home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XIX.

Вспомогательная авиация

Термином «вспомогательная авиация сухопутной армии и морского флота» я назвал совокупность тех авиационных средств, которые применяются соответственно армией и флотом для облегчения или усиления их операций в сфере их деятельности.

Если вспомогательная авиация армии и вспомогательная авиация флота являются составными частями соответственно армии и флота, то:

а) они должны содержаться соответственно за счет бюджетов армии и флота;

б) они должны быть переданы в непосредственное подчинение соответственно армии и флоту, в полном и абсолютном смысле, начиная с организации и кончая применением.

Нет никаких причин, по которым вспомогательная авиация армии, — а все, что относится к ней, относится аналогично и к авиации флота, — должна была бы значиться в особом бюджете. Напротив, вспомогательная авиация армии должна находиться в определенном соотношении с силами и организацией последней, что не могло бы иметь места, если бы она должна была соразмеряться в соответствии с самостоятельным бюджетом.

Компетенция в установлении организации вспомогательной авиации армии принадлежит органу, который ведает установлением организации самой армии, и никому иному, потому что именно этот орган обладает всеми необходимыми данными, чтобы установить, какие авиационные средства и в каком количестве требуются для облегчения и усиления действий сухопутных сил. Нет никаких оснований, чтобы этот орган — при определении, например, состава артиллерийских частей — не включил бы в этот состав, помимо орудий, снарядов, обоза и т. п., также и самолетов, необходимых для корректировании стрельбы.

Вспомогательная авиация армии, являясь составной и неотъемлемой частью последней, должна быть передана в непосредственное ее (армии) подчинение как в административном отношении, так и в вопросах применения и подготовки.

Если считают полезным дать командованию крупных соединений, например, воздушные разведывательные средства, то эти средства должны быть переданы в непосредственное подчинение тем командованиям крупных соединений, которые должны будут использовать их, с тем чтобы еще в мирное время сами командования могли отдать себе точный отчет, чего они могут требовать и ожидать от состоящих в их распоряжении авиационных средств, а авиационные части могли бы, в свою очередь, благодаря постоянному контакту сработаться (с командованием. — Пер.) настолько, чтобы достичь максимального коэфициента полезного действия.

Таким путем, помимо соответствия логическим концепциям организации и применения, можно избежать вредного дуализма, легко могущего возникнуть в том случае, когда вспомогательная авиация является почти независимой от армии.

Чтобы притти к принятию этого первого организационного принципа, необходимо преодолеть предвзятую мысль, тяготевшую до сего времени над взаимными отношениями авиации и сухопутной армии и заключающуюся в том, что авиация является чем-то техническим, что следует оставить в руках техников-специалистов, — предвзятость, порожденную новым явлением, исследованием сущности которого занимались, действительно, лишь немногие специалисты.

Преодолеть это сопротивление легко, если поставить перед собой проблему в ее точном значении.

Военная авиация использует технические средства и личный состав, который должен обладать специальной технической подготовкой; но, поскольку она является родом войск, она должна отвечать требованиям применения ее как рода войск. Артиллерийская авиация нуждается в аппаратах, могущих летать, и в личном составе, умеющем управлять аппаратами в воздухе, но она применяет и аппараты, и личный состав с целью корректирования стрельбы; поэтому как первые, так и второй должны, летая, соответствовать этой цели; если бы они ей не соответствовали, они оказались бы совершенно бесполезными для артиллерии.

Именно артиллерия, зная свои потребности, должна сказать, какими свойствами должны обладать самолеты, чтобы удовлетворять этим потребностям; на ней же лежит задача давать специальную подготовку, которая сделает личный состав ее авиации способным обслуживать ее наилучшим образом.

Так, артиллерия, изучив вопрос, могла бы, например, заявить: «мне нужны самолеты, обеспечивающие удобство наблюдения, снабженные радиотелеграфом, допускающие посадку на небольшие площадки, и т. д.», и, изучив сквозь призму своих потребностей представленные ей самолеты, должна была бы выбрать самолет, который, по ее мнению, наиболее соответствовал бы ее целям.

Авиационные специалисты должны были бы отвечать лишь за аэродинамические[50] свойства самолета, в которых компетентны они одни, но ни в коем случае не должны были бы иметь права судить о тактических свойствах, так как в этом вопросе они не могут быть компетентными.

Могло бы случиться, что для определенных задач армии потребовались бы самолеты, обладающие свойствами, еще не осуществленными, — свойствами, я сказал бы, желательными. В этом случае на авиационных специалистах лежала бы задача изыскать способ осуществления желательных свойств. Это дало бы технике направление для ее работ, избавляя ее от увлечения созданием аппаратов, бесполезных с практической точки зрения.

Чтобы не предъявлять к аппаратам абсурдных тактических требований, — например, чтобы самолет мог останавливаться в воздухе, — достаточно обладать по этому вопросу теми основными познаниями, которые составляют общее культурное достояние. Несомненно, что если бы на того, кто должен использовать авиацию, была возложена ответственность за его выбор, воздушная культура не замедлила бы стать всеобщей.

В общем авиационные специалисты должны были бы только: а) давать хорошо летающие самолеты в том количестве и с теми качествами, которые от них требовались бы, и б) давать личному составу чисто авиационную подготовку в области пилотирования и эксплоатации самолетов.

Таким путем каждый оставался бы в пределах своей компетенции и нес бы полную ответственность за свои действия, причем были бы избегнуты всякого рода вредные недоразумения.

Установив, что организация вспомогательной авиации сухопутной армии входит в компетенцию учреждения, ведающего организацией армии, я совершенно не буду входить в рассмотрение ее сущности; скажу только, чтобы избежать преждевременных возражений, что, как мне легко будет показать, самый факт передачи сухопутной армии ее вспомогательной авиации отнюдь не вызывает увеличения числа органов управления.


Глава XVIII. Координирование | Господство в воздухе. Сборник трудов по вопросам воздушной войны | Глава XX. Независимая авиация