home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Господство в воздухе»

«Господство в воздухе» — это главная работа Дуэ. Издана она в 1921 г. и впоследствии дополнена второй частью, излагающей оперативные и организационные вопросы, касающиеся крупных авиационных масс (воздушные армии). В этом труде Дуэ излагает свое «credo» в отношении характера будущей войны и стремится доказать, что все прежние средства вооруженной борьбы не могут уже играть главной роли и должны уступить свое место воздушному флоту, как главному и решающему орудию войны.

Главной принципиальной позицией, которую Дуэ выдвигает и защищает, является утверждение, что без завоевания господства в воздухе успешное проведение современной войны невозможно и что это господство достижимо только силами самого воздушного флота, который после завоевания господства в воздухе широкими наступательными действиями должен в короткий срок подавать сопротивляемость неприятельской страны настолько, чтобы дальнейшее ведение вооруженной борьбы стало для нее невозможным.

Отсюда он делает ряд практических выводов о развитии вооруженных сил, о создании наступательной воздушной армии, о ее вооружении, организации и способах боевого использования.

Объясняя понятие «господство в воздухе», Дуэ говорит следующее:

«…Завоевать господство в воздухе — это значит достигнуть возможности вести против неприятеля наступательные действия именно такого масштаба, превосходящие все иные, какие только может вообразить ум человеческий; это значит быть в состоянии отрезать неприятельскую сухопутную армию и морской флот от их баз, лишая их возможности не только сражаться, но и жить; это значит защитить верным и безусловным способом свою территорию и свои моря от подобных нападений; сохранять в боеспособном состоянии свою армию и свой флот, позволить своей стране жить и работать в полнейшем спокойствии; одним словом, это значит — победить».

Совершенно очевидно, что для завоевания господства в воздухе нужно уничтожить воздушные силы противника или подавить их в такой степени, чтобы они не были серьезной, помехой для действий собственных воздушных сил.

Какие же способы предлагает Дуэ для уничтожения воздушных сил противника? Он говорит:

«…Метод вылета на поиски их или, еще хуже, ожидание их в воздухе является наименее действительным, если только не совершенно иллюзорным. Наоборот, неизмеримо более действительным является метод уничтожения их баз, их запасов, центров их производства…»

Отсюда Дуэ приходит к выводу, что для подавления и уничтожения воздушного противника нужны прежде всего мощная бомбардировочная авиация дальнего действия и самолеты воздушного боя, которые могли бы успешно поражать в воздухе неприятельскую авиацию, уцелевшую от воздушных бомбардировок и пытающуюся воспрепятствовать вторжениям бомбардировщиков.

Эти силы Дуэ предлагает свести в воздушную армию, действующую в массе и независимо от операций на сухопутном и морском театре, но в общем плане войны.

Для определения возможного боевого состава воздушной армии Дуэ исходит из примерной необходимости одновременного и полного разрушения 50 целей, имеющих каждая площадь по 500 м в диаметре; это требует наличия в составе воздушной армии 50 отдельных бомбардировочных частей, каждая из которых должна быть способной поразить такую цель, как завод, крупный аэродром, важнейшая часть города и т. д. Общая численность воздушной армии при этом условии определяется в 1000 действующих бомбардировочных самолетов.

Оценивая современные средства воздушной обороны, Дуэ приходит к выводу, что «для эффективной защиты всей угрожаемой территории потребовались бы воздушные силы, в два, четыре, десять, двадцать, сто раз более мощные, чем совокупные силы всех частей воздушного боя атакующей воздушной армии противника, в зависимости от обширности угрожаемой территории…»

Как главный принцип действий воздушной армии, Дуэ сформулировал следующее положение:

«Воздушная война, взятая в своем истинном смысле, не допускает обороны, допускает только нападение: необходимо примириться с ударами, которые наносит нам неприятель, чтобы использовать все имеющиеся средства для нанесения неприятелю еще более сильных ударов».

Таким образом, Дуэ предлагает до полного завоевания господства в воздухе мириться с ударами, которые может нанести неприятельская авиация. Важно не оборонять от нее те или иные объекты, а нападать на нее в ее собственных базах, разрушать ее аэродромы, ее источники снабжения и производственную базу.

Дальше Дуэ развертывает широкий план подавления неприятельской страны. Господство в воздухе завоевано, воздушная армия действует над территорией противника почти беспрепятственно: Дуэ невысоко оценивает все средства противовоздушной обороны. Воздушная армия расстраивает мобилизацию, разрушает железнодорожные узлы, склады, парализует морскую торговлю и морской флот противника, громит производственные центры. «Не забывает» Дуэ и мирное население:

«Действуя по наиболее чувствительным населенным центрам, она (авиация) сможет, внося смятение и ужас в неприятельскую страну, быстро разбить ее материальное и моральное сопротивление».

