поэтому позаботиться не только о создании больших магистралей воздушных сообщений — внутренних и колониальных, но также и всех тех, которые через Средиземное море соединяют наши берега с Африкой, Азией и Балканским полуостровом; короче — мы должны создать великий узел воздушных линий Старого света.

Поскольку Балканский полуостров ближе к нам, чем к другим, и на нем развитие воздушной промышленности запоздало, нам выгодно взять на себя также организацию внутренних воздушных сообщений на этом полуострове; а это значительно облегчается для нас тем обстоятельством, что итальянские порты на восточном побережьи Адриатического моря являются естественными базами для устремления к южной России, и Малой Азии именно через Балканы.

Из этих кратко изложенных соображений следует, что Италия является, может быть, страной, более всех остальных заинтересованной в развитии воздушных сообщений. Независимо от указанных преимуществ общего порядка, надлежащее развитие воздушных сообщений принесло бы ей и другие, которые должны быть справедливо оценены, а именно:

а) Преимущества экономического и промышленного порядка. Развитие значительных воздушных сообщений вызвало бы в свою очередь значительное развитие всей авиационной промышленности. А эта промышленность принадлежит к числу тех, которые наиболее подходят к духу и средствам нашей страны. Действительно, она требует незначительного количества сырья и в то же время подготовленной и высококвалифицированной рабочей силы, а мы, хотя и бедны первым, в изобилии располагаем второй. Авиационная промышленность, несомненно, является одной из тех отраслей промышленности, в которых Италия может первенствовать, если только она сможет широко заняться ею.

б) Преимущества в отношении безопасности страны. Следует надеяться, что мировая война окажется последней, но нельзя полагаться на одну эту надежду. Война открыла воздушное оружие, хотя и не успела показать все его значение. Несомненно, что по мере усовершенствования своих средств воздушное оружие будет приобретать все большее значение, и в случае возможной будущей войны преимущество обладания господством в воздухе окажется важнее преимущества обладания таковым на море.

Обладание мощным флотом воздушных сообщений равносильно потенциальному обладанию сильной воздушной армией, всегда готовой к защите наших прав.

Как вывод: для Италии интенсивное развитие средиземноморских воздушных сообщений означает выгодное использование превосходного географического положения, в которое она поставлена судьбой, и политического положения, завоеванного кровью ее сынов; оно означает возможность довести важную и благородную отрасль промышленности до первенства во всем мире при одновременном создании для себя средства политического могущества, национального богатства и военной безопасности.

При разработке плана организации линий воздушных сообщений — внутренних, колониальных и средиземноморских — следует исходить из широких и ясных идей, учитывая всю совокупность уже упомянутых преимуществ, а не руководствоваться лишь мелочными узкоэкономическими соображениями.

Первые линии воздушных сообщений безусловно будут убыточными, по крайней мере в течение первых лет, потому что, помимо высокой стоимости этого средства сообщения, оно противоречит атавистическим привычкам человека, а, следовательно, встретит некоторые затруднения и довольно сильную вражду. Однако, все это вскоре будет рассеянно, и стоимость воздушного передвижения будет быстро снижаться благодаря конкуренции, которая со временем установится.

Летательный аппарат является аппаратом смелости во всех значениях этого слова. Он обгоняет самое пылкое воображение. Тот, кто перед войной сказал бы, что самолеты будут насчитываться тысячами, прослыл бы фанатиком. Развитие воздушных сообщений будет итти такими же темпами. Через несколько лет поезда дальнего следования будут состоять только из вагонов третьего класса, «Общество спальных вагонов» изменит свое название, и международная почта будет перевозиться исключительно по воздуху.

Решительное устремление по новому пути, особенно при нашем положении, является актом мудрого и смелого предвидения. Капитал, который придется первоначально затратить на создание воздушных линий, не будет выброшен даром, наоборот — он явится надежной страховкой на будущее время.

Развитие воздушных сообщений представляет, особенно для Италии, значительный интерес общего характера, который не должен ускользнуть от внимания правительства.

Внутренние, колониальные и средиземноморские воздушные сообщения выдвигают целый ряд проблем разнообразнейшего характера: политического, экономического, социального, военного и т. д., которые должны быть гармонично разрешены единым компетентным политическим органом. Орган этот должен быть поднят до уровня министерства. Если во время войны сочли достаточным создание «Генерального комиссариата воздушного флота», зависевшего в некоторых отношениях от военного министерства или от министерства вооружений, поскольку непосредственная деятельность этого комиссариата должна была ограничиться подготовкой определенного рода войск, — в последующий период в мирное время орган, поставленный для руководства воздушными сообщениями, должен обладать большей независимостью и большей свободой действий, хотя и должен поддерживать тесную связь с ведомствами путей сообщения, промышленности, почт, военным и пр. Министерство воздушного флота должно будет ведать всеми вопросами воздушного флота, какого бы рода они ни были. Эти вопросы будут постепенно расти как по своему количеству, так и по своему значению. Если принять во внимание новизну предмета, к которому подготовлено лишь немного людей, то постепенный рост имеет свои преимущества, — и если даже вначале министерство воздушного флота может показаться по своему значению второстепенным, то уже очень скоро оно самой силой обстоятельств достигнет первостепенного значения, по мере того как, переходя от малого к крупному, оно подготовит необходимые кадры для разрешения более обширных задач, которые будут возникать с течением времени.

По отношению к внутренним, колониальным и средиземноморским воздушным сообщениям деятельность министерства воздушного флота сможет развиваться и как функция творческая (оперативная. — Пер.) и как функция координирующая (плановая. — Пер.), т. е. главные линии воздушных сообщений смогут эксплоатироваться государством или частными концессионными обществами. В первом случае налицо будет непосредственное управление; во втором — министерство воздушного флота должно будет установить направления главных линий и определить условия их эксплоатации, сохраняя над последней верховное наблюдение и высший контроль. Ни в каком случае государство не сможет всецело предоставить экеплоатацию воздушных сообщений частной инициативе, которая может учитывать лишь свои непосредственные выгоды, совершенно пренебрегая теми косвенными последствиями, которые для государства могут иметь гораздо большее значение.

Так как мирные воздушные средства могут и должны в случае необходимости превращаться в военные воздушные средства, министерство воздушного флота должно будет осуществлять надзор над материальной частью транспортного воздушного флота и над организацией последнего с той целью, чтобы и та и другая могли легко и быстро превратиться в военные средства и военный организм.

Министерство воздушного флота должно будет, кроме того, способствовать развитию второстепенных воздушных сообщений, т. е. сообщений по линиям местного значения, развитию частной (любительской) и спортивной авиации, воздушных сообщений на Балканском полуострове и в Южной Америке, наконец, всех отраслей авиационной промышленности, что будет равносильно приобретению Италией первостепенного значения в будущем воздушном мире.

Из этого сжатого перечня функций МB столь обширном и почти совершенно новом деле, которое нуждается в руководстве с широкими и смелыми взглядами, легко сделать вывод, насколько необходимо, чтобы орган, предназначенный стоять во главе его, был поставлен на подобающую высоту, которая одна может облегчить ему выполнение его трудной задачи».


Глава XX. Независимая авиация | Господство в воздухе. Сборник трудов по вопросам воздушной войны | * * *