home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава II.

Новые возможности

До тех пор, пока человек оставался неразрывно прикованным к земной поверхности, он был принужден все формы своей деятельности развивать на этой поверхности, приспособляясь к последней. Война, представляя собой вид деятельности, требующий для своего осуществления передвижения вооруженных сил, была тесно связана с земной поверхностью, которая предписывала ей свои условия и определяла ее основные свойства.

Поверхность суши, вследствие своей неровности, представляет препятствия всякого рода, более или менее затрудняющие передвижение по ней, так что для облегчения этого передвижения человек вынужден был приспособиться к движению преимущественно по направлениям наиболее легкой проходимости, прибегая к долгой и утомительной работе, чтобы облегчить проход через трудно проходимые области. Таким образом, поверхность суши постепенно покрылась сетью легко проходимых путей, различным образом пересекающихся и разделенных районами, в которых передвижение менее удобно, а иногда и невозможно.

Морская поверхность, будучи повсюду одинаковой, представляет повсюду одинаковую проходимость, но, будучи ограничена берегами, она позволяет соединить лишь пункты, расположенные на последних, посредством путей, свободно намеченных, но весьма часто обязательно проходящих через определенные пункты или следующих на большом протяжении вдоль самых берегов.

Война синтетически определяется, как действие двух простых и противоположных воль: с одной стороны — тот, кто намерен захватить известную часть земной поверхности, с другой — тот, кто намерен воспротивиться занятию этой зоны противником.

Нападающий продвигается со своими силами по наиболее удобопроходимым путам, ведущим к области, которую он намерен занять; обороняющийся пытается воспрепятствовать этому продвижению и с этой целью развертывает свои силы поперек путей продвижения неприятеля, чтобы противодействовать его наступлению. И для большего облегчения своего противодействия противнику он стремится развернуться там, где этому благоприятствуют условия местности, т. е. на линиях наиболее трудно проходимых препятствий. Так как эти рубежи являются природными и зависящими от почти неизменной формы земной поверхности (так же, как неизменны более богатые и более плодородные области, вызывающие этими свойствами большую зависть народов), то отсюда вытекает, что определенные районы как бы самой судьбой предназначены быть во все времена аренами людских столкновений.

Так как все должно было происходить на поверхности земли, то война могла состоять лишь из движений и столкновений линий, расположенный: на самой этой поверхности. Чтобы победить, т. е. продвинуться к желаемому району, необходимо было прорвать силой некую линию вооруженных сил и открыть себе проход через нее. Постепенно, по мере того как война стала поглощать все ресурсы: борющихся народов, воюющие страны стали бросать все свои силы на боевые линии, придавая последним все большее протяжение, пока, наконец, в последней войне протяжение этих линий не оказалось наибольшим из совместимых с земной поверхностью, приведя к закрытию всех возможных проходов.

Позади этих линий, на некотором расстоянии от них — расстоянии, определявшемся максимальной дальнобойностью огнестрельного оружия, — война не была в состоянии дать непосредственно почувствовать свои удары. За пределы этого расстояния не мог достигнуть никакой удар неприятеля, и жизнь здесь могла поэтому протекать в полной безопасности и относительном спокойствии. Поле сражения было четко ограничено; сражающиеся составляли отдельную категорию граждан, специально организованных и дисциплинированных; существовало, наконец, юридическое различие между сражающимися (комбаттантами) и несражающимися. Таким образом, во время мировой войны, хотя она глубоко захватила целые народы, положение было таково, что, пока меньшая часть граждан сражалась и умирала, большинство жило и работало, чтоб снабдить меньшинство средствами для военных действий. И все это могло иметь место потому, что невозможно было перейти боевые линии, не разбив их предварительно.

Теперь все это отпадает, потому, что в настоящее время возможно проникнуть за линии, не разбив их предварительно.

Этой способностью обладает летательный аппарат. Он передвигается в атмосфере, обволакивающей всю поверхность земли и представляющей собой абсолютно однородную среду. Он является вследствие этого независимым от земной поверхности и способным двигаться во всех направлениях с одинаковой легкостью. Неровности, представляемые земной поверхностью, и различные очертания берегов, ограничивающих поверхности морей, не имеют для него значения. Так же, как он может перемещаться между любыми двумя точками земли наиболее коротким путем — по прямой линии, — он может перемещаться между ними и по бесчисленным произвольно выбранным путям. Все, что человек может сделать на поверхности, не затрагивает летательного аппарата, способного передвигаться в третьем измерении. Все то, что с рождения человечества предписывало войне свои условия и определяло ее основные свойства, не имеет более никакого влияния на действия в воздухе.

Посредством них война может дать почувствовать свои непосредственные удары и за пределами наибольшей дальнобойности огнестрельного оружия, применяемого на земной поверхности, на сотни километров вглубь, на всем пространстве неприятельской территории и морей. Не могут более существовать районы, в которых жизнь могла бы протекать в полной безопасности и относительном спокойствии. Поле сражения ее может более быть ограничено: оно будет очерчено лишь границами борющихся государств; все станут сражающимися, так как все будут подвержены непосредственным нападениям противника; не может более сохраняться различие между сражающимися и несражающимися.

Линии фронта, расположенные на поверхности земли, не могут более защищать то, что находится в их тылу; победа на земной поверхности не предохраняет народ, одержавший эту победу, от воздушных нападений со стороны противника до тех пор, пока победивший на земле не получит возможности, фактически заняв неприятельскую территорию, разрушить то, что дает жизнь неприятельским воздушным силам.

Все это неизбежно должно вызвать глубокое изменение в формах войны, потому что ее основные свойства коренным образом: меняются, и становится ясно, что последующее развитие воздушного оружия, как в области техники, так и в области применения, должно привести к постепенному обесценению вооруженных сил, приспособленных для борьбы на земной поверхности, поскольку эти силы будут находиться во все менее благоприятных условиях для выполнения одной из своих наиболее важных задач, а именно: охраны и обеспечения безопасности страны, которую им поручено защищать.

Грубый, но неоспоримый факт, который должен проникнуть в наше сознание и потрясти его, таков: самая сильная сухопутная армия, развернутая на Альпах, и самый сильный морской флот, крейсирующий в итальянских морях, при современном состоянии воздушной техники не могли бы сделать ничего практически действительного, чтобы в случае войны помешать надлежащим образом подготовленному противнику разрушить — если на то будет его воля — Рим, Милан, Венецию или любой иной из наших ста городов.


Глава I. Новые технические средства | Господство в воздухе. Сборник трудов по вопросам воздушной войны | Глава III. Переворот