Итак, победа достигается одними воздушными силами. Роль наземных сил и морского флота туманна, но во всяком случае не велика.

Рассматривая требования к самолетам, способным выполнять поставленные перед воздушной армией задачи, Дуэ особое значение придает грузоподъемности и мощному вооружению, утверждая, что «самолет тихоходный, но вооруженный так, что он может создать вокруг себя огневое заграждение, способен сбить наиболее быстроходного истребителя». Вместе с тем Дуэ говорит и о других способах, повышающих живучесть самолетов, в частности о бронировании важнейших жизненных частей, о сохранении мощности двигателей с подъемом на высоту.

«…Нет ничего невозможного в том, что в не слишком отдаленном будущем Япония сможет атаковать воздушным путем Соединенные штаты или наоборот», — бросает Дуэ взгляд в будущее.

Необходимость создания воздушной армии Дуэ объясняет специфическими задачами итальянского империализма. «По причинам политическим, моральным, экономическим и по соображениям безопасности воздушные сообщения над нашей территорией и над Средиземным морем должны совершаться под. итальянским флагом». Дуэ мечтает о «Римской империи», захватывает в сферу итальянского влияния Египет, Судан и Палестину; говорит о создании воздушных линий на Балканах, направляя их далее к Южной России и в Малую Азию. Таков масштаб его империалистических устремлений.

Дуэ с большой убедительностью доказывает, что «обладание мощным флотом воздушных сообщений равносильно обладанию потенциально сильной воздушной армией, всегда готовой к защите наших прав».

В заключительных главах своей первой большой работы Дуэ излагает программу организационных мероприятий, выделяя независимую авиацию, как ядро будущей воздушной армии, в самостоятельный организм с отдельным бюджетом.

Вся эта вкратце изложенная нами концепция включает также ряд существенных соображений в области воздушной техники и воздушного оперативного искусства. В этой части работы Дуэ и поныне представляют крупнейший интерес и несомненную ценность. Эту часть надо строго отграничить от другой: от доктрины, что единственно решающим боевым средством является воздушный флот, что единственным путем к победе является воздушная армия, действующая только наступательно. Эта часть, являющаяся вместе с тем принципиальной основой и конечной целью всех построений Дуэ, явно несостоятельна и принципиально неприемлема. Дуэ здесь выступает как типичнейший «механизатор».

Политические цели и классовые корни всяких «механизаторских» теорий достаточно разоблачены у нас. Нет особой нужды доказывать, что теоретические построения Дуэ в отношении воздушного флота (как и других «механизаторов» — Фуллера, Секта, Лиддель-Гарта — в отношении наземных сил) далеки от реальной обстановки и от характера будущих грандиозных военных столкновений с неизбежным втягиванием многомиллионных человеческих масс и неизбежным перерастанием этих столкновений в формы гражданской войны: даже буржуазный опыт бьет односторонние механизаторские теории. Современная фашистская Германия наряду с мощным воздушным флотом создает миллионную армию и развертывает строительство крупного морского флота.

Несостоятельность принципиальных построений Дуэ видна хотя бы из следующих соображений.

Дуэ исходит из предвзятой мысли о том, что воздушный флот может достичь абсолютного господства в воздухе и разгромить неприятельскую страну; при этом Дуэ ограничивает военные действия территориями двух борющихся государств, совершенно забывая о близких ему уроках мировой войны и о нарастании враждующих сил в процессе вооруженной борьбы.

Избирая в качестве возможных объектов одновременного нападения 50 различных целей, Дуэ без всяких расчетов определяет необходимую площадь поражения диаметром в 500 м и считает достаточным для поражения такой цели применить 20 бомбардировочных самолетов, что и дает общий состав воздушной армии в 1000 боевых единиц. Принимая во внимание не абсолютное значение этих цифр, а лишь метод определения необходимых сил, мы должны признать крайнюю слабость и неубедительность такого рода расчетов, взятых притом изолированно, без учета действий возможного воздушного противника.

Правда, в другом, более раннем своем произведении «Крылатая победа» Дуэ привел исходные данные для определения состава воздушной армии с большей тщательностью; в нем он в основу положил разрушительный эффект 100 кг взрывчатого вещества, считая, что этого количества достаточно для разрушения различных объектов на площади, равной 50x50 м. В этом труде, выпущенном в 1919 г., Дуэ приходил к другим конечным цифрам, определяющим состав воздушной армии, которая должна была иметь 6000 бомбардировочных самолетов и 4200 самолетов воздушного боя. Этот гигантский состав межсоюзнической воздушной армии Дуэ предлагал поддерживать в течение 3 месяцев войны с расчетом подачи пополнений в 570 самолетов ежедневно; к началу операции для воздушной армии предлагалось подготовить 50000 самолетов и 80000 пилотов. В последующие годы Дуэ, видимо, ближе подошел к реальной действительности и отказался от этих астрономических цифр.

Исключительные преимущества воздушного флота Дуэ доказывает тем, что опыт мировой войны 1914–1918 гг. показал невозможность реализации широких наступательных планов из-за выявившихся преимуществ оборонительных средств над наступательными, что позиционный тупик повторится и в будущем, если не будет проведена революция в вооруженных силах в пользу воздушного флотах. Но Дуэ забывает о появлении новых боевых средств, в 1918 г. начавших менять позиционный характер борьбы. Он обходит молчанием мощные средства мотомеханизированных соединений и целых танковых армий[2]. Он проходит мимо развития современных средств подавления и возможного образования внутренних очагов борьбы. Он совершенно не рассматривает и значения самой авиации в действиях сухопутной армии и флота, произвольно лишает их наступательных способностей, а следовательно, и боевой ценности..

Необходимо заметить, что в упомянутом выше труде «Крылатая победа» Дуэ не защищал еще этих своих позиций с такой непримиримостью и уделил довольно много места действиям авиации совместно с земными войсками и в их интересах. Дуэ рисует здесь батальные картины, поражающие своей грандиозностью. Он бросает в последних боях против германских войск и их тыла не только вспомогательную авиацию союзников, но и всю их воздушную армию. Вследствие этих сокрушающих ударов с воздуха германская армия потеряла свою сопротивляемость и расстроенной ордой бросилась к Рейну. Терпя громадные потери, межсоюзническая воздушная армия преследовала вместе с конницей и танками бегущие войска и «умирала в своей славе». Такие картины хотелось видеть ген. Дуэ в финале мировой войны 1914–1918 гг., и здесь он отдался своему воображению с той же страстностью, с какой позже стал изображать самостоятельные операции модернизированной воздушной армии.

На принципиально неприемлемой и практически несостоятельной основе Дуэ с большой последовательностью строит свою теорию воздушной войны и развертывает программу по созданию в Италии воздушной армии. К этой части рассматриваемых Дуэ вопросов необходимо подойти с самым серьезным вниманием. Неправильно было бы отбрасывать ряд ценных мыслей Дуэ только из-за того, что принципиальная основа всей его концепции неверна и неприемлема.

Мы не можем согласиться с такой оценкой Дуэ, по которой вся его теория в целом признается лишь «логическим миражем», увлекшим за собою завороженных «воздушных орлов», образовавших «секту дуэтистов»[3].

Практика развития современных воздушных вооружений показывает, что целый ряд мыслей, высказанных Дуэ, оправдался или оправдывается.

В самом деле, сейчас уже стало аксиомой, что оборонительный способ действий для авиации является самым невыгодным, что наступающий в воздухе обладает громадным преимуществом. Одним из очень показательных примеров этого служит проверка эффективности воздушной обороны Лондона, проводимая ежегодно.

Как известно, в 1918 г. Лондон был полностью обеспечен от нападений воздушного противника. Благодаря принятым мерам (для ПВО Лондона была развернута целая армия в 30000 чел. с громадными техническими средствами) в 1918 г. над ним не появилось ни одного германского самолета.

За последние годы англичане вынуждены были признать, что Лондон теперь защитить нельзя, так как по расчетам 40 % дневных бомбардировочных налетов выполняется без противодействия истребительной авиации, а при встрече бомбардировочных групп успех борьбы с ними для истребителей остается сомнительным; ночные нападения проводятся с еще большей свободой. Не без основания г. Болдуин заявил, что теперь граница Англии лежит на Рейне.

В современной литературе борьба с воздушным противником рассматривается прежде всего и главным образом как подавление его на аэродромах, в базах, в производственных центрах, т. е. так, как предлагал Дуэ.

Если мы рассчитаем возможность встречи и боя с неприятельской авиацией в воздухе и сравним с возможностью найти и напасть на нее на земле, то получим данные, ярко показывающие эффективность второго способа. В самом деле, в мировую войну средняя продолжительность полетов каждой боевой единицы не превосходила 12–15 часов в месяц, повышаясь летом до 15–20 часов, а зимой падая до 5–6 часов, что составляет только 2 % пребывания самолетов в воздухе против 98 % — на земле. В будущей войне эти цифры могут повыситься в 2–3 раза, но это не изменит существенно невыгодное для встречи в воздухе соотношение.

Выжидать авиацию противника над своей территорией также нецелесообразно, что видно из следующего расчета. Допустим, что на угрожаемой территории имеется только 10 районов, требующих воздушного обеспечения (в каждом из крупных европейских государств таких районов больше); допустим также, что противник имеет возможность угрожать одновременно всем этим районам, располагая 5 бомбардировочными группами по 100 самолетов каждая (в условиях европейского театра такую угрозу могут создать и 2–3 группы благодаря ограниченным территориям и громадному радиусу действия современных бомбардировщиков). Практика показывает, что для успешной организации встречи и отражения возможных налетов в каждом из угрожаемых районов должно быть по крайней мере в 3 раза больше самолетов обороны по сравнению с наступающим противником и, кроме того, нужны передовые силы, которые могли бы частично связать вторгающихся бомбардировщиков, наблюдать за ними и тем обеспечить главным силам своевременный вылет и встречу над угрожаемым объектом нападающих авиационных групп. Следовательно, в 10 угрожаемых районах должно быть сосредоточено не менее 3 000 истребителей и несколько сот истребителей в передовой зоне. Расход сил явно невыгоден для обороняющегося.

Вместе с тем по опыту мировой войны мы знаем, что удачные нападения на аэродромы, выполненные даже небольшими группами самолетов (10–15), приводили к уничтожению целых авиационных соединений. Так, например, германские самолеты при атаке двух аэродромов 17 июня 1918 г. полностью уничтожили 7 неприятельских эскадрилий и сожгли 6 ангаров.

Надо учитывать, что огонь с воздуха по земным целям более меток, чем по целям воздушным, и потому он более эффективен.

Встречи с противником в воздухе возможны преимущественно над полем боя, но там летают лишь войсковые и истребительные самолеты; главные же силы наступательной авиации (бомбардировщики, крейсеры, штурмовики) действуют на широком пространстве и встретить их очень трудно.

Французская авиация упорно работает над разрешением задачи: обеспечить встречу своих истребителей с бомбардировщиками противника в обороне такого центра, как Париж. Однако, несмотря на применение усовершенствованных средств наблюдения и оповещения, несмотря на работу самолетов наблюдения и наведения (самолеты «контакта»), своевременные встречи почти не удаются.

Прав ли был Дуэ, предлагая наступательную борьбу с воздушным противником в самом широком масштабе? Конечно, прав. Его соображения в этой части, несомненно, имеют под собою непоколебимое основание и приобретают с каждым годом все большее и большее значение в связи с ростом разрушительной мощи авиации и повышением внезапности нападений благодаря увеличению скорости и высоты полета самолетов.

Дуэ 15 лет тому назад с большим предвидением отметил значение высотных моторов в повышении наступательных свойств авиации, дал правильный анализ ее технического развития и развернул программу дальнейшего развития воздушных сил, в основном принятую через несколько лет (в 1924 г.) итальянским правительством, а еще позже — французским и американским (в Англии «Независимые воздушные силы» существуют с 1918 г.). Вопрос о создании воздушных армий в настоящее время — не дискуссионная проблема, а главная задача воздушного строительства, разрешаемая всеми «великими державами». Во Франции к созданию воздушной армии приступили в 1931 г.; в США первые формы воздушной армии установлены в 1934 г. с выделением в ее состав 5 авиационных групп по 200 самолетов каждая.

Правда, некоторые из деловых соображений Дуэ оказались опровергнутыми практикой. Так, он не придавал большого значения скорости полета бомбардировщиков, уделяя много внимания их стрелковому вооружению. Между тем современный процесс развития наступательной авиации как раз противоположен: растут скорости за счет стрелкового вооружения, так как скорость полета является огромным и более выгодным тактическим фактором и для бомбардировщиков находится в некотором противоречии с вооружением: чем больше огневых точек, тем меньше скорость и наоборот.

Мысли Дуэ о характере действий воздушной армии, об управлении авиационными массами, об их земном расположении и боевом питании, изложенные с большой полнотой и отчетливостью во второй части работы «Господство в воздухе», выпущенной в свет в 1927 г., заслуживают внимательного изучения. Здесь Дуэ располагал богатым материалом послевоенного развития воздушных вооружений, привел свои: теоретические построения в более законченную систему, отказавшись от некоторых своих взглядов в пользу воздушной армии, которая, по его мнению, должна удовлетворять двум условиям:

1. Быть способной победить в борьбе за завоевание господства в воздухе.

2. Быть способной, по завоевании господства в воздухе, использовать это господство силами, позволяющими сломить материальное сопротивление противника, независимо от каких бы то ни было других обстоятельств.

Следует Ли обвинять Дуэ в том, что он переоценивал технические и производственные возможности своего времени, когда выдвигал в качестве практической задачи вопрос о создании воздушной армии? Думается, что для этого достаточных оснований нет, ибо для нас несомненен тот факт, что уже в 1918 г. промышленная база и уровень техники обеспечивали бурное развитие бомбардировочной авиации.

Анализируя действия воздушной армии, Дуэ приходит к выводу, что в воздушной войне единственной целью, которую должна преследовать воздушная армия, является достижение господства в воздухе; что все остальные задачи, как бы ни были они значительны для войны в целом, решаются легко при достижении этой главной и единственной цели воздушной войны.

Мы должны признать, что главным противником воздушных сил являются неприятельские воздушные силы, что борьба с ними образует стержень всей боевой деятельности авиации. Теперь все более ясным становится положение, что действия земных войск и морского флота в условиях превосходства воздушного противника будут очень трудными, что эти действия будут сопряжены с значительно большими потерями, вследствие чего темп земных операций замедлится, а питание их может быть подвержено перерывам и существенным нарушениям.

Теперь нельзя говорить только о содействии авиации своим войскам и флоту. Авиация выросла и развилась в такай организм, который обязан и будет вести воздушную войну в самом широком масштабе, добиваясь прежде всего господства в воздухе, будет решать и самостоятельные крупные задачи, неразрывно увязанные общим планом с действиями всех вооруженных сил.

Дуэ учитывает опасность нападений воздушного противника и высказывает ряд положений, имеющих несомненную ценность. Он говорит: «Необходимо, чтобы дислокация воздушной армии на земле была широко разбросанной и чтобы она была максимально, в пределах возможного, замаскирована; более того: нужно, чтобы она располагала запасными базами для использования последних в момент посадки в том случае, если некоторые базы, в результате возможного неприятельского бомбардирования, не допускают более совершения на них посадки». В соответствии с этим Дуэ выдвигает ряд требований к организации снабжения воздушной армии и ее маневрированию.

Очень большое значение придает Дуэ гражданской авиации и ее самолетам как резерву военной авиации, способному быстро превратиться в боевую силу. Однако, наличие этого резерва не должно уменьшить боевой состав тех сил, которые обязаны нанести первые удары, ибо «тот, кто позволит застать себя врасплох, кто будет ожидать начала войны, чтобы решиться что-нибудь сделать, тот будет побит в воздухе самым непростительным образом».

Дуэ изыскивает способы максимального развития авиационной промышленности и повышения ее мобилизационной готовности. «Представляет величайший интерес, — говорит он, — с точки зрения обороны государства, чтобы наша авиационная промышленность работала в значительной степени на экспорт, ибо, если бы она достигла этого, это означало бы, что она производит наилучшую продукцию и производит ее в количестве, превышающем наши нормальные потребности, т. е. в таком количестве, которое легко сможет удовлетворить и чрезвычайные потребности».

Мы видим, что здесь империалистические тенденции и понимание нужд своего воздушного флота высказаны не менее ярко, чем в вопросе о развитии воздушных сообщений и милитаризации гражданской авиации. Масштаб работы промышленности и накопления резервов Дуэ определяет следующими цифрами: на каждые 100 действующих самолетов надо иметь 300 самолетов в запасе, а кроме того, к этому количеству промышленность должна изготовлять ежемесячно по 100 самолетов.

В заключительном разделе второй части книги Дуэ вновь обращается к силе морального воздействия воздушного флота и для убеждения читателя утверждает, что «исход мировой войны был решен именно крушением морального сопротивления народов, потерпевших поражение», забывая, однако, сказать, что же явилось действительной причиной этого морального крушения. В качестве веского аргумента в защиту воздушной армии Дуэ приводит сравнительную стоимость воздушного и морского вооружения, доказывая, что 100 самых мощных бомбардировщиков по 6000 лошадиных сил стоят столько же, сколько один дредноут, а эффективность этих бомбардировщиков, по его мнению, несоизмеримо больше, чем дредноута.


Предисловие к русскому изданию | Господство в воздухе. Сборник трудов по вопросам воздушной войны | «Война 19… Года